Эльза Смирнова.
"Сбирайтесь иногда читать мой свиток верный".

"Новости Пскова", 14.10.2002, с. 4.

Click here -> 3072x2015 пикс. 1316 кБт

Сегодня мы публикуем эссе Эльзы Валентиновны Смирновой о выдающемся подвижнике земли Псковской Семене Степановиче Гейченко, 100-летие со дня рождения которого мы будем отмечать 13 февраля 2003 года.

Семен Степанович был не только уникальным музейным работником, но и замечательным педагогом, благодаря которому музей-заповедник А.С. Пушкина стал и экскурсионным объектом, и центром работы со школьниками.

Семена Степановича знают в нашей стране и за ее пределами как уникального музейного работника, мастера слова. А еще он был мудрым педагогом и наставником детей и юношества. В этом я убедилась, сотрудничая с ним более двадцати лет как организатор туристско-краеведческой работы со школьниками.

В наследство нам и будущим поколениям он оставил возрожденные после войны заповедные пушкинские места, воспоминания тех, кто с ними встречался, свои многочисленные книги. Среди них - "Завет внуку", обращенный к юному поколению. Своеобразным наследием Гейченко является и здание научно-культурного центра, построенное по его инициативе, которое в беседах со школьниками он называл "храмом Пушкина". К сожалению, в этом прекрасном здании ему не удалось побывать ни на одном из торжеств. Лишь прощание с подвижником проходило в фойе НКЦ 4 августа 1993 года. Символично, что в числе первых "обживали" это прекрасное здание участники возрожденных областных детских пушкинских праздников, у истоков проведения которых был С.С. Гейченко.

Семен Степанович любил общаться со школьниками. Он встречался с ними в Михайловском и в школах, вел с ними переписку, помогал советами и материалами. И всегда делал "прививку любви" к А.С. Пушкину и заповедным пушкинским местам. Как когда-то сам он в школе Старого Петергофа, в которой учился, от учителя литературы получил "прививку любви" к Пушкину, литературе и искусству. Самой большой аудиторией, в которой слушали его школьники, была в 1971 году михайловская поляна. Тогда на ней собрались участники Всероссийской конференции юных туристов-краеведов "В мир литературы и искусства". Почти пятьсот краеведов из всех регионов России, четырех союзных республик и школ области слушали его мудрое слово о поэте, заповедных пушкинских местах. После той конференции пушкинский музей-заповедник стал местом сбора юных туристов-краеведов, активистов пушкинских объединений и школьных музеев, организаторов детского туризма.

Встречи с Семеном Степановичем... Их запомнили и взрослые, и дети. Они начинались у дома Гейченко, на дверях которого висела табличка со словами: "Это не музей, а квартира. Музей дальше". Пока я заходила в дом, чтобы сообщить его хозяину число его юных слушателей, ребята внимательно рассматривали дом и все, что его окружало. Перед встречей Семен Степанович брал конфеты, которыми угощал каждого участника встречи. Он наполнял ими свой правый карман, а под мышку брал целую коробку. Я помогала ему нести сувениры, которые он дарил детворе: буклеты о музее, газеты "Пушкинский край" с его статьями, офорты художника В. Звонцова, большого друга Гейченко.

Семен Степанович вел ребят к своей коллекции колоколов. Там он одним давал право звонить в колокола, другим - ударять палочками постоявшим под колоколами чугункам. Сам же выступал в роли дирижера.

После "концерта" он разрешал звонить в колокола и бить по чугункам всем желающим. Стоящим рядом приходилось затыкать уши. Но все получали удовольствие.

Беседы с ним чаще всего проходили в зеленом зальце за административным зданием. Семен Степанович сидел за столом или стоял за трибуной. Часто встречи превращались в "театр одного актера". Вот как вспоминает о них бывший юный пушкинист из Великих Лук Владислав Васильев, ныне геофизик из Мурманска: "Семен Степанович говорил о том, как много было разрушено, как тяжело доставалось восстановление заповедника, рассказывал об окрестных полях и лесах и, конечно, об Александре Сергеевиче. Себя не выпячивал никогда. Он мог говорить о чем угодно, результат был один - все как зачарованные внимали ему". Владислав считает Семена Степановича своим духовным наставником. Не без влияния Гейченко во время учебы в ЛГУ он изучил все пушкинские места Ленинградской и Тверской областей и задумал поход по маршруту А.С. Пушкина в южную ссылку. Он уже проехал на велосипеде часть пути до Ростова.

Во время бесед Семен Степанович умело использовал пушкинскую поэзию. Чаще всего он читал отрывки из стихотворений "Разговор книгопродавца с поэтом" и "Андрей Шенье". Словно бриллианты, он вкрапливал строки из них в свою речь.

Ведя разговор о бессмертии поэта, он цитировал строки, которые можно отнести и к Семену Степановичу:

Я скоро весь умру. Но тень мою любя,

Храните рукопись, о други, для себя!

Толпою суеверной сбирайтесь

Иногда читать мой свиток верный...

"Свитком верным" для юных наряду с произведениями Пушкина должны стать и книги Гейченко.

В школах Пскова в 1972 году насчитывалось 14 пушкинских объединений. Активистам посчастливилось в числе первых поздравить Семена Степановича с 80-летием и с присвоением ему высокого звания Героя Социалистического Труда.Члены пушкинского клуба 15-й средней школы сделали магнитофонную запись беседы с ним и радостные, счастливые сфотографировались с Семеном Степановичем на память.

Семен Степанович любил слушать юных чтецов, которые читали стихи Пушкина. Не раз высказывал мысль о том, как хорошо было бы собрать детвору на детский пушкинский праздник. Об этом же думала и я. К тому времени благодаря областной детской экскурсионно-туристической станции в заповедных местах побывало много активистов пушкинских объединений. В мае 1983 года состоялся первый областной детский пушкинский праздник. Правда, из-за непогоды собрать ребят на михайловской поляне, о чем так мечтал Гейченко, не удалось. Но это произошло на втором празднике, состоявшемся через год. Этот праздник запомнился его участникам по-особому, так как Семен Степанович подготовил для них много сюрпризов. Из воинской части Острова он пригласил военный духовой оркестр. Поднимаясь под звуки музыки по ступеням, ведущим к могиле поэта, юные пушкинисты испытывали особые чувства. На михайловской поляне Семен Степанович был рядом с ребятами. Он был в парадном костюме. На его груди сияла Звезда Героя Социалистического Труда.

В Михайловском Семен Степанович преподнес ребятам новый сюрприз - он был в роли экскурсовода. Когда он подвел свою "тургруппу" к кругу у дома поэта, то предложил одной из девочек прочитать стихотворение Пушкина "Домовому", текст которого был на мраморной доске. Она до того растерялась, что с трудом стала читать стихотворение. Ее выручил Семен Степанович. Он подхватил пушкинские строки, и слушателям показалось, будто перед ними самый тот "Домовой", к которому обращался поэт в своем стихотворении. Не случайно большой друг Гейченко поэт Михаил Дудин позже назовет его "домовым Пушкиногорья".

О Семене Степановиче сказано много добрых слов теми, кто с ним трудился, его друзьями - деятелями литературы и искусства. Но интересна оценка этой яркой личности и со стороны юных. Вот что написал о Семене Степановиче в письме из армии бывший юный пушкинист из Великих Лук Андрей Карпулев: "Это - сгусток энергии. Он тратит ее ради будущего заповедника, не зная, кто будет пользоваться результатами его труда".

Но, пожалуй, самую емкую и краткую оценку трудам С.С. Гейченко дали краеведы из Пустошкинской средней школы после посещения тургеневских мест в Орловской области. На вопрос: "Какое самое яркое впечатление от тургеневских мест?" был дан вот такой ответ: "Там есть все, но нет Семена Степановича Гейченко!". А вот учащийся 18-й средней школы Пскова, участник двух областных детских пушкинских праздников, выразил свое отношение к Гейченко в своих незатейливых стихах:

Семен Степанович пришел сюда,

Когда Земля

Изрыта минами была.

Он начинал с нуля.

Теперь здесь восстановлен дом,

Цветет и обновленный сад.

И даже погреб есть,

Как много лет назад...

В своей книге "Завет внуку" Гейченко говорит о понятиях "долг" и "память". Он пишет: "Долг - категория нравственная. Память - категория нравственная и духовная. Они связаны между собой, и на связи их основано высшее самосознание человека, его гражданская гордость и преданность родной земле". Гейченко говорит "о людях, что принесли Отчизне славу, и о поэтах, эту славу воспевших". Но Семен Степанович и сам является примером служения Отечеству и прославления памяти Пушкина. Благодаря ему были возрождены после войны заповедные пушкинские места. Он приехал в Пушкиногорье из Ленинграда, когда "дымились пепелища", взрывались мины, когда жители сожженных деревень устремлялись в города. Предполагал, что после восстановления заповедных мест вернется вновь в столицу и будет работать в Пушкинском Доме. Но... остался в Пушкиногорье до последних своих дней. С высоты Городища Воронич "обозревает" он теперь свои владения.

13 февраля 2003 года мы будем отмечать 100-летие со дня рождения Семена Степановича. Думаю, что уже сейчас надо подумать о том, как мы встретим такой важный для псковичей юбилей. Быть может, если в школах появятся новые пушкинские объединения, это и будет свидетельством того, что выполняются заветы, которые С.С. Гейченко дал юношеству в своей книге "Завет внуку"?

Фото из архива "НП".

главная | наверх

Created by Vlad Vasiliev on 18 Jan 2003
Last modified on 19 Jan 2003


Хостинг от uCoz
UCOZ Реклама
Казино на платформе microgaming здесь.