Поход участвует в конкурсе велопоходов Путь-2006

Ларичев Геннадий
Путешествие одного матрасника

Велоотчет о походе "Кубанская линия", проведенный осенью 2006 года.

20-27 сентября 2006 г.

 

 

Сие произведение не точное изложение происходящих событий, а скорее воспоминания автора о них. Описанное здесь не претендует на историческую достоверность. Где-то слегка занесло в образах, немножечко захотелось поправить диалоги, или чуть подкорректировать события, простите, пожалуйста, эти маленькие шалости творческого человека.

 

 

 

ВСТУПЛЕНИЕ:

 

 

С виду Гена производил впечатление вполне нормального человека, разве что чуть сверх меры болтлив и рассеян, но все в рамках нормы.

Что вообще заставляет человека совершать неординарные поступки? Вопрос спорный, и скорее всего не имеет единого ответа, но что-то все-таки побудило Геннадия однажды сесть на велосипед и поехать, на немыслимое расстояние - шестьдесят километров, в соседний город. Это был обыкновенный, видавший виды, уже утерявший свое название, дорожный велосипед. Езда на нем даже по городу была уже подвигом, а между городами:

С этого все и началось. Найдя в этом особое удовольствие Гена начал повторять этот маршрут снова и снова. Так как дорога в соседний город имела двадцать шесть спусков и соответственно столько же подъемов, уставшие ноги Геннадия послали импульс в его невежественный мозг: " В конце концов, а не пора ли тебе купить велосипед с переключением передач?!" Так Биографию начинающего велотуриста замарал горный велосипед "Аист" Этого изделия было бы достаточно, чтобы прервать дипломатические отношения с Белоруссией. Вспоминая о нем, можно написать трехтомную энциклопедию: поломок, недоработок и досадных ошибок конструкции. Одно неоспоримое преимущество у этого велосипеда все же было - чтобы ты не делал с ним, хуже не становилось.

Примерно в это же время, мерно прогуливаясь по "всемирной паутине" Геннадий наткнулся на сайт - "ВЕЛО ПИТЕР". До сих пор это словосочетания вызывает в его душе теплый трепет. Это открытие буквально потрясло Гену. Это было подобно парусу на горизонте для Робинзона, или найденной на Марсе жизни. "Я не один такой во вселенной" - взорвалось фейерверком внутри сознания начинающего велотуриста. Сотни мегабайт информации начали перетекать в компьютер фирмы "Альфа" где работал Геннадий Ларичев. Когда бухгалтеру, чьим компьютером пользовался Гена, надоело то и дело натыкаться на файлы о велотуризме, разбросанным по всем углам, он любезно собрал их в одну папку с названием "ВЕЛО - ГЕНА" тем самым дав прозвище и обладателю этих файлов.

Время шло. Менялись велосипеды, накапливалось снаряжение, эйфория по поводу интернет общения уже угасла, Гене страшно захотелось, увидеть живых велотуристов.

Было бы несправедливо сказать, что Вело-Гена был абсолютно одинок в своем увлечении. Был у него своего рода "Пятница", скрашивающий его одиночество. Это был Евгений Татаринов -энергичный, молодой человек, причем энергия у него выплескивалась через край, как кипяток из бурлящей кастрюли. О велотуризме, похоже, Женя знал только две вещи: для занятия этим нужен велосипед, и что слово туризм пишется через букву "у", остальное он компенсировал энтузиазмом. Для двухдневного похода этого, кстати, вполне достаточно. Хотелось же чего-то большего.

У Гены все чаще появлялись мысли: "а не съездить ли в Ростов, на одно из многочисленных мероприятий?!" (сайт ВелоРостов был любимым местом в интернете для него). Мешало то, что Гена боялся прийтись не ко двору, да и не очень респектабельно, по его мнению, было появляться в столь авторитетном обществе на велосипеде СТАРТ-ШОССЕ. К тому же Гена не отличался особой решительностью.

Счастье пришло, откуда не ждали. В Интернете появилась информация о велопоходе "Кубанская линия". Самое потрясающее было то, что нитка похода проходила через город Кропоткин.

"Живые велотуристы, на велосипедах, будут проезжать по улицам моего города!" - в реальность этого, Гене трудно было поверить сразу.

Санта (ник автора - поместившего информацию), как сеятель сыпанул сообщения по всем форумам юга России. Вело-Гене пришлось по крупицам выколупывать все, что касалось этого похода, лопатя инет, снова и снова. Жаль, что идея переписки по электронной почте не пришла сразу, это гораздо упростила процесс.

После переписки с Фоминым (руководителем проекта), картина похода настолько прояснилась, что он стал угрожающе реален.

Бурная фантазия Геннадия бросала его то в жар, то в холод. Порой он представлял шеренгу велотуристов, скандирующих: "ВЕ-ЛО - ГЕ-НА!!!", а потом выходящего вперёд самого почетного велотуриста, который со слезами на глазах говорил: "Наконец-то, товарищи, мы дождались этого эпохального момента, когда наши скромные ряды украсила личность такого масштаба как Вело-гена", его речь перебивали бурные, продолжительные аплодисменты, переходящие в овации.

Но иногда ему мерещились совсем другие образы. Неизменно те же шеренги, но зло насмехающиеся: "Посмотрите на его велосипед! Это же кляча, середины прошлого века, да еще и нещадно изуродованная хозяином. А снаряжение? Ужас. Да и сам он сплошное недоразумение!". После этого в него летели: пустые консервные банки, рваные камеры и нестиранные части одежды.

От подобных перепадов, душу Гены корежило и перекашивало, но он все же планомерно готовился к походу. Самое главное ничего не забыть!

Интернет - одно из величайших изобретений человечества, там можно найти все. При желании, там можно найти даже рецепт приготовления слона в собственном соку, а тем более список туристического снаряжения. Найдя таких с десяток, Гена объединил их в один, получился достойный перечень из 118 наименований. В нем, например, были следующие пункты:

102. Спички, для разжигания костра

103. Зажигалка, для разжигания костра (если отсыреют спички)

104. Бензин очищенный, для разжигания костра.

105. Сухое горючее, для разжигания костра.

106. Небольшие свечки, для разжигания костра.

107. Увеличительное стекло, для разжигания костра (на случай если отсыреют спички и сломается зажигалка)

Подумав немного, Гена все же вытащил из рюкзака лупу, решив, что это перебор.

Подготовка шла основательная.

Из общего снаряжения Фомин попросил взять котелок, их был рассчитан на троих, а с Геной и Женей получалось уже четверо. Сказано - сделано. Гена добыл потрясающий, чугунный, с сантиметровыми стенками котел на пять литров. По прикидкам этой посудины должно было хватить.

Единственное с чем Вело-Гена наотрез не хотел соглашаться со всем туристическим миром, так это с тем, что все туристы должны спать на туристических ковриках, а не на надувных матрасах.

"Зачем мучиться лежа на этом тонком, и совсем не мягком коврике - рассуждал он, - когда гораздо комфортнее спать на собственном "облачке". Неужели туристам лень надувать его вечером и спускать утром? Ради хорошего сна я готов потрудиться". Гену даже не пугало обидное прозвище "матрасник", которое ему запросто могли прилепить в туристическом обществе. Он был очень доволен своим легким, компактным по размеру, целлофановым матрасиком.

Поход неумолимо приближался, а вместе с ним и лавина житейских забот. Все как будто по команде свалилась сразу. Мастера, которые должны были делать отопление у Гены в квартире все время по разным причинам откладывали, вдруг, наконец, приперлись. На работе, конечно же, именно в этот момент нужно было ехать сдавать заказ, который предприятие делало семь недель. На велосипеде лопнула спица. Мастер, меняя спицу, заметил, что кассета, сработалась уже донельзя, а в продаже таких кассет, конечно же, не оказалось, пришлось заказывать. Женя, которого Гена собирался взять в этот поход, разбивает рабочую машину и должен выплатить кругленькую сумму в срок. Ко всему прочему, у Гены, вдруг на утро появились все признаки начинающейся простуды.

Как не удержать бегущего бизона, и не унять поющего Кобзона, так не остановить велотуриста стремящегося в поход. Сквозь тернии к звездам!!!

 

 

 

ГЛАВА ПЕРВАЯ

 

 

И вот Гена катит по направлению к жд. Вокзалу. На заднем колесе накручена новая кассета, в кармане пачка антигриппина, в бухгалтерии заявление на две недели отпуска и злое начальство, в кошельке деньги, для себя и для того парня. Все срослось.

Из-за багажа, велосипед, практически не было видно. На переднем багажнике привязан чугунный котел. На заднем, помимо велорюкзяка, два спальника, для себя и для Жеки, палатка, туристический коврик, опять-таки для Жеки, и куча полторалитровых бутылок. Гена катил свой велосипед, так как переживал, что если он еще и сам сядет, то колеса точно не выдержат.

Встречу с Сантой и Фоминым назначили в Армавире, около семидесяти километров от Кропоткина в обратную от моря сторону. Как и во всем Гена на всякий случай подстраховался. Мало ли что, а этот день с Армавира до Кропоткина покажет - стоит продолжать поход дальше или нет. С Женей он должен был встретиться в электричке.

Геннадий купил билет и стоял на перроне, единственное, что его волновало, это чтобы электричку не загнали на какой-нибудь дальний путь. Не очень приятно сигать через рельсы и платформы с перегруженным велом.

-Привет, ты что турист? - Гена очнулся от своих мыслей. Перед ним стоял парень с небольшим заплечным рюкзаком, и, судя по небритости, дома он не был давно.

-Ну да, типа того. А ты?

-Тоже типа того. Я автостопом катаюсь.

- А откуда ты? - Гена искренне уважал все проявления путешествия.

-Я из Челябинска, а ты?

-А я местный. Вот только выдвигаюсь на стрелку.

-И далеко?

-К морю! - сам того не ожидая Гена сказал это с глубокой внутренней гордостью.

-Снаряги у тебя не многовато? - критически оглядев груженый велосипед, заметил автостопщик. Это было сказано, скорее с сочувствием, чем с иронией.

-Так здесь у меня на двоих, а вот ты как ночуешь?

-Так у меня в рюкзаке палатка, спальник и кружка. Мне хватает.

Как потом выяснилось деньги в "набор туриста" автостопщика тоже не входили, и пока Гена с Женей приехали в Армавир, он, пробегал мимо них раза четыре, прячась от кондукторши.

Связавшись sms-ками с Фоминым, они договорились встретиться на железнодорожном вокзале. В электричке то Женя, то Гена пытались завести беседу, но темы получались какие-то натянутые и разваливались как сухой песок. Оба были в предвкушении чего-то невероятного - настоящего приключения.

Ребята выгрузились на перрон в Армавире и огляделись вокруг. Никого похожего на велотуристов не было видно. В представлении Гены велотуристы из Питера (только пару часов спустя Гена узнал, что они из Мурманска), организовавшие такое мероприятие, должны выглядеть на штуку баксов. Высокие, мускулистые парни, в лоснящейся от дороговизны обтягивающей велоодежде ярких цветов с надписями типа: "Shimano", "Cannondale", "Mizuno Flandre", солнцезащитные очки, переливающиеся всеми цветами радуги, обязательно Bluetooth - гарнитурой в одном ухе, в другом серьга. Велосипеды как минимум TREK MYSTIC 20, обвешенный Diore, и оба в позолоченных велошлемах (: хотя, наверное, со шлемами немного перебор).

Того, что Гена увидел через несколько минут, он совсем уж не ожидал. Перед ним предстали два мужика средних лет, на видавших виды велосипедах. У Александра Фомина был Rocky Mashin не первой свежести, а у Влада Васильева потертый GT. Оба велосипеда без амортизационных вилок, и с достаточно скромной навеской. Генин СТАРТ-ШОССЕ вписался в эту компанию велотехники достаточно органично, и это не могло не радовать его хозяина.

Встретившиеся разглядывали друг друга тщательно, даже с некоторой опаской.. Удивлен был не только Гена. Влад, увидев небольшой сверток камуфляжного цвета, привязанный у Жени на багажнике, не удержался и спросил:

-А это что?

-Спальный мешок. - Ответил Гена. Размер действительно удивлял, потому что этот спальник представлял собой ни что иное, как пододеяльник с капюшоном. Сшит он был с одной стороны из плащевки, с другой из фланели. Молния по периметру позволяла застегивать его в мешок, или, расстегнув стелить как одеяло. Основная идея была в том, что подобный спальник можно было использовать в разных походах, меняя холодостойкость и объем, засовывая в него разные одеяла: шерстяное, ватное, или вообще ничего, в зависимости от предполагаемой погода. Это одно из множества творений Вело-Гены, как показала практика, нуждалось в серьезной доработке.

Геннадий же в свою очередь очень заинтересовался велорюкзаками своих новых знакомых. У Александра был "ПИК-99", а у Влада - "Mirage" .Отличались они разве что цветом и небольшими конструктивными особенностями. Принцип велорюкзаков был один - весь багаж, включая палатку, спальник, туристический коврик, прятался внутрь этих вело-баулов. У Гены спальник и палатка, в чехлах крепились экспандерами, а все остальное помещалось в двух подсумках весящих с обеих сторон багажника.

У Жени был заплечник. На багажник он закрепил спальник, туристический коврик и палатку, которую в электричке припаровозил ему Гена. Туда же, под резинки были небрежно запихнуты пара пустых полторалитровых бутылок.

Когда все четверо отправились от вокзала в сторону ближайшего парка, Вело-Гена вывел, для себя первое правило "матрасника"

 

1-Е ПРАВИЛО МАТРАСНИКА.

Быть может кто-то на "ДЕСНЕ"

Прошел пять тысяч в год!

Не велик, красит седока,

Скорей наоборот!

 

Найдя свободную скамеечку, велотуристы решили остановиться, чтобы обсудить дальнейшие планы, и познакомиться чуть поближе.

Александр Фомин - мастер спорта по велотуризму, председатель вело-туристического клуба в Мурманске. Вот уж действительно у кого Гена мог набраться практического опыта, и профильтровать свои знания.

Влад Васильев - велотурист, обладатель членской карточки клуба "ВЕЛО-ПИТЕР" за номером три. Человек, безусловно, творческий, идейный вдохновитель велопохода.

Гена впитывал информацию, как губка. С первых минут общения он понял, что есть определенная разница между теоретическими выкладками, которыми он пичкал себя эти годы, и практическим опытом этих людей.

Материальный вопрос, который казался Гене одним из самых сложных (скорее всего, ввиду его природной прижимистости), решился легко и просто. Все скинулись в общий котел по 500 рублей. Эти деньги в основном планировалось потратить на питание. Меню было незатейливое:

Утро - Гречневая или рисовая каша с тушенкой, и крепкий чай.

Обед - Булочка с йогуртом (Не тот йогурт, что по 50 грамм, а тот, что по пол литра).

Ужин - Макароны с тушенкой, и неизменно крепкий чай.

Угадайте, какое меню предполагалось на следующий день? А на следующий? Подобный подход к питанию вполне устраивал Геннадия. Во-первых, потому что это было дешево, удобно и практично. Наплевать на эстетику. Во-вторых, Гене давно пора было худеть. Для своего небольшого роста он весил многовато. Жизнь с тещей нанесла свой отпечаток на его теле в виде жировых отложений.

Заехав на рынок, участники похода затарились продуктами, и двинулись навстречу приключениям.

Оставив за спиной последние улочки, четыре человека катили на велосипедах, удаляясь от города Армавир. Они скупо перебрасывались фразами. Гена всегда считал себя экстравертом, и был душой компании, все же иногда ему нелегко было налаживать новые связи. "Хоть бы что не ляпнуть, - крутилось у него в голове, - не хочется выглядеть идиотом".

Велотуристы в основном двигались цепочкой, так особо не пообщаешься, но на глухих проселках можно было позволить себе ехать парами. Тогда ехавший замыкающим, как и положено старшему группы Фомин, ровнялся с Геной.

"Как же к ним обращаться, на "ты" или на "вы"? - ломал голову Гена. - На "вы" не хотелось плодить официоз, вроде как не на деловой встрече, а на "ты" - вдруг сочтут меня нахалом?"

-Как лучше к вам обращаться? - наконец собрался с духом начинающий турист.

-Лучше на "ты" и по имени, так моложе себя чувствуешь, - ответил Фомин. Гене сразу полегчало.

Группа свернула на грунтовку, которая через некоторое время привела их к обрыву. Намерение разбить лагерь у реки стало невыполнимым. Они оказались на небольшой поляне в посадке, каких на Кубани тысячи, ничем не приметной, разве что небольшой самодельной лавочкой, прибитой к одному из деревьев.

-Ну что, заночуем здесь? - спросил Фомин.

-Давай здесь. - Влад согласился, а Гена и Женя, тем более, были не против.

Все положили велосипеды на землю, Гена откинул подножку, и его велосипед остался стоять.

-Возишь с собой триста грамм лишнего металла, - кивнув на подножку, сказал Александр. Гена пожал плечами, а про себя подумал: "зато удобно и велик лишний раз не пачкать".

Все принялись разбивать лагерь. Собрать дрова было проще простого, потом предстояло развести костер, поставить палатки. В воздухе висел какой-то языковой барьер. Или из-за усталости, а может быть из-за смущения, но душевный разговор ни как не мог разгореться. Только Женя сотрясал все вокруг своими восторженными воплями.

-Вот это круто! Я всю жизнь об этом мечтал, ночевка в лесу, как настоящие туристы!!!

-Вообще-то это не лес, а лесополоса, а во-вторых, мы и есть туристы, может, ты лучше поможешь поставить мне палатку? - ворчал Гена.

-Да, да, сейчас помогу. Представь, - мечтательно продолжал Женя, - мы будем ставить палатку, в которой будем спать всю ночь посреди леса!

Все полторалитровые бутылки с водой скинули в одну кучу, около костра, под деревом.

-Маловато для четверых, конечно, - критически осмотрев водный запас, заметил Фомин, и в голове у Гены родилось тут же второе правило для "матрасника":

 

2-Е ПРАВИЛО МАТРАСНИКА.

Фляжка в походе совсем не важна,

Даже если она и новая.

Ценность истинная одна,

Бутылка полторалитровая!

 

Настало время готовить ужин.

-Ты взял котелок? - спросил Фомин у Гены.

-Да, конечно! - Геннадий с гордостью расчехлил посудину. Котел просто подавлял все вокруг своим величием, легкие, алюминиевые котелки Александра по сравнению с этим гигантом смотрелись просто как игрушки для песочницы.

-Да-а, - озадаченно протянул Александр, - пожалуй, чтобы его потом помыть, потребуется пару бутылок воды.

Гене показалось, что Влад еле сдерживается, чтобы не рассмеяться.

-Может, попробуем обойтись нашими? Они конечно маловаты, но вдруг хватит, - с надеждой в голосе спросил Фомин. Ему, судя по всему, не хотелось обижать начинающего туриста. Будь он чуть менее деликатен, пожалуй, он бы много "доброго" сказал о разуме того, кто приволок сюда этот сгусток металла.

-Я в принципе не против, - легко согласился Гена. На радость Александру маленьких котелков вполне хватило на четверых. Гена еще раз увидел плюс в том, что решил начать поход с Армавира. Завтра проезжая мима дома, можно будет оставить все лишнее, и взять все недостающее.

Туристы достали свои миски и разложили еду. Теперь уже была Женина очередь позабавить публику. Он забыл взять ложку.

-У тебя миска не глубокая, можно и так есть, - предложил Влад. Тут уж веселье переполняло всех, ведь каждый, даже самый неопытный турист знает что такое "КМЛН". А специально для матрасников Гена сформулировал правило:

 

3-Е ПРАВИЛО МАТРАСНИКА.

Идешь в поход, в рюкзак поло/ж:

Кружку, миску, ложку, нож!

 

Это правило, пожалуй, не знал только один Женя, даже Гена знал его.

Выручив товарища Вело-Гена отдал ему свой нож, короткий и с достаточно широким лезвием, он вполне мог заменить ложку. Поели, попили крепкого чайку, но беседа у костра все не клеилась.

-Кстати, хочу предупредить, - заполнил долгую утомительную паузу Гена, - я встаю рано, на молитву.

-И как рано?

-В пять часов.

-Хорошо. Между первой и второй молитвой будешь готовить завтрак, - сказал Александр. - Видимо опасаясь задеть чувство верующего человека, он добавил, - не обижайся, я шучу.

-Обижаться не на что, а завтрак я действительно могу готовить, - невозмутимо ответил Гена.

-А какой ты веры, что так рано встаешь?

-Протестант, но это зависит не от вероисповедания, а просто от желания человека, - все понимающе закивали. - Вы на самом деле хотите об этом поговорить, или так, из вежливости? - уточнил Гена. - Потому что вера в Бога, это вопрос серьезный, и мне бы не хотелось впустую болтать об этом.

Меньше всего Гене хотелось напрягать всех познанием теологических истин. Он достаточно хорошо знал Библию, и любил делиться с окружающими своим пониманием Писания, но Гена давно отказался от манеры пичкать насильно своими проповедями каждого встречного.

Смеркалось. Александр показал Гене, где будет лежать костровое снаряжение, чтобы не искать в потемках утром. Туристы расползлись по палаткам.

Первый день закончился. Женя и Гена проехали 38 километров. Дороги в основном асфальтовые, только в самом конце немного грунтовок.

Надув свой матрас, Гена разложил на нем свой спальник и улегся.

-Гена, ты устал? - голос Жени просто искрился энергией.

-Есть чуть, чуть, - меньше всего Гене хотелось болтать всю ночь.

-А я нет. Я бы еще столько же проехал! - бравировал Женя, - даже два раза по столько!

-Угу, - давая понять, что разговор закончен, ответил Гена. Не прошло и двух минут, как со стороны Жени уже слышалось мерное сопение. "Завидная скорость переключения в спящий режим" - подумал Гена и начал бороться с бессонницей.

 

 

 

ГЛАВА ВТОРАЯ

 

 

Пространство прорезал звук будильника. "Нужно поменять мелодию, а то я начинаю ненавидеть гимн своей родины" - отметил для себя Гена и стараясь не шуметь начал одеваться.

Утро было достаточно свежим, Гена одел свитер, захваченный с собой на всякий случай. Чтобы не мешать своим товарищам спать, Гена отошел подальше от лагеря.

Стряхнув с себя остатки сонливости, Геннадий сосредоточился на возвышенном. Вдруг, что-то подозрительно громко зашуршало слева, вздрогнув, Гена включил фонарик и направил туда. Зашуршало справа. Луч фонарика выхватывал из темноты только стену травы и стволы деревьев. "А что если в следующий раз фонарь осветит оскалившуюся морду с острыми клыками, с горящими дикой злобой глазами?" - по спине пробежал холодок.

-Господи, в Твоих руках жизнь моя, по милости Своей, Боже, храни меня от всякого зла ::

 

Это только с виду кажется, что разжигать костер легко. Вчера Гена внимательно наблюдал, как это делает Влад. Наколов мелких щепочек, Санта аккуратно уложил их, в этот момент он был похож на маленького мальчика, который строит игрушечный домик, и вот огонь весело затрещал разгораясь.

Гена попытался повторить увиденное вчера действо. Эти игры в домики оказались не такими уж простыми. Он извел пол коробка спичек, пока огонь начал набирать силу. Гена так увлекся, что забыл обо всех шорохах, его заботило только одно, чтобы не погас костер.

Когда проснулись остальные, каша было уже почти готова, чай закипал. Гена ходил вокруг костра с довольным лицом, всегда приятно чувствовать себя полезным.

-Сегодня мы можем выехать раньше обычного, завтрак уже готов, - заметил Фомин. Его слова Гена принял как похвалу.

В это утро на завтрак была гречка с тушенкой. Гена с аппетитом уплетал кашу, она казалась ему особенно вкусной. Вдруг, в метре от него зашевелилась трава. Звук был до боли знаком. Видно ни кого не было, но судя по всему, там была ящерица, или мышь, не более того. А может быть какая-то лягушка. Гена засек тему:

 

4-Е ПРАВИЛО МАТРАСНИКА.

Не спишь? Оглушающий сердца стук,

Встала дыбом от страха макушка?

Успокойся, ложись, не пялься вокруг,

Утро скажет, то волк иль лягушка!

 

Выехали действительно довольно рано. В девятом часу велотуристы уже покинули посадку. Отъехав пару километров, они нашли спуск к реке.

Во время разлива Кубань в этом месте была широкая, но сейчас, когда вода спала, берег был как широкая каменная коса, лишенная растительности. Эта картина напомнила Гене природу Афганистана из фильма "Сармат". Группа проехала по берегу с километр и уперлась в тупик. Пришлось возвращаться, но эта красота стоила того.

-Вот здесь бы разбить лагерь, - любуясь пейзажем, сказал Александр, новички многозначительно закивали. Санта в это время ломился через камыши, пытаясь найти дорогу в метрах пятидесяти от них.

К реке шел достаточно крутой спуск. Знали бы они, что им придется карабкаться назад, путники трижды подумали, стоит ли сюда спускаться.

На середине подъема Влад увидел еще одну проселку и не раздумывая туда свернул.

-У нас, конечно, времени много, но не настолько, чтобы исследовать каждый тупик! - крикнул ему вдогонку Фомин. Гене тоже показалось многовато, два тупика за один час, и он остался ждать с Александром на перекрестке. Их позиция оказалась верной. Минут через пять Влад с Женей вернулись, и они все вместе продолжили подъем.

В хуторе Воровском, (каждый ставит ударения по зову сердца) велотуристы решили уточнить дорогу, точнее ее состояние. Рыбаки с радостью хотели помочь путешественникам, но оказались приезжие.

-Вон местный идет, - ткнул пальцем рыбак на приближающегося человека. Трудно было сказать, что этот местный шел, скорее это было похоже на ритуальный танец. Двигался он по сложной зигзагообразной траектории. Когда сей объект приблизился, Влад спросил:

-Как здесь у вас дорога идет? Желательно по берегу реки. Есть такая?

Мужик не прекращая движения, окинул взглядом туристов, и показав примерное направление взмахом руки, пробурчал:

-Хотите дорога, туда, а хотите в Кубань с обрыва упасть, туда. - Выбор был очевиден для всех, только Санта слегка засомневался, что будет интереснее.

Двинулись все же по дороге, и скоро выскочили на трассу. Хорошо катить по асфальту, особенно когда почти нет машин.

Так как время было уже к обеду, остановились у первого попавшегося магазина в Тимежбекской. Купили по йогурту с булкой, и расположились за магазинчиком на травке.

Эта станица примечательна тем, что рядом, в километрах двадцати находиться населенный пункт практически с таким же названием. Они, правда в разных краях, поэтому местные их так и называют: Краснодарский Темижбек и Ставропольский Темижбек, чтобы избежать путаницы.

Визитной карточкой Краснодарского Темижбека является старая башня. Ходят легенды, что коммунисты в свое время неоднократно пытались разрушить ее, взрывая. Башня устояла, не смотря ни на что. Правда и сейчас во времена активного восстановления Православных святынь и храмов, она стоит в полуразрушенном состоянии, исписанная местными выпускниками.

Выехав из Темижбека группа направилась к Кавказской. Это была территория, где Гена не раз катался. Можно сказать его родные трассы. Интересные чувства испытываешь, когда едешь по знакомым местам проездом. Гена смаковал новые ощущения.

В Кавказской стоит потрясающей красоты храм, высокий, с белоснежными стенами и золотыми, пылающими на солнце, куполами. Внутреннее убранство храма еще не закончено, но внешне он, величественно возвышаясь, напоминал всей округе о возрождении духовности, о новом этапе христианской веры в России.

Велотуристы остановились напротив храма, чтобы его сфотографировать. Пока Фомин пошел расспросить суетившийся во дворе церкви народ, Влад, оглядевшись вокруг, наткнулся на памятник Пушкину.

-Надо же, - искренне удивился такой случайности Гена, - сколько раз тут бывал, не замечал этот памятник!

Велотуристы двинулись дальше. Гена, как абориген ехал во главе группы и радовался этому обстоятельству. Ему хотелось, чтобы все его увидели в коллективе таких гуру велотуризма как Александр Фомин и Влад Васильев. Когда мимо проскочил, посигналив Саня Качек (Генин товарищ), Гену задело такое небрежное отношение. "Почему бы Саньку, не остановиться и не полюбоваться на них, не поговорить с умными людьми? Нет, проскочил мимо, как будто тут каждый день велотуристы разъезжают" - негодовал в сердце Вело-Гена.

Спустя минут пятнадцать группа уже неслась по спуску в Кропоткин.

Первой достопримечательностью, у которой Геннадий, как гид остановил гостей, был бахчевой рыночек. Вечером прошлого дня Влад с Александром мечтательно вспоминали об арбузе, и Гена не видел причин проскочить мимо груд этих полосатых красавцев.

Торговец арбузами, узнав, откуда и куда едут его покупатели, был восхищен столь безрассудным поступком. Он всучил Владу арбуз в подарок.

-Нет, бесплатно не надо, - пытался возражать Влад, доставая деньги.

-Я сказал, берите, - даже как-то обиженно настаивал продавец, - это мои арбузы, и я что хочу, то с ними и делаю, а я хочу угостить вас!

-Спасибо большое, - беря арбуз, вмешался Гена. - Это пример настоящего Кубанского гостеприимства.

Гене было приятно, что его город, точнее некоторые его представители, с таким радушием встречают их группу.

Одной из самых ярких достопримечательностей Кропоткина был железнодорожный вокзал. Его чудом не разбомбили во время второй мировой войны, и поэтому он отличался от тех типовых, совковых вокзалов, которые имеют место быть на большинстве станций небольших городов нашей необъятной родины. Новый мэр, к тому же распорядился обновить привокзальную площадь. Ее выложили тротуарной плиткой, в центре установили фонтан, а вокруг разместили множество кованых скамеечек.

Оставив гостей на привокзальной площади, Гена помчался не домой, а на работу, потому что она находилась ближе, метров триста от вокзала. Оставив свой чудо-котелок и термос, он взял Жене ложку и, отмахиваясь от града вопросов сослуживцев, помчался назад.

 

"Может пригласить их к себе домой и переночевать у меня? С другой стороны не хочется быть навязчивым. Я в переписке по электронке предлагал такой вариант в случае плохой погоды, но погода то хорошая" - мысли противоречили одна другой. - " Может заехать домой хотя бы набрать домашней еды?". Гена позвонил домашним, но оказалось, что они в отсутствии основного едока решили сделать разгрузочный день, и ничего не готовили. С огорчением Вело-Гена сформулировал очередное правило для матрасника:

 

5-Е ПРАВИЛО МАТРАСНИКА.

Хочешь сделать что-нибудь приятное,

Но боишься стать всем на потеху,

Оправданья бормотать невнятные?

Подготовка - вот он путь к успеху!

 

Следующим пунктом экскурсии по городу Кропоткину был памятник Пушкину. Проехать мимо него участники похода не могли по определению. Местный памятник был с изюминкой.

Скверик, в котором установили монумент, уходил от центральной улицы в переулок, и устроители поставили его, по неосмотрительности в глубине сквера. Особо рьяные поклонники бессмертного таланта, сперли бюст довольно скоро, пользуясь таким благоприятным расположением.

Научившись на своей ошибке, неутомимые устроители памятников поставили новый бюст, на новом постаменте переместив его месторасположения в более просматриваемое место. Старый постамент оставили. То ли в память о своей оплошности, то ли денег пожалели на демонтаж.

Во всем есть положительная сторона. Не было бы такого черного PR -а у этого памятника, быть может мало, кто знал бы о его существовании. Подобные истории, в наше время, пользуются гораздо большей популярностью чем, скажем, поэма "Руслан и Людмила".

Сфотографировав достопримечательность во всех возможных ракурсах, туристы двинулись дальше. Только выехали на дорогу, на глаза Гене попалась вывеска "САНТА", так называлась небольшая кафешка. Догнав Влада, он показал на вывеску, кто же откажется от удовольствия запечатлеть себя на фоне именного заведения.

Влад Васильев имел большое сходство с Санта Клаусом. Среднего роста, коренастый мужичек с густыми белыми бровями, а так как он в походе не брился, то с каждым днем Влад становился все сказочней и сказочней. Красный анакар и штаны, усиливали аналогию, судя по их боевому виду, прошли они с хозяином не один сезон. На ногах мощные, с круглыми носами "штуки" (трудно им дать определение одним словом). Они сочетали в себе босоножки - имеют большие вентиляционные отверстия, мощные, круглые носы с металлическими вставками роднили их с амоновскими берцами. По рассказам Санты, далеко не одна песья морда умылась юшкой встретившись, нос к носу, с этим замаскированным металлом. Все это помещалось на резиновой подошве. И конечно же велошлем у Санты был красный, но правда без помпонов.

Сфотографировав Влада на фоне кафе, группа поехала дальше. Им еще предстояло закупить продукты на ужин и завтрак.

Кропоткин - городок небольшой, около ста тысяч, но центр города с достаточно интенсивным движением. Лихо маневрируя между машинами, Вело-Гена прокладывал путь в нужном ему направлении, не обращая внимания на возмущенные сигналы автомобилистов. Краем глаза Гена следил, не отстает ли группа.

-Гена, я конечно понимаю, это твой город, и у тебя здесь много знакомых, которые тебе все могут простить, - сказал Фомин, когда они вдвоем вошли в "МАГНИТ", - но когда ты ведешь себя на дороге так, ты подставляешь прежде всего группу, которая едет за тобой.

Потрясающая способность есть у некоторых людей. Они спокойно, не повышая тона, могут так наставить на путь истинный, что дойдет до самых печёнок. Гене стало стыдно, он конечно же запомнил это наставление навсегда, мало того, внес его в свод правил для матрасника.

  6-Е ПРАВИЛО МАТРАСНИКА Риск в одиночку - в кровь адреналин, Всё это круто, если ты один. Но в коллективе номер отмочи, И скажут все - "В башке полно мочи!"

 

Дальше Гена вел группу по всем правилам. Пыхтя, поднимаясь в гору, они покидали его город.

" Я горжусь своим городом, - думал, крутя педали, Гена. На душе было приятно. - Пусть Кропоткин небольшой городок, но есть в нем свой неповторимый колорит, оставляющий в сердце отпечаток. Конечно, верно слово: "Каждый кулик хвалит свое болото", но что сделать, если болото на самом деле хорошее?"

Выехав из города Вело-Гена по-прежнему оставался ведущим. Он отнесся к этому почетному и очень ответственному положению очень серьезно. В мозгу сразу всплыло все, что Гена об этом знал:

Во-первых, нужно, чтобы ведущий держал по возможности одну и ту же скорость. Гена взглянул на велокомьютер - 24 км/ч. Теперь он то и дело поглядывал на цифры на экране велокомьютера.

Во- вторых, очень важно смотреть, чтобы ни кто не отставал, и ровняться по слабейшему в группе. Ну, это было совсем просто, так как Гена и был этим самым слабейшим. Остальные следовали за ним как прилепленные.

Затарившись водой в Казанке, велотуристы продолжили свой путь. Гена набрал скорость 24 км/ч, переключившись на удобную передачу и сев в спортивную стойку, настроился на долгую гонку. Он мог себе позволить занять такую позицию, так как у него, в отличие от всех остальных был руль "бараном". Вело-Гена уперся в руль и монотонно крутил педали.

Группа глотала километр за километром, шелестя покрышками по гладкому шоссе, со скоростью двадцать четыре километра в час.

Мышцы Гены постепенно начали наливаться свинцом, от напряжения стала ныть надседельная часть. Гена принялся считать в уме, сначала до ста, потом от ста до нуля, отвлекая себя от усталости. На велокомпьюторе по-прежнему красовалась все та же цифра. Спустя некоторое время, как Гена не старался, скорость начала сползать -23, 22, он переключился на передачу ниже -20. Больше всего Вело-Гене не хотелось ударить в грязь лицом.

-Подустал немного? - спросил Александр, становясь во главе группы. Гена ничего не ответил, да от него и не ожидали ответа, потому что эта фраза прозвучала скорее, ни как вопрос, а как слова поддержки. Как раз те слова, в которых он сейчас так нуждался. Группа не сбавила скорости, но у Гены как будто открылось второе дыхание. Он уткнулся взглядом в маячащий впереди ПИК -99, и размышлял: "интересно, почему вторым ехать намного легче, это сопротивления воздуха, а может быть что-то еще?"

Тбилисскую пролетели на всех парах, даже не стали искать памятник Пушкину. День и так был насыщенный, к тому же он стремительно клонился к вечеру.

Выехав за Тбилисскую, на круг, свернули с трассы через заброшенный переезд на грунтовку.

-Будем искать место на ночевку, или еще километров десять проедем? - спросил Фомин.

-В принципе, сегодняшние запланированные сто пять прошли, можно и становиться, - посмотрев GPS, сказал свое мнение Влад. Гена согласно закивал, что-то он подустал в этой гонке с самим собой.

Влад снова посмотрел на навигацию, хотелось в этот раз точно расположиться у речки. Уточнив курс, двинулись. Проселка вывела велотуристов к заброшенным дачам. Впечатление они производили гнетущее. На заросших травой и порослью участках, стояли полуразрушенные домики, провожая неожиданно забредших гостей пустыми, с выбитыми стеклами, глазницами окон.

Появись мы на этих дачах лет десять назад, здесь бы кипела жизнь. Крикливые тетки с граблями командовали бы мужьями и орали на детей. Мужички, пыхтя сигаретками, окапывали бы деревья и обвязывали рубероидом стволы молодых яблонь, чтобы зимой не погрызли кору зайцы. Другие забивали бы окна до следующего сезона. Все это сопровождалось бы хрипящими звуками радиоприемников и запахом горящей в кострах травы.

Увидев яблоню, Жека соскочил с велосипеда и понесся обносить брошенный сад. Яблоки были мелкие, но вкусные, если учесть тот факт, что есть уже хотелось не по детски. К Жени присоединились и остальные. То, что было доступно ему с ростом 195 см. Гена мог достать разве что со стремянкой, и поэтому Жека понимая свое преимущество, успевал рвать и себе, и Гене, и распихивать по карманам.

-Будешь? - протянул он Владу руку, в его ладони поместилось четыре яблока.

-Спасибо. - Влад взял одно и положил в карман.

-А че не ешь? - спросил удивленно Женя, при этом с аппетитом чавкая.

-Меня мама в детстве научила мыть руки перед едой, и после туалета, а так же не есть немытые фрукты.

Гена уловил в этой фразе зерно здравого смысла и невольно посмотрел на свое обгрызанное яблоко. "Пожалуй, мыть его уже смысла нет" - подумал он, и все-таки укусив его напоследок, выбросил огрызок. В добычу туристам так же попали две айвы, которые после первого же испытания на зуб, были признаны как несъедобные, ими смело можно было забивать гвозди. Александр даже где-то раздобыл огурец - мелочь, а приятно.

Справившись с этим гастрономическим припадком, все снова оседлали свои велосипеды и отправились дальше. Женя жевал еще минут десять. "Из зубов он выковыривает, что ли?" - заметив это, предположил Гена.

Впереди послышался лай собак. На дорогу вышел человек, судя по всему, это был последний из "могикан" (точнее дачников). Что заставляет людей жить в такой глуши? По выражению его лица было видно, что он удивлен не меньше чем туристы. Узнав у него как проехать к Кубани, и где можно найти более или менее сносное место для ночевки они поехали дальше. Правда, из всего объяснения ясно было только направление. В конце концов, решили между собой велотуристы, заночуем в ближайшей посадке, если ничего лучше не найдем.

Совсем скоро они выехали к крутому обрыву, с которого открывался потрясающий по своей красоте вид. Внизу была река, достаточно широкая, она неспешно несла свои мутные воды в сторону моря. Водную гладь нарушал лишь песчаный остров, где-то посередине реки. Берег, прямо под обрывом был покрыт зеленой травой, от воды его отделяли кусты. Метрах в трехстах еле различимо видна была тропинка, по которой можно было спуститься.

"Вот достойное место для отдыха уставшему путнику. Сейчас, только расставим палатки, и я непременно переплыву на тот островок. Вода снимет усталость, смоет дорожную пыль, :" - от этих мечтаний у Геннадия сжалось сердце. Его даже не смущал этот, достаточно крутой спуск. Утром придется подниматься по нему, но ночевка у реки стоила того.

Какое жестокое разочарование ожидало велотуристов внизу. То, что сверху казалось кустиками, были верхушки деревьев, а до воды было метров пять свободного полета. Хорошо хоть ни кому в голову не пришло с разгона, заехать в речку прямо на веле. Для полноты облома, под зеленой, недавно выросшей травой, была выжженная земля, которую сверху видно не было.

Искать другое место для бивака не было ни времени, ни желания. Решили остаться здесь.

Собирая дрова, Гена все же лелеял надежду найти путь к воде. Он даже нашел спуск, правда, тот густо зарос порослью. Если задаться целью, то с топором в руках, к утру, можно было бы пробиться к вожделенной влаге, но Гена не настолько уж хотел купаться.

Чтобы, хотя бы свысока, любоваться рекой, лагерь разбили у обрыва. Костер был в пару метрах от края пропасти.

-Классное место. Вот бы здесь устроить "Daunt hill", - восхищался Женя, дефилируя возле самого края.

-Скорее "Даун kill"? c этой-то кручи. Даже медаль могут дать. Посмертно! - сострил Гена. Жеке понравилась шутка, а у Гены пробежал между лопаток холодок. - Женя, отойди от края на всякий случай, не хватало еще, чтобы ты с обрыва вертанулся.

Женя посмотрел вниз и, от греха подальше, отступил на шаг. Влад вспомнил интересный анекдот - " про всякий случай", потом кто-то вспомнил еще один, потом еще, но уже про другое. Ужин подоспел. На этой веселой ноте все достали свои чашки, кружки, ложки, и о чудо: Женя кинулся искать свою ложку и все тщетно. То, что она была, он отрицать не мог, потому что Гена демонстративно, в торжественной обстановке, вручил ее Жене в Кропоткине, у фонтана.

-Тебе нужно просверлить в ней дырочку, и повесить на шею.

-Только сверлить в ручке, а то мало ли, кто суп надумает сготовить.

-Или ездить в кирзовых, солдатских сапогах, чтобы прятать ложку в голенище. - Группа веселилась. Эта история с ложкой становилась уже сериалом.

 

 

 

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

 

 

День обещал быть дождливым. Небо со стороны Краснодара было свинцового цвета.

-Что одеть в дождь у всех есть? - глядя на тучу, уточнил Александр. Оказалось, что ложка это далеко не единственная прореха в походном снаряжении Жени.

- У меня есть штормовка и целлофановый дождевик. Примерь. - доставая из рюкзака свернутый и упакованный в чехольчик целлофановый анакар, предложил Жени Гена. Размер одежды у них был один (52), если не брать в расчет разницу в росте, почти тридцать сантиметров.

Что касается снаряжения, то у Гены была своя странность. Вообще, глубоко внутри него, жил пессимист. Он взял с собой штормовку - вдруг будет моросить дождь, и дождевик - на случай ливня, к насосу две шлангочки, а вдруг одна сломается. К набору латок, он взял три запасных камеры.

-Ты еще с собой и пятерик возишь? - искренне удивился Фомин, когда увидел у Гены в бардачке запасную кассету задних звезд. Бардачок у Вело-Гены был просторный, потому что там еще помещались всевозможные подшипники и шарики от них отдельно, тросики, гаечки и болтики, Две монетки переключения, и еще множество всевозможного металлолома. В рюкзяке тоже лежало много "нужных" вещей: компас (вещь в Краснодарском крае абсолютно бесполезная), монокль - на случай если вдалеке будет что-то интересное (причем это уже была облегченная версия, раньше Гена возил с собой армейский бинокль), Большая катушка скотча - случаи бывают разные. И еще много, много всего.

В общем, Гена любил подстраховаться. Это было связано с его живым воображением. Покажите ему гайку, а паровоз он "дорисует" сам.

К примеру расставляя палатку минувшим вечером Гена подумал: "А вдруг, вылазия завтра утром на молитву, я в потемках, да еще спросонья попутаю направления, и прямиком с обрыва? Предстану пред Господом лицом к лицу, раньше, чем запланировано:".

Разобравшись с дождевиками, туристы начали выбираться наверх. Самое интересное было то, что в этот день предстояло ехать по грунтовкам достаточно долго, дождь здорово добавил бы экстрима.

Дорога шла почти по самому краю высокого обрыва. От красоты открывавшегося вида замирало сердце. Гена с Владом оторвались немного вперед и остановились, чтобы сфотографировать эту красоту.

-Влад, веришь, я тут живу практически с рождения, и подумать не мог, что рядом есть такие пейзажи.

-А представь, по этой дороге, в 1820 году ехал Пушкин с семьей генерала Раевского. Причем они ехали в сопровождении казаков, с готовой к стрельбе пушкой, потому что на том берегу жили дикие Адыги, которые могли запросто по отрезать головы.

-Сюда еще взобраться попробуй! - многозначительно заметил Гена, и представил дикого адыга в папахе, с шашкой в зубах, карабкающегося по этой круче. Пожалуй, тут самый косорукий стрелок будет иметь возможность положить кучу народу. Позиция для обороны была совсем не кислая.

Дорога, постепенно превратилась в тропинку и привела прямиком к распаханному полю.

- Вот видишь, Гена, преимущество 26-го байка над шоссейником! - Женя отважно направил свой новенький STELS-750 на борозду, но метров через десять спешился. Гена ехидно улыбнулся, но комментировать столь явное преимущество не стал. Тучи отступили, и это не могло не радовать.

Около километра пахоты, и самая захудалая грунтовка кажется трассой. Из всех дорог Гена больше всего любил накатанные грунтовки. По плотности поверхности они ни чем не уступают асфальту, по крайней мере, для велосипедов, к тому же отсутствие автомобилей позволяет ездить по ним по двое и общаться.

Что может быть интереснее общения. Бесконечные сериалы, сотовая связь, интернет, и другие блага цивилизации практически убили в современных людях способность к живому общению. Мы разговариваем по делу, или потому что обязаны, но все меньше и меньше просто, потому что это приятно.

Четыре человека ехали на велосипедах, среди множества Кубанских полей. Где-то далеко, в другой жизни, остались: компьютеры, телевизоры, DVD-проигрыватели. Даже сотовые телефоны лежали у них в рюкзаках выключенные. Эти люди все были разного возраста, рода занятий, характера, и даже городов, но их объединяло одно - туризм, дикая жизнь среди цивилизации.

Проезжая мимо очередного поля, Женя обратил внимание на какие-то красные шматки на пашне. Оказалась, это перепаханная бахча. Распахали ее видимо не вчера, потому что даже самые лучшие арбузы, которые смог найти Гена, были вялые, а остальные сплошная гниль.

Набрав арбузов, начинающие колхозники свалили в кучу весь урожай, и начали его поглощать, расположившись в посадке.

Гена пошел за ножом, но быстро его найти не удалось. Он вывернул одну сумку велорюкзяка - там не было, вывернул другую, там тоже не было, потом опять первую. Аппетит совсем пропал. Как выяснилось позже, нож остался в палатке, но он нашелся-то в конце дня, а до того, настроение Гены было основательно подпорчено. Весь день в голове Гены звенело седьмое правила для матрасника.

 

7-Е ПРАВИЛО МАТРАСНИКА.

Не хочешь ничего терять?

Запомни правило тогда.

Где положил, там сможешь взять,

На место все ложи всегда!

 

Наевшись, туристы не спеша поехали дальше. Поля сменяли посадки, снова поля и снова посадки. Совершенно неожиданно картина сменилась, дорога вывела путников к высокому бетонному забору, щедро украшенному колючей проволокой и вышками с вооруженной охраной.

-Судя по всему, мы добрались до Двубратских зон, - сказал Гена. Спросили у охранника на вышке, и он кивнул, подтверждая это предположение. Грунтовка закончилась, и группе ничего больше не оставалось, как ехать по асфальту. Проблем по этому поводу ни у кого не возникало, кроме Санты. У него была какая-то стойкая неприязнь к асфальтовому покрытию.

-Может быть вдоль заборчика? А там гляди, и какая-нибудь грунтовка нарисуется, - с надеждой спросил Влад.

-Там, скорее всего, охраняемая территория, к тому же в Двубратском ни одна, а три зоны. - Пытался вразумить его Гена.

-Влад, в конце концов, от десятка километров по трассе еще ни кто не умирал, - добавил Александр. Под общим натиском Влад сдался, и они двинулись дальше.

Дорога к зоне была пустынна, и велотуристы продолжали ехать парами.

До федеральной трассы Р 251 (Кавказская - Краснодар) оставалось меньше километра, и тут Влад увидел поворот на лево и торжествуя свернул на проселку. Остальные последовали за ним, зачем спорить, дорога то совсем не плохая. До самого города они так и не выехали на шоссе.

Усть-Лабинск произвел впечатление скорее станицы, чем города. Может быть, они проезжали не по тем улицам, или большое количество сельских поселений, проезжаемых группой, оставили свой след, кто знает?

Единственное, что в Усть-Лабинске произвело на Гену впечатление это православный храм.

Он стоял во главе улицы Ленина. Вот это действительно сильно!

Улица Ленина представляла собой что-то вроде аллеи со скамейками и урнами. В третьей урне, если считать от храма, нашли свое последнее пристанище Генины черные кроссовки с желтыми шнурками. Они погибли днем раньше, когда он, не рассчитав, шаркнулся носом кроссовка об дорогу, да так сильно, что оторвал пол подошвы. Хорошо, что Гена на всякий случай взял с собой кеды. Изорванные кроссовки катались с ним уже километров тридцать - до первой мусорной урны.

Один раз, копаясь в туристических сайтах, Гена наткнулся на полную возмущения статью о загаженных туристических маршрутах. Там была мысль, примерно следующего содержания: "Станешь ли ты, кидаться в любимую девушку окурками, пустыми пачками из под сигарет, или бутылками? Нет, так зачем же ты, дорогой любитель природы, поступаешь так с лесами и реками, уродуя те красивейшие места, где ты бываешь?" После прочтения этого Гена старался не оставлять после себя позорный след, и даже бумажки от конфет запихивал в карман.

Затарившись продуктами на рынке, и перекусив йогуртами с хлебобулочными изделиями, туристы поехали дальше.

Воронежская не отличалась, на первый взгляд, ни чем выдающимся от множества станиц, которыми пестрила Кубань. Но все же одно отличие повеселило туристов от души.

Стоит отметить, что у Влада Васильева был какой-то удивительный дар в этом походе - находить памятники Александру Сергеевичу Пушкину в самых неожиданных местах.

Группа, казалось бы, едет кратчайшем путем через станицу, и тут бах - памятник Пушкину.

Можно было бы даже заподозрить Влада в том, что он ночью, пока спят его боевые товарищи, прочесывал близлежащую территорию, но радость его была настолько неподдельная, что эта версия отпадала сразу. Редко увидишь взрослого человека, который захлебываясь от восторга, бегает вокруг памятника. Санта, радовался памятнику Пушкину, как ребенок увидевший на рождество Санта Клауса.

Текст на памятниках не отличался разнообразием. На многих из них была одна и та же цитата:

 

"Видел я берега Кубани, и сторожевые станицы - любовался нашими казаками".

 

У Гены даже сложилось такое впечатление, что великий классик, то ли в бреду, то ли в пьяном угаре в каждом хуторе вываливаясь из экипажа, повторял: "Видел я берега Кубани ::". Потрясенные местные жители, тут же ловя слова гения, увековечивали их в граните. В станице Воронежской эта традиция прервалась. Надпись удивила туристов несказанно.

 

"По сему Ставропольскому шляху А. С. Пушкин, М. Ю. Лермонтов, А. М. Горький и другие писатели российские проследовали"

 

-О! Классики здесь уже на троих сообразили! - прокомментировал Фомин.

-Что там мелочиться, здесь видимо люди масштабные живут, - предложил свою версию Гена - лет через пять в этом списке еще будет Стивен Кинг с Дарьей Донцовой.

Всевозможные версии и предположения сыпались из уст каждого, как из рога изобилия.

Идея в походе очень важная составляющая. Она дает походу особый вкус, наполняет его смыслом, чувством чего-то поистине выдающегося. Гена, вдохновленный этим, отобразил в слове очередное правило матрасника:

 

8-Е ПРАВИЛО МАТРАСНИКА.

Если есть у похода идея,

И ею ты увлеченный,

Даже паспорта не имея,

Ни бродяга ты, а ученый!

 

Сфотографировав памятник, Влад насытился радостью, и велотуристы отправились дальше. Им еще предстояло наполнить водой свои пятнадцать бутылок. Это был последний населенный пункт, перед остановкой на ночлег.

Местные жители, которые встречались им на протяжении всего пути, были добры и с радостью соглашались налить воды. Их глаза всегда расширялись, когда путники начинали доставать бутылки из глубин своих рюкзаков, далекие от туризма - они наивные полагали, что бутылок будет две или три, хотя пятнадцать бутылок все равно не угашало радушие местных жителей. Им приятно было поучаствовать, хоть чем-то, в этом подвиге. "На велосипедах, к морю!? - они качали головами, - ну вы даете, молодцы, хотя я бы не поехал!".

Воронежская отличилась и в этом. Увидев человека возле двора, туристы подъехали к этому дому.

-Понимаете, я уже запер калитку, и очень спешу. Тут через две улицы водонапорная башня, там воды, хоть залейся. - Ответил на просьбу хозяин.

Водонапорную башню найти было не сложно, а вот кран, чтобы набрать воды, туристы так и не нашли.

В следующем дворе, в который сунулись путешественники, сказали, что воды нет, и вообще по этой улице ее нет ни у кого. Прямо под водонапорной башней? - Кто бы говорил! Удача ждала их в попавшемся на пути детском садике, очень милая девушка, с радостью показала, где у них колонка, и разрешила вынести хоть всю воду.

Как только группа затаривалась водой, Женин багажник начинал протестовать. Постоянно, что-то с него сыпалось. Это началось еще в Армавире, и каждый вечер, после заправки водой у Жени начинался падеж, а у того кто ехал за ним бутылочная жатва. Один раз, рисуясь своей RST-шной вилкой, Жека сиганул на грунтовке так, что от "восторга" по вылетали почти все его бутылки.

Досадные остановки по этому поводу, конечно, не могли не раздражать, но все остальные участники похода снисходили к немощи коллеги - велотурист без велорюкзака, считай инвалид.

В этот же раз багаж Жени превзошел сам себя. Его спальный мешок из-за особенности конструкции не имел чехла, и в скрученном виде удерживался двумя, пришитыми к нему, широкими резинками. Так вот в этот раз багаж художественно подошел к своему разваливанию. Спальник размотался и как фата у невесты, тащился за Женей, заметая следы.

Всем пришлось опять остановиться, и придумать, как же уложить Женины вещи так, чтобы они не спрыгивали на ходу, хотя бы до конца дня.

По плану ночевка должна была состояться на берегу Краснодарского водохранилища. На карте оно красовалось огромным голубым пятном, и даже с бумаги веяло освежающей прохладой.

-Неужели сегодня мы наконец-то искупаемся?! - мечтательно произнес Гена. Лично сам он ни сколько не сомневался, что сегодня он насладиться купанием, пусть даже выпадет первый снег.

-Если там можно будет. Это, скорее всего, санитарная зона и там могут стоять запрещающие таблички. - Охладил пыл Гены Влад.

-Так что, мы можем опять остаться немытыми? - Гена не скрывал разочарования.

- Не обязательно. Мы ведь можем и не заметить эти таблички!

От проселке, по которой они ехали, показался спуск в сторону водохранилища. Он был достаточно крут, Гена сжимал оба тормоза, сдерживая порыв своего велосипеда. Ветки то и дело лупили по лицу, по плечам, тропинка все сужалась, пока не превратилась просто в проход в камышах. В такой обстановке не составило большого труда не замечать предупреждающие таблички. Велотуристы озадаченно остановились.

Этого момента, судя по всему, и ждали тучи комаров. Стремительная атака этих кровососущих повергла туристов в панику. Несмотря на то, что спуск был достаточно крут, а тропинка извилисто плутала, поднялись они быстро. Отступать оказалось совсем не стыдно.

Отдышавшись, храбрецы вдруг заметили, что Фомина нет.

-Забрали в плен, и будут всю ночь жрать! - зловеще сказал Гена. В глазах Жени зажегся огонь беспокойства, по напряженной позе было видно, что он борется с собой, решаясь на подвиг. Александр, спустя минуту появился.

-Отпустили. Невкусный, - сделал вывод Влад.

Ночевка у реки в очередной раз накрылась. Проехав по верху дальше, они с обрыва могли лицезреть заболоченный, покрытый камышом массив, до самого горизонта. Вот и верь после этого карте. Очередной облом отпечатался в сердце Гены следующим правилом.

 

9-Е ПРАВИЛО МАТРАСНИКА.

Верить карте дело не надежное,

Нужен туз, а будет дама пик.

Впечатленье создается ложное,

Ехали к шоссе, а там тупик.

 

Решили заночевать в ближайшей посадке. Фомин для порядку все-таки прокатился чуть дальше, в поисках лучшего места, но вернулся ни с чем.

Комары, радуясь новой компании, тут же налетели поприветствовать гостей. Их было меньше чем внизу, но достаточно, чтобы испортить настроение. Туристы встретили их дружными аплодисментами, шлепая себя нещадно, по открытым частям тела.

-На море тоже такая же хрень будет? - ляская себя по лицу, спросил Женя.

- Ты что, там они даже больше! - вытаращив глаза, прикалывался Влад.

-Ага, величиной с ладонь, и не кровь сосут, а сразу пальцы отхватывают! - веселился над невежеством друга Гена, но все же пакетик "Маскитола" решил приберечь для побережья.

В его рюкзаке, оказалась парочка таких пакетиков, которые Гена захватил, на всякий случай. Этот самый случай и настал. Намазавшись сам, он предложил всем сделать то же. Остальные с благодарностью принялись мазаться "Маскитолом", за исключением Влада, который интеллигентно отказался.

- Это не совсем полезно, - сказал он. Гена пожал плечами, дело то хозяйское.

Времени до темноты оставалось не так много, поэтому туристы незамедлительно принялись разбивать лагерь. Женя, отойдя метров тридцать, включил свой сотовый телефон.

-Да, привет. Это Женя, помнишь? :, мы тут с мужиками путешествуем, - не только интонация, но даже поза у Жени стала приблатненная, - :на велосипедах, к морю. За сегодня больше сотни прошли: Да нет, не устал, еще можно было бы километров пятьдесят сделать, но время не позволяет.

Гена постепенно закипал. Время на самом деле поджимало. Женя принялся звонить еще кому-то и сценарий начал повторяться с точностью в девяносто пять процентов.

"Понты, конечно то же капитал, но надо же, как это идиотски выглядит. Нужно самому придержаться от такого, со стороны это смотрится очень не респектабельно." - размышлял Геннадий, наблюдая краем глаза за вошедшим во вкус Жекой.

-Хорош базарить! Батарею посадишь, а нам еще пять дней в походе. Подзаряжать где будешь? - не выдержал Гена, увидев, как "главный" велотурист кубанского региона набирает третий номер. Женя призадумался, и решил, наконец, прервать свою PR- компанию.

Ужин был готов. Все замерли в ожидании, глядя на копошащегося в своем рюкзаке Женю. В этот раз, на удивление своим товарищам он нашел свою ложку достаточно быстро. Держа ее как знамя, он шел довольный, словно чайник новой заварке.

-Саш, ты сегодня последний раз с нами ночуешь? - спросил Гена.

-Да, получается что так.

-У меня есть просьба, мне бы очень хотелось, чтобы вы, можно сказать, наши наставники, написали на память какие-нибудь пожелания. То, что вы считаете важным. - Эта просьба слегка смутила старших товарищей. - У меня в рюкзаке, случайно, оказалась книга "Велосипед и путешествия", прямо на ней напишите? Ее я точно не потеряю.

-Это же не мы ее написали, чтобы подписывать, - возразил Влад.

-Да я же не говорю, чтобы вы подписывались как авторы. Напишите, что считаете нужным.

-Я сейчас за ручкой схожу, - сдался первым Фомин.

-Не нужно. Я взял, вот она в книге. В общем, я положу ее сюда, а вы когда надумаете, напишите.

В воздухе повисла неудобная пауза. Было видно, что у Александра и Влада не часто просили автографы. Минут через пять творческого напряжения дело было сделано.

-Вы не будете против, если я прочту дома? Хочется для себя иметь какую-то интригу, - спросил Гена, аккуратно упаковывая книжку в пакет.

-Конечно, поступай как знаешь.

Туристический день короток. Здесь нельзя включить лампочку, или засидеться допоздна перед телевизором. Единственное, что можно, так это включить налобник и почитать немного перед сном, и то если позволяют батарейки и сосед по палатке.

Надув свой матрас, Гена залез в спальник и немного поворочавшись, улегся поудобнее.

-Ну как твое колено? - спросил Женя.

-Слава Богу, за все время ни разу и не вспомнил, - ответил Гена. На самом деле это было удивительно. Гена серьезно переживал, что колени устроят ему бунт, от такой нагрузки в походе.

В один прекрасный момент, в своей веложизни Гена вдруг заметил, что у него ноют колени. Ни то, чтобы они уж сильно болели, но Гена заподозрил, что это не нормально. У кого в наше время ищут совет? Конечно у интернета. Гена начал рыскать по всем велосипедным сайтам и форумам, ища сочетания слов - велосипед и колени. Чем больше он читал, тем ужаснее вставала картина у него перед глазами. Волосы поднимались дыбом от всех этих историй, о том, что может случиться с коленями велосипедиста. Все симптомы, даже самых ужасных болезней Гена чувствовал в своем теле, разве что ни как не мог нащупать признаки открытого перелома.

Читая форумы, Гена понял, что обращаться в городскую поликлинику бесполезно, потому что на вопрос: "Доктор, почему после того, как я проеду 100 километров на велосипеде, у меня начинает ныть правое колено?", доктор ответит: "Молодой человек, вам ни ко мне, а в соседний кабинет, к психиатру нужно!"

В платные клиники обращаться вообще опасно для здоровья. За твои деньги они тебе не то что проблему с коленями, они и предродовую лихорадку найдут, только плати.

Гена решил - диагноз и так ясен, колени, они и в Африке колени, и пошел в аптеку. Ассортимент средств от болей в суставах просто потряс новоиспеченного "больного". Причем на упаковках убедительно было написано, что боли обязательно исчезнут, а у десяти процентов счастливчиков исчезнут и сами колени. Подойдя к вопросу научно, Гена решил пробовать все по очереди. После третьей мази и полугода самолечения он убедился, что все средства одинаково хорошо не помогают.

В таком расположении духа и тела застал Вело-Гену поход. "Была - не была, - решил Гена, - поеду, не смотря ни на что. Уж если отвалиться по пути нога, значит, так тому и быть!" Теперь он лежал в палатке, на тот момент группа проехала около двухсот пятидесяти километров, колени чувствовали себя здоровыми. Радуясь, Гена заснул.

Где-то посреди ночи, Геннадий вдруг почувствовал, что спать жестко. Он пощупал матрас, и точно, тот спустился почти полностью. "ПРОБИЛ" - ширнула в сонный разум мысль. Прошлая ночевка была на пожженной траве, и когда Гена стелил себе ложе, он заметил, что обгоревшие стебли очень опасно торчат под дном палатки. Перед тем, как уложить матрас, Гена выслал это место всей своей одеждой, которая была в рюкзаке, и по идее это должно было сохранить от прокола.

Вытащив из под себя матрас, что оказалось, не так-то просто, с развалившимся на пол палатки спящим Жекой. Гена нащупал сосок (матраса), тот оказался открытым. Видимо, ворочаясь ночью, Геннадий шаркнул ногой по нему, и открыл. Это обнадежило убежденного матрасника, и надув свой матрас, он снова улегся и заснул.

Где-то посреди ночи, Гена вдруг почувствовал, что спать жестко. Он пощупал матрас рукой и :"что-то подобное уже было?" - подумал он в полудреме. Сразу найдя сосок, (опять же у матраса) Гена обнаружил его открытым. Надув матрас снова, и перевернув его соском вниз, Геннадий лег и заснул.

 

 

 

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

 

 

Вдруг Гена проснулся. В этот раз матрас был в порядке, но внутри свербело какое-то внутреннее беспокойство. Найдя телефон Гена, посмотрел на время - было уже шесть часов утра.

"Что за непруха? Этот матрас всю ночь выделывался, теперь еще и время молитвы проспал" - Раздосадовано ворчал Гена одеваясь. Он выкарабкался из палатки.

Уже больше полугода Гена вставал в пять утра, чтобы помолиться. Это был своего рода обет Богу, но у него так же были обязанности готовить каждое утро завтрак. Хорошенькое дельце будет, когда все проснуться, а завтрак не готов. В конце концов, почему группа должна страдать из-за обетов одного человека. Для нормального члена коллектива общественное должно быть выше частного. "Сначала приготовлю завтрак, а потом молитва, все равно все с утра долго копаются, так что, ускорившись, успею", - решил Гена.

Он уже почти освоил искусство разжигания костра: выложить сначала из веточек площадку, потому что земля может быть сырой; из маленьких веточек сделать что-то типа шалашика, а веточки толще положить, чтобы были под рукой; в центр шалашика запихнуть немного сухой травы; поднести зажженную спичку. Трава не горит?! "Может посадку опрыскали каким-нибудь антипожарным раствором, что даже сухая трава гореть не хочет?" - такая идиотская мысль могла прейти только спросонья.

Следующей фигурой этого шоу, было подобие небольшого колодца из небольших веточек, внутрь Гена засунул бумажку, найденную тут же неподалеку. Поднес зажженную спичку - бумажка не горит. Гена даже усиленно помотал головой - может это глюк?

Встав, горе-костровой огляделся. Только сейчас он заметил молочную пелену вокруг. Ну, конечно же, во всем виноват туман! Туман, это ни что иное, как мелкий дождь на паузе - все вокруг мокрое.

"Хватит играть в игрушки, в настоящих туристов!" - решил Гена. Пора было доставать арсенал "дилетанта". Гена нырнул в палатку.

-Что, уже утро? - пробурчал Женя.

-Да. Спи.

-А ты что делаешь?

-Пытаюсь приготовить завтрак. Хочешь мне помочь? - из палатки они вылезли вдвоем.

Гена достал свечку, обложил ее щепочками, и еще сверху плесканул бензином. Пламя полыхнуло. Бензин, правда, быстро сгорел, но свечка продолжала поддерживать огонек, подсушивая щепки. Огонь потрескивая начал разгораться. Гена аккуратно, чтобы не завалить разгорающуюся конструкцию начал подкладывать веточки потолще. Женя последовал его примеру.

- Да куда ты суешь? Сейчас завалишь все! - огрызнулся на него Гена.

-Я тоже хочу. Только тебе, что ли можно? - обиженно бубнил Женя, настырно пихая свои веточки.

-Еще наподкладываешься вдоволь. Я пойду молиться, а ты подкладывать будешь!

Костер заполыхал, весело играя пламенем. Поставив котелки, и сказав Жене, где он будет молиться Гена, удалился исполнить свой духовный долг.

Четвертый день путешествия был особенным. Впереди была столица Кубани - Краснодар. Как Влада ни коробила эта перспектива, но большинство дорог этого дня были асфальтированные. Почти сразу выехав на трассу, группа вытянулась один за другим и понеслась вперед.

Есть своя прелесть езды по шоссе. Кепка натянута на лоб. Впереди сплошная белая линия отделяющая крайнюю левую полосу от обочины. Боковое зрение улавливает лишь мельтешения посадки справа, и цветное разнообразие проносящихся машин слева. Тело, как хорошо отлаженный механизм, найдя свой ритм, повторяет одну и ту же последовательность движений, снова и снова, снова и снова. Голова на паузе, мыслей нет, только белая полоса уходящая вперед. Одно только меняется - цифры на велокомпьютере. Ты превращаешься в агрегат по пожиранию километров. Это уже не туризм - это уже больше похоже на спорт. Тебе нет дела до того, что вокруг, гораздо более интересные процессы происходят внутри.

Группа остановилась у стеллы с надписью КРАСНОДАР. В Краснодаре заканчивался катигорийный поход, нужно было непременно сфотографироваться на въезде в конечный пункт заявленного мероприятия. К тому же Фомин, по личным причинам должен был закончить поход в Краснодаре, и дальше, к морю поедут только трое. Фотографировались долго и с аппетитом: в разных составах, с разного расстояния, с велосипедами и даже воздушным шаром, случайно сорвавшимся со свадебной машины и подобранным Владом. Закончив, туристы двинулись дальше, реально до города было еще километров десять.

Велотуристы въехали в Краснодар со стороны улицы Ставропольской. Город шумел. Сколько раз Гена бывал в Краснодаре и его мучил один вопрос - зачем люди ездят по этому городу на автомобилях? Улицы здесь узкие, и все разбитые. Машинам настолько скучно стоять в бесконечных пробках, что они то и дело соединяются в страстных ДТП, разных форм и последствий, которые в свою очередь увеличивают количество пробок.

В городе вел Влад. Как приятно один за другим обгонять мощные, престижные, часто спортивные автомобили. Влад, лихо маневрируя между скованными бензиновыми "монстрами", прокладывал путь остальным. Гена ехал третьим и ему особенно четко ласкали слух "радостные" сигналы клаксонов, густо приправленные нецензурными комментариями водителей. Если бы каждый желающий автомобилист успевал плюнуть Владу на спину, то скорее всего Санте пришлось бы уже выжимать свой красный костюмчик.

Достопримечательностью номер один по пути следования группы был магазин ВЕЛО-МОТО. От МОТО там сохранилось только название, а вот ВЕЛО, представлен был там достаточно широко. Когда Гена первый раз попал в этот магазин, у него был шок. Ассортимент запчастей от 100 руб. до 100 $, всякие разные блестящие железячки, прибомбасики, велоперчатки, велошлемы, не говоря уже о велосипедах. Для простого сельского парня, пережитые впечатления сопоставимы, разве что с посещением мавзолея.

Пришло время, когда Вело-Гена стал не просто посетителем, но и покупателем - о, как жестоко было его разочарование. Таких жлобов, как в МОТО-ВЕЛО, еще поискать. А хозяин магазина, (по крайней мере, этот человек так представился) - гипер-жлоб.

Посреди магазина (осторожно не стукнитесь головой) подвешен карбоновый GIANT с вилкой от Marzocchi, но ценника на нем нет. А почему, вы спросите, нет ценника? Чтобы все входящие задавали вопрос:

-О-о, (восторженно) а этот велосипед сколько стоит?

- Этот стоит сто двадцать тысяч, - смакуя каждое слово, отвечает хозяин магазина, - но он не продается, потому что он МОЙ!!!

Следующим пунктом в Краснодаре был - железнодорожный вокзал. Александр узнал, когда будет его поезд, а Гена уточнил расписание электричек, планируя обратную дорогу, после окончания похода.

Поезд у Фомина был вечером, поэтому группа располагала некоторым запасом времени, чтобы покататься по Краснодару.

Чистые улицы, красивые аллеи, нарядные горожане. Спустя пару часов туристы узнали, что попали на празднования дня города.

Безусловно, одним из символов новой Кубани, становился памятник Екатерине II, который с размахом отгрохали в центре Краснодара. Композиция с чубатыми казаками, здоровенной теткой в короне, все это украшено позолотой, обнесено высокой кованой оградой с гербами. Это место, судя по всему, будет популярно у горожан, и, конечно же, у голубей.

Все это величие, помимо позолоты украшало еще и белое потекшее пятно, прямо на голове у императрицы. Что этим хотел сказать голубь, остается только гадать: то ли это тоска по временам М. С. Горбачева, а может он показывал своей голубке, насколько он метко может :, или местный голубиный пахан, пометил свою территорию. На что Гена с удовольствием бы посмотрел, так это как эту кляксу будут смывать, через кованную то ограду.

Купив на ближайшем рынке, уже ставшие традиционными йогурты и булочки, велотуристы расположились в сквере на лавочке. Этот прощальный обед был особенный. Помимо молочных и хлебобулочных изделий праздничный стол (точнее лавочку) украсили еще две бутылки пива, для старших товарищей, и спрайт для салабонов.

Когда туристы трапезничали, Гене на глаза попался странный вело-экземпляр. Вообще у Гены, как, наверное, у любого веломана была инстинктивная привычка замечать все велосипеды, попавшие в его поле зрения. Этот образчик заметил бы даже самый равнодушный к велотранспорту человек:

Модель была собрана на основе велосипеда КАМА. Некоторые велосипедные гуру, считают КАМУ тупиковой ветвью эволюции велосипеда, а этот экземпляр был еще и переделанный. Окрашено это чудо было в черно-белую полоску, по типу зебры. Руль, переделан с "баранов". Он был перевернут и отпилен по тормозные рычаги, так что это был уже не "баран" а скорее "мул". Ведущая звезда на 52 зуба, с шатунами и педалями были ХВЗ-шные, как и остальная навеска. Дополняли, без того странную картину, два багажника, причем к первому была закреплена высокая, почти до самого руля, плетеная корзина.

Кстати, небольшая историческая справка. По сведеньям авторитетных велосипедистов-историков, словосочетание "КАМА-С-УТРА" появилась в разуме одного восточного мудреца, когда он решил устроить себе покатушку, одним прохладным утром, на велосипеде КАМА. Воспаленное сознание мудреца генерировала теорию, что используя потраченную тем утром энергию, в другом направлении, он мог бы зачать целую деревню, причем в потрясающем разнообразии поз (и тело болело бы гораздо меньше).

Первоначально написанное произведение было велоотчетом, с некоторыми лирическими отступлениями, но сексуально-озабоченные извращенцы, жестоко отредактировали этот труд, превратив его неизвестно во что.

Кружа вокруг велотуристов, как гриф вокруг добычи, счастливый обладатель велосипеда КАМА, решился-таки подъехать.

-Откуда едете, ребята?

-Из Пятигорска.

-А куда?

-К морю.

-Да, - понимающе закивал последователь движения КАМА - С - УТРА.

-Присоединяйтесь к нам, - пошутил Гена, кивая на странный велосипед.

-Я каждый год на нем к морю езжу, - ухмылка Гены его немного задела, - и даже через перевал!

"За это, если узнают, даже героя России могут дать" - иронично подумал Гена, но промолчал и сделал удивленный вид.

В конце аллеи был какой-то памятник и все решили на прощанье еще раз сфотографироваться, в полном составе. Там к велотуристам подошла девушка.

-Здорово, вот так, наверное, путешествовать?! - завела тему она. В обычной жизни, к Гене ни когда не подходили девушки, чтобы завести разговор. Судя по обалдевшему, от такого внимания, Жени к нему тоже. Вот ведь что с людьми делает экстрим.

-А мы все почему-то думали, что вы американцы, - сказала девушка.

-Это потому что у Влада велошлем? - предположил Гена.

-Нет, вот эта камуфлированная кепка, похожа на натовскую, - показав на головной убор Фомина, объяснила она.

Еще проезжая по станицам, узнав, что Влад говорит по-английски, Гена выдвинул хорошую идею:

-Влад, давай, сейчас к любому двору подруливаем, хотя бы и за водой. А ты, как бы невзначай, по-английски спроси. Если они нам и так картошку предлагают, то для дорогих иностранных гостей они такой сабантуй устроят! И нам сытный обед, и мягкая постель, а для них вообще, может быть, самая яркая страница в их серой деревенской жизни. Поди, не каждый день, в их двор иностранные делегации ломяться. Они только на экскурсиях для односельчан за неделю затраты окупят.

Природная скромность простого Мурманского геофизика не позволила Владу Васильеву согласиться на эту авантюру. А зря, если учесть, что у Фомина была еще и натовская кепка.

Как не оттягивали этот момент, но пришло время прощаться. Фомин оставался в Краснодаре, а всем остальным предстояло проехать в этот день еще километров пятьдесят.

Гена не любил прощаться, и неумел. Хотя он знал Александра всего четыре дня, но этого хватило, чтобы прощание навивало на сердце тоску. Хотелось бы узнать друг друга больше. Гена за это короткое время, действительно начал уважать этого человека, в чем-то даже хотел быть похожим на него.

Александр принадлежал к тому поколению советской молодежи, которая стремилась к подвигу. Не из-за денег, или понта ради, а за туманом и за запахом тайги, эта молодежь могла отважиться на самые невероятные походы.

В то время не было сотовой связи и спутниковой навигации, в то время не знали XT и Tourney, был единственный и неповторимый ХВЗ, со всеми своими достоинствами и недостатками, ну разве что еще туристическая смекалка. Запчасти трудно было купить даже, находясь дома, не говоря уже, во время прохождения маршрута. Все это не только не останавливало, а наоборот разжигало в молодых сердцах страсть к свершениям и приключениям.

-Ну что, Гена, давай прощаться? - Александр протянул руку. - Я рад, что мы познакомились. Были сначала сомнения, когда готовились к походу, мало ли, люди всякие бывают, но я не пожалел, что решили пройти этот поход вместе. Ты молодец, правильной дорогой идешь.

-Саш, я тоже благодарен Богу, что он свел наши дороги. О таком наставнике, в начале моей туристической карьеры я и мечтать не мог. Я надеюсь, наше общение не закончиться. Мне еще столько вопросов хочется задать.

-Да, конечно, пиши, адрес у тебя есть. Любая информация, буду только рад.

Гена с Александром пожали друг другу руки, небольшая пауза нерешительности, и они дружески обнялись.

-Женя, не забывай ложку! - сказал Александр, прощаясь с Жекой.

Пора было ехать дальше. Фомин стоял и смотрел на удаляющиеся фигуры своих товарищей. Многое он бы сейчас отдал, за возможность вскочить на велосипед догнав их, продолжить путь вместе, но не всегда обстоятельства идут рука об руку с самыми заветными желаниями.

Мне было досадно, что Александру пришлось остаться в Краснодаре, но мое-то путешествие на этом не закончилось, и эту вторую часть, я хочу описать в первую очередь для Александра Фомина, и, конечно же, для всех тех, кому это будет интересно.

 

 

 

Часть вторая

 

 

 

ГЛАВА ПЕРВАЯ

 

 

Оставив Фомина у памятника, мы двинулись в путь, нам нужно было выехать из Краснодара в сторону Славянска-на-Кубани. Влад достаточно хороший штурман, насколько я могу судить, и даже когда он сбивается с пути, это придает особый шарм путешествию. Так получилось и в Краснодаре.

Сначала стало подозрительно мало машин, а потом, вдруг, поперек дороги оказалось громадное здание (судя по табличке, какой-то университет). На проспект это стало совсем не похоже. Нашему удивлению не было конца

Остановившись, Влад достал карту.

-Гена, а ну дай твой атлас посмотреть, он, по-моему, у тебя свежее, - попросил он.

- У тебя какого года? - спросил я.

-Девяносто шестого.

Нужно сказать, что у Влада атлас выглядел гораздо новее моего, то ли от редкого использования (для Мурманска, наверное, он не очень подходит), то ли от аккуратного обращения. Мой же, хоть и был 2001 года, но выглядел уже как книга древних манускриптов.

-Конечно, в наше время стали очень быстро строить, но не думаешь ли ты, что все настолько изменилось за пять лет? - сарказма иногда мне не занимать.

Аллея при университете вывела нас к бетонному забору, за которым был небольшой участок грунтовой дороги. Удивительное дело, не только Влад любил грунтовки, но и они его.

Перед выездом из города нам еще предстояло набрать воды, и мы озадаченно шарили по сторонам глазами, высматривая зазевавшегося у своего двора местного жителя. Краснодар здорово подорвал некоторые мои стереотипы. Я считал, что колонки на улицах уже вымерли, как вид. Во-первых, кому они нужны в XXI веке, все уже привыкли, что вода есть в доме. Дети, да и некоторые взрослые, думают, что вода добывается из особого места в стене кухни, главное знать, куда ткнуть кран. Во-вторых, насколько я знал, вездесущие сотрудники СЭС давно уже записали уличные колонки в один список с крысами и тараканами, как потенциальных разносчиков заразы.

И тут, едем по Краснодару, и натыкаемся на действующую колонку. Я думал, что после грунтовки в центре столицы Кубани ничему не удивлюсь, но нет предела чудесам. Затарившись водой, и наплескавшись вдоволь, мы поехали дальше. Время шло, а впереди нас ждал еще внушительный участок пути.

Что может быть неприятнее в походе, чем болезнь или поломка? Для некоторых велотуристов это одно и то же. Во время тряски по грунтовкам, я видимо не замечал, но отъехав совсем немного от Краснодара, я обратил внимание на то, что у меня щелкает каретка, при нажатии правой педали.

В моем велосипеде от старт-шоссе осталось разве что рама. Когда он попал ко мне в руки, его мне, кстати, подарил Женя, я решил что с таким набором звезд велотуризмом может заниматься, разве что мазохист. Вместо ведущей ХВЗ-шной двойки 52-48, я поставил тройку 48-38-28(неизвестного производства). Самый оптимальный вариант системы для велотуризма.

Все бы хорошо, но оси на тройную систему не хватало, и 28-я звезда цеплялась за раму. Пришлось искать другую ось, и единственное, что я нашел, была ось, на которой были промышленные подшипники с резьбой (кустарный аналог каретки с кассетным подшипником). Производитель тоже из разряда тех скромников, которые считают неуместным афишировать свое имя на товаре. Не смотря на это, запас прочности данного узла мне показался достаточно большим. То, что правый подшипник вкрутился играючи легко, почти без усилий, я тогда посчитал мелочью. Какая нелепая оплошность, с каждым щелчком каретки, в мой разум вколачивалось десятое правило для матрасника:

 

10 ПРАВИЛО МАТРАСНИКА.

Любая мелочь, как под лупой

В походе вылезет всегда.

Повел себя я очень глупо,

Решив, что это ерунда.

 

Проезжая где-то между Краснодаром и Славянском-на-Кубани, я жестоко сожалел, что не стал тогда доводить до ума эту каретку. От этих гнетущих мыслей меня отвлек Влад.

-Смотри, какое-то озеро. Может, искупаемся?

-Давай, - не колеблясь ни секунды, ответил я. Погода была не совсем для купания, достаточно прохладно, но я с самого начала похода хотел искупаться. Уже три раза останавливаясь на ночевку, мы не могли себе этого позволить. Как же тут откажешься?

Мы свернули с трассы на небольшую стоянку, которая принадлежала маленькому придорожному кафе. Пруд, судя по всему, тоже входил в хозяйство этого заведения.

Чуть ли не пол стоянки занимал громадный черный "Мэрс". Переднее пассажирское окно было открыто, и там находилась внушительная персона. Во взгляде этого человека полыхало неоновыми буквами BIG BOSS (притом, заметьте, все заглавные). Сам он был под стать своей машине, солидного размера, полон важности, и осознания своего величия.

-Можно окунуться у вас в пруду? - спросил его Влад.

-Купайтесь, не проблема.

-Да, как бы погодка не для купания? - сказала подошедшая к машине девушка.

-По меркам Мурманска, погода как в разгар лета! - ответил Влад.

-К тому де мы уже три дня мечтаем помыться, - ляпнул я. Зачем спрашивается? Фраза светилась искренностью, и от этого получилась еще более бомжеватой.

Помост, с которого можно было попасть в воду, был достаточно высок, полметра над водой, и мы решили купаться по одному, чтобы двое других вытаскивали искупавшегося товарища.

Первым полез Влад, по расширившимся глазам, я понял, что даже для Мурманска, водичка была прохладненькой. Всю полноту я ощутил, когда сам сиганул в воду. Чувство было такое, как будто сотни пираний вонзили в меня свои зубы. Жека тоже особенно накупываться не стал. Только окунувшись в воду, он сразу начал карабкаться на деревянный пирс.

Посвежевшие и довольные мы вернулись к своим велосипедам.

-Хотите кофе, за счет фирмы? - спросил Босс.

-Было бы очень кстати, - любезно согласился за всех я.

Все та же девушка выскочила из машины:

-Присаживайтесь за столик, сейчас вам поднесут, - улыбнувшись, сказала она и исчезла в кафешке,

Выйдя девушка села в машину на водительское место. "Мэрс" лениво тронулся и развернулся.

-Подождите немного, а мы сейчас приедем, - сказал хозяин, машина умчалась.

-Жена, наверное, - кивнул в сторону скрывшегося автомобиля Жека. Я и Влад иронично переглянулись.

Прошло минут десять, а мы все ждали кофе.

-Наверное, обед нам готовят, костер не надо будет разводить, - мечтательно сказал Влад.

-Лишь бы в кофе ничего не подсыпали, - сбил я "палкой пессимизма", летавшего в мечтах Влада. - А то очнемся, где-нибудь в Чечне, посреди баранов.

Реальность оказалось проста - нам принесли три чашечки кофе. К тому же на мой вкус там было маловато сахара, но как говориться: "Дареному танку в дуло не смотрят". Заглянув в дверь заведения, мы поблагодарили за кофе и вновь покатили по дороге. Нужно было поторапливаться, костер нам все же предстояло разводить.

Ночевка планировалась у речки, и традиционный облом - вместо водоема перед нами предстали бетонные плиты высохшего канала. С другой стороны дороги, судя по стоящим там машинам рыбаков, вода была, но ночевать там, все равно, что расположиться на Красной площади.

Славянский район, судя по карте, изобилует водоемами, и было бы у нас времени больше, мы наверняка нашли бы подходящее местечко, но времени не было.

Свернув в посадку, мы нашли более-менее сносную поляну. Она была узковата и не очень ровная, зато у нее было одно бесспорное преимущество - поляна была скрыта от посторонних глаз.

Я всецело разделяю мнение Ильи Гуревича, которое он высказывает в книге "Велосипед и путешествия" - самый опасный вид живой природы, для туриста, человек. Ни какому дикому зверю не придет в голову такие хулиганские идеи, как пьяному местному жителю. К примеру, что-нибудь украсть, отобрать, или просто набить морду веселья ради.

Я не страдаю острой паранойей, но мне всегда лучше спится подальше от незнакомых людей (я имею в виду, когда я сплю в палатке).

- Представляешь Гена, моя Светка, девушка с которой я сейчас встречаюсь, закатила мне скандал, чтобы я возвращался немедленно, потому что она больше не может без меня!

-Женя, можно было бы позвонить и потом, после того, как поставили палатку, - раздраженно заметил я. Меня все больше и больше задевало, что Женя филонит, когда мы разбиваем лагерь.

-Гена, ты же знаешь, я не могу пошевелить рукой.

Женя на самом деле жаловался уже полдня на боли в плече и груди, что, по моему глубокому убеждению, было вызвано его рюкзаком. Он всю дорогу ехал с достаточно увесистым заплечником. Когда он первый раз показывал его мне с горящими от восторга глазами, я не стал его разочаровывать. Про себя я еще тогда подумал, что рано или поздно Жека поймет, как он облажался. Дело было совсем не в качестве или цене рюкзака, он был на самом деле хорош, но не для велотуризма. Это все равно, что купить для подводного плаванья мотоциклетный шлем - дорогой, блестящий, но ни в тему, ни только бесполезен, еще и мешает.

Так что авторство очередного правила матрасника принадлежит целиком и полностью Евгению Татаринову, я всего лишь облек его в слова.

 

11 ПРАВИЛО МАТРАСНИКА.

Велотурист, заплечник ни твой номер,

Пусть даже вещи будут ближе к сердцу.

Спросите Жеку, он ведь чуть не помер,

Хотя он фору даст любому перцу!

 

Это конечно не касается небольших заплечных рюкзаков, для всякой мелочевки. Настоящее безумие, нагрузить свой хребет всеми своими пожитками, и Женя прочувствовал это на собственной шкуре.

Пока мы уселись ужинать начало темнеть. Женя, тихонечко постанывая, умастился у костра со своей чашкой. И о чудо, ложку он снова забыл взять. Шутка явно затянулась, мы с Владом просто переглянулись и промолчали. С невероятным усилием, Женя встал и пошел к рюкзаку. Проходя мимо палатки Влада, он споткнулся через растяжку.

-Всегда так делай, - посоветовал Влад. Фраза мне от души понравилась и я расхохотался.

На обратном пути он снова задел растяжку.

-Я же говорю, всегда так делай, - уже не скрывая раздражения, сказал Влад.

-Темно ведь, я же не вижу где они! - возмутился Женя.

-Ты же можешь предположить, что от палатки идут растяжки, и в какую сторону они идут. Или тебе обязательно нужно их видеть?

"Вот, что значит, человек с высшим образованием, - подумал тогда я, - так сформулировать!"

Женя насупился, и молча ел свою порцию вермишели с тушенкой. На меня же, вдруг напало особое злорадство. "Ни что так не радует, как неудача товарища" - как раз в таком состоянии я и прибывал. Наверное, эта каретка, весь день, да еще Женины приступы хитрости, выделили во мне переизбыток желчи. Чтобы отвлечь себя от гадких мыслей, я начал расспрашивать Влада о его походах.

Мы расползались по палаткам уже в полной темноте. День был очень насыщенный, да и проехали, в принципе, не мало. Надув свой матрас я уснул.

 

 

 

ГЛАВА ВТОРАЯ

 

 

Проснулся я от того, что спать стало жестко. "Опять этот сосок:" - раздосадовано, я добрался до клапана и был неприятно удивлен. Он оказался закрытым. Это означало только одно - матрас пробит. В надежде, что дырка не большая, я надул его снова. Не успев даже заснуть, я снова оказался на земле. Какое жестокое искушение было вытащить из под спящего Жени туристический коврик. Во-первых, он был мой, а во-вторых, Женя всегда так крепко спал, что, скорее всего он бы этого даже не заметил. Собрав в кучу всю свою порядочность, я смирился с судьбой и постарался уснуть, без мягкой подстилки.

Наутро все бока болели. Мне предстояло снова разводить костер и, покидая палатку, я сразу захватил с собой весь свой костровый арсенал. Богатый опыт, подсказывал, что учиться разжигать костер хорошо, когда в запасе есть пара часов и особое вдохновение. Ни того ни другого в это утро у меня не наблюдалось. Зато родилось очередное правило для матрасника по этому поводу:

 

12 ПРАВИЛО МАТРАСНИКА.

На случай влажных дров,

Имей горючие сухое.

Костер зажжешь без лишних слов,

Ну, или что-нибудь другое.

 

Когда стало совсем светло, я решил посмотреть каретку. Люфтила она прилично. Больше всего я боялся, того, что внутри лопнул подшипник. Один раз у меня такое было, когда я с рвением забивал клинышек в шатун. Но разбирать каретку, чтобы проверить свои опасения, я не стал. Утро обрадовало нас мелким дождиком, поэтому особенно разлаживаться с ремонтом я не захотел.

Упаковав вещи, привязав Женин рюкзак к багажнику и осмотрев стоянку на предмет забытых вещей (к примеру, чьей-нибудь ложки), мы полезли, треща ветками, через посадку на трассу.

Неприятно ехать под дождем, но гораздо хуже в жару, и я находя во всем положительную сторону наслаждался свежестью утра.

Так как ведущим был я, то ехали мы не очень быстро, я опасался налегать на угрожающе щелкающую каретку. До Славянска было километров тридцать-сорок, там я надеялся купить все нужное для ремонта. Главное было доехать до города. В Славянске у меня живут родственники, так что выход можно будет найти из любой ситуации. Так я успокаивал себя, крутя педали, то и дело, поглядывая на велокомпьютер, который отсчитывал оставшиеся километры.

Туча шла медленнее, чем мы, и вскоре мы выехали из зоны дождя.

Найти авторынок в Славянске-на-Кубани оказалось проще простого, он был при въезде в город. Купив пару подшипников, а заодно и тормозной тросик, который у меня тоже барахлил, мы двинулись дальше.

Я ехал по городу, оглядываясь по сторонам, подыскивая хорошее место для ремонта. Почему я не стал ремонтировать велосипед рядом с авторынком, для меня до сих пор непонятно, удобнее места трудно придумать.

На выезде из города мы решили перекусить. Деньги в общаке позволяли нам немного пошалить, выходя за рамки традиционного питания, Санта купил по сникерсу и сладкой воды.

Раз уж все равно остановились, я устроился на ремонт прямо там. Я нагреб, и возил с собой всю дорогу целую гору запчастей, но сломалось как раз то, чего у меня не было. Купив то, что нужно я подумал, что проблема решена. Когда же я разобрал проблемный узел, оказалось, что подшипники были в довольно сносном состоянии, а вот ось имела какую-то странную изогнутую форму.

-Помнишь где авторынок? - спросил я у Жени, он кивнул, - слетай, купи ось и пару клинышков для шатунов.

Женя, взял деньги и помчался.

-Молодой, горячий, - отметил Влад, кивая на удаляющегося Женю, - даже багажник не разгрузил.

-Силы валом, зачем думать, - согласился я. Ничто так не объединяет двух людей, как недостатки третьего.

Пока ждали Женю, я подтянул все болтики, проверил все другие узлы, опять подтянул болтики. Начал моросить дождь, он все-таки догнал нас.

-Вот! - Женя протянул мне ось

-А Клинья?

-Блин, забыл.

-Как забыл? Жека, у тебя, что список на две страницы был? Тебе нужно было купить всего две вещи! - меня начало срывать.

- Езжай опять.

-Не поеду, - обиделся Женя.

Раздраженный до предела, я начал собирать каретку. Хуже всего - ремонт в полевых условиях. Нет нужных инструментов, все неудобно, ко всему прочему еще этот дождь. Время шло, а я ни как не мог дать ума этой каретке. Дома эта операция ни когда не вызывала особых затруднений, а тут, как будто в ступоре, я не мог понять, что и как.

Собрав ее, как попало, забив старые клинья, резьба которых держалась на честном слове, я сказал, что можно ехать.

Велотурист, чем дальше, тем больше становиться похожим на кентавра. Поломка велосипеда ввела меня в уныние, как будто снова начало ныть мое колено. Меня все раздражало и я уткнувшись взглядом в дорогу крутил педали.

Женя то и дело ровнялся со мной, задавая кучу дурацких вопросов. Я односложно отвечал, всячески показывая, что не настроен разговаривать. На самом деле Женя не заслужил такого отношения, но я просто был зол на весь мир. Во мне иссяк источник, который поставлял мне положительные стороны на любую ситуацию.

В одном из сельских магазинов, в которых продается все от жвачки до коленвала, я все же купил клинья, и мне стало немного легче.

Кстати, это неоспоримое преимущество моего велосипеда. Вряд ли где-нибудь по пути мы могли бы взять запчасти, для замены узлов на GT - Влада, или даже на STELS - Жеки, а для моего СТАРТА, в любом селе. Хотя это преимуществом является, если не брать в расчет то, что мой велосипед, и ломается в каждом селе.

Поля сменялись хуторами, хутора полями, и вдруг удача. По правую сторону от нас появилась бахча (и не перепаханная, как в прошлый раз). Рядом было поле с помидорами, где бригада колхозниц собирала урожай. Мы спросили разрешения у одной из женщин, взять пару тройку арбузов с бахчи. Она, польщенная тем, что ее приняли за начальство, разрешила, строго сказав: "Только смотрите, не долго!".

"Эх, жалко Фомина с нами нет", - подумал я тогда. Конечно, поле уже было выбранное, и мы не встретили там семикилограммовых красавцев, но небольшие арбузики встречались довольно часто. Набрав штуки по три, мы расположились на обочине.

-Нужно Фомину sms-ку написать, что мы наткнулись на целую бахчу, - сказал Влад.

-Он будет очень рад, - иронизировал я. В самом деле, эти арбузы ни шли, ни в какое сравнение с тем гнильем, что мы ели в прошлый раз. Часто встречались зеленоватые, но те, которые были спелые, оказались очень вкусные. Наелись мы так, что даже икнуть было опасно.

К моему огорчению каретка снова раскрутилась, я затянул ее, как мог, не снимая шатуны. Начал снова моросить дождь.

Подъезжая к Темрюку, на горизонте мы увидели голубую гладь.

-Смотрите, море!!! - Женя подпрыгивал от радости вместе с велосипедом. - Мы сделали это, Гена, представляешь, мы доехали до моря!!!

У меня велосипед был без амортизаторов, поэтому я ограничивался трепетом сердца. Плохое настроение испарилось, я даже забыл, что обижался на Женю.

-Это еще не море, - гораздо более сдержанно поправил его Влад, - это Курганский лиман, но море уже близко.

Скоро мы въехали в Темрюк. Город устроен оригинально. Прежде чем мы добрались до центра, нам пришлось проехать километра четыре частного сектора в одну улочку. Село Ивановка, да и только.

Поднявшись на довольно крутой подъем, мы оказались посреди музея под открытым небом. Вокруг на несколько гектар была выставлена военная техника разных времен и родов войск: самолеты, танки, торпедные катера, где-то вдалеке, даже виднелся бронепоезд.

Увидев туристов, к нам тут же подошел смотритель.

-Здравствуйте.

-Здравствуйте. Мы посмотрим? - спросил я.

-Смотрите, - пожал он плечами. Видимо поняв, что с нас взять нечего, он ушел.

У нас не было ни времени, ни особого желания бродить по этой упорядоченной свалке. Я огляделся. Окна техники были заварены листами железа и покрашены в белый цвет. От этого боевые единицы выглядели как дешевые игрушки.

Меня всегда возмущало такое отношение к памятникам. Умеют же наши уделать места культурного досуга - Диснейленд обзавидуется. То, что заварили окна, понять можно, лазают там всякие антисоциальные элементы, но почему они выкрасили окна в белый цвет? Интересно, кто-нибудь видел окна белого цвета? Может они думают, что в боевом вертолете на окнах весит тюль?

Однажды я видел памятник павшим войнам - солдат, в каске, с автоматом, с гордо поднятым подбородком, и выкрашен в ярко-салатный цвет. О чем думал маляр, когда красил?

Влад достал фотоаппарат, чтобы сделать несколько снимков - тот отказался работать (я не думаю, что он это делал, разделяя мое негодование, фотоаппарат просто отсырел). Влад треснул по нему несколько раз, русский способ срочного ремонта, фотоаппарату стало чуть лучше, он немного пожужжал, пошевелил своим телескопическим объективом, но все равно снимки получались размытыми. Никто особо не огорчился.

Как правило, любой подъем, рано или поздно вознаграждается спуском. С горы-музея мы понеслись вниз. Показывая скорость 64 км/ч. мой велокомпьютер глюканул, мы продолжали ускоряться. Адреналин попер в кровь. Тормоза при такой скорости, да еще с груженым велосипедом, плавно перешли в разряд очаровательных безделушек, украшающих руль. При экстренном торможении, даже если завалить велосипед набок, тормозной путь составил бы все равно приличное расстояние.

С этой стороны горы, Темрюк больше был похож на город. Еле вписавшись в поворот, мы выехали на аллею.

На одной из лавочек сидела молодежь. Девушка с оригинальной прической и металлическими вкраплениями, щедро натыканными по лицу, ярко выделялась из общей массы.

-Гена, ты видел? Вот дебилка!!! - поравнявшись со мной, крикнул Женя.

-Это ее способ самовыражения. А насчет дебилки, я боюсь, что, то же самое, они могли подумать и про нас. Все мы странники, только каждый по-своему. - Женя пожал плечами, а что он мог противопоставить столь глубокой мысли?

Время шло. В этот день бивак на ночь планировался в Голубицкой, а от Темрюка это добрых пятнадцать километров. К тому же Владу надо было навестить одноклассницу своей тетушки, живущую в Темрюке.

Предусмотрительно переодевшись в свою парадную одежду, Влад отправился исполнять тетушкину просьбу. Представляю лицо этой пожилой женщины, если бы Санта предстал пред ней, в своем красном костюме и велошлеме, а в руках пятнадцать пустых полторалитровых бутылок, ее бы точно хватил инфаркт, от такой неожиданной радости. До Нового года еще три месяца, а ОН уже пришел.

Чтобы не терять времени, Влад дал мне общаковый кошелек и послал в магазин.

-Купи, что-нибудь на ужин, чтобы можно было перекусить без костра.

Последний раз меня посылали за продуктами года полтора назад, когда мы на церковном совете устраивали чаепитие. После этого, никто не отважился повторить попытку, доверить мне закупку продуктов. Тогда, помнится, кто-то сломал зуб о пряник. Откуда я знал, что продавщицам не стоит верить? "Гена, ты, безусловно, благословенный брат, - сказал по этому поводу наш пастор, - но покупать продукты, это не лучший твой талант".

Войдя в магазин, я постарался не думать, а покупать все на уровне инстинкта. Размышления порождали во мне только сомнения, и ничего больше. Купив: вареной колбасы, майонеза, хлеба и сока, я посчитал, что получится королевский ужин. По крайней мере, об это невозможно сломать зуб.

Когда я вышел, Влад уже вернулся, тетиной одноклассницы не было дома. Оглядев, покупки Влад не стал критиковать мой выбор. Нужно отдать ему должное, деликатный, воспитанный человек. Женя же рад был всему лишь бы не вермишель с тушенкой ГОСТ-84. Погрузив продукты в рюкзаки, мы отправились дальше. Впереди нас ожидала встреча с морем.

Расстояние до Голубицкой мы проглотили в один миг. Когда мы въехали в станицу, боковым зрением я уловил табличку:

"КОМНАТЫ С ДУШЕМ 100 РУБ."

В голове проклюнулась неподобающая для туриста мысль: "как было бы неплохо сейчас остановиться в уютной комнатке, сытно поужинать, принять ванну:". Душу свело судорогой. Все же можно понять начинающего туриста, полдня мы мокли под дождем, а все остальное время убегали от него.

-Нужно спросить, где здесь поближе пляж, желательно с дровами, - остановившись, сказал Влад.

-А вон, глянь, люди сидят, давай у них спросим? - около двора, метрах в пятидесяти сидела пожилая компания.

-Может, комнату снимем на ночь? - в полголоса спросил Влад. Он, судя по всему, тоже видел ту табличку. Зачуханная фанерка, а какой рекламный эффект! Сам бы я ни когда не предложил такое, но сказать на это предложения "нет", у меня сил не нашлось.

-Было бы неплохо. А то эта сырость за целый день уже достала, - сказал я в ответ, как бы оправдываясь. Мы подошли к лавочке.

-Здравствуйте, - обратился Влад к местным жителям, - вы не подскажите, где здесь можно снять комнату? - место указанное нам находилось прямо через дорогу.

Калитку открыл небольшого роста, пожилой мужчина.

-Ирхитн эрженев, унте гиичнр!: (как точно он сказал я воспроизвести не могу, но был не меньше в непонятках, дорогие читатели, чем вы)

-Не понял!? - хозяин обращался ко мне, поэтому я и отреагировал.

-Ты что, не татарин? - удивился он.

-Нет, а что я похож на татарина? - удивился я.

-Вылитый, - однозначно ответил он.

-Если сильно нужен татарин, то это скорее Женя, у него и фамилия Татаринов, я всегда думал, что я русский.

-Нет, - с интонацией эксперта сказал хозяин, - ты точно какой-то нацмен.

Я, в принципе, ни против быть нацменом, даже прикольно. Ощущение как в сериале, всю жизнь думал, что ты сын латышского рыбака, а оказался вдруг незаконнорожденный наследник предводителя китайского сопротивления.

-Мы вообще-то хотели комнату снять, - вставил слово Влад.

-А-а, это к Свете, - хозяин повернулся во двор, - Света, здесь насчет комнаты.

Через минуту вышла хозяйка.

-Вы понимаете, у нас ремонт, и немного не убрано, - замялась она.

-Ничего страшного, все равно лучше, чем в палатке.

-По сто пятьдесят рублей с человека, - перестала ломаться хозяйка, поняв серьезность наших намерений. Влад посмотрел на меня.

-Дороговато, - вспомнив вывеску по пути, сказал я.

-Вы что? А вы вообще знаете, какие у нас тут расценки?

-Так уже не сезон, - резонно заметил я.

-Хорошо, по сто, - уступила она. Последовала тяжелая минутная пауза.

-По пятьдесят, и мы остаемся, - я пошел ва-банк.

-Хорошо, - на удивления быстро согласилась она.

Ремонт, это было слабо сказано. У Светы с Виталиком, так звали хозяев, была развернута настоящая стройка. Это и понятно - что делать на курорте в межсезонье, кроме как готовиться к следующему сезону. Недостаток уюта, был с лихвой окуплен радушием хозяев.

-Располагайтесь вот здесь. Вам постель нужна?

-Да нет, ненужно, у нас спальники.

-Вот здесь свет, вот розетки :

-А где у вас можно приготовить кушать?

-Да, конечно. Сейчас все покажу.

Ознакомившись со всеми жизненно-необходимыми "достопримечательностями", мы развьючили велосипеды.

-Мы бы еще хотели съездить сегодня к морю. Далеко отсюда пляж? - спросил Влад.

-Относительно не далеко. Километра три. Но с другой стороны снимать квартиру у моря дороже, - начал оправдываться Виталик. Эта реакция у него видимо была автоматическая. - Вдобавок ко всему, там постоянный шум, дискотеки всю ночь, кафе. А у нас пришел человек с моря, лег и отдыхает.

Честно говоря, для нас его уговоры были даже странными, для велотуриста особой разницы нет, один километр, три или пять. Тем не менее, мы выслушали терпеливо все железные доводы Виталия. Нужная информация прозвучала в конце, из уст его жены:

-Первый асфальтированный поворот налево, а потом все время по асфальту, до самого городского пляжа.

Пляж встревожил нас своей вывеской "ГОЛУБЫЕ ПЕСКИ".

-Первое что приходит мне на ум, в связи с этим это бар "Голубая устрица", из фильма "Полицейская академия", - сострил я, показывая на названия пляжа.

-Станица называется, тоже скажем, слегка нетрадиционно, - развил тему Влад.

-Будем надеяться, что сезон уже закончился, и сейчас сюда пускают всех.

Не смотря на то, что день выдался холодный, море нестерпимо манило нас к себе. По берегу ходили редкие гуляющие. Переодевшись, мы, без тени сомнения влетели в ледяную воду. От накопившейся за день усталости не осталось и следа.

Меня переполняли чувства. Сам по себе я человек не морской. Когда приходилось отдыхать на море, третий день для меня был уже бременем, в отличие от моей жены, которая к тому времени только входила во вкус. Здесь же море было желанной целью, к которой я стремился уже несколько лет. С таким же удовольствием я купался бы и в детском надувном бассейне, если бы он вдруг стал целью моего велопохода.

Идея доехать до моря на велосипеде меня вдохновляла давно. Все окружающие только подливали масла в огонь, говоря, что это невозможно. И вот, это свершилось. Я даже не ожидал, что это будет так просто.

Наплескавшись вдоволь, я вылез на берег. Обтершись припасенным заранее полотенцем, я начал названивать своим самым близким людям, выплескивая на них бьющий из меня фонтаном восторг. Не забыл я и отправить сообщение Александру: "Море, солнце, вспоминаем тебя".

В душе у меня был праздник. Этот осенний пасмурный день расцвел для меня самыми яркими и теплыми красками, потому что мои мечты стали реальностью.

Первое, что мы сделали, приехав на квартиру, включили телефоны на подзарядку. Мой телефон был еще заряжен больше чем на половину, потому что включал я его только вечером поговорить с женой минут десять, пятнадцать. Упускать возможность "поправить" батарею, все же не стоило, впереди было еще три дня похода.

Хозяева наслаждались заботами. Видно было, что их не так радовал доход, как гости. Что сейчас, в наше время 150 рублей?

-Как море? Оно у нас чистое, не то, что в Сочи или Геленджике! - Хозяйка суетилась вокруг гостей. - Вот матрасы, одеяла на всякий случай, вдруг будет холодно.

-Можно попросить у вас кастрюлю? Наши котелки закопченные, боюсь, что мы вам все выпачкаем.

-Да, конечно, - Света умчалась искать подходящую посуду.

-Если еще что-нибудь нужно, спрашивайте, не стесняйтесь. Меня зовите Виталик, и только на "ты", по-другому не люблю! - пользуясь отсутствием хозяйки, он вставил свое слово.

-У вас тут целая стройка! - заметил я.

-Это ерунда, - Виталик оживился, видно, эта тема ему была особенно приятна. Двадцать минут мы оказались заняты монологом Виталия о будущих и уже осуществленных проектах, его личных и всей его семьи. Причем со всеми цифрами, суммами и датами. Спасла наши уши Светлана.

-Ой, Виталик, не нагружай людей, они и так устали, - остановила она мужа. В руках у нее был маленький телевизор с комнатной антенной.

-А это зачем? - с явным неодобрением спросил Влад.

-Ну как же? Вы ведь уже целую неделю, оторваны от мира!

-Нет, спасибо не надо.

-Мы еще бы с удовольствием пару недель не вспоминали об этом мире, - поддержал я Влада.

Я вдруг четко ощутил, что в нашей жизни некоторые, так называемые блага цивилизации, не так помогают, как создают лишнее напряжение, добавляя мощности стрессу. Другим же следует отдать должное. Просто удивительно, как легко можно разжечь огонь при помощи газовой плитки. А это чудо - неограниченный источник пресной воды, который находиться в ванной!

Сначала я с удовольствием умылся. Потом, подставив ладони под струю лодочкой, я вдоволь напился. Постояв минуту, наслаждаясь ощущением чистоты, я умылся еще раз.

В нормальной жизни, меня трудно назвать чистюлей. Моей жене стоит не малых трудов загнать меня в ванную, здесь же меня как подменили.

Пить я уже был не в состоянии, умываться уже надоело, но я ни как не мог отойти от крана. Я вытащил свои грязные носки, плавки, кусок мыла и устроил постерушку.

Когда я возвращался, насытившись влагой, у остальных началась культурная программа. Света оказалась в прошлом заядлой туристкой, к тому же она была бард. Она достала гитару, то и дело, подстраивая ее, напевала свои любимые произведения:

 

У соседа лучше хата, у соседки лучше сваты,

И жена соседа лучше, аж кружится голова

И чужая дыня слаще, а когда домой притащишь

Дыня дыней, жена Маша, Хоть похуже да своя

 

Я умею немного играть на гитаре и отметил сразу, что Света далеко не дилетант в этом деле. Закончив одну песню, она рассказывала историю рождения следующей, исполняя потом и ее. Виталик что-то недовольно бурчал, комментирую рассказы жены.

Влад, как основной зритель этого действа, был весь во внимании.

Минут через сорок Света выдохлась, и, пожелав хорошего отдыха, удалилась. Тут настал звездный час Виталия. Оказалось, что он тоже увлеченный и неординарный человек.

Будучи строителем, не только по профессии, но и по призванию он строил у себя в огороде пирамиду "Хеопса". Точнее, ее уменьшенную, полую копию.

Где-то в Красной поляне Виталик встретился с неким профессором. Этот профессор изучает феномен египетских пирамид. В сочетании с магнитным полем земли, они как-то особенно влияли на человеческий организм. Лично я не до конца понял, все то, что нам так взахлеб рассказывал Виталий. У меня сложилось впечатление, что и он сам плавает в этой теме, но в нем было столько энтузиазма, что мы за малым не начали копировать его чертежи для себя.

Жить в курортной зоне и иметь большой огород за домом - большое подспорье. Каждый квадратный метр дает владельцу от 50 до 100 рублей в день дохода, причем от качества почвы урожай не зависит, лишь бы раскладушка не проваливалась.

Представьте себе, насколько человек должен загореться идеей, чтобы построить у себя в огороде пирамиду "Хеопса"? Это все равно, что взять и заасфальтировать золотую жилу!

Через час иссяк и Виталик. Уже ложась спать, я понял, почему нас согласились взять на постой, несмотря на копеечную цену. Эти люди просто не могли жить без гостей, их распирало изнутри. Поторговались бы мы еще чуть-чуть, и они согласились бы даже приплатить нам, лишь бы мы у них погостили. Наутро нас провожали как близких родственников.

 

 

 

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

 

 

Как бы не было хорошо позади, я знал, что все самое интересное нас ожидает впереди. Предстоящая часть маршрута проходила почти всегда по берегу моря, и это не могло не радовать.

Голубицкая закончилась затяжным, приятным спуском. Свежее утро, гладкий асфальт под хорошим уклоном, в двадцати метрах справа шумит море. Какая потрясающая штука - жизнь!

- Держитесь вместе, я вас сфотографирую, - крикнул Влад, чуть отставая. Я тоже снизил скорость, чтобы не слишком стремительно удаляться. Женя обернулся, позируя в фотокамеру, сделал фотогеничное лицо, и бац - его переднее колесо встречается с моим задним. Несколько "па" в воздухе и Женя завалился набок. Весь Женин багаж радостно разбежался по всей дороге.

Услышав грохот, я остановился и посмотрел назад, меня распирало от смеха. Не само падение повеселило меня, а облом такого прилежного позирования. Если бы Влад сфотографировал на пару секунд позже, в момент падения, кадр был бы золотой.

Поставив свой велосипед на подножку, я кинулся помогать Жени собирать его пожитки, то и дело, взрываясь от смеха.

-Че ты ржешь!? - рявкнул Жека.

-Ну, ты довыделывался! - Я попытался сдержать смех, но у меня это слабо получалось. - Знаешь, есть хорошее правило: едешь вперед - смотришь вперед, едешь назад - смотришь назад. Попробуй когда-нибудь.

Море было рядом, и мы решили использовать случайную остановку, и спустились на пляж. У меня и Жеки было первое купание в этот день. Влад же уже, успел съездить на пляж в Голубицкой, встретить рассвет.

Начинало припекать солнышко, и купаться было гораздо приятнее, чем вчерашним, пасмурным вечером. Фотоаппарат Влада просох и работал исправно.

Ахтонизовский грязевой вулкан, был следующей точкой, куда мы направились. Уверен, что для местных жителей это просто холм, и многие из них понятия не имеют, что живут рядом с достопримечательностью общероссийского значения.

Название "ВУЛКАН" звучит круто, а выглядит очень даже обыкновенненько. Холм, у подножья поросший травой, а ближе к вершине в засохших грязевых потеках.

-Давайте подождем извержения, - предложил Женя.

-Давайте. Оно, правда, бывает пару раз в год, а может и реже, - сказал Влад.

-А почему так редко? - Женя не скрывал разочарования.

Подъем был достаточно крутым, и мы, пыхтя, волокли велосипеды на вершину.

Вид с вершины Ахтонизовского вулкана открывался замечательный. Водное пространство уходящее до горизонта с одной стороны, крыши домов, утопающие в кронах деревьев с другой.

Сопло вулкана представляло собой углубление, сантиметров семьдесят глубиной и около метра в диаметре. Женя отважился залезть внутрь этой ямы, чтобы сфотографироваться.

Есть некоторые спуски, которые хуже подъемов. Спуск с вулкана был именно таким. "Зачем было переться туда с велосипедами? Можно было бы с успехом оставить их, хотя бы на полпути" - ворчал я.

Отъехали от вулкана мы совсем недалеко, мне пришлось опять всех останавливать, подкручивать снова разболтавшуюся каретку. За последние два дня это случалось так часто, что все принимали уже это как должное: остановились, закрутили, поехали дальше.

Следовали мы по грунтовке. Даже такое название было для нее комплиментом. Дорога, то вообще терялась из виду, то превращалась в тропинку. Пару раз ее преграждали кучи грунта, завезенного неизвестно откуда и зачем. Все это веселье сопровождалась еще и подъемом.

Я начинал входить во вкус. Раньше я был убежден, что умный в гору не пойдет, а тем более с велосипедом. Чем выше мы поднимались, тем более захватывающее зрелище открывалась нам. Прилагаемые усилия окупались с лихвой.

Приятно катить по шоссе, но что можно увидеть? Посадка, поле, посадка, поле, и так далее до бесконечности. Я поймал себя на мысли, что начинаю рассуждать, как Влад. С такими темпами, я скоро буду и на работу искать путь по грунтовкам.

Любая проселка, рано или поздно заканчивается, и конец ее, как правило, двух видов: глубокое бездорожье или асфальт. В этот раз нам повезло, и мы выехали на трассу.

Было по-летнему жарко, и это меня радовало, ведь море совсем рядом. Как приятно будет, измученному жарой и дорогой путнику, окунуться в освежающие волны, теперь уже Черного моря. Впереди была Тамань.

Я почему-то всегда путаю Тамань и Темрюк. Мне приходиться долго вспоминать, что где находиться, но разница у них огромная. В отличие от Темрюка, который мне совсем не понравился, Тамань - красивый курортный город.

Куда бы вы направились в первую очередь, в жаркий день, приехав в приморский городок? Ну конечно на пляж.

Прямо над пляжем, рядом с уютно оформленным маленьким парком, со скамеечками и фонтаном, находилась какая-то хата. Сначала я подумал, что табличка, прикрепленная к забору, гласила:

"ОСТОРОЖНО, здание находиться в аварийном состоянии, внимание зона сноса".

Подойдя ближе, я понял, что ошибался - это оказался домик Лермонтова.

Со школьных времен я был уверен, что М. Ю. Лермонтов был зажиточным помещиком, которому от сытой жизни вздумалось писать стихи и шастать по горячим точкам. Глядя на эту халупу я понял, что жизнь у пацана была не мед. Там, насколько я разглядел удобств, даже во дворе не было. Ближайшая уборная в соседском огороде. От такой жизни, еще не такую старушку Изергиль придумаешь. Да простит меня за эти размышления классик, и все его почитатели.

Жени нестерпимо захотелось сфотографироваться у домика Лермонтова. Влад сказал, что места на флешке и так мало осталось, но Женя, как малое дитя, канючил.

Я заметил, что такая любовь к Лермонтову у него проснулась после очередной PR-акции по телефону. "Скорее всего, - подумал тогда я, - кто-то не поверил Жеке, что мы находимся в Тамани, и ему нужны были неопровержимые доказательства". Я ни как не мог представить своего друга в кругу почитателей поэзии, а фантазия у меня поверьте не слабая.

В конце концов, Влад сдался, и Женя устроился с важным видом рядом с табличкой, на фоне домика с соломенной крышей.

Отдав должное внимание поэту, мы спустились на пляж. Я немного задержался. Пристегнув все три велосипеда к заборчику тросом, я снял, со своего, фару и велокомпьютер. Заодно вытащил из рюкзака документы и деньги. Многие, кто меня знает, считают меня страшным перестраховщиком, но зачем зря рисковать? Береженого Бог бережет. Хотя велосипеды были на виду, но в случае чего бежать к ним предстояло довольно далеко по крутой лестнице.

Удивительное дело - на городском пляже города Тамани не оказалось кабинок для переодевания. Влад мне посоветовал переодеться в ближайших зарослях, которые оказались ни такими уж ближайшими. Спрятавшись от людей, я достал свои плавки, и о, ужас! Сзади на плавках была широкая рыжая полоса. Вздумалось же мне устроить постирушку в Голубицкой, и повесить сушить плавки на железную, некрашеную трубу. Ржавчина чрезвычайно плохо отстирывалась, но самое обидное было ни это. Рыжая полоса, располагалась на довольно подозрительном месте, ни будешь ведь объяснять каждому на пляже, что это всего лишь ржавчина, а не то, что он подумал.

Настоящий герой должен уметь терпеть не только физическую боль, но и презрение толпы, - решил я, и одел компрометирующие плавки.

Я шел и думал: "Наверное, так чувствуют себя мужчины, которые носят стринги". Мне казалось, что мой зад сейчас раскалиться докрасна от пристальных взглядов пляжников. Я быстрее хотел спрятаться в воде.

Женя вообще не стал купаться, ни хотел шокировать публику своими семейниками. Поэтому мы вдвоем, с Владом зашли в море. Глубина была по колено, мы прошли метров двадцать, глубина все еще была по колено, мы прошли еще метров двадцать. "Что за пляж такой, - бурлило у меня внутри, - чтобы спрятать свою ржавчину, я до Украины должен дойти?". Накупавшись в этой лужице вдоволь, мы поехали дальше.

Наш поход имел идейный стержень, и не найти памятник в таком городе как Тамань, было бы преступлением. Нам пришлось немного покататься. Город был празднично украшен. Оказалось, что у Тамани и Краснодара день города совпадает. Только Тамань гораздо старше, Кубанской столицы, о чем нам не без гордости рассказал один местный житель.

Подъехав к памятнику Пушкину, мы спешились. Влад пошел фотографировать его, а мы с Женей уселись на высокий бетонный бордюр, окружающий клумбу. Частые купания утомили меня. Вода не только освежает, она так же не плохо высасывает силы.

-Ух ты, круто, а вы далеко едете? - два подростка восхищенно смотрели то на нас, то на наши велосипеды.

-В Анапу. - Как мне надоело отвечать на один и тот же вопрос по сто раз, но я все равно, со всей доброжелательностью, на которую был способен, терпеливо рассказывал им все, что их интересовало.

Как-то раз - это было в Кропоткине, около полугода назад. Я вышел с работы, и вдруг вижу, стоят два байка, груженные ПИКами-99. Не поверив, я сначала подумал, что у меня начались визуальные галлюцинации, на почве маниакального увлечения велотуризмом. Брат шедший со мной, тоже их видел, что меня успокоило. Увидев реальных велотуристов, у нас в городе, я был вне себя от счастья. Для меня в тот момент любой велотурист автоматически приравнивался к близкому родственнику.

-Ух ты, ребята, вы далеко? - я еле сдерживался, чтобы не кинуться обниматься.

-Далеко. В Минводы, - сухо ответил один.

-Я тоже велотурист, начинающий. А вы откуда?

Они что-то пробурчали в ответ, сели на велосипеды и уехали. Мне было так обидно, что если бы я был лет на пятнадцать моложе, я точно бы заплакал. Тогда я и решил: "какие тупые ни задавали бы мне вопросы, когда я в походе, если я вижу, что человек искренне интересуется, буду отвечать на все!"

Ночевать мы планировали на другой стороне полуострова, около Волны, до которой было километров десять. Если посмотреть на карту этой местности, то видно, что она очень плотно украшена закорючками похожими на знак доллара. Так обозначаются виноградники. Мы долго терпели, косясь на ровные, зеленые ряды, увешенные спелыми гроздьями, и в один момент мы не выдержали.

Спросив разрешения у проходящего по винограднику мужика, мы накинулись на спелые ягоды. Кстати этот мужик, по-моему, был просто левый прохожий. Ответ у него был странный, он просто пожал плечами и равнодушно сказал: "Да рвите".

Набрав, сколько могли унести в ладонях, мы уселись на обочине. Я ел, пока мне не опротивело, а потом запихал в себя еще две увесистые грозди. В тот момент мне казалось, что я больше ни когда в жизни не посмотрю на виноград.

Проехав Волну, мы не стали особо напрягаться в поисках подходящего места для ночлега. Остановились на общественном пляже. Ох, как я не люблю ночевать в людных местах. Не доверяю я местным жителям. Так и жди от них чего-нибудь.

Пляж постепенно пустел. Я не хотел расставлять палатку, пока люди ходили туда-сюда. Пользуясь вынужденным простоем, я решил заклеить свой матрас.

Надув его, я зашел в море. Пока я пытался его погрузить, он спустился почти полностью. Надув, я повторил попытку. Было бы странно, если бы дырка находилась в месте, где ее легко можно было заклеить. Дыра обнаруженная мной была со спичечную головку, и располагалась в шве.

Я достал клей для резиновых латок, и попробовал приклеить кусочек пленки. Оказалось, что этот клей, ничего кроме латок не клеит. Вторая идея была еще глупее, я решил дырку закапать расплавленным целлофаном. Поджечь на ветру скомканный пакет, оказалось очень не просто, но когда у меня получилось, и горящая капля упала на матрас, я тут же об этом пожалел. С таким же успехом можно было бы затыкать пробоину гранатой без чеки. Матрас просто прогорел, и дыра стала в три раза больше.

Мне очень не хотелось спать на голой земле, точнее песке. Дырка была в подушке матраса. Желая спасти хоть часть надуваемой поверхности, я принял еще одну отчаянную попытку, решил перевязать дырявую часть матраса веревкой. Промучившись в общей сложности с матрасом около часа, я бросил эту безуспешную затею.

Теперь я вдруг четко, до глубины души понял, почему настоящие туристы не доверяют матрасам. Долго колотясь в агонии, на этом песчаном берегу, во мне умер матрасник. При этом родился очередной закон для матрасников - потомков.

 

13 ПРАВИЛО МАТРАСНИКА.

О, мой матрас, ты подлой стал подстилкой,

Я надувал тебя, а ты надул меня.

Шипел ты на меня своею дыркой,

А я на коврик променял тебя.

 

Увлеченный ремонтом своего снаряжения, я не заметил, что пляж совсем опустел. Влад, исчезнувший час назад, вернулся с дровами. Солнце клонилось к морю, было самое время разбивать лагерь.

Женя, как всегда, был занят очень важным делом. Он достал из моря громадную медузу и тыкал в нее палкой.

-Зачем ты это делаешь? - я терпеть не мог живодеров, в любых проявлениях. Я полностью разделял мнения одного классического персонажа современности, который считал: "Если ты не собираешься это есть, то не зачем и убивать!" (примечание специально для невежд, так считал мамонт Мени из мультфильма "Ледниковый период"). Влад тоже смотрел на Женю с явным неодобрением.

-А че, прикольно, - сказал Женя.

-Себя ширни куда-нибудь для прикола, - посоветовал Влад.

Разбили мы лагерь возле какого-то водно-берегового сооружения. В метрах пятидесяти от берега поднимались из воды четыре железных вышки, очень напоминающие караульные. Между ними были натянуты какие-то заграждения. От всего этого на берег был протянут металлический канат. Потом, утром, когда я увидел все это с высоты обрыва, я понял, что это был своеобразный загон для рыбы. Она могла в него войти, а вот выйти нет.

На пляже валялась старая деревянная вышка, которая дополнительно обеспечила нас дровами. Мы расставили палатки, разожгли костер. Рановато я обрадовался опустевшему пляжу. Вскоре по берегу, мимо нас, пронеслась "десятка". Чуть притормозив, в том месте, где был канат, она переехала его почти по воде, и помчалась дальше. Немного позже в том же направлении проехала "Ока" и "Шестерка".

"Еще ни хватало нам тут ночных пьяных оргий" - переживал я. Все обошлось. Это оказались рыбаки. Они, правда, всю ночь переезжали с места на места, прочесывая береговую линию. Но они, по крайней мере, не бегали, улюлюкая друг за другом голиком, не швыряли в нас бутылками, и не пытались поджечь наши палатки.

Засыпал я тяжело. Во-первых, мне было жестко, а во-вторых, постоянно проезжающие мимо машины меня напрягали.

Как только я перестал ворочаться, и разум начал погружаться в дремоту, я почувствовал, как у меня по спине, что-то поползло. Я выскочил из спальника, снял футболку, и включил фонарик. Все это я сделал настолько стремительно, что трудно сказать, в какой это было последовательности. Сердце бешено колотилось. Сон, как рукой сняло.

Луч света выхватил из темноты маленького кузнечика. Я вышвырнул его шалбаном, из палатки, обшарив все вещи в поисках ему подобных, и снова залез в спальник. Сердце по-прежнему колотилось так, что кажется, распугало всю рыбу рыбакам. До самого утра я ворочался с боку на бок, лишь иногда проваливаясь в мучительный, чуткий сон.

 

 

 

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

 

 

Утром я встал, еще было темно. Звездное небо тускло освещало все вокруг, по крайней мере, можно было ходить без фонарика и не угодить в море. Когда начало светать, и окружающее стало прорисовываться более четко, я обратил внимание на пейзаж:

Море, величественное в легком волнении. Оно слегка шепчет своими волнами, но внутри таит в себе стихию. С другой стороны отвесная, глиняная стена, дитя двух встретившихся сил, земли и воды. Высокая, устрашающая, красивая в своем величии. На фоне всего этого стоит моя палатка, вся перекошенная и обвисшая.

-Господи, это сотворил Ты, а вот это я, насколько же я мал пред Тобою! - молился я, восхищаясь красотой творения Божьего.

Моя палатка, правда, выглядела не очень. Вычитав, что двухслойные палатки имеют преимущества, по сравнению с однослойными, я сделал у своей модели двойную крышу. Внутренняя была из парашютного шелка, и была "дышащая", для вентиляции. Вторая крыша была водонепроницаемая, и крепилась к первой на расстоянии 10 см. системой растяжек. Вся проблема была в том, что у меня так и не хватило ума сделать растяжки так, чтобы хорошо натянуть оба слоя. На моей палатке или провисал внутри потолок, или перекашивало крышу. Шил я ее полгода, убил кучу времени, нервов, денег, и пришел к выводу, который и облек в правило:

 

14 ПРАВИЛО МАТРАСНИКА.

Мечтал иметь хорошую снарягу,

Вложив всю душу, время посвятил.

Не экономил я, хоть и похож на скрягу,

Но лучше бы палатку я купил!

 

Творчество нужно проявлять в тех областях, где ты являешься экспертом. Будет приятно другим, а себя избавишь от позора.

Закончив молиться на этой оптимистической ноте, я принялся готовить завтрак. Костер приходилось разводить из досок, которые ни так просто было сломать. Обшарив все вокруг палатки Влада, топор я так и не нашел. Скорее всего, Санта тоже опасался, что его сопрут рыбаки, а может быть спал с топором под мышкой, на случай нападения.

Ни найдя не чего лучше, я решил наколоть щепок ножом. Неаккуратное движение, и нож обласкал мой палец. Готовясь к походу, я долго думал, из чего же должна состоять походная аптечка. Выбирая из множества вариантов, я ни как не мог решить, что именно взять, и в конце-концов не взял ничего.

Кровь потекла не слабо. У Влада наверняка была аптечка, но я ни стал его будить. Разорвав свою нательную рубаху на "бинты", я перевязал палец.

Очень важное правило для матрасника:

 

15 ПРАВИЛО МАТРАСНИКА.

Если ты в туризме новичок,

Вот твоя аптечка - ты заметь!

Ваты жменя, и бинта пучок,

Литр перекиси должен ты иметь.

 

Когда Влад проснулся, первое что он сделал, это побежал в море. Поступок отважный. Я могу утверждать это с полной ответственностью, потому что я увлеченный его примером, побежал в воду следом. Теперь я точно знаю, как чувствует себя соломинка, в охлажденной Coca-Cole. Удовольствие от такого купания приходит, лишь тогда, когда ты уже вылез из воды.

На завтрак была гречка с тушенкой, и крепкий чай. История с Жениной ложкой становилась частью нашей ежедневной трапезы, но такого развития событий мы не ожидали ни как.

В этот раз Женя вынырнул из своего рюкзака с удивленным лицом, и с двумя ложками. Я посмотрел на Влада, он сидел со своей ложкой в руке, и смотрел на мою.

-Ой, - начал оправдываться Женя, - я нечаянно в Голубицкой у хозяев ложку увел.

Если найти хорошего продюсера, Жека с этой ложечной юмориной порвал бы зал. На афише можно было бы написать так:

"ЕВГЕНИЙ ТАТАРИНОВ И ЕГО ЛОЖКИ!!!"

Позавтракав, мы начали собираться. Владу было в некотором роде проще, он взял свои вещи и упаковал. У нас с Жекой было много общих вещей. Собрав все, мы обнаружили, что на песке остался лежать сок, который купили еще в Темрюке.

-Женя, положи его себе.

-А почему я должен ложить его себе?

-Потому что до этого он был у тебя.

-Он у меня не помещается.

-Женя, если до этого, он был у тебя в рюкзаке, а теперь он туда не помещается, это значит, что ты плохо уложил вещи. Если ты постараешься, то все поместиться. - Я начинал злиться, слова вылетали из меня и впивались в Женино самолюбие как шершни. - Давай сюда свой рюкзак. Если я сейчас уложу все, и там останется еще свободное место, я положу туда еще и свои вещи. Идет?

-Если такой умник попробуй, - Жека тоже был настроен агрессивно. Влад спокойно смотрел, как страсти накалялись. Я расстегнул Женин рюкзак и без особых затруднений впихнул туда полторалитровую коробку сока. При желании я мог бы здорово облегчить свою ношу, упаковав плотнее, Женин багаж, но заметив, что у него от обиды уже начинает дергаться губа, я решил не дожимать.

-Видишь Жека, входит и выходит, - иронично процитировал я Вини-Пуха.

-А что ты раскомандавался? - уязвленное Женина самолюбие полезла наружу, - Вот приедешь, и у себя на работе бабами будешь командовать. Привык, теперь ходит всем указания раздает!

-Женя, ты должен понять, что в походе есть четкий порядок и дисциплина. Влад - старший в группе, а мы у него учимся, потому что у него есть чему учиться. У тебя же меньше всего опыта. Так ты, вместо того, чтобы кочевряжиться, лучше бы слушал, запоминал, и тренировался! Прежде чем гоношиться, посмотри на свое снаряжение: туристический коврик у тебя мой, в палатке ты спишь моей. Я тебе говорил, что заплечник для велопоходов не вариант? Ты не послушал. Даже самое элементарное: кружку забыл, ножа у тебя нет, ложку я тебе дал, дождевик у тебя тоже мой (как я не старался, тихо спокойно и размеренно учить, как это делал Фомин, у меня не получалось). Я сообщил тебе о походе за месяц. Ты готовился? Скажи, есть у тебя, что-нибудь из снаряжения свое?

-Велосипед есть, - подсказал Влад с легким сарказмом. Женя стоял насупившись.

-Ты пока, как турист, полный ноль. Женя, пойми меня правильно, мне не жалко для тебя все это, но следующий поход, снова буду искать я, и мне все меньше и меньше хочется брать туда тебя. Нам еще ехать два дня, так что сделай надлежащие выводы.

Когда я выпустил пар, мне сразу стало легче. В какой-то момент, меня пыталась остановить моя совесть, говоря: "Фу быть таким, Геша, если бы Женя не подарил тебе велосипед, ты бы пер свое хорошо подобранное снаряжение на горбу, так что не особо-то задавайся!", я отмахнулся от этой мысли, как от назойливой мухи.

Женю я знал уже года два, и мы с ним никогда не ссорились. Этот поход был больше чем два дня, и здесь все маски начинали слетать. Мы становились такими, какими мы были на самом деле. Женя оказался не всегда улыбчивым, и готовым к действию. Я же на самом деле привык руководить, и меня жутко раздражало неповиновение.

Мое глубокое убеждение, что любой беспорядок в иерархии ведет к разрушению дисциплины, что в свою очередь снижает эффективность любой группы. К тому же беспорядок непредсказуем и его последствия могут стать кислыми для всей группы.

Хотя в чем-то Женя был прав, меня иногда волокло в сторону диктатуры. Очень может быть, это было следствием моего роста. Наполеон Бонапарт, В. И. Ленин, и многие другие великие коротышки часто набирали недостающие сантиметры горлом.

Вскарабкавшись по крутому подъему, мы поехали вдоль обрыва, под которым ночевали. Основная изюминка этого дня была Бугазская коса, к которой мы и направились.

Было бы разумно выехать на асфальт, и мимо поселка Таманский проехать километров пятнадцать до Веселовки. Не пройдет и часа, как вы окажитесь на нужной вам косе. Но кто ищет легкий путь?

По грунтовке мы поехали вдоль береговой линии. Совсем скоро мы выехали к маяку. Забудьте о каменных башнях, одиноко стоящих на берегу, с бесконечной винтовой лестницей внутри, и газовым прожектором. Теперь это железная штуковина, совсем не романтичная на вид.

Миновав маяк, мы выехали на мыс Железный рог. Море уходящее в даль, и переходящее в небо - потрясающий красоты зрелище. Любоваться можно этим бесконечно. В тот момент я вспомнил анекдот:

Пожилая еврейская чета, в Одессе сидят и смотрят вдаль на море. Сидят молча несколько часов.

-Знаешь Изя? - вдруг говорит она, - я достаточно долго смотрю на волны, и таки лучшие уходят заграницу.

Мы стояли втроем и смотрели вдаль. Вдруг Владу пришла sms-ка.

-Немного мы разминулись с Ростовчанами. Сейчас они в Крыму, скоро будут в Тамани, - сказал он, прочитав сообщение.

-Это они тебе прислали?

-Нет, Кочевник, у них сейчас телефоны не работают

-Ты что, знаком с Кочевником? - я посмотрел на Влада, с восхищением, для меня это было равноценно, если бы он был кумом Майклу Джексону.

-Да, он приезжал к нам в Мурманск.

Когда я бороздил интернет в поисках велотуристов, Краснодарского форума я так и не нашел. Ставропольский мне показался скучноватым, а вот к "Вело Ростову" я сразу прилепился сердцем. Я читал, как люди общаются и завидовал. Просматривая страницу за страницей, я узнавал участников форума, и они становились для меня близкими.

Один раз я участвовал в опросе: "Сколько километров за сезон вы проехали?". Раздуваясь от гордости и убежденный, что имею достойный результат, я написал ответ - 2000 км. Ответы других участников слегка помяли мое самомнение, я был в хвосте опроса. Возглавлял список Кочевник 6000 км.

Fighter (не знаю как произноситься это по-русски) - Читая велоотчеты, я начал уважать его, как организатора. Редко сейчас найдешь человека, который готов жертвовать свое время и нервы, что бы организовать что-то для других людей.

Легко общаться по интернету, оставаясь скрытым, за виртуальным покрывалом. Совсем другое дело, общаться вот так, плечом к плечу, педаль к педали. Мне хотелось познакомиться с этими людьми лично. Но как? На самом деле проблема решалась элементарно, я просто боялся ее решать. Поэтому я смотрел на Влада, как на небожителя. Он знал реально тех людей, которых я знал лишь виртуально.

К сожалению, пересечь наши маршруты с Ростовчанами не удалось. Мы двинулись дальше, оставив эту идею позади. Дорога пошла в гору.

-Там какая-то воинская часть должна быть. Главное, чтобы они колючкой все не перегородили, - опасался Влад.

Вскоре мы собственными ушами услышали близкое присутствие военных. Впереди была слышна стрельба.

-У них, наверное, где-то рядом полигон. - Лицо Влада становилось все мрачнее.

-А может быть, это гостеприимные кавказские пограничники радостно встречают проезжающих велотуристов? - оптимистично предположил я, - или день рождения справляют у начальника части?

Чем выше мы взбирались, тем ближе становились выстрелы.

-Вообще-то полигон должен быть огражден, или хотя бы иметь предупредительные таблички, успокаивал нас, и судя по всему себя Влад.

Пыхтя на самой тягловой передаче, мы поднимались все выше и выше. Находясь почти на самой вершине, мы вдруг увидели солдата, который пытался бежать к нам на корточках, пригнувшись и при этом махая руками. Может быть, он даже что-то кричал, но за выстрелами не было слышно. Сначала я подумал, что он нас зовет, но посмотрев, как ринулись вниз Влад и Женя, я понял, что ошибаюсь.

Спускались мы, не там где поднимались, а по бездорожью. Мы просто свернули в сторону. Я до отказа сжал тормоза, мой груженый велосипед стремился вниз так, что я едва поспевал за ним. Еще немного, и мы покатились бы кубарем. Я даже подумывал, отпустить свой вел, чтобы спускаться с ним врозь.

Все обошлось. Голова, ноги были целы, велосипед тоже, мы остановились на суше, а не в воде. Это можно было назвать большой удачей, если бы не один факт - мы оказались на узком и достаточно коротком, каменистом участке берега. С одной стороны было море, с другой на расстоянии пяти метров отвесная скала (не считая небольшого участка тропы по которой мы явились). Метров через сто вперед скала и море соединялись.

-И что теперь? - ехидный тон получился у меня автоматически.

-Пойдем вперед, - Влад сказал это, как бут-то ответ был очевиден.

-Куда? Там же дороги нет!!!

Влад, демонстрируя всем своим видом спокойствие, поволок свой GT по берегу. Я пошел за ним, лишь для того, чтобы вблизи посмотреть, что Санта будет делать, дойдя до конца каменного пляжа.

-Подождите меня! - крикнул Женя. После такого спуска его организм побуждал его сесть, замереть, и напрячься (причем без штанов).

-Догоняй, - ответил я ему, будучи уверен в том, что скорее вернемся мы.

Дойдя до конца пляжа, Влад приподнял велосипед, и опираясь рукой о каменную стену, исчез за скалой. От удивления у меня пересохло во рту. Я как человек глубоко религиозный, безусловно, верил в чудеса, нарушающие законы физики, но Влад не производил впечатления святого-чудотворца.

Дойдя до того места, я увидел, что осыпавшиеся камни образовали отдаленное подобие тропы, сантиметров тридцать шириной, между скалой и водой. Стараясь не уронить велосипед в море, я пошел следом за Сантой.

На минуту я представил эмоции Жеки, когда он поднимется от своего важного занятия, а нас нет.

Пройдя по тропе метров пятьдесят, мы оказались на следующем пляже, чуть больше первого. Вскоре нас догнал Женя.

-Я же просил, подождите! - обиженно упрекнул он, тяжело дыша, то ли от скоростного темпа, то ли от пережитого страха, что мы исчезли.

-А что, ты боялся, что мы свернем? - спросил я. Солнце припекало как в Июле. Искупавшись, мы пошли дальше.

Следующая тропинка оказалась не каменистой, а из синей глины. В сочетании с морской водой, она превратилась в оригинальный аттракцион. Я остановился. В моем велорюкзаке было много вещей, которые могли испортиться от попадания в воду, и я решил подстраховаться. Благо, целлофановых пакетов у меня было не меряно (перед походом я купил упаковку 100 штук).

-Ну что ты стал, - подгонял меня Женя. Я объяснил причину остановки, и протянул ему пару пакетов, для документов и плеера. Упаковавшись, мы двинулись дальше. На следующем пляже я пропустил Женю вперед, что бы не раздражать товарища.

Жека пару раз уже ступнул в воду, мои кеды были еще сухие. Решив, во что бы то ни стало, сохранить обувь от воды, я одел по два пакета на ноги, и перемотал их скотчем. Такой способ сохранения ног от влаги я вычитал в одной из книг по выживанию.

Довольный собой, я ринулся преодолевать следующую каменистую тропинку. До пляжа дошли только шматки целлофана, привязанные к лодыжкам скотчем. Кеды противно чвакали, гоняя между пальцев воду.

Следующий пляж оказался тупиковый.

-Здесь должно быть где-то ущелье, - сказал Влад, осматривая скалу. Я смутно представлял, что такое ущелье, но тоже начал оглядывать берег. Ущельем оказалось соединения двух скал с еле заметной, крутой тропинкой между ними.

- Велосипед и рюкзак, пожалуй, придется нести отдельно, - сказал Влад. Отвязав багаж, мы оставили рюкзаки на пляже, а сами с велосипедами на спинах начали карабкаться вверх.

-А я все вместе понесу, - заявил Женя.

-Охота побыковать? - подколол я его.

Возвращаясь за рюкзаком, я зло хихикнул, проходя мимо пыхтящего, как паровоз, Жеки. Я уже почти поднялся, когда услышал этот душераздирающий ор. Это было похоже на трио Тарзана, Баскова и раненной собаки Баскервилей слившиеся в рок-экстазе. Патрульный на вышке у пагранцов, точно посидел, услышав это. Женя добрался-таки до вершины, оповестив об этом всю окрестность.

-Гена я сделал это!!! - восторженно произнес он.

-Ну и дурак, - ответил я.

-Почему? - Женя был удивлен.

-Потому что, ведя себя подобным образом, ты рисковал не только своим здоровьем, а всем нашим походом. Тебе было тяжело?

-Очень, - подтвердил Женя.

-Экстрим это круто. Но зачем рисковать по дурному? Тропа была достаточно сложная. Что бы мы делали, подверни ты себе ногу, или чего еще хуже?

Во-вторых, если Влад, как руководитель группы тащит все отдельно, а ты решил тащить все вместе, ты тем самым показываешь, что ты умнее. Это первый признак неформального лидера. Допустим, если бы нас было не трое, а больше. Менее опытные туристы, глядя на тебя решили бы тоже делать, как ты, а не как сказал руководитель группы. Так получается раскол и вредное двоевластие. Что ты об этом думаешь? - спросил я у Влада.

-По-моему, ты просто придираешься к пацану, - спокойно ответил Влад.

На самом деле, в глубине души я завидовал Жеке, что он намного сильнее меня. Но неужели это настолько явно было видно снаружи?

По невысокой траве вполне можно было ехать. Вскоре мы добрались до грунтовки и весело покатились по приятному, затяжному спуску. Меня все больше и больше увлекал горный велотуризм. Несравненные виды, нескучные подъемы и спуски. А это прибрежное приключение оставило неизгладимое впечатление в моей душе.

Дорога привела нас к Соленому озеру. Пейзаж напоминал картины после атомной катастрофы. Озеро было небольшим. Голубое пятно воды окруженное белоснежным кольцом соли, сверкающей на солнце. За ним следовала равнина черной мерцающей вкраплениями соли, грязи. Ландшафт абсолютно плоский, как большая парковка. С трех сторон озеро окружали отвесные скалы, с четвертой заброшенный пляж, за которым море.

Пляж усиливал впечатление многократно: перевернутый ржавый катамаран, покосившиеся кабинки для переодевания, навесы с дырявыми крышами. Нежно-бежевые мелкие ракушки покрывающие пляж, были густо перемешены с мусором: бутылки, старый шлепок, кукла без головы, то летящий, то приземляющийся целлофановый пакет. Сам бы Хичкок обрадовался такой натуре.

Подъехав к озеру ближе, мы остановились у белой полосы. Влад, вдохновленный увиденным, решил сделать несколько фотографий на фоне озера.

-Говорят эти грязи лечебные, - заметил Влад.

-А от чего лечат? - поинтересовался Женя.

-От всего, - авторитетно заявил я, - выровняются все ненужные выпуклости, и зарастут впуклости!

Поставив велосипеды у пляжа, мы разделись и пошли искать, где грязи больше, и где она жирней. Для русского человека лечение важно само по себе, неважно от чего и чем. Кстати лучше от него или хуже, то же вопросы лишние.

-В любом мужском коллективе, и не только в армии, - голосом заправского прапорщика сказал я, - есть старослужащие, иначе именуемые дембеля, и люди более молодого возраста. Как кто мыслит, кто из нас первый полезет в грязь?

-Конечно Женя, - протянул Влад.

-Не полезу я, - начал было нервничать Жека. Добравшись до грязи, мы ломонулись туда все втроем. Вымазавшись с ног до головы, мы черные как негры, вернулись к велосипедам. Установив фотоаппарат на штатив, мы сфотографировались.

Отмыться оказалась не так-то просто, грязь к тому же еще жгла.

Сразу после соленого озера начинался ряд многочисленных турбаз и детских лагерей. Затарившись водой у сторожа на одной из баз отдыха, купив кое-какие продукты, в Веселовском магазинчике, часам к двум дня мы выехали к Бугасской косе.

Еще дома, когда Фомин прислал уточненный план этого мироприятия, с датами и километражем, я обратил внимание, что километраж крутившийся до этого около 100 км. в день, в последние два дня составлял 38 и 28 км.

"Наверное, ребята хотят напоследок отдохнуть, вдоволь накупаться, поваляться на песочке" - подумал я тогда. В тот момент я даже не мог себе представить, как мы отдохнем, барахтаясь в песках Бугасской косы.

Полные энтузиазма, в предвкушении финишной прямой мы влетели на косу. Проехав метров тридцать по песку, я увяз.

-Вот видишь преимущество двадцать шестого байка, - задорно крикнул мне Жека и увяз в метрах двадцати от меня. Еще некоторое время мы пытались ехать, но выбившись из сил, спешились, и повели свои велосипеды.

Не то, что бы дороги совсем не было. Оставив глубокую колею, здесь видимо проехал до нас армейский Урал, или какой-нибудь солидный внедорожник. Таща волоком велосипеды, через полкилометра мы окончательно отчаялись увидеть нормальную дорогу.

- А может, давайте по берегу Лимана? - предложил Женя. Лучшего предложения на тот момент не поступило, и мы потащились к лиману.

Запах там был сногсшибательный, во всей полноте этого слова. Скорее всего, этот аромат изрыгали гниющие водоросли, в которых, запутавшись, гнила еще и рыба, а заодно и рыбак, который пытался поймать эту рыбу, но увяз насмерть в гниющих водорослях.

Ехать по зловонной болотного цвета подушке, чавкающей под ногами, удовольствие сомнительное. Нас хватило чуть больше чем на километр.

-А может, попробуем по пляжу? Там, по крайней мере, море. Может и песок утрамбованный прибоем.

Все с радостью приняли это предложение и направились, тащась по песку к освежающим волнам Черного моря. Песок, к нашему большому сожалению, утрамбованным не оказался.

Икры от напряжения начинали ныть. Груженый велосипед увязал сантиметров на семь. Обод полностью прятался в песке, и он желтыми струйками перетекал между спицами. Сняв велорюкзак с багажника, я одел его на плечи. Передвигаться стало гораздо легче.

-Инженерная мысль! - оценил мою идею Влад и тоже одел свой рюкзак на спину.

Из-за того, что колеса у моего СТАРТА были несколько уже, чем у Жениного STELSA и GT Влада, я начал отставать. Да и сам я изнеженный умственным трудом, на уровень уступал в мощности своим товарищам.

Решив, что зловоние лучше, чем позор, я рванул к лиману. Благо, что сама коса была достаточно узкая и такие мытарства были не очень обременительны.

Жара. Солнце подогревало бурую воду, наполняя воздух сладковатым, дурманящим ароматом. Воздух, влажный и от этого кажущийся густым и липким, преломляя изображения, поднимался от раскаленного песка и парящей воды.

Жара. Переступаю по гнилым водорослям. Спина мокрая от рюкзака, мышцы напряжены. Вдруг, впереди появился человек. Серый полукомбинезон, перетянутый широким ремнем на поясе, высокие берцы. На голове прямоугольная кепка, тоже серая, придавленная к голове наушниками. Не хватает, разве что кокарды со свастикой. Он шел мне навстречу, шаря впереди себя металлоискателем.

"Ну, все, эта вонь точно токсична, - решил я, - вот уже и голюны". Глюк не исчезал, а наоборот приближался.

-Копатель, что ли? - спросил я.

-Ну да, - ответил он, проходя мимо. Дождавшись пока копатель исчезнет из виду, я поспешил к берегу моря. Мало ли что, помедли чуть, и "Юнкерса" пикирующего увидишь.

Влад с Женей, похоже, не заметили моей отлучки. Они по-прежнему брели как верблюды, опустив голову, оставляя на песке цепочку следов, и сплошную борозду рядом.

Обессилив окончательно, мы остановились искупаться. Такое решение давалось нам легко, и повторялось в тот день каждые два километра.

Освежившись, немного отдохнув, мы собрались еще раз попытать счастье на дороге. Машины, они же не дураки, подумалось нам, хоть и мощи в них до дури.

В этот раз, в сравнении с пляжем и лиманом, дорога показалась нам многополосным шоссе. Здесь начали появляться даже участки, где можно было проехать метров сто, правда, потом метров пятьдесят все равно приходилось толкать велосипед по песку.

В общей сложности коса имела протяженность около тридцати километров до Благовещенской и столько же от Благовещенской до Витязево.

Продвижение по дороге пошло быстрее, но вскоре и такое "троеборье" начало напрягать. Цифры на велокомпьютере вяло менялись. 5700, снова песчаный участок, потом грунтовка, 5820 опять этот чудесный песочек, впереди деревца гуще, значит близко очередной участок грунтовки. 5900 переднее колесо вновь врезается и увязает в песочном пятне. "Вылезем из этой песочницы, я даже чай с рафинадом пить буду", - бубнил я себе под нос, стиснув зубы. На зубах скрипел песок.

Велосипед то же протестовал, втулка снова раскрутилась. Я даже соскучился, приняв поломку как старого друга. Появился лишний повод отдохнуть. Влад и Женя оторвались вперед, и я уже перестал даже пытаться их догнать. Отремонтировавшись, я двинулся дальше.

-Вот видишь, какое преимущество двадцать шестого байка! - дождавшись меня, ехидно заметил Женя. Меня трясло от раздражения, но я лишь пожал плечами. У меня не было ни сил не желания огрызаться.

До Благовещенской оставалось чуть больше трех километров. Люди начали встречаться гораздо чаще. Проехав дальше, мы рисковали обзавестись нежелательными соседями. После такого напряженного дня так хотелось покоя, так что решили становиться на ночлег.

Место, которое мы выбрали, было замечательное. Со стороны дороги нас закрывал холм и достаточно густые деревья. По пляжу слева и справа были какие-то насыпи, высотой метра по два не больше. Единственным недостатком была мошкара. Серые столпотворения этих насекомых, издавая гул, весели в метре от земли.

Небо со стороны Анапы было свинцовым. То и дело тучу украшали молнии.

-На той стороне косы похоже дождь, - кивая на тучу, сказал Влад, - придется до Анапы объезжать по асфальту.

-А я бы все равно рискнул по косе. Хотя бы попробовать пару километров, - заявил я. Если это и была бравада, то отчасти, я на самом деле вошел во вкус. Нас никто не заставлял ехать сюда, и нужно было наслаждаться этим приключением. На самом деле было что-то неповторимое в этой драке с природой. Может я становился мазохистом?

Искупавшись, мы разбили лагерь. Поужинав, мы еще раз искупались и расползлись по палаткам. По крыше забарабанило. Я выглянул, решив, что туча добралась до нас. Дождя не было, это мошкара, зависшая прямо над нашей палаткой билась о ткань своими дурными головами.

Я улегся. Свой матрас я похоронил на одной из свалок у берега моря, но Женя выделил мне свое одеяло, это лучше чем ничего. Тело обалдело от такой нагрузки, я так устал, что даже не обратил внимание на то, сколько у Жеки было сегодня ложек во время ужина. Хотел было спросить, но не успел, заснул.

 

 

 

ГЛАВА ПЯТАЯ

 

 

Утром отдохнувшие, мы проглотили эти три километра, что оставалось до Благовещенской, на одном дыхании. Перед самой станицей был небольшой асфальтированный участок. Мы ехали и наслаждались каждым метром гладкого покрытия, каждым нажатием педали. Все познается в сравнении, причем, чем сильнее контраст, тем ярче ощущения ценности или ничтожества.

Такая лафа кончилась довольно быстро. Чтобы сердце не терзали сомнения, мы, не задумываясь, свернули в первый попавшийся поворот на косу. Я остановился лишь для того, чтобы, проезжая мимо, купить у местного дедульки семечек.

Поначалу вторая коса мне показалась гораздо более проходимой. Километра два мы проехали, не вставая с седла. Но как говориться - чем дальше в лес, тем больше партизан. Песочные радости начались пуще прежнего. Коса была шире первой и теперь, чтобы пойти искупаться, нам приходилось преодолевать приличное расстояние. Вывернув на пляж, мы разделись и помчались в воду.

Невероятно трудно одеться и остаться чистым, когда вокруг песок. Три дня я уже практиковался, и у меня ни как не получалось. В конце всех моих попыток, песок находился везде, даже там, где не было одежды. Я пытался одеться стоя прямо в море, потом вскарабкиваясь на корягу, еще много разных способов я испробовал, но результат был всегда один. Я ощущал себя дряхлым пенсионером, с которого всегда сыпется песок.

Чем дальше мы продвигались вглубь косы, тем реже становились проезжаемые участки, а километра за четыре до Витязево началась сплошная песчаная колея. Мы снова волокли свои велосипеды, отчитывая каждый метр.

Людей становилось больше. Периодически проезжали джипы всяких мастей, из которых ободряюще махали сочувствующие.

Чем больше мы приближались к финишу, тем смешаннее у меня становились чувства. С одной стороны я тихо ненавидел каждую песчинку, сдерживающую мое движение вперед. Я так же понимал, что путешествие подходит к концу. Скоро я сидя у себя на работе, или дома, в комфорте и чистоте, буду мечтать попасть сюда вновь. Буду стремиться на эту труднопроходимую дорогу, с тяжелым непослушным велосипедом, и разламывающимися от напряжения мышцами. Снова сюда, чтобы ощутить это пьянящее чувство свободы и приключения.

Впереди показались строения, и мы решили искупаться еще разок, на прощание с косой. Место было уже достаточно людное, так что пришлось облачаться в купальные принадлежности. Влад толкнул меня в бок и указал кивком в сторону, я посмотрел в том направлении. В достаточном отдалении от нас купались без ничего пара девушек. Вполне могло быть, что это были старушки, потому что было достаточно далеко, да к тому же неприлично пялиться на такое зрелище. Женя видимо не разделял мое мнение, и замер, уставившись в ту сторону.

-Глянь на эту стойку молодого леопарда, - обратил я внимание Влада.

-Так все равно же ничего не видно, - заметил Влад.

-А ему и не надо видеть. Главное тема, а остальное он дофантазирует, - обсуждали мы молодого, да горячего товарища. В куширях мы заметили еще одного любителя женской красоты. Этот был оснащен лучше. Скрываясь в скудной растительности, он использовал для наблюдения бинокль. Видимо парень уже съел собаку в этом деле.

Вспомнив ряд анекдотов на эту тему и здорово повеселившись, мы побрели дальше. Очень скоро, нас обрадовала достаточно плотная грунтовка. И вот, этот долгожданный момент, мы выехали на асфальт.

Я готов был соскочить с велосипеда и расцеловать каждый камушек. "Дайте мне расчетный счет человека, придумавшего асфальт, я отошлю ему свой последний стольник" - ликовал я. Мне даже не испортила настроение свора собак, которые выскочили из двора ближайшего санатория, я готов был расцеловать и каждую эту шавочку.

Было уже около двух часов по полудню, последнего лня похода. Время расставания неумолимо приближалось. Мы остановились возле первой попавшейся фотолаборатории. Мне нужно было перекинуть все кадры с фотоаппарата Влада на диск, чтобы у меня тоже было на что посмотреть. Приятно будет вспоминать глядя на фотографии, и, конечно же, похвастаться перед всеми своими, многочисленными знакомыми.

-Можно у вас скинуть фотографии на диск, с флэшки?

-Да, конечно, - из окошка на нас смотрела очень миленькая девушка, - это займет некоторое время, минут двадцать.

-Хорошо, а что делать. - Компьютер у них в фотолаборатории был, правда, древний. Я бы не удивился, если у него, где-нибудь сбоку, имелось бы отверстие для перфокарт.

Через пол часа, получив желаемый диск, мы двинулись дальше по Пионерскому проспекту. Много раз я был тут по работе. Мы ездили, договаривались с клиентами, рассказывали о своей продукции, сдавали уже произведенную работу. Все лето я бывал здесь в белой рубашечке, классических брюках и туфлях, на фоне полуголых отдыхающих. И вот, я еду на велосипеде по этим местам, кто видел меня тут раньше, не узнал бы сейчас. Небритый, в камуфляжных штанах, ярко желтой разгрузке, в кедах и с полным отсутствием учтивости на лице, я ехал и наслаждался своей независимостью.

Анапский железнодорожный вокзал редкостный пример человеческой непредсказуемости. Интересно, кому в голову пришла идея построить станцию за десять километров от города? Скорее всего, тесть этого архитектора был таксист, и ему захотелось сделать приятное родственнику. Приехав на вокзал, мы уселись на скамейку.

Влад попытался зайти в вокзал с велосипедом, но грозный милиционер не пустил, объяснив это тем, что действует программа антитеррор. Влад был похож на чеченского сепаратиста, так же как Санта Клаус на графа Дракулу.

Пока мы сидели и ждали Влада, который пошел узнавать, когда его поезд, мне в голову пришла мысль взглянуть на карту. От Анапы нам еще предстояло добраться до Верхнебаканского. Там в пять часов утра, мы должны были сесть на электричку до Краснодара. Человек, который мне подсказал эту идею часто ездил в Анапу, таким образом, и утверждал, что расстояние это пять-десять километров, не больше. Когда я открыл атлас, мои волосы на затылке зашевелились. До Верхнебаканского оказалось еще около 40 км. Время уже было около пяти вечера.

Определившись с поездом Влада, мы поехали дальше. Заключительным этапом все же была Анапа, а не вокзал на отшибе.

Как оказалось, город был очень симпатичный. Раньше я думал, что Анапа - это один Пионерский проспект. Детские лагеря, частные гостиницы, множество мелких лавок с товаром сомнительного качества и пляж забитый отдыхающими настолько, что не видно песка - вот что для меня было Анапа. На самом деле, в Анапе-то я никогда и не был. Пока мы искали памятник А. С. Пушкину, мы исколесили весь город. Парки, аллеи, чистая, видимо недавно реконструированная набережная, памятники - много разных, вот что представляет собой этот город. Пушкин, правда, нам долго не попадался.

-Вы не подскажите, где здесь памятник Пушкину? - спросил я у пожилой пары, гулявшей в парке.

-Так вот он, прямо за углом.

Оказывается, мы уже пол часа кружили вокруг него. Видимо Влад потерял свой нюх на Пушника, где-то на косе, а я в него вступил. В тех бесконечных песках, кстати, я потерял свой шикарный замок для велосипеда, с толстым тросом, а Женя всякую надежду рассмотреть нудисток вблизи. Памятник оказался шикарным, даже в Краснодаре он был гораздо скромнее. Он был достоин того, чтобы стать конечной точкой нашего похода.

Казалось все, путешествие закончено. Что было намечено - осуществлено. Пришло время расставаться, но мы медлили. Засветло добраться до Верхнебаканской мы уже не успевали, и нам предстояло ехать часть пути по темноте, но расставаться не хотелось.

-Ну что. Влад, будем прощаться? - я не умел этого делать, и не любил, потому что чувствовал себя неловко в такие моменты.

-Я вас немного провожу.

-Да ладно, что мы не найдем дорогу?

-Ну, все же.

Хотелось сказать на прощание что-нибудь хорошее, то, что было на самом деле в сердце. Я, тот, кто мог говорить бесконечно, подшутить над любым, и высмеять кого угодно, не мог подобрать слов. Я сожалел, что приходиться расставаться с Владом, но как это сказать?

-Ну, что давай, что-ли? - протянул я Владу руку.

-Давай.

-Если что, будешь у нас на юге, пиши, у тебя же есть моя электронка?

-Я через два года планирую по Крыму проехать. - Влад тоже видимо не умел прощаться, повисла тяжелая пауза.

-Ну что, давай.

Когда мы направились в сторону Верхнебаканского, было уже почти семь. По моим расчетам в потемках нам предстояло проехать не менее часа. Из Анапы, через Алексеевку, до Натухаевской - 20 км. От Натухаевской до станции Тоннельная еще одиннадцать. Уточнив направление по атласу, мы двинулись

Проезжая мимо киоска РОСПЕЧАТЬ, я остановился, чтобы купить тетрадь. "Завтра в электричке будет уйма времени, нужно будет все подробно записать" - решил я. Я проверил свою фару, чтобы не менять батарейки в пути. Сразу достал из рюкзака налобный фонарь и вручил его Жени.

-Жека, прошу тебя, только не гони. Держи где-то 18-20 по велокомпу, и периодически оглядывайся, - попросил я.

Моросил мелкий дождь. Еще выезжая с косы, я чувствовал себя выжатым. Стараясь не думать, сколько еще ехать, я просто крутил педали.

Сразу за Натухаевской затяжной спуск. Широкая трасса, минимум транспорта - приятная возможность немного расслабиться. Вдруг, заднее колесо начало кидать из стороны в сторону, тарахтя ободом по асфальту. Прокол! Ну, надо же! Проехать сколько, иногда поперек поля, по скалам и камням, ночевать в посадке из акаций, хоть бы что. Тут же ехал по гладкому асфальту, да еще так в расслабоне. Я аж заскулил от раздражения. Женя тоже наслаждаясь спуском, налегал на педали. Я крикнул ему, но бесполезно, Жека ушел в точку.

-Сказал же ему, оглядывайся иногда : - сквозь зубы процедил я.

Женя вернулся минут через пятнадцать. К тому времени я уже устанавливал колесо.

-Что случилось? - глядя на его удивленное лицо меня разбирал смех. "Для бешеной собаки километр не круг" - вспомнил я пословицу. В этом парне действительно мощи было на троих.

-Прокол, прикинь, первый за весь поход!

-Давай помогу, - с энтузиазмом предложил Женя.

-Да ладно, я уже сам.

Пользуясь вынужденной паузой, Жека побежал посмотреть, что там за посадкой. Вернулся он с виноградом. Поев, мы поехали дальше.

Когда мы выехали из Натухаевской, было уже темно. Жека надел налобный фонарик, и включил мигающий режим.

-Жень, нажми в другую сторону, будет нормально светить, - поравнявшись с ним, посоветовал я.

-Не надо, так лучше! - блымая мне в глаза, ответил Женя.

-Так же ничего не видно.

-Мне так больше нравиться, меня так лучше видно!

Когда я покупал этот фонарик, я долго думал, кому пришло в голову сделать в нем такую опцию, а главное зачем. Теперь я знал, это было сделано для того, чтобы некоторые неординарные личности могли выразить свою самобытность.

Нам оставалась проехать километров пять, когда у меня снова раскрутилась каретка. Я кликнул Женю, слез с велосипеда, и начал, ставший уже привычным для меня за последние три дня, ремонт. Был бы я дома, я бы устранил неполадку раз и навсегда за пятнадцать минут. С теми же инструментами, что у меня были с собой, я возвращался к ремонту вновь и вновь. В глубине души бился вопрос: "Как мы ночью найдем ЖД вокзал, в незнакомой нам станице?", но это беспокойство терялось в наполнившей меня от усталости апатии.

-Здравствуйте. Что случилось? Может помочь? - рядом с нами остановился проезжающий мимо велосипедист.

-Спасибо. Это у нас плановый ремонт, - ответил я.

Непрестанно удивляюсь, как Бог чудно слаживает обстоятельства, переплетая судьбы людей. Остановившийся велосипедист, его звали Артур, оказался житель Верхнебаканской. Если быть точнее, он жил рядом с железнодорожной станцией Тоннельная, куда мы и направлялись. Проблема поиска вокзала решилась, причем так просто.

Молодой парень, Артур, был любителем спорта, и недавно купил себе велосипед. Он ездил в соседнюю Натухаевскую купаться, и немного задержался там, так что ему пришлось возвращаться по потемкам. Если бы не моя капризная каретка, мы бы не встретились. Действительно, любая проблема может обернуться благом. Артур проводил нас до самого вокзала. Я ехал и удивлялся, мы бы точно всю ночь положили бы, блуждая по этим закоулкам.

Станция оказалась достаточно большой. Шумная толпа встречающих, провожающих, таксисты, молодежь, пасущаяся возле ларька. Соваться с велосипедами в вокзал мы не стали, помня попытку Влада в Анапе. Расположились на двойной лавочке, почти на перроне. К полуночи все стихло. Внутри вокзала, скорее всего кто-то был, но на улице остались только мы и бродячая собака. Женя залез в спальник и мерно сопел. Я ни как не мог заснуть. Тело мое устало до изнеможения, но душа переполнялась переживаниями.

В моей жизни произошел перелом. Поход оказался для меня знаменательным событием и разделил мою жизнь на две части, до и после. Честно говоря, где-то в глубине души я надеялся, что когда я осуществлю свою сумасшедшую мечту - съездить на велосипеде к морю, я успокоюсь. Стану нормальным человеком, который мечтает о евро-окнах, новом холодильнике и повышении по службе. Эффект получился прямо-противоположный. Я окончательно подсел на велотуризм. Если раньше я предполагал, что велотуризм это интересно, то теперь я знал это наверняка.

Я лежал, думал и благодарил Бога за каждый день, за каждый километр этого похода. Вспоминал Александра Фомина - настоящего лидера, справедливого и принципиального. Если бы мы жили в одном городе, мы общались бы очень плотно. Влад Васильев - человек, сочетающий в себе спокойный нордический характер и изысканное остроумие. Думал о Евгении Татаринове, который беззаботно спал на соседней лавочке. Не смотря на то, что он иногда раздражал меня своим поведением, он был изюминкой этого похода, к тому же моим другом. Конечно же, я возьму его в следующий поход. Куда я без него?

Мысли роились в моей голове, одна сменяя другую. Начинало светать.

 

 

 

ПОСЛЕСЛОВИЕ:

 

Наконец-то я дома!!! Кинув велорюкзяк на пол, я вытащил книгу "Велосипед и путешествия". На титульном листе было написано:

 

Велопутешественникам Кубани - Гене и Жене - наилучшие пожелания от велопутешественников Кольского.

В. Васильев 22.09.06

 

 

Состоявшимся велотуристам на память о походе по Краснодарскому краю.

"Бороться, искать, найти, не сдаваться!"

"Не слыть, а быть и если быть, то первым!"

 

мастер спорта России Фомин А. А.

 

Свод правил для матрасника

 

 

 

1-Е ПРАВИЛО МАТРАСНИКА.

Быть может кто-то на "ДЕСНЕ"

Прошел пять тысяч в год!

Не велик, красит седока,

Скорей наоборот!

 

2-Е ПРАВИЛО МАТРАСНИКА.

Фляжка в походе совсем не важна,

Даже если она и новая.

Ценность истинная одна,

Бутылка полторалитровая!

 

3-Е ПРАВИЛО МАТРАСНИКА.

Идешь в поход, в рюкзак поло/ж:

Кружку, миску, ложку, нож!

 

4-Е ПРАВИЛО МАТРАСНИКА.

Не спишь? Оглушающий сердца стук,

Встала дыбом от страха макушка?

Успокойся, ложись, не пялься вокруг,

Утро скажет, то волк иль лягушка!

 

5-Е ПРАВИЛО МАТРАСНИКА.

Хочешь сделать что-нибудь приятное,

Но боишься стать всем на потеху,

Оправданья бормотать невнятные?

Подготовка - вот он путь к успеху!

 

6-Е ПРАВИЛО МАТРАСНИКА.

Риск в одиночку - в кровь адреналин,

Всё это круто, если ты один.

Но в коллективе номер отмочи,

И скажут все - "В башке полно мочи!"

 

7-Е ПРАВИЛО МАТРАСНИКА.

Не хочешь ничего терять?

Запомни правило тогда.

Где положил, там сможешь взять,

На место все ложи всегда!

 

8-Е ПРАВИЛО МАТРАСНИКА.

Если есть у похода идея,

И ею ты увлеченный,

Даже паспорта не имея,

 

9-Е ПРАВИЛО МАТРАСНИКА.

Верить карте дело не надежное,

Нужен туз, а будет дама пик.

Впечатленье создается ложное,

Ехали к шоссе, а там тупик.

 

10 ПРАВИЛО МАТРАСНИКА.

Любая мелочь, как под лупой

В походе вылезет всегда.

Повел себя я очень глупо,

Решив, что это ерунда.

 

11 ПРАВИЛО МАТРАСНИКА.

Велотурист, заплечник ни твой номер,

Пусть даже вещи будут ближе к сердцу.

Спросите Жеку, он ведь чуть не помер,

Хотя он фору даст любому перцу!

 

12 ПРАВИЛО МАТРАСНИКА.

На случай влажных дров,

Имей горючие сухое.

Костер зажжешь без лишних слов,

Ну или что-нибудь другое.

 

13 ПРАВИЛО МАТРАСНИКА.

О, мой матрас, ты подлой стал подстилкой,

Я надувал тебя, а ты надул меня.

Шипел ты на меня своею дыркой,

А я на коврик променял тебя.

 

14 ПРАВИЛО МАТРАСНИКА.

Мечтал иметь хорошую снарягу,

Вложив всю душу, время посвятил.

Не экономил я, хоть и похож на скрягу,

Но лучше бы палатку я купил!

 

15 ПРАВИЛО МАТРАСНИКА.

Если ты в туризме новичок,

Вот твоя аптечка - ты заметь!

Ваты жменя, и бинта пучок,

Литр перекиси должен ты иметь.


main | top

Created by Vlad Vasiliev on 13 Feb 2007
Last modified on 13 Feb 2007


Хостинг от uCoz
UCOZ Реклама
http://alina-style.com.ua