Поход участвует в конкурсе велопоходов Путь-2010

Приазовье:
Ростов-на-Дону - Азов - Ейск - Приморско-Ахтарск - Анапа - Новороссийск

19 - 28 апреля 2010 г.

we

Дневник походного летописца

Отчет о велопоходе по маршруту

Ростов-на-Дону – Новороссийск – Туапсе

(19 апреля – 5 мая 2010 г.)

Фотографии: В. Васильев, С. Костюченко, А. Мельников, В. Губанов

Автор текста: Александр Мельников


Содержание

Предисловие

19 апреля (I день)

20 апреля (II день)

21 апреля (III день)

22 апреля (IV день)

23 апреля (V день)

24 апреля (VI день)

25 апреля (VII день)

26 апреля (VIII день)

27 апреля (IX день)

28 апреля (X день)

Промежуточные итоги похода

2 часть (29 апреля - 5 мая)


Предисловие

Я убегаю... Убегаю из душного города, прочь от обязательств, неотложных дел, проблем. Прочь от людей: родственников, друзей и знакомых, требующих внимания и сочувствия; от работы, с которой меня уволили; от сомнительных связей, не несущих ничего кроме разочарования; прочь от собственной лени, постоянно душащей меня в стенах столичных зданий...

Рано или поздно это должно было случиться – я еду в отпуск. Причем еду в совершенно мизантропических настроениях, не находясь в поисках ни общения, ни новых знакомств, ни перспектив нахождения в толпе людей. Идеальный вариант – поездка в дикие места, куда нога человека если ступает, то достаточно редко и как правило в другое время года – еду в южные края, на море, весной, когда вода еще не успела прогреться и заманить в себя множество жаждущих хоть ненадолго избавиться от жары отдыхающих отпускников, по сути таких же как я, разве что чуть более ленивых и менее отчаянных. Мой путь лежит в Ростов-на-Дону, а затем в Краснодарский край, на Кубань, вдоль побережья Азовского, а затем Черного моря.

Конечно же, мое продвинутое пользование Интернетом вновь меня спасает, - говоря по правде, один я эту поездку вряд ли бы осилил, и технически, и физически, и психологически, поэтому я рад, что мне удалось найти спутников, с которыми мое путешествие будет более надежным, безопасным, и даже, хочется надеяться, более веселым. Сложилось так, что ими оказались велотуристы из славного города Мурманска во главе с опытным руководителем Владиславом Васильевым, с которым мы познакомились на одном из туристических форумов. Не знаю по правде сказать, чем мне удалось очаровать Владислава, но в компанию он меня взял. Также остается тайной то, сколько раз впоследствии он об этом пожалел...

В Ростов они направлялись из своих северных краев через Москву, с пересадкой в столице нашей замечательной родины. 18 апреля поезд с кликухой “Премиум” должен был забрать их с Казанского вокзала и доставить в город-герой в целости и сохранности. Естественно, я позаботился о том, чтобы этот поезд не уехал и без меня.

На Ленинградском вокзале

Я встретил своих попутчиков на Ленинградском вокзале в конце платформы, когда их поезд уже скрылся с глаз, несколько уставших с дороги и слегка взволнованных тем обстоятельством, что пришедший из Мурманска поезд собрался восвояси до того, как они успели целиком и полностью выгрузиться. Всего их было четверо – Влад, Александр, Ярослав и Сергей, плюс четыре их замечательных велосипеда. Все экипированы нормальными велорюкзаками, не то что я со своим 110-литровым “Снаряжением”. В таком составе и побрели мы через площадь на Казанский вокзал.

На вокзале мои спутники пошли покупать обратные билеты из Новороссийска (нашей планируемой точки окончания маршрута) и продукты в дорогу, Влад поехал на велорынок в Сокольники, я купил запасную стяжку для привязки рюкзака (настоящим открытием для меня оказалось, что они продаются в хозяйственном отделе), а затем рекордно медленно вспоминал, как разбирается велосипед и укладывается в этот на первый взгляд такой маленький и компактный велочехол.

Наконец время подошло, и мы сели в поезд, мне досталось волею судеб место в одном с ними плацкартном купе, хотя покупка билетов осуществлялась абсолютно независимо. Купе были “усовершенствованные”, что означало наличие гениальной инженерной задумки в виде перегородки между коридором и антресолью; это усовершенствование несколько затрудняло процесс укладки велосипедов на антресоль. По-моему, нам удалось поместить в наше купе только три из них, а еще два ушли в купе к Сергею, место которого оказался в том же вагоне, но чуть-чуть не с нами. А все потому, что предложение усовершенствование отвинтить большинством голосов было отвергнуто.

Влад

После окончания хлопотного процесса погрузки мы получили возможность немного расслабиться и наконец познакомиться. Руководитель похода Владислав с первых слов показался человеком опытным и многое повидавшим. Что и говорить, когда я рассказывал о каких-то местах, в которых мне доводилось побывать, я тут же узнавал, что Влад тоже туда заезжал, а то и не раз. Сам он тоже рассказывал много походных историй, был он и в тех местах, куда мы направлялись сейчас, правда, не целиком по маршруту, но во всяком случае кое-где. У него с собой была распечатка трека, по которому мы поедем, атлас Ростовской области и Краснодарского края и GPS-навигатор. Короче говоря, я твердо убедился, что с ним мы не заблудимся. Наш маршрут пролегал по стопам некоего уральского путешественника, который ездил в тех местах в августе 2008-го, Влад давал мне почитать и его отчет, чтобы я имел представление о том, куда мы едем. Юноша проезжал в день по 100 с лишним километров и сумел осилить маршрут от Ростова-на-Дону вдоль морского побережья и до самого Кавказа (если не ошибаюсь, до Туапсе) за 10 дней. Мы планировали ехать медленнее и за это же время добраться лишь до Новороссийска. В свою очередь Влад расспрашивал меня об известных мне московских туристических клубах. Я как турист не “по жизни”, а “когда приспичит”, вспоминал какую-то информацию о турклубе им. Баумана, о знакомых велотуристах из Твери и прочие обрывки сведений, связанные с тем, что я что-то где-то слышал о походах или даже немножко участвовал. В обычной жизни, насколько я понял, Влад занимается чем-то вроде геофизики, хотя подробности я не уточнял. Рассказывая о Владе, не могу не упомянуть неповторимый стиль его походной одежды – красный спортивный костюм, как у меня, но видно, что гораздо более видавший виды, и потрясающе оригинальная особенность одну штанину заправлять в носок, а вторую оставлять висеть свободно. Воистину с таким руководителем ничего не страшно!

Александр

Второй участник команды оказался моим тезкой. Александр также работает геологом и живет, насколько я понял, не в самом Мурманске, а где-то в окрестностях Оленегорска. Изначально Саша имел самые грандиозные планы на этот поход, собираясь после завершения основной части путешествия продолжить маршрут и прокатить-таки до загадочного Туапсе, благо Влад составил заранее трек и на эту часть пути, но потом, посчитав километраж, решил ограничиться Новороссийском. Отчаянность человека, собравшегося ехать в одиночку, вызывала определенно трепет и уважение. Кроме того, после Туапсе Саша снова не планировал завершать путешествие, а хотел отправиться на Украину к каким-то родственникам или знакомым, продолжая в некоторых местах использовать велосипед как средство передвижения. Подобное рвение в поездке по южным краям нашей необъятной родины и колоритного добрососедского государства, а также некоторые слова самого Александра выдавали в нем человека, не слишком патриотично относящегося к своим родным северным пенатам, но надежного спутника, готового во что бы то ни стало ехать, лишь бы подальше от леденящего холода и весенней мурманской стужи. Позже он мне рассказывал, что в детстве очень любил везде, где только можно жечь костры. Возможно, благодаря этому в этом походе он занимал должность “кострового”, что по факту предполагало то, что он тащил с собой всяческую хрень для разведения костра. Впоследствии также выяснилось, что всяческая хрень, которую он тащил с собой, этим не исчерпывалась.

Ярослав

Молодой человек по имени Ярослав в нашей команде был завхозом. Первое, что он сделал еще до посадки в поезд – собрал со всех деньги. Его задача облегчалась тем, что наш маршрут (как часто бывает в велопоходах) пролегал ко всему прочему и через города и деревни, так что закупаться и рассчитывать раскладку приходилось не более чем на пару дней, к тому же постоянно находились помощники и советчики, желающие что-то определенное к обеду, ужину или завтраку. В Мурманске Ярослав занимался наукой, более конкретно мне узнать о его деятельности не удалось, высшее образование получал в Московской области, в славном городе Дмитрове, после похода планировал поехать туда и встретиться с товарищами по студенческой скамье. Внешне Слава напомнил мне одного из важных людей из моей жизни, также связанного с городом Дмитровом, посему изначально я проникся к нему симпатией. К тому же из всей команды именно с ним мы были примерно одной возрастной категории.

Сергей

Сергей был механиком команды, как показала практика – очень нужная должность в велопоходе. В миру военнослужащий по контракту. Как у них часто бывает, в довольно молодом возрасте уже семейный. После похода собирался сразу же возвращаться домой к жене и дочери. По поводу Сергея меня сразу предупредили, чтобы я не все его слова моментально воспринимал всерьез, что я прекрасно понял, имея некоторый опыт общения с военными. Пока мы ехали в Ростов, мы мило беседовали о разности климата и вообще подхода к жизни в разных уголках страны, о Мурманске, о жизни за Полярным кругом, про полярную ночь, полярный день, северное сияние. Сережа также произвел впечатление человека надежного, не оставящего в трудную минуту непутевого столичного раздолбая.

День пролетел очень быстро, нас было пятеро, мы ехали на поиски приключений, нам было, о чем поговорить, что вспомнить и что рассказать. Кроме того, после того как мы сели в поезд на столе неожиданно материализовался коньяк, что изначально несколько меня шокировало – как же, ведь мы еще не начали и совершенно ничего не проехали. Но не стоило забывать, что со мной суровые северные парни, с которыми мне предстояло провести как минимум 10 дней, поэтому вливание в компанию не заставило себя долго ждать. Ели необыкновенно вкусный и питательный Роллтон вместе с Дошираком, горячо спорили, какой из этих двух продуктов лучше; я угощал своих новых друзей купленной в фаст-фуде курицей.

Валентин

В Воронеже уже ближе к ночи к нам должен был присоединиться шестой участник нашего похода – некий юноша из Белгорода, заявленный в команде медиком. Этот замечательный человек появился в нашем вагоне в свое время, отчего вагон сотрясся от возгласа “Опять с велосипедом!” Белгородец оказался самым старшим членом команды, зовут его Валентин. Он быстро присоединился к нашему общему веселью, хотя оно уже постепенно и клонилось к завершению по причине наступления ночи и завтрашнего приезда рано утром. От Валентина на столе появилась очередная курица, а также ставшее впоследствии легендарным сало, возможно даже еще одна жидкость в стеклянной таре. Информацию о том, что он медик, Валентин воспринял стойко, и мы все поняли, что болеть нам в этом походе никак не удастся – от нашего нового спутника веяло способностью решать любые проблемы и преодолевать любые препятствия.

Пока мы ехали, Влад показал мне набросок маршрутной книжки нашего похода, собственноручно им изданной. Согласно ей поход заявлялся как второй категории сложности, в ней указывался планируемый километраж по дням, контрольные точки остановок и ночевок, данные по каждому участнику, в том числе занимаемая должность в походе. Как абсолютнейшая темная лошадка для Влада, я остался без должности в этом походе, что не могло меня не раздосадовать и не возмутить, так как чувствовать себя бесполезным не нравится никому. Прочитав отчет уральского парня, проходившего по маршруту до нас, я решил, что кому-то придется вести историю и нашего похода и почему бы этим кем-то не стать мне. Таким образом я утвердился на должности походного летописца, а если сокращенно, то я был просто писЕц, что последующие дни, разумеется, подтвердили. Но я планировал подойти к работе со всей ответственностью и не подвести нашу доблестную команду.

19 апреля (I день)

Нет повести печальнее на свете,

Чем повесть о знакомствах в Интернете...

Действительно многие так считают. Но неповторимый опыт этой весны научил меня тому, что помимо всего прочего по Интернету можно также и собираться в походы и прекрасно проводить время. Помимо нашей восхитительной собравшейся в поход команды Влад имел удовольствие еще одно знакомство преобразовать из виртуального в реальное. Будучи завсегдатаем ростовского форума велотуристов, он сообщил о намечающемся празднике жизни, и один из местных велогуру пообещал встретить прибывающих северян и показать славный город Ростов-на-Дону. Молодого человека зовут Денис, он встретил нас прямо на вокзале, не успели мы целиком сойти с поезда.

Надо сказать, что велотуризм в Ростове очень развит, во всяком случае, виртуально можно найти множество упоминаний о походах, слетах, покатушках, проводящихся в окрестностях города. При этом как любое уважающее себя движение велоростовский туризм постоянно расширяется, приезжают люди из других городов, происходит обмен опытом. То ли Денис просто решил показать город собратьям по увлечению, посещавшим Ростов впервые, то ли захотел вживую пообщаться с обладающим невероятной харизмой нашим руководителем Сантой (ник Влада на ростовском и других форумах), во всяком случае, на первые полдня похода опытный проводник нам был обеспечен.

Итак, мы собрали свои велосипеды, прилепили к ним рюкзаки, вышли с ростовского вокзала и покатили вслед за Денисом по городу. Ярко светило солнце, настроение было прекрасное, начало похода было просто замечательное. Стоит отметить, что характер движения велосипедистов по городу всегда несколько отличается от движения по шоссе или проселочным дорогам: вы останавливаетесь на светофорах, стараетесь не попасть под колеса машин и общественного транспорта, часто поворачиваете. В этих условиях всегда очень важно, чтобы никто из команды не отстал и не потерялся, потому что в этом случае искать остальных было бы очень тяжело. В нашей команде с этим не было никаких проблем: во-первых, три человека из шести имели при себе рации (Влад, Сергей и Валентин), во-вторых, участника без рации никогда не оставляли позади, да и вообще старались не растягиваться и ехать если не всей толпой, то хотя бы группами по два человека минимум.

Мы посетили главный собор города Ростова – красивую массивную церковь с золотыми куполами, затем поехали на единственную пешеходную улицу города – улицу Пушкина, представляющую собой что-то вроде очень широкого бульвара. И если в Москве с пешеходных зон велосипедистов постоянно гоняют, то в Ростове мы ехали и только получали удовольствие. Денис выбрал очень красивый маршрут, впечатления от города остались самые приятные – по дороге мы видели много памятников, которые почти все старались фотографировать: Пушкину, Ушакову, героям Великой Отечественной Войны, просто статуи каких-то теток, которых ценители женских прелестей в нашей команде все норовили подержать за выступающие места.

Потом Влад заявил, что его не устраивает его покрышка, и он желает ее поменять. Поэтому пришлось искать какой-то магазин спортивных или велотоваров, где в конце концов покрышка была куплена, а потом мы поехали на набережную реки Дон, где и произошла наша первая техническая остановка – смена покрышки Влада. Пока он работал, я вдыхал в себя свежий ростовский воздух, гулял по набережной, фотографировал корабли, природу и своих товарищей. Между тем меня все это время не покидала мысль о своей ответственной должности: для того, чтобы составить записи мне как минимум требовалась ручка и блокнот, не говоря уж о массе времени для того, чтобы грамотно и красиво свои впечатления излить. Поэтому когда мы наконец поехали, я стал усиленно искать глазами магазин канцелярских товаров, но найти мне было достаточно просто киоск Союзпечати, где мое оборудование летописца было приобретено.

Родник Серафима Саровского Памятник Файтеру

Дальше Денис сказал, что он знает некую недавно построенную дорогу, которая выведет нас в сторону Азова быстрее, чем отмеченная на карте и на первый взгляд единственная дорога на Батайск. Едем за ним по набережной, потом сворачиваем в квартал каких-то маленьких деревушек и катим вдоль железной дороги. Впрочем, наличие “деревни в черте города” меня абсолютно не удивило – этим грешат почти все провинциальные города нашей родины, а многим жителям удобно иметь такой домик прямо в городе, чтобы не нужно было далеко ехать. Это не Москва, где, чтобы вырваться из объятий смога и выхлопных газов, приходится уезжать за несколько десятков километров, тут все гораздо проще.

Перебираемся на ту сторону железной дороги, перетаскивать велосипед, нагруженный рюкзаком, через рельсы на первых порах кажется непросто, но справляемся и едем дальше. По пути заезжаем на родник имени Серафима Саровского, отдыхаем, фотографируемся и едем в сторону шоссе.

И вот она первая трасса нашего маршрута: мимо на большой скорости мчатся легковушки, грузовики, фуры, а мы, велосипедисты, должны скромно ютиться у обочины за белой сплошной линией. Денис выезжает первым, я еду за ним, переезжаем мост через Дон, я пока не знаю, куда он хочет нас привезти, и думаю, а не собрался ли он провести с нами весь день, ведь из его родного города мы уже выехали.

Впоследствии мои попутчики часто упрекали меня в том, что я несусь очень быстро и порой просто не смотрю по сторонам. Видимо удовольствие от велопробегов я получаю каким-то другим способом. Возможно, это как-то связано с моим характером, согласно которому я больше настроен на погружение в себя, чем на восприятие мира вокруг. Кстати говоря, туризм – это один из способов найти баланс между этими двумя составляющими. Как бы то ни было, и в этот раз я умчался на скорости далеко вперед, когда Денис вдруг крикнул мне остановиться. И тут я увидел то, что так хотел нам показать ростовчанин.

Недалеко от дороги на небольшом столбе прикручен велосипед. И столб, и велосипед выкрашены в белое. Когда основные силы нашей команды подтягиваются, Денис объясняет, что это памятник их товарищу, ростовскому велотуристу Дмитрию, известному в Интернет-сообществе как Файтер (боец), опытному организатору и участнику многих велопоходов, отчаянному туристу, спорстмену и верному другу. Дмитрий трагически погиб в ноябре прошлого года, выехав тренироваться на своем велосипеде. На этом самом месте на огромной скорости его насмерть сбила машина, виновника аварии впоследствии так и не смогли отыскать. Друзья и товарищи поставили этот памятник, этот белый велосипед, в его честь. Мы остановились и почтили память человека, которого не знали, но которого уважало и помнило все местное туристическое сообщество, и настроение скорби передалось и нам.

Около велосипеда мы стояли достаточно долго, к нам даже подъехала машина и водитель спросил, что это за странный объект. Денис ему разъяснил. Между тем выяснилось, что не все участники нашего похода добрались до этого места. Не было видно Александра и Ярослава, видимо, случилась какая-то поломка. Наконец, они подтягиваются. Оказывается, Слава умудрился на этом шоссе проколоть камеру, в руке он держит маленький острый камушек, из-за которого и произошла эта задержка. Что ж, первый прокол у нас в команде уже есть, причем практически на ровном месте. Я в это время думаю о том, что у меня проколов не было еще ни разу за весь мой недолгий опыт велосипедных странствий и что я абсолютно не знаю, с чем их едят, как определяют и как устраняют. То есть, знаю, конечно, но глубоко теоретически. Благодаря этой теории в моем рюкзаке и оказался ремнабор для камер и одна запасная.

Здесь мы прощаемся с Денисом, он возвращается в город, а мы продолжаем катить в Новороссийск, но сначала нам нужно попасть в Азов. Наступает время обеда, Владислав предлагает найти место, где можно остановиться и поесть. Первая такая возможность предоставляется нам уже после поворота на Азов, когда движение становится все-таки несколько менее интенсивным. Мы видим заправку и прямо на ней какое-то кафе. Решаем остановиться, кладем велосипеды около бордюра, Влад заходит в кафе, чтобы оценить меню. В это время к нам подходит какой-то мужик и начинает возмущаться на тему того, что мы положили свои “грязные” велосипеды на бордюр, который только что покрасили. Честно говоря, я иногда поражаюсь тону, которым охранники или рабочие разговаривают с возможными клиентами, неужели вот в голову не приходит, что они их просто этим самым могут отвадить. А все из-за того, что что-то “нельзя”, “запрещено”, “только что покрасили” и что-то в таком духе. Не знаю, по роду деятельности им все-таки приходится общаться с людьми, так пусть же их учат этому общению! Когда Влад вышел из заведения, ему тоже досталось за нас за всех. В итоге мы приняли единственно правильное решение не пачкать более их кристально чистый бордюр и не оставлять деньги там, где нам нагрубили.

Едем дальше, по дороге встречаем еще одну кафешку, называется “Шанс”. Название вызывает стойкие ассоциации с одним из московских клубов. Благо там есть что-то вроде дворика, где можно поставить велы, ничего не запачкав. Заходим внутрь, снова чувствуем себя цивилизованными людьми, заказываем комплексный обед за вполне небольшие деньги. Я рассуждаю о том, что одна из особенностей велотуризма заключается именно в возможности время от времени побыть в таких вот небольших очагах цивилизации, мне возражают, что скоро мы доедем до таких мест, где цивилизацией и не будет пахнуть. В принципе, я конечно этому верю, но как бы то ни было мы все равно держимся дорог и проезжаем через того или иного размера города, так что меня не убедили. После обеда некоторые из наших разваливаются в креслах и на диванчике, и с трудом удается подняться и продолжить маршрут.

Следующая остановка – славный город Азов, последнее крупное поселение, которое мы будем проезжать сегодня. Поэтому сперва мы останавливаемся у универсама, где и производим закупку продуктов под командованием Ярослава. Для того чтобы запихнуть что-то к себе, мне приходится снимать рюкзак, стараюсь брать продукты, не занимающие много места и не подверженные сильной деформации в процессе езды и прыганья на рюкзаке. Процесс отвязывания и привязывания рюкзака поначалу занимает много времени, но потом я приноравливаюсь, хотя и начинаю осознавать, что велорюкзаки в этом смысле гораздо проще в обращении.

После решения этих технических вопросов едем в сам город с экскурсионно-познавательной целью, ведь городу как бы то ни было около 1000 лет. Добираемся до развалин азовской крепости, забираемся на крепостной вал. Видим в принципе только остатки стены, через которые смотрят дула пушек. Сверху открывается вид на город и на реку Дон. Рассуждаем на тему, сколько раз этот город переходил из рук в руки во время русско-турецких войн и о том, что видимо каждый раз пушки просто разворачивали в противоположную сторону. Однако когда до города наконец добрались мы и по нашим сведениям он принадлежит отнюдь не туркам, дула пушек оказались развернуты почему-то в сторону, откуда мы приехали, а не в сторону моря, что навело нас на мысль, что последний раз перевернуть пушки просто забыли. Забавные и интересные повороты истории и пушек в этой истории сами по себе очень познавательны, но нам предстоял путь дальше, поэтому в Азове мы не стали больше задерживаться.

Снова едем по дороге в сторону Азовского моря, следующую остановку делаем в одной из деревень у магазина “Лукоморье”. Дубов зеленых, впрочем, мы там не увидели, зато купили мороженное, что было очень кстати в этот жаркий день. К этому моменту лично я впервые почувствовал некую усталость, немного стала болеть спина от неизменного положения тела велосипедиста, однако силы еще оставались и проехать еще 15-20 км до Очаковской косы, где была намечена ночевка, казалось вполне реальным.

Между тем после Азова машин стало еще меньше, мы ехали по хорошей асфальтированной дороге практически одни, хоть мы и прокатили немного лишних километров по Ростову, было здорово катить и знать, что скоро будем отдыхать. Однако мысль о том, когда я буду делать записи в купленном в Ростове блокноте, не давала мне покоя.

Наконец, мы доехали до поворота на грунтовую дорогу, ведущую через поля в сторону моря. Мы поворачиваем туда, и тут я замечаю первых насекомых, летающих на полях и через дорогу, по которой мы ехали. Не знаю, кто это был, и не столь они были назойливы как могли бы быть, но сам факт я отметил.

Остановиться мы решили, не доезжая до Очаковской косы. Причем дело было не в том, что мы сильно устали и не смогли бы одолеть еще несколько километров, просто Влад почуял хорошее место для стоянки. Я пошел с ним на разведку, поначалу было странное чувство после того как слез с велосипеда, но между тем язык через плечо у меня не висел, и я был готов еще к подвигам в этот день. Место действительно оказалось очень хорошее, на возвышенности над морем, но спуск вниз был. Кроме того, здесь были дрова, и можно было развести костер.

Мы приехали и стали разгружаться. Те, кто вез палатки, стали их ставить. Так как я палатку не вез, я решил помочь с разведением костра. При этом получилось, что я сам его разжег из сухой травы, дров было действительно много, их даже не пришлось искать и сильно пилить, они ломались сами и лезли в костер. Дежурным Влад назначил Александра и предложил ему выбрать себе помощника из команды. В итоге помощником оказался я, так как за костром следили мы вдвоем. Все это привело к тому, что завтра мне (как и Александру) нужно было на полчаса раньше вставать, чтобы готовить завтрак. Между тем, блокнот мой был еще пуст, все впечатления о первом дне были только в голове.

На ужин ели, если не ошибаюсь, гречку с тушенкой – классическую походную еду, отмечали первый день похода по фирменному рецепту Ярослава вермутом, смешанным со спрайтом или соком, что должно было имитировать Чинзано или Мартини, плюс у нас были остатки коньяка. Спать легли немного спустя после захода солнца, не было и 10 вечера. Я попросился спать с Ярославом. Ложась, я решил, что утро вечера мудренее и поставил будильник на 5 утра (на час раньше положенного), чтобы утром наконец записать свои впечатления.

20 апреля (II день)

Есть два случая, в которых не стоит играть в казино:

когда у вас нет денег и когда они у вас есть.

Состояние утренней полудремы всегда было для меня чем-то особенным: мой разум предпринимает все возможные попытки, чтобы не разбудить тело и не заставить его встать и заняться каким-то делом – начинает производить какие-то дикие арифметические вычисления, из которых следует, что “еще полежать” можно целых n-цать минут, а то и вовсе приводит совершенно безаппеляционные доводы, что вставать вообще нет никакого смысла и единственно возможный вариант дальнейшего времяпрепровождения – крепкий и здоровый сон. Тут надо вовремя его остановить, но некоторые мысли бывают совсем неплохие. Окончательно проснулся я в 5:30 и с четкой ясностью осознал, что за полчаса (да даже и за час) задуманное великое развернутое сочинение не напишу, но могу просто набросать основные моменты прошедшего дня, а затем после приезда в Москву сводить эти конспекты и рождать свое литературное творение. Вооружившись фонариком, я начал быстро писать, стараясь при этом не нарушить священный сон дремлющего рядом Ярослава. В этот раз записей было немного, но по крайней мере я решил проблему, мучившую меня вчера в течение всего дня. Впоследствии мои конспекты становились все более развернутыми, предположительно с ними проще будет работать, так как додумывать придется меньше.

Полчаса мне на это хватило, и ровно в 6 часов я поднялся заниматься уже более официальными делами, а именно дежурить вместе с Александром и готовить завтрак. Отдежурили без происшествий, готовили пшеничную кашу, снова на костре, вроде получилось и все были довольны и удовлетворены. Утром было довольно холодно, некоторые с трудом выбирались из спальника, но я, вопреки опасениям, совсем не замерз.

Планы на день были следующие: продолжать ехать вдоль побережья Азовского моря до Глафировки, а затем заночевать на косе. Сегодня мы должны выехать из Ростовской области, пересечь границу с Краснодарским краем, а где-то на границе нас ожидала жемчужина сегодняшнего походного дня – казино Краснодарского края, не обозначенное ни на одной из карт, но уже построенное и функционирующее. На самом деле, не думаю, что оно так уж нас ожидало, но Влад твердо заявил, что если мы туда не заглянем, на работе его не поймут.

Мы снова выехали на вчерашнюю асфальтовую дорогу. Надо сказать, что несомненным плюсом Ростовской области и северных областей Краснодарского края является то, что дороги ровные и не приходится преодолевать на велосипеде горки, задыхаясь по дороге вверх и опасаясь врезаться во что-нибудь или упасть на скорости по дороге вниз: едешь себе и едешь. Между тем тут же обнаружился и минус – большая ветренность, и соответственно зависимость от направления ветра. Когда мы поехали по дороге поднялся ветер и дул нам в бок, что меня несколько озадачило, потому что мой велосипед время от времени порывался съехать на обочину.

В тот момент в самом начале похода, когда я еще не успел более-менее четко понять, в какой команде я еду, для меня были важны какие-то очень странные вещи. Например, во что бы то ни стало не хотелось отставать, а хотелось ехать впереди, если не первым, то хотя бы вторым или третьим. Но роль задающего темп в тот день у меня не получилось выдержать, и я ехал где-то в середине, постоянно сдуваемый ветром, особенно с учетом моего рюкзака, висящего сзади как парус.

В принципе в такой погоде было не сладко всем, поэтому все очень обрадовались, когда доехали до развилки на Порт-Катон, после поворота ветер становился попутным. Вторая дорога вела в сторону Ейска, куда мы тоже должны были вскоре добраться, но наш маршрут был все-таки вдоль побережья, к тому же проезжаемость дороги вызывала сомнения – по карте асфальт был положен только со стороны Ростовской области, а со стороны Ейска было ничего не понятно.

В Порт-Катоне нас ждал очередной магазин, где осуществлялась очередная закупка продуктов. По дороге туда Сергей высмотрел, что от чрезмерных нагрузок у меня погнулся багажник, поэтому дополнительно нагружать меня сейчас не стали, мне хватало и тех продуктов, что я забрал со стоянки.

В тот момент меня впервые посетило чувство, которое потом часто не давало мне покоя: я как будто бы сроднился со своим велосипедом. Любая мелкая техническая неисправность мгновенно портила мне настроение, как будто это во мне что-то сломалось, а не в железной дуре, которая тупо меня везет. Первый звоночек проблемы с багажником я заглушил покупкой шоколадки с орехами – вообще я заметил, насколько благотворно на меня действовал сей незатейливый продукт: придавал сил и энергии и повышал настроение, недаром значит содержал в себе загадочный эндорфин. Главное было не переборщить и не вызвать в организме к данному элементу стойкий иммунитет, иначе вообще труба.

Пока мы закупались, перепаковывались, загружались, магазин обступила толпа любопытных мальчишек, которых привлекли наши великолепные фирменные велосипеды. Они отчаянно спорили между собой, какой из наших великов лучше, у какого какие преимущества и недостатки, и наверное в конце пришли к какому-то решению и мысленно поделили наши велики между собой. Про свой вел я услышал, что он “совсем не горный, зато скоростной”. Что ж, на горный он никогда и не претендовал.

Тем временем Влад узнавал у местных жителей подробности про казино. Ему сказали, что по дороге туда мы должны были увидеть какие-то ангары, которые кто-то из наших назвал “коровниками”. Что ж, и это тоже ориентир.

После Порт-Катона асфальтовая дорога вдоль побережья кончилась, мы поехали по каким-то узеньким тропам через сады, держа курс в сторону границы областей. Стало припекать солнце, деревья цвели, но плодов естественно еще никаких не давали, на удивление не было никаких насекомых, зато мы впервые обратили внимание на растение, являющееся грозой всех велотуристов – акацию, росшую здесь в больших количествах. Острые колючки акации зачастую служат причиной проколов камер, что приводит к дополнительным неприятным задержкам, а у меня еще проблемы с багажником. Так что вопросы темпов движения отошли на второй план, я старался ехать как можно аккуратнее.

Наконец, сады закончились, а вместе с ними и грунтовая дорога, по которой мы ехали. Перед нами раскинулось поле, трек вел прямо по нему. Придерживаясь заданного маршрута, Влад потащил велосипед через поле по его краю – это был первый раз в этом походе, когда мы везли велосипеды, а не они нас. Мы надеялись добраться до границы областей, а там должна была уже быть дорога в сторону казино.

Дорогу и правда скоро мы увидели, правда грунтовую, а не асфальтовую, значит, казино было где-то в другом месте. Открылась нашему вниманию и граница областей – небольшая канава, к счастью, без воды. Мы перетащили через нее велосипеды, и вот мы уже в Краснодарском крае! Здесь Влад предлагает остановиться на обед, так как до определенной точки маршрута мы уже добрались, да и время самое что ни на есть обеденное. Что ж, в этот день обедать пришлось не в ресторане и не в кафе, а под сенью лесополосы недалеко от дороги на границе Ростовкой области и Краснодарского края.

Перекусываем без горячего: какие-то бутербродики, колбаса, хлеб, сало от Валентина, соусы, огурцы и помидоры, что-то пьем, кажется, пиво. После обеда я прошу посмотреть мой багажник, в нем обнаруживается тот самый болтик без шляпки, который мне так и не пришло в голову подумать открутить, но инженерная мысль Влада справляется с этой задачей, выпиливая его напильником Валентина. Закручиваем новый болт, коллекцию которых нашли у Ярослава, перепривязываем рюкзак – нужно следить, чтобы центр тяжести как можно точнее располагался по центру багажника, тогда не будет перекосов и поводов гнуться. Как бы то ни было, Сергей предрекает моему багажнику скорую смерть.

Чувство благодарности моим спутникам смешивается с чувством вины: из-за моей поломки мы потеряли какое-то количество времени, я чувствую, как Влад нервничает. К тому же я ощущаю свою полную неготовность к устранению серьезных поломок, уж что-что, а веломеханику мне еще долго можно прокачивать. Остается только надеяться на более опытных и искусных в этом деле товарищей, а надеяться на кого-то мне всегда было как-то тягостно. Как бы то ни было, наш перерыв закончился, и мы выезжаем дальше.

И снова мы следуем треку, а не дороге. Дорога поворачивает налево, а трек ведет нас прямо. Влад волевым решением уезжает вперед по бездорожью, потом спешивается и везет велосипед. Мы замечаем лужи и грязь в той стороне, куда он пошел. Я еду одним из последних следом за Александром. Вижу, что ему удается прекрасно ехать чуть левее того следа, где прошли ребята. Стараюсь ехать по его следам, и вдруг мы оба вязнем в мокрой грязи: доехали наконец до луж, почва здесь тоже представляет собой мокрую противную глину. Мой велосипед, признаться, совсем такой дороги не любит, грязь застревает между крыльями и колесами, я пытаюсь вытащить его на траву, в итоге нога выскользает из прилипшего ботинка и я наступаю в эту грязь. Унывать и материться времени нет, сначала вытаскиваю вел на траву, затем возвращаюсь за потерянным ботинком. С горем пополам добираюсь до основной группы. Мне клятвенно обещают море в конце дня, несмотря на это я судорожно пытаюсь что-то вымыть в той же луже, где только что испачкался. Чтобы хоть как-то ехать дальше, приходиться снимать крылья и цеплять их к рюкзаку. У Саши такая же ситуация: велосипед грязный, как и он сам. Мы снова потеряли какое-то время.

Не помню как, но все-таки доползли мы до асфальта. Я постепенно смирился с тем, что выгляжу вместе со своим великом не очень гламурно. Какое уж там казино, никакой фэйс-контроль нас не пропустит! Видим развилку, трек указывает нам ехать прямо, хотя направо какой-то подозрительный поворот, а там... коровники! Решаем все-таки ехать прямо, хотя ответ на вопрос, где казино, по-моему был очевиден уже тогда. Влад останавливается рядом с местными, которые работают на поле, и тем не менее им его задает. Что ж, так и есть, совсем недавно мы его проехали. “А вы что, едете в казино?” - спрашивают они, глядя на то, как здоровско мы выглядим, особенно мы с Сашкой. По-моему, Влад в казино все-таки хотел, хотя он был и единственным из всей компании. Я лично мечтал о море, чтобы помыться, и никаких денежных трат мне не хотелось, даже ради отметки в маршруте. Уловив общее настроение, Влад все-таки ответил, что едем-то мы в Новороссийск. Местные переглянулись и стали поговаривать меж собой, что они бы-де тоже сгоняли в Новороссийск, только вот не так как мы.

Каждому свое, а мы едем дальше, миновав без остановки главную интригу дня. Влад клянется, что сегодня теперь будет только асфальт. Не обманывает в принципе. Таким образом точкой назначения становится село Глафировка.

Приезжаем туда, закупаем воду для стоянки, и тут-то к нам подходит серьезный мужчина в форме. Представляется участковым, спрашивает, что это у нас за турпоход. Говорим, что едем из Ростова в Новороссийск, как и все тут он видимо про себя крутит пальцем у виска, но виду не подает, желает удачи, говорит, чтоб мы тут никакую рыбу не ловили. Мы и не собирались. Выезжаем из деревни и едем на косу.

Коса песчаная, велики иногда буксуют, особенно мой естественно. Доезжаем до развилки и отправляем двух гонцов в разные концы – Валентина и Сергея с рациями. Валентин наблюдает небольшой штормик со стороны залива, поэтому решаем встать со стороны открытого моря. Дров поблизости нет, поэтому решаем готовить на горелке. Слава великому распорядку, сегодня готовить не мне, и писать я решил теперь по утрам. Так что у меня есть время помыть велосипед и себя любимого от грязи, которой набрался на границе областей, чуть-чуть не доехав до казино.

Отмываю, настроение сразу улучшается. Сергей купается в море, я упускаю момент, надеясь искупаться завтра утром – после решения летописной проблемы мне почему-то кажется, что все хорошие дела теперь делаются с утра. Потом я буду сильно жалеть, что не пошел купаться в море, когда оно было вот тут рядом и не нужно было торопиться никуда ехать. Другой случай окунуться в Азовское море представится мне очень нескоро.

Поднимается сильный ветер, дежурят Влад и Сергей – готовят в рыбацкой палатке Александра, которая без дна. Мы ужинаем, снова пьем, кажется, коньяк; постепенно темнеет, на противоположном берегу загораются огни славного города Ейска. Зрелище действительно впечатляющее, рассуждаем о том, что завтра в середине дня мы будем уже там, хотя по прямой дотуда ну совсем близко.

Мы усталые, но чистые, довольные и счастливые. Мы еще не знаем, что готовит нам следующий день...

21 апреля (III день)

Если мечтаешь о радуге, будь готов попасть под дождь.

Вчера я попросил Славу лечь слева, чтобы мне было удобнее писать правой рукой с фонариком и завернувшись в спальник. Конспект снова получился не слишком длинный, но сегодня мне хотя бы можно было дождаться всеобщего подъема, а не выскакивать из палатки, ощущая себя великим первопроходцем.

Наконец выбравшись из теплого укрытия, первым, что я заметил, были изменения в погоде. Небо было затянуто облаками, даже, не побоюсь этого слова, тучами, в то время как предыдущие два дня было солнечно. Снова ощущалось, что мы находимся на продуваемом со всех сторон месте, ветрило очень сильно. Вчерашние мысли об утреннем купании в Азовском море быстро отправились восвояси, как только я оценил наступающий день. Солнце уже вставало, но мы его не видели.

Завтракаем снова в палатке, во время завтрака начинает накрапывать дождь, мы решаем не слишком торопиться с выездом, а немного переждать. Благодаря этому у меня появляется время поставить крылья на велосипед. Честно говоря, до сих пор не знаю, не перепутал ли я переднее с задним и удерживающие их болтики: естественно, я не помнил, что к чему относится, а маркировок никаких не было (на болтах уж тем более). Поставить я их поставил, но с тех пор с крыльями у меня было много проблем, особенно с передним, которое часто разбалтывалось, потому что там не было шайбы.

Дождь немного утихомирился, и мы решили выезжать с этого столь некомфортабельного сегодня места. Было холодно настолько, что я решил не переодеваться в велоформу и ехать в костюме, который планировал использовать только на стоянках. Пожалел я об этом тоже очень скоро.

Трогаемся, сегодня по берегу не едем, а провозим велики, потому что вчера заметили здесь острые колючки. Еще прокола в такой день нам только не хватало. Проезжаем Глафировку и двигаемся дальше в сторону Ейска. Сегодня езда снова осложняется ветром, но на сей раз он даже не в бок, а самый что ни на есть встречный (за ночь видимо успел поменяться с южного на восточный). По дороге делаем несколько промежуточных остановок. Одну из них с видом на кладбище в деревне Николаевка; Влад в шутку обещает закопать здесь того, кто приедет последним, но Сергей и Саша пересекают мнимую финишную линию одновременно, а лишить похода сразу двоих участников командир не решается.

Вторая промежуточная остановка на автобусной остановке недалеко от поселка Ейское укрепление. Здесь мы смотрим карту и решаем, как ехать дальше. Собираемся пересечь реку Ея по дамбе, чтобы сэкономить время и не объезжать еще восточнее. После дамбы Влад указывает на карте на сомнительные тропки вдоль берега, которыми тоже предлагает “срезать” путь, решаем доехать до места и посмотреть, что и как. Я в это время жую какую-то очередную шоколадку.

По дороге на дамбу у меня первый раз разбалтывается крыло, я подкручиваю его. Саша предлагает мне крылья выкинуть, я смотрю на небо и понимаю, что сегодня они могут мне хорошо пригодиться. Ближе к дамбе вокруг начинаются болота, влажный воздух наполнен какой-то мошкарой, причем ее настолько много, что она начинает лезть в глаза и в рот просто когда я проезжаю мимо. Несмотря на то, что солнца нет и не предвидится, одеваю солнцезащитные очки, чтобы защитить глаза от этих насекомых. Ехать становится не так противно.

На противоположной стороне дамбы вправо действительно уходит грунтовая дорога, но проходит она через кирпичный завод. Влад поворачивает туда и спрашивает на КПП, есть ли дорога берегом. Ему отвечают, что дорога есть, нам разрешают проехать по территории завода, проезжаем мимо кирпичного конвейера.

Дороги однако мы так и не нашли, то, по чему мы ехали, закончилось вместе с сооружениями кирпичного завода. Вдоль берега уходила тропа настолько сомнительная и настолько вероятно способная завести в болото или заставить нас велики тащить на себе, как вчера во время “пересечения границы”, что мы решили оставить надежду “срезать” дорогу и проехать “как интереснее”. Возвращаемся на КПП, думаем про себя, сколько же лет назад тут действительно была дорога, что сторож ее помнит. Между тем снова начинается дождь, мы решаем сделать вынужденную остановку и переждать у КПП.

Пока стоим, Влад общается со сторожем завода, рассказывает о нашем маршруте, о вчерашнем неудавшемся походе в казино. Сторож рассказывает последние новости из большого мира, что-то про вулкан, который вроде бы перестал дымить и мешать летать самолетам по всей Европе. Мы поняли, что ничего интересного в мире не произошло – ведь наши транспортные средства гораздо более надежны, и их не остановит блажь какого-то там вулкана. Хотя вот дождик немного напрягает...

В конце-концов мы понимаем, что надежды на солнечную погоду тщетны, и выезжаем из-под крыши как только интенсивность небесного плача чуть уменьшается. Впрочем, ненадолго. Следующую остановку делаем очень скоро под мостом, когда начинаем промокать уже почти насквозь. Здесь мы какое-то время переводим дух, фотографируемся, смотрим, как аккуратно машины проезжают через лужи, чтобы нас не забрызгать или чтоб самим ненароком не затонуть, это уж никому не известно. Как бы то ни было место для стоянки и даже для остановки не самое приятное, к тому же приближается время обеда. До Ейска еще около 25 км согласно километровым столбикам, возможно, в другую погоду мы могли бы быстро проехать это расстояние и пообедать в нормальном городе, но в текущих обстоятельствах решаем ехать до ближайшего поселка и найти какую-нибудь кафешку.

Выезжаем на трассу Краснодар-Ейск, дождь льет нещадно, на дороге снова с нами соседствуют большие грузовики, но теперь еще нужно следить, чтобы не оказаться рядом с ними в тот момент, когда они проезжают лужу, а луж тоже было достаточно.

Долгожданную остановку делаем в поселке Щербиновский, спрашиваем у местных относительно столовой или кафе. Нам отвечают, что здесь только одна столовая и только для работников колхоза. Делать нечего, останавливаемся у магазина. Здесь под весьма сомнительной крышей стоим и пережидаем дождь, на обед едим булочки и пьем йогурты и – внимание! – сметану. Видимо, скупили в местном магазине большую часть товара, потому что всем даже булочек не хватило. Кстати, идея на сей раз угоститься кисломолочными продуктами принадлежала нашему медику Валентину.

Стоим и ждем, надеясь увидеть просвет в стене дождя или хотя бы на небе за горизонтом. Как можем, стараемся убить время. Снова смотрим на карту, оцениваем, сколько ехать до Ейска. Хотя что нам этот Ейск, по маршруту стоянка запланирована в 10-15 км за городом после проезда мимо военных аэродромов, где-то в районе Воронцовки. Слава невинно спрашивает, есть ли в Ейске железнодорожный вокзал. Влад улавливает общий пессимизм и настроение промокших насквозь членов своей команды, что-то решает для себя. Просвет так и не намечается, а ехать до Ейска в любом случае надо. До города остается около 19 км.

Высохнуть нам так и не удалось, да в текущей ситуации это было бы бессмысленно, мы продолжаем путь под проливным дождем. Не знаю, почему, но эти километры до въезда в город оказались для меня непростыми. Все гнали вперед, я в итоге ехал один и последним. В конце-концов я смирился со своей судьбой мокрого велосипедиста, которого ждет мокрая ночевка в мокрой палатке и еще 7 мокрых дней похода. И даже море не могло сделать его суше, ведь если дождь затянется на несколько дней, нам все равно придется ехать, потому что билеты на поезд у людей уже были куплены, да и вообще турист должен двигаться в любую погоду. Интересно, ощущал ли я себя по-другому, если бы у меня был дождевик... К счастью, это был единственный раз, когда наша команда попала в дождь и по-моему единственный раз, когда я в одиночку сильно отстал от основной группы.

Мы снова воссоединились у въезда в город. Я подумал, вот так гнали, а тут чего-то встали зачем-то. Оказалось, что нужно сделать памятный снимок около надписи “Ейск”. Сделали, пока ставили велосипеды, заметили, как много улиток выползло порадоваться дождю. Их было столько, что трудно было на какую-нибудь не наступить. Давить их было жалко: в чем-то улитки символизируют походный туризм, ведь все свое имущество они всегда таскают на себе, где остановился – там и твой дом. Можно возразить, что улитки ползают очень медленно, туристы передвигаются куда быстрее, но ведь в мире все очень относительно. Сравните хотя бы скорость велосипеда с тем же автомобилем, поездом, самолетом, о которых уже сегодня рассуждали. Сколько может пролететь самолет и сколько проедет велосипедист? Кто-то смотрит на тебя вниз и поражается, насколько медленно ты ползаешь, но восхищается тем, что все необходимое ты несешь с собой. Ты ужасно неповоротлив, но ты независим и свободен! И пусть вокруг могут быть не самые благоприятные условия, рано или поздно ты выползешь из своего домика и улыбнешься миру... Совсем как улитка.

Славный город Ейск оставил, честно говоря, не самые благоприятные впечатления. Непрекращающийся дождь, лужи, разбитые дороги, плотное движение, много больших фур, какие-то линии электропередач над головой... Интересно, Влад планирует экскурсию по городу? Поедем ли мы смотреть на пляж, на исторические места города? Или просто проедем по основной магистрали и двинемся мимо аэродромов на предполагаемую стоянку?

Некоторых вещей этого дня я не понимаю. Почему мы приехали именно туда, куда приехали, ведь Ейск город не маленький. Следовал ли наш командир треку или направляем был высшими силами, однако мы практически уперлись в здание с вывеской “Гостевой дом”. В нашем состоянии было тяжело преодолеть соблазн хотя бы войти и посмотреть, сколько это счастье стоит и в чем состоит. Оказалось, что уставшим мокрым шестерым велосипедистам готовы предложить два больших номера всего за 2000 рублей. Мы не стали упускать такой шанс. Номера состояли не только из спальни и душевой, в них было и место, где можно готовить. В одной из кухонь решили поставить велосипеды, а во второй готовить сегодняшний ужин и завтрашний завтрак.

Естественно перед тем, как завозить, велосипеды пришлось протереть от накопившейся за день грязи. И честно говоря, по моему не было видно, что мыл я его не ранее чем вчера вечером. Сегодняшний день изрядно нас покрасил в коричневый цвет, досталось и моему красному костюмчику, в котором я зарекся в этом походе больше не ездить. Но во всяком случае у нас теперь была крыша над головой и возможность помыться, постирать вещи и почувствовать себя снова людьми, а не промокшими туристами. 330 рублей с человека полностью себя оправдали.

Сегодня наш походный день закончился раньше обычного, мы разбрелись по номерам: мне достался номер вместе с Ярославом и Сергеем (Влад как-то разделил нашу группу на две части по возрастному признаку), и после того как мы помылись, постирались и разобрали вещи, делать было в сущности нечего, только лежать на диване и смотреть телевизор. Я телевизор и дома-то практически не смотрю, потому что как-то не очень умею; так что и здесь, послушав один раз новости, второй раз слушать их было уже не очень интересно. Сергей сильно вымотался и устроился на двуспальной кровати перед телевизором, мне не хотелось ему мешать. Дежурить мне было не нужно, сегодня по графику кухарили Ярослав и Валентин, но от нечего делать я отправился им помогать и немножко с ними потрепаться, тем более готовили на “нашей” кухне.

На ужин помимо всего прочего было Кубанское вино, мы снова что-то отмечали, видимо успешное решение сегодняшнего “мокрого дела”. Замечу, что испытываешь совсем другие ощущения, когда сидишь за столом в компании людей в каком-то цивильном месте, чем когда сидишь с ними где-то на природе у костра или горелки. Появляется ощущение какой-то семейности что ли. Тем более знаешь, что ты уже через что-то вместе с этими людьми прошел, но многое еще и предстоит. Общество туристов, собравшихся в один поход, - это общество совершенно уникальное, которое нельзя сравнить ни с чем. Тем более мы из разных городов и в поход пошли, можно сказать, по Интернету. Мне редко доставляет удовольствие ощущение коллективизма, но в этой компании я был своим, и я чувствовал это.

Завтра мы решили не терять темпа, встать как обычно полшестого, дежурные в шесть, и нагнать километры, которые сегодня по технико-климатическим причинам мы не осилили.

22 апреля (IV день)

Богу было угодно даровать человечеству энтузиазм,

чтобы возместить отсутствие разума.

Сегодняшний день обещает быть особенно интересным и необычным, ведь это не просто очередной день похода, но и мой день рождения! Честно говоря, не припомню, чтобы когда-то встречал новый год своей жизни настолько вдали от дома, как правило, это была все же в той или иной степени Москва. Что ж, мне понадобилось 25 лет, чтобы захотеть оттуда убежать и отметить вдали от мира эту знаменательную дату. Вроде бы я должен чувствовать себя отвратительнейшей свиньей, что уехал за тридевять земель от родственников, друзей и коллег, но при этом испытываю колоссальнейшее удовлетворение. Меня всегда манили путешествия, а что может лучше подчеркнуть достижение цели и воплощение мечты, чем возможность упиваться ими в самый неподходящий момент, когда от тебя ожидают проявления какой-то сознательности и “взрослых поступков”. К черту сознательность, к черту взрослые поступки, я встречаю свои четверть века сидя если не на чемоданах, то на рюкзаках, в компании людей, о которых неделю назад не имел ни малейшего представления! Это настоящее счастье, о котором правильные и сознательные люди могут только мечтать, а я воплощаю это на практике.

Единственное, что я сделал, дабы оставить тонкую нить связи с миром – это включил телефон, вернее не стал его выключать, что делал раньше, чтобы экономить аккумуляторы. Но сегодня я не хочу ничего экономить, пусть мне звонят, пусть поздравляют, сегодня мне приятно слышать знакомую мелодию группы Radiohead как можно чаще... Надо сказать, что звонков было действительно много, что меня откровенно порадовало, хотя это и стало причиной того, что через пару дней телефон перестал на меня реагировать. Но по сути это не так уж важно, самый главный день для связи был сегодня.

Гостиничный комфорт не смог окончательно нас разленить и расслабить. Дежурные подорвались ровно в шесть, и к семи мы уже сидели за столом. Влад поздравил меня с утра и подарил шоколадку с орехами, с хитрым видом отметив, что это “аванс”.

Несмотря на ранний подъем, собирались почему-то долго. На улице было не жарко, хотя дождь, хвала небесам, закончился, но небо было по-прежнему затянуто облаками. Тем не менее, с трудом приведенный вчера в божеский вид спортивный костюм я убрал в рюкзак, а сам одел свои специализированные маечку и шортики для велопутешествий. Пока мои спутники собирались, я успел еще раз посмотреть новости и мысленно попрощаться с цивилизованным миром, отправляясь снова в путь.

Немного покатав по городу после выезда из гостиницы, мы обнаружили, что снова двоих из нашей команды – Сергея и Александра – не хватает. Влад отправился их искать и застал за покупкой сувениров из славного города Ейска. Наконец, все в сборе и мы двигаемся дальше по маршруту в сторону станицы Должанская. По дороге проезжаем обещанные ранее военные аэродромы, фоткаем самолеты, но они далеко, и у меня, например, фотографии не получаются.

К этому моменту, а это был уже четвертый день путешествия, в нашей группе более-менее образуется схема движения, устраивающая вроде бы каждого из участников. Первым, как правило, едет Влад, показывая дорогу. За ним следует Валентин, иногда вырываясь вперед: случилось так, что самый старший участник команды на деле оказался, не побоюсь этого слова, самым скоростным. Затем едем мы с Ярославом, периодически меняясь местами, чаще я оказываюсь ближе к ведущим, но иногда Слава разгоняется и обгоняет меня. Замыкают движение Сергей и Александр, которые, судя по темпу езды, в отличие от нашего руководителя, вообще никуда не торопятся. К тому же Сережа похоже слегка простудился после купания в Азовском море на Глафировке и вчерашнего проливного дождя, что разумеется скорости также ему не прибавляет.

Доезжаем до развилки: одна дорога уходит на Должанскую, вторая – на Камышеватскую. Вроде бы оба названия знакомы, и по маршруту мы должны посетить оба места. Смотрим вопросительно на командира, он говорит ехать на Должанскую. Несмотря на потерянное время вчера, намеченный маршрут мы не укорачиваем и не срезаем. Оглядываемся назад, снова кого-то не хватает. Слава и Сергей не показываются даже на горизонте. Мы стоим чуть-чуть за развилкой, нещадно обдуваемые ветром (сегодня он снова встречный). Я оставляю велосипед, прохожу чуть назад, усиленно всматриваюсь в горизонт, но товарищей своих не вижу: видимо что-то случилось. Но ничего, Сергей вроде как заявлен как механик, так что с техническими неполадками должен справиться. К тому же снова отмечаю про себя, что в нашем походе люди в хвосте в одиночестве не остаются.

Побродив немножко вдоль дороги, возвращаюсь к своим спутникам, говорю, что никого не видно. Влад решает ехать дальше до какого-нибудь более-менее укрытия от ветра, у развилки остается Валентин, чтобы ребята ненароком не срезали маршрут.

Следующая остановка – деревня Воронцовка, там останавливаемся у магазина. Покупаем булочки с маком, перекусываем. Саша покупает себе мороженное, хотя вроде совсем не жарко. На замечание об этом отвечает, что зато он не простудится из-за этого мороженного, так как нет такого контраста температур. Ничего не скажешь, разумно. Дожидаемся отставших участников, оказалось, в нашей команде уже второй прокол, на сей раз у Сергея, и снова на асфальте, “на ровном месте”. Немного отдыхаем и движемся дальше, до Должанки остается 30 км.

Еще одну остановку инициирует Валентин, переезжая на другую сторону и останавливаясь у небольшого возвышения – ему требуется смазать цепь велосипеда. Я присоединяюсь к нему, мне тоже сделать это не помешало бы, тем более цепь вся ржавая после вчерашнего дождя. Валентин высказывает предположение, что это был кислотный дождь. Делюсь с ним своей пшикалкой. Между тем, мимо проезжает Влад и едет дальше, крикнув нам, чтобы мы поторопились. Желание нагнать потерянный график не дает ему покоя. Все остальные тоже останавливаются рядом с нами, кто-то тоже смазывается, потом едем дальше по следам нашего командира.

Следующий участок едем почти непрерывно до самой Должанской. Ветер по-прежнему дует в лицо. Как и от любой монотонной работы, от езды тупо вперед по асфальту я устаю, причем замечаю за собой, что на разных участках между промежуточными остановками еду по-разному. То совсем в хвосте (если, конечно, считать импровизированное животное, образованное движением нашей группы, хвостатым, иначе здесь упоминалась бы другая часть тела), не имея ни сил, ни желания нагонять лидеров, то вырываюсь вперед, и силы неизвестно откуда появляются. Не знаю, от чего это зависит. Комплекс каких-то физико-психологических факторов. На этом участке со встречным ветром я довольно сильно отстал от Владислава, Валентина и Ярослава, едущих впереди, но Сережа и Саша были сзади, так что мне это не давало совсем расслабиться, но ехать между тем было тяжело.

Здесь же произошел эпизод, когда прямо на меня по встречной полосе неслась здоровенная бетономешалка, обгоняющая какой-то грузовик. Если обгон легковушек я еще понимаю, то в данной ситуации я вообще с трудом представляю как себя вести. Я свернул на обочину, иначе это мог быть последний в моей жизни поцелуй.

Как бы то ни было, до Должанской доехали целыми и невредимыми. Больше технических неполадок по дороге не было, только пару раз встречным ветром с меня сдувало кепку. Что ж, осматриваем поселение, ради которого делали такой крюк.

В отличие от Ейска, Должанская произвела на меня благоприятное впечатление. Дороги не такие разбитые, машин меньше, людей тоже, что само по себе не может не радовать. Вообще по рассказам местных именно станица Должанская соперничает с Ейском как альтернативное курортное место на Азовском море. И если приезжие туристы чаще все-таки остаются в Ейске, так как там все же больше инфраструктуры (“Гостевой дом” тот же), то искушенные местные жители предпочитают именно Должанскую. Видимо море там чище и народу меньше. Впрочем, к сожалению, все эти рассуждения так и остались для нас умозрительными, так как на пляж мы не попали ни в Ейске, ни здесь.

Как уставших путешественников нас интересовали более приземленные вещи, например, поиск кафе и магазина. А как путешественникам, нагоняющим маршрут, нам нужно было все это найти еще и быстро.

Местный “Магнит” обнаружили довольно скоро, а вот в поисках закусочной пришлось побегать. Сам помню, как спрашивал про кафе у местной дамы. Она сказала, что здесь всего два работающих сейчас приличных заведения подобного рода. А еще по моему внешнему виду она приняла меня за серфингиста. Честно говоря, никогда не пробовал, но по-моему это тоже замечательный вид спорта. Чуть-чуть зазеваешься, и тебя уже накрыло волной, и неизвестно, выплывешь ты к друзьям и родным или нет. Просто красота! Надо будет как-нибудь попробовать.

Закупив продукты на стоянку, штурмуем местное кафе и обедаем по-человечески. Из четырех прошедших дней цивильные обеды у нас пока идут в соотношении 50/50. Во время обеда простуженному Сергею приходит в голову гениальная мысль продолжить цивильный расколбас и провести эту ночь не под открытым небом, а под крышей в доме у некоего бывшего морского пехотинца, знакомого его жены, в станице Камышеватской. Обещает нам баню, на что практически все наши наводятся и реагируют положительно. Как будто и не вчера мылись под горячим душем в гостинице.

Мне интересно все же воочию убедиться, чем так знаменита Должанка, несмотря на прохладную погоду, предлагаю съездить на косу. Влад говорит, что до косы 6 км, туда-обратно получается 12, а ехать до Камышеватской надо по-любому, ведь Сережа уже позвонил и обо всем договорился. Я в этом плане, конечно, человек сговорчивый, руководителю похода надо доверять и его слушаться, мое дело лишь, как летописца, скурпулезно зафиксировать, что мы были в шести километрах от по многим отзывам самого красивого курорта восточного побережья Азовского моря, и мы не поехали туда из-за того, что накануне потеряли время и должны нагонять маршрут, и из-за того, что соскучились за один день по цивилизации и мечтаем провести еще одну ночь под крышей, предварительно помывшись в бане. Вот, я это все записал, теперь моя совесть, как летописца, чиста.

После Должанской ровные укатанные асфальтом дороги закончились, нам предстояло пробираться грунтовками на юго-восток. По возможности Влад планировал держаться побережья. Трек идет с частыми поворотами, если смотреть по карте, то едем “лесенкой”, медленно, но верно спускаясь вниз. Несмотря на все сложности, дорога мне нравится. Наконец-то мы уехали с этих монотонных серых шоссе, по которым грохочут автомобили и бешеные бетономешалки, наконец-то нас окружает природа – засеянные поля и редкие линии лесополос. Дорога хоть и не самая лучшая, но вполне проезжабельная, я еду впереди группы и получаю удовольствие от жизни – этот перегон в день моего рождения был замечательным отрезком пути.

Высший план предусматривает необходимость держаться ближе к морю и, чем дальше, тем меньше дорога начинает походить на дорогу, а скорее просто на распаханное поле, а вскоре заканчивается совсем. Но навигатор Влада показывает, что до моря остается несколько сотен метров, мы слезаем с велосипедов и везем их прямо по полю в сторону вожделенной воды.

Подъехав близко, видим обрыв. Море снова не пускает нас в свои объятья. Дороги вдоль, обозначенной на карте пунктиром, также не наблюдается. Но наш энтузиазм непоколебим, наш маршрут был заявлен как “вдоль побережья”, вот мы и едем вдоль побережья и неважно, что дороги тут нет, а от моря нас отделяют десятки метров в высоту. Наибольший энтузиазм испытывал естественно Влад, поэтому ему и пришлось пропахивать дорогу всем остальным велосипедам. Позже он говорил, что был бы рад уступить кому-нибудь это право первопроходца, но не мне же лезть вперед со своими узенькими колесами, тем более в день рождения, хоть я и шел вторым.

Идем так где-то около 6 км, вокруг красота! Справа море, слева поле, сзади дышит следующий участник, впереди идет Влад и пропахивает дорогу. Никого больше нет, никакого шума, никакого намека на то, что в этом мире существует кто-то или что-то еще. Скажите, разве не мечта? Только однажды неожиданно вскрикнула птица, да так странно, что нам показался в этом вскрике человеческий голос, но вскоре мы успокоились, поняв, что это всего лишь местная орнитофауна.

Добрались до очередной лесополосы, доходящей до самого обрыва. Здесь нам понравилось, мы окрестили эту полянку “уголком романтических свиданий”. Действительно прекрасное место для того, чтобы уединиться от мира. И дрова есть, можно романтично посидеть у костра, потом романтично забраться в палатку, а там... романтично уснуть. По случаю прибытия в такое романтичное место предлагаю всем бананы, купленные в магазине в Должанской. Затем предлагаю остановиться, не потому что устал и не хочу идти дальше, а потому что тут потрясающе клево! Но у нас на сегодня есть намеченная цель, где-то на горизонте маячит баня, и крыша, и домик, и старый морской пехотинец. Снимаемся и едем дальше, осталось совсем близко.

В принципе, если знать дорогу, до “уголка романтических свиданий” от Камышеватской можно было добраться даже на машине. Наверное, кто-то так и делал. Перед нами же стояла задача гораздо проще: из этого потрясающего места нам нужно было попасть в деревню, обозначенную на любой карте, в том числе на нашем треке. Дороги сначала появляются, а потом становятся лучше и лучше, дорога до станицы занимает около часа.

Не знаю, по сравнению с Должанской Камышеватка деревня деревней, хоть и большая и вытянутая. Мы знали адрес нужного нам дома – улица Комсомольская, 77, но нам пришлось довольно долго его искать, так как на этой улице оказалось более 200 домов – местный Проспект Мира, хотя домики конечно же не такие как в Москве. После такой вспышки энтузиазма во время движения по полю у нас заметно ухудшились навыки ориентирования, поэтому мотаемся по улице туда-сюда несколько раз, пока наконец кто-то из местных не подсказывает нам, где находится дом с якорем и чайками на воротах. Чувствую, что своим прибытием и мельтешением мы взволновали всю деревню. Вот тебе и завершение дня, в течение которого так мечтал об уединении.

Хозяин - бывший подводник Северного флота, довольно пожилой уже человек, встречает нас у ворот. Вместе с ним заливистым лаем нас встречают две его собаки, Рэй и Малыш. Могу себе представить, какой стресс они испытали, увидев толпу людей, нагруженных тяжелыми рюкзаками, да еще и тащивших за собой подозрительного вида транспортные средства. Весь процесс разгрузки и установки велосипедов сопровождается звуками собачьего лая, поэтому мы рады наконец пройти в дом, чтобы они угомонились.

Как летописец, я должен писать правду, надеюсь, я никого не обижу, если скажу, что по общим нашим впечатлениям дом, да и весь участок, выглядел несколько запущенным. Хозяин, которого кстати зовут Михаил Козмич, сказал, что у него идет ремонт. С трудом, но нашли мы место, где разгрузить наши рюкзаки. Мне вместе с Александром в этот день еще и предстояло дежурить, то есть что-то готовить. Узнаю у Ярослава, что на ужин планируется ячневая лапша. Михаил Козмич показывает мне кухню, ставлю воду на плиту, но она долго разогревается. В итоге решаем готовить на улице на горелке, потому что есть очень хочется после этих романтичных блужданий с велосипедами вдоль обрыва.

Кроме лапши на ужин сыр, ветчина, овощной салат, сало от Валентина, снова используем Ярославский рецепт Чинзано. В той или иной степени стол выглядит праздничным, в конце концов в такой обстановке отмечается мой 25-й день рождения, который я и хотел отметить в какой-нибудь странной компании. Наша компания становится еще странее, когда к Михаилу Козмичу заходит какая-то женщина, вроде бы не родственница, соседка наверное, и сидит с нами за столом, молчаливо присоединяясь ко всем произносимым тостам, однако отказывается от предложения что-нибудь поесть – воротит нос от нашей походной кухни. Хозяин рассказывает о том, что и сам в молодости участвовал в велопробеге, причем откуда-то с севера, почти как мои попутчики, и до самого Севастополя. Влад расспрашивает его о подробностях. Я, как летописец, обязан фиксировать только подтвержденные факты, а не досужие домыслы, так что собственное мнение по поводу этого диалога я оставлю при себе.

Влад наконец дарит мне основной подарок на день рождения – тарелку-сувенир из Ейска, на которой изображена песчаная коса славного города Ейска в летнее время года в солнечную погоду. Ах, чудесный город Ейск, не таким ты встретил меня, когда я въехал на твои улицы! Хозяин дома, переспросив как меня зовут, тоже на некоторое время отлучился, а затем вернулся и протянул мне книжку с дарственной надписью. Книга – избранные романы “Ридерз Дайджест”, надпись – “Александру в день рождения, в память о пребывании в станице Камышеватской Ейского района Краснодарского края, 22 апреля 2010 года” и рисунок – чайки на фоне гор. Я благодарю за подарки, мой рюкзак еще несколько потяжелел, а походных дней мне еще предстояло достаточно. В следующий раз постараюсь подгадать так, чтобы день рождения мой выходил ближе к концу похода.

Что ж, по общему мнению собравшихся, на 25 я не выгляжу, сохранился еще пока довольно свеженьким, так что можно жить дальше, интересно, что готовит мне грядущий год. Кстати говоря, в баню мы так и не попали, потому что ее по-моему здесь просто не было, но крыша над головой, надо отдать ей должное, была. Сидели допоздна, завтра предстояло мне вставать раньше всех, легли мы с Сашей позже, потому что убирали со стола.

Спальные места Михаил Козмич нашел для всех, на пол ложиться не пришлось никому, хотя нам с Александром и досталась одна кровать на двоих. Как бы то ни было легли мы на нее “просто спать”, я принимаю последние звонки с поздравлениями.

День прошел насыщенно: что-то было отлично, что-то могло быть и лучше. Во всяком случае, там где нас подводит удача, карты или расчет, нас определенно спасает энтузиазм. Это была последняя мысль, с которой я и погрузился в сон.

23 апреля (V день)

Для витающих в облаках

тоже найдутся свои диспетчеры.

Вне всякого сомнения весь вчерашний день мои попутчики зря меня не слушали, ибо истина глаголила устами новорожденного. Надо было, во-первых, ехать на косу в Должанке, а во-вторых, вставать на ночь в лесу романтических свиданий. Похоже, своим присутствием мы лишь нарушили покой пожилого хозяина, который, уложив всех спать, не оставил места на ночь для самого себя и прободрствовал до самого утра. Разумеется, мы благодарим его за предоставленную крышу над головой, но, на мой взгляд, мы могли бы спокойно без этого обойтись, ведь нас уже не преследовал дождь, да и общее состояние и моральный дух команды были вполне на уровне. Лично я чувствовал себя не очень удобно по отношению к Михаилу Козмичу, наверное, для меня вообще сложно принимать какую-то безвозмездную помощь, особенно от посторонних людей, а возможно я просто стараюсь избегать лишних контактов с людьми. Он сделал для нас все что мог, а мы пронеслись вихрем пронеслись по его домишку и по его жизни, исчезнув так же внезапно, как и появились.

Вероятно, многие разделяли эти мои ощущения, во всяком случае утром мы старались вести себя как можно тише и не беспокоить хозяина, который наконец удалился на покой. Кульминацией этой абсурдной ночевки было то, что, находясь в деревне, готовили тем не менее завтрак на прихваченном с собой сухом молоке.

Пока мы собирались, молчали даже собаки. Видимо тоже не хотели тревожить хозяина, просто привыкли к нашим дорожно-туристическим запахам или решили, что больше не нужно выпендриваться друг перед другом. Перед отъездом будим все-таки Михаила Козмича по его же просьбе, делаем памятный снимок, прощаемся и уезжаем наконец от “дома с чайками”. Сзади чувствуем, как вся деревня вздохнула с облегчением.

Между тем вчерашний сценарий дорог продолжается – едем “лесенкой” по грунтовым дорогам, стараясь максимально приближаться к морю. Погода наладилась, вчерашняя облачность сменилась чистым небом и ярким солнцем. Ехать снова очень приятно и здорово, еду впереди группы, периодически дожидаясь остальных, чтобы услышать, сколько километров осталось до следующей развилки согласно GPS Влада, а затем снова умчаться на своем городском велике, трясясь по грунтовым кочкам, но получая необыкновенное удовольствие от тишины, спокойствия и какой-то природной девственности, царящей вокруг.

Когда едешь впереди, у тебя есть определенные преимущества – ты видишь больше, чем другие участники команды. На одной из дорог замечаю странную фигуру, на задворках сознания мелькает, что это может быть заяц, но я конечно не верю, что удается встретить лесного зверька, и предполагаю, что это обман зрения и просто пенек причудливой формы. Вдруг пенек как сорвется с места, стоит мне подъехать чуть ближе, как я понимаю, что зря я не поверил собственным ощущениям и не попытался запечатлеть увиденное в естественной среде обитания животное. Это действительно был зайчик. К сожалению, моим читателям остается только полагаться на мои слова, так как больше никаких документальных свидетельств происшествия у меня нет.

На одной из “ступеней лесенки” повторяем вчерашний подвиг – едем до обрыва, за которым сурово бурлит Азовское море, но еще раз пропахивать дорогу через поле кажется нам уже не столь интересным. Поэтому мы просто здесь фотографируемся, отдыхаем и возвращаемся на дорогу, по которой планируем следовать до следующей точки нашего маршрута – Ясенской Переправы, где хотим преодолеть небольшой перешеек, отделяющий море от очередного залива, воспользовавшись посторонней помощью. По данным Влада там должен ходить паром, но мы не уверены в том, что он курсирует в настоящее время, когда купальный сезон еще не открыт.

На следующем участке пути случается небольшая неприятность – наш командир наезжает на коварно притаившуюся на полевой дороге акацию и прокалывает камеру. Уже третий прокол за четыре с небольшим дня в нашей команде – данная статистика меня настораживает. Едем благо достаточно плотно и погода радует – солнце и периодическая защита от ветра за лесополосами. Так что на этой технической остановке никто никого не дожидается, делаем очередной привал и перекусываем, пока Влад возится со своим колесом.

Едем дальше, снова наблюдаем улучшение и большую разъезженность дорог, мы на пути к станице Ясенская, хоть и не собираемся туда заезжать. Поля наконец кончаются, доезжаем до аллеи: слева редкая лесополоса, справа сады, в которых работают люди. Влад продолжает торопить группу – вчера маршрут мы не нагнали, к тому же неизвестно, как обстоят дела на Переправе и лучше прибыть туда как можно раньше. Тем не менее Серега и Саша останавливаются пообщаться с местными. Похоже, наш вид отдыха снова остался непонятым. У меня настроение особенно медитативное, я не понимаю, как можно тратить время на людей, когда вокруг так красиво – и действительно все сады в цветах, да и сама дорога выглядит невероятно привлекательно. Наверное мои очередные приступы антисоциальности связаны с двумя подряд ночевками под крышей и среди людей. Кстати, сегодня намечалась ночевка такого же плана – турбаза “Лотос”, где-то в славном городе Приморско-Ахтарске. Поэтому, пока есть возможность, наслаждаюсь открывающейся взгляду природой, ослепляющей солнцем, пахнущей цветами, поющей птицами, ощущаемой посредством любимой и родной железной штуки, которая привезла меня сюда из самого Ростова.

Вскоре аллея кончается и выводит на асфальт, по которому нужно ехать около 15 км непосредственно до Ясенской Переправы. Я снова отрываюсь от команды и еду впереди. Небольшой спуск в сторону моря, слева остаются какие-то заболоченные озера, справа очередная деревня, и вот я вижу настоящий песчаный пляж прямо около дороги и море, которое ласково плещется о берег, настойчиво призывая в себя тело и душу готового откликнуться путешественника. Я не могу здесь не остановиться, я бросаю велосипед около дороги, делаю пару снимков, снимаю мокрую от пота велоодежду и иду общаться с морем.

Ради каких-то таких моментов, по-моему, и стоит выезжать на природу. Я раздет, меня обдувает холодный ветер, я захожу в воду, испытывая большое желание окунуться, но в это же время несколько вздрагивая от холода, пронзающего ноги. Ласковым море только выглядит, на самом деле встречая меня не слишком дружелюбно. Я сожалею об отсутствии полотенца, но наверное это только внутренняя отмазка от самого себя. Пока я не готов к морю, а оно не готово ко мне. Мы смотрим друг на друга оценивающим взглядом: оно такое большое, мокрое, холодное и соленое, и я, такой маленький и дерзкий. Я признаю его силу, вылезаю из воды, устраиваюсь на каком-то камушке или бревнышке и решаю пока предпочесть зрительные удовольствия осязательным.

“Жаль, что сейчас не лето”, - скажет мне потом Сергей, сочувственно глядя на мои попытки слиться со стихией. Не знаю, мне не жаль. Наоборот, я счастлив, что сейчас весна. Меня привлек этот пляж не только своей красотой и уникальностью, но также и отсутствием людей. Я уверен, что в купальный сезон весь он был бы усеян человеческим мясом и я бы даже не обратил на него внимание. Но сейчас я здесь, ощущаю себя наедине с тем, к чему и вокруг чего собственно крутится весь наш поход, и мне хорошо и невероятно спокойно. В таких тихих уголках природы все проблемы, неприятности и угловатости жизни кажутся настолько незначительными, что кажется будто их вовсе нет, а мир сосредоточен где-то в тебе самом и лишь иногда выползает наружу. Именно в такие моменты...

Разумеется, мои спутники нагнали меня, но и они видимо были потрясены открывшейся картиной. Я уже ничего не видел и не слышал, лишь где-то в глубине сознания понимал, что я в общем-то в походе с пятью другими людьми и надо ехать дальше и переправляться на тот берег. Но меня почему-то не трогали, даже Влад, который постоянно нас торопил. Я был на этом пляже ровно столько, сколько мой внутренний романтик и эстет сумел сопротивляться моему же внутреннему рацио, который, к сожалению или к счастью, всегда побеждает.

Но стоили мне одеться, сесть на велосипед и вернуться к привычному монотонному кручению педалей, как он снова выключился. Мне уже было как-то все равно, где я нахожусь, с кем я еду и с какой скоростью, я размышлял о себе, о природе, о людях, о месте человека в мире. В определенный момент я вообще перестал размышлять, я просто ехал и вдыхал воздух, лежащего по правую руку моря. В итоге я ехал последним, далеко отпустив вперед своих спутников, но не переживал по этому поводу, а просто продолжал получать удовольствие от своей неожиданной авантюры.

Общение с морем

Вскоре нам предстояло договариваться с кем-то насчет того, чтобы нас перевезли на другой берег. Разумеется, договариваться предстояло Владу, потому что я, например, ощущал себя абсолютно неспособным с кем бы то ни было договариваться, да и вообще совершать какие-то волевые действия. Моя медитация на пляже опьянила меня покруче алкоголя и немного опустошила, так что сейчас педали крутил какой-то незнакомый автопилот.

10 километров асфальтовой дороги, и вот мы уже в деревне. Сначала приезжаем на какой-то причал, Влад расспрашивает местных про паром, выясняется, что паром действительно сейчас не курсирует, а единственные, кто имеет лодки – это работники МЧС. Пока мы стоим около магазина и думаем, что купить себе на обед, наш командир находит представителя министерства и убеждает его посодействовать нам в нашем турпоходе. Я не присутствовал при этом разговоре, но я убежден, что у Влада настоящий талант к тому, чтобы убеждать людей. Более того, мне кажется, это ему еще и нравится, потому что вряд ли у человека может быть талант к тому, что ему не нравится. Кстати, и маршрут он разработал такой, в котором время от времени нужно было прибегать к помощи третьих лиц, наверняка он в глубине души полагался на свое обаяние и красноречие. Я вот лично старался бы объезжать людей как можно дальше, делая порой ради этого невероятные крюки, и уж тем более никогда не стал бы включать в план такие сомнительные участки, где не смог бы перебраться своими силами. Кстати, наш предшественник с Урала Ясенскую Переправу объезжал и с местным людом не общался. Но наш руководитель сделал свое дело – представители МЧС согласились переправить нас на ту сторону на своем катере.

Переправа осуществлялась в два этапа: разумеется, маленький катерок не смог осилить весь наш набор из шести человек, рюкзаков и велосипедов за один раз, но за два справился, надо отдать ему должное. Я ехал во второй порции, было приятно прокатиться с ветерком на моторке и хоть раз пересечь море, а не ехать вдоль него. Хотя я до сих пор был несколько не в себе, и Влад даже сделал мне замечание, что я не слишком активно участвую в погрузке вещей в катер. Но это все мелочи. Мы переправились за 10 минут и сэкономили уйму времени по сравнению с возможной дорогой в объезд. Что ж, спасибо МЧС и большой респект нашему Владиславу Валентиновичу!

На другом берегу песок, недалеко зловеще растут деревца акаций, мы ищем место для остановки на обед, чтобы не сильно продуваться ветром, свежим, но холодным и не очень уютным. Некоторое время бродим с велосипедами туда-сюда между акаций, наконец находим дорогу, по которой поедем и устраиваемся недалеко на небольшой полянке около леса. Ставимся и обедаем: бутерброды с ветчиной и салом, питьевые йогурты, сладкий воздушный рис. После обеда немного расслабляемся и загораем на солнышке. Основное препятствие сегодняшнего дня пройдено – теперь мы уже ни от кого не зависим, едем сами по себе, так что можно какое-то время порефлексировать. Слава ловит прибрежных ящериц и наблюдает, как красиво они цапают его за палец. Я немного прихожу в себя и ощущаю себя готовым к новым приключениям.

Трогаемся по той дороге, которую заметили. Выдвигаем предположение, что она тут одна, впрочем, она так извилисто идет вдоль берега, периодически съезжая на пляж, что иногда кажется, что ее вообще нет. Море немного волнуется, мы едем то вдоль него, то чуть сворачивая в лес. Тем не менее, несмотря на отсутствие явной дороги, наблюдаем машины, каким-то образом заехавшие на косу. У меня возникает чувство, что где-то левее есть еще дорога, но нам и так было здорово ехать по пляжу, так что сильной потребности в ней не испытываем. Ощущения превосходные, песок не очень вязкий, так что ехать удается даже мне, впоследствии Ясенскую косу многие назовут самым приятным участком маршрута.

Впрочем, были и мелкие неприятности. Например, я все-таки промочил ноги, когда Валентин, объезжая упавшее дерево практически через море, неожиданно забуксовал, и мне тоже пришлось остановиться прямо в воде, так как двойного объезда там точно было не предусмотрено. Влад заснял весь эпизод на фотоаппарат и надеялся на бис, но другие участники наш подвиг повторять не стали, мудро объехав дерево с другой стороны.

Все это счастье продолжалось около часа с небольшим, и мы практически не делали длинных остановок, так как ехали довольно плотно и стройно. Наконец ближе к поселениям дорога более-менее сформировалась, перешла уже в хорошую грунтовку и мы покатили согласно треку в сторону Приморско-Ахтарска. Проезжая первое поселение, попадаем на асфальт, но потом снова сворачиваем на “природную” дорогу, чтобы сократить время.

И вот тут происходит событие, которое ранее было предсказано – мое не слишком предназначенное “Снаряжение” делает свое дело, и в одном месте багажник ломается. Пару дней назад Сергей мне сказал, что в случае поломки багажника мой поход можно будет считать законченным, но после сегодняшних увлекательных приключений и незабываемых впечатлений мне совершенно не хотелось покидать строй на полпути. Если бы багажник сдох совсем, я бы довез рюкзак на плечах до Приморско-Ахтарска, а там купил бы новый, но с моими надежными спутниками мне не пришлось делать и этого.

Багажник представлял собой конструкцию из полых алюминиевых трубок, одна из которых треснула и сломалась, гениальное решение коллективного разума механиков нашей команды (к которым можно отнести, пожалуй, каждого, кроме меня) заключалось в том, чтобы засунуть в эти полые части сломанной трубки скрученную несколько раз стальную проволоку, найденную Валентином на границе Ростовской области и Краснодарского края. Еще одно умение, которым я восхищаюсь, - это находить какие-то вещи, которые кто-то явно выбросил или выронил, прогнозировать, что они могут пригодиться, а потом в нужный момент их доставать и где-то использовать. Мне бы в голову не пришло взять с собой это кольцо проволоки, а без него здесь нам пришлось бы придумывать что-то еще, скорее всего, отламывать что-то другое и тоже запихивать в место поломки. Но сейчас стальная проволока, запасливость Валентина и торжество мысли наших инженеров позволили мне ехать дальше. Между тем, багажник уже сломался, неизвестно, сколько он еще протянет, так что в Приморско-Ахтарске все же хорошо было бы новый прикупить.

После починки еду уже с меньшим энтузиазмом, к тому же я не слишком удачно привязал рюкзак, у него смещен центр тяжести, из-за этого идет перекос и неудобно ехать. Но команда уже впереди, а для грамотной перестежки требуется кто-то, кто будет держать велосипед, либо что-то, к чему его можно прислонить, но тут тоже не все подойдет, плюс время, которого не было, так как день клонился к вечеру.

Мы едем смотреть на маяк, несколько отклоняясь от намеченного трека. Влад почему-то решил, что мы обязательно должны на этот маяк посмотреть. Я уже устал и жду приезда на обещанную турбазу, меня в ней больше всего интересуют электрические розетки для зарядки телефона и электробритвы, так как в Камышеватской у моряка они были странные, как и весь дом, и я не стал лишний раз ими пользоваться, зная, что завтра все равно будет турбаза. Маяк на меня впечатление не производит, как и по-моему на остальных, так что радиалку эту мы сделали зря. Дальше в город едем вдоль берега, но, не доезжая его, останавливаемся в небольшой лесополосе на полянке. Влад решает вставать на ночевку здесь, а на турбазу забить. Вроде никто не против, я тоже не возражаю, плюхнуться где-нибудь уже хочется, единственное, жаль что не удалось подзарядиться: но без связи я как-нибудь проживу, может это и к лучшему, а бриться конечно хочется, но это тоже можно пережить.

Дежурили Влад и Сергей. Не знаю почему, но решили готовить опять на горелках, хотя дрова в округе были, и можно было сделать костер. Видимо устали и немного поленились. Сегодня вымотались все, хотя день был замечательный, впервые за поход ужинали без спиртного, соответственно долго сидеть не хотелось и легли спать очень рано, когда было еще светло.

В первоначальном плане маршрута на этот день планировалась полудневка на турбазе, но у нас получился полноценный походный день, и мы наоборот вспомнили о том, что мы туристы, преодолевающие препятствия и приехавшие на природу, поэтому третью ночевку подряд под крышей делать не стали. Сегодня у нас были только палатки, и мы сами...

24 апреля (VI день)

Чем больше на нас грязи, тем ширше наши рожи.

Чем ширше наши рожи, тем теснее наши ряды.

Вчерашняя неожиданная поломка лишний раз напомнила мне о том, что за любимым велосипедом надо следить, к тому же, несмотря на общее позитивное впечатление от вчерашнего дня, некоторые проблемы чувствовались и помимо багажника. Например, отказывались работать задние тормоза и практически весь пляж я ехал на передних (возможно, поэтому мне и не удалось вовремя затормозить, когда мы забуксовали около коряги). Поэтому решаю после завтрака провести техобслуживание велосипеда, которое в моем случае обязательно начинается с разглядывания разных механизмов с умным видом, пока кто-нибудь еще не заинтересуется этим увлекательным зрелищем.

В итоге механик команды постановил, что стерлись мои тормозные колодки, поэтому я решил ставить запасные, благо в Москве умные люди посоветовали мне их взять на всякий случай. Ставлю с помощью Сергея и коллекционных болтиков Ярослава, затем подкачиваю шины и смазываю цепь – с этим как ни странно я уже научился самостоятельно справляться.

Т/б Лотос

После общекомандных ухаживаний за моим велосипедом наконец выезжаем в Приморско-Ахтарск, в итоге поздно. До города добрались быстро, стоило только чуть проехать вдоль моря. С песнями едем мимо турбазы “Лотос”, где наша последняя планируемая цивильная ночевка так и не состоялась. Сам город производит впечатление несколько разросшейся деревни, маленькие участки с одноэтажными домиками, узенькие дорожки. Лишь ближе к центру поселение начинает больше походить на то, что принято называть городом.

Сегодня больших населенных пунктов по дороге больше не планируется, так что облепляем велосипедами местный “Магнит” и покупаем продукты. Я тоже иду в магазин с твердым намерением давать нашему завхозу добрые советы, так как бесконечные каши и макаронные изделия в походе начали уже несколько опечаливать. В итоге уламываю его на покупку мороженных овощей, пригодных для варки. Покупаю также каких-то фруктов, себе шоколадки, вкусных печенек для народа – в общем, стараюсь сделать все, чтобы походное обеспечение было поразнообразнее и на должном уровне.

Но не успел я после снятия рюкзака, запихивания в него продуктов и очередной перепривязки устроиться на солнышке с какой-то булочкой и намерением несколько минут себя порадовать, как Серега напоминает мне, что нужно не терять времени и идти на рынок искать новый багажник, так как старый долго не протянет.

Идем вместе с Ярославом. Команда упорно не желает оставлять меня одного, опасаясь очевидно, что я потеряюсь в незнакомом городе или меня похитят инопланетяне. Долго шаримся по рынку в поисках палаток с велотоварами, наконец я догадываюсь кого-нибудь спросить. Слава между делом присматривает себе бандану, но не находит. Велопалатки честно говоря не поражают богатством выбора, в некоторых велосипедных багажников вовсе нет. Наконец по рации звонит Влад и говорит, что нашел ларек, который нас заинтересует. Нашего командира тоже понесло в это чудное место, очевидно, ощутить непередаваемый колорит центрального рынка южного города. Находим его, продавец предлагает на выбор два багажника (честно говоря, теряешь голову от такого многообразия), выбираю на вид более массивный и прочный, хотя они, по-моему, примерно одинаковы, плачу кровные 300 рублей и выполняю тем самым миссию, с которой пришел на этот рынок. Влад торопит ехать, но я все же успеваю по дороге купить несколько пар носков, запас которых, в том числе и неприкосновенный, к середине похода уже полностью исчерпался с учетом природных условий, в которых приходится ездить.

Снова на походного летописца потрачена уйма времени, но вот я снова в строю, и мы двигаемся на выезд из славного города Приморско-Ахтарска. Между тем он снова превращается в деревню, здесь Владу не удается найти грунтовую дорогу, по которой ведет трек, поэтому мы объезжаем по асфальтированным участкам, обозначенным на карте. После выезда на трассу несколько раз пересекаем ее для того, чтобы сфотографироваться на фоне местных достопримечательностей – у памятника военному самолету и, конечно же, сделать наш любимый снимок около въезда в город: украсить собой пространство вокруг надписи “Приморско-Ахтарск”.

Памятник у Свободного

Сегодня согласно маршруту мы несколько нарушаем принцип езды “вдоль моря”, так как едем от него. Южнее Приморско-Ахтарска нет дорог вдоль моря, пригодных для велопутешествий, там начинаются какие-то заливчики и болота, которые мы и должны объехать. Но в скором времени естественно на главный ориентир похода планируется вернуться. Соответственно сегодня много прямых дорог, сначала едем на восток, а потом на юг, где мы переезжаем через болота в районе деревни с труднозапоминаемым названием Могукоровка.

Первый прямой отрезок имеет протяженность по треку 23 км. При этом нам снова приходится бороться с ветром, так как он снова дует с востока и прямо нам в лицо. Длинные перегоны по асфальту всегда являются проверкой на выносливость. Часто появляется соблазн сравнивать свой темп с другими участниками или с самим же собой, но на другом участке. Однако в нашем походе очередность на таких перегонах уже более-менее сформировалась, поэтому все просто едут в том темпе, в котором могут с учетом ветра, продувающего насквозь кубанские степи.

У поворота на поселок Свободный останавливаемся, близится время обеда и мы рассчитываем перекусить. Пока ждем наш традиционный арьергард из Александра и Сергея, обращаем внимание на памятник воинам-красноармейцам, поставленным в честь победы над каким-то из отрядов Врангеля во времена Гражданской войны. Рассуждаем о том, что здесь же можно поставить и памятник отряду Врангеля, как воинам, сражавшимся за свою родину. Вспоминаю некоторые города, в которых мне доводилось побывать, где памятники революционерам и красноармейцам соседствуют с памятниками командирам Белой гвардии. В итоге приходим к заключению, как здорово, что мы живем в мирное время и имеем возможность путешествовать по нашей великой стране вместо того, чтобы воевать, и с этой мыслью готовимся ехать в поселок. Посылаем гонцов с рацией, чтобы узнать, есть ли там магазин, а потом, получив утвердительный сигнал, едем туда всей группой.

Приехав, узнаем, что полчаса назад закрылась местная столовая, в которой нас досыта могли бы накормить рублей за 50 каждого. Рассуждаем о том, в каком режиме работают местные жители: где-то полдня в местных колхозах, а потом расходятся по своим участкам, где продолжают трудиться, но уже на себя. Поселок производит благоприятное впечатление: около магазина видим небольшую беседку, где и располагаемся. На обед сладости и молочные продукты – такие обеды в поселках с магазинами стали уже своеобразной традицией похода. Мне достается ряженка марки “Кубанская буренка”. Оказывается, что я впервые в жизни пробую настоящую ряженку: она настолько густая, что требуется ложка, чтобы ее есть. Серега предлагает мне также попробовать местного молока, я соглашаюсь, и он покупает также и на мою долю.

Пообедав, выезжаем из Свободного снова на прежнюю дорогу, которая вскоре перестает быть асфальтовой, а переходит в грунтовую. На грунтовке у меня снова начинаются проблемы с центром тяжести на багажнике, ведь теперь помимо тяжелого рюкзака я везу еще запасной багажник и две бутылки – одну с молоком, другую с минералкой. Я еду достаточно медленно, у меня снова разбалтываются крылья, но я все-таки дотягиваю до поворота на юг, где наиболее быстрые члены группы ждут отстающих, отдыхают и загорают на солнце.

Следующий перегон – 19 километров асфальта – едем без остановок, мы вчетвером очень плотно друг к другу, не растягиваясь, Саша и Сергей сзади, но тоже вместе. Наша цель – станица Степная, где наконец хорошие дороги должны на сегодня закончиться и смениться сомнительной тропой на Могукоровку. Услышав от Влада, что конечным пунктом сегодняшнего дня является деревня с таким названием, все стараются его запомнить, но в разговоре непременно перевирают, называя то Могукаровка, то Могакуровка. На самом деле запомнить его очень просто, достаточно только зафиксировать в памяти и связать два на первый взгляд совершенно не относящихся друг к другу слова – “могу” и “коровка”, тогда слово будет у вас как на ладони. Впрочем, несмотря на то, что название запомнить удалось, смысл его так и остался для меня загадкой.

Но сегодня нам было не до этого, все устали от длинных перегонов, продуваемых ветром, и хотелось побыстрее доехать до заветной деревни и остановиться. Но сперва мы доехали до Степной, где стали ждать товарищей у странного здания, выглядящего одновременно зданием местной администрации и каким-то заброшенным. Около него обнаруживается памятник Тарасу Шевченко, с колоритной башкой которого мы фоткаемся. Потом Влад и Ярослав идут в магазин и покупают пиво, очевидно желая поскорей исправить тот факт, что вчера вечером мы совсем ничего не пили.

Когда все наконец в сборе, к нам подъезжают мужики на машине, интересуются нашим походом, как и многие встречавшие нас ранее, рассказывают, что несколько лет назад в станицу Степная приезжал некий француз, тоже на велосипеде. Поведывают нам также о дороге на Могукоровку, говорят, что дорога есть, но очень грязная, хотя мы естественно проехать сможем. Мы в этом и не сомневались, во всяком случае, наш командир.

В Степном

Трогаемся, асфальт быстро сменяется грунтовкой, а грунтовка быстро приобретает черты, характерные для дорог, по которым часто ездят на тракторах и вообще черт знает на чем. Вокруг болота, издевательски квакают лягушки, по пути встречаем много рыбаков, которые посмеиваются над тем, как мы везем по узеньким сухим местам наши велосипеды, которые все равно в итоге где-то вязнут. Всего дорога планировалась около 5 км, и мне нужно было сразу сделать то, о чем я думал всю дорогу – снять рюкзак с багажника, потому что так перетаскивать вел было бы куда легче. А так у меня снова забилась грязь между колесами и крыльями, и в тех редких местах, где можно было сесть на него и ехать, велосипед гневно шипел и безбожно тормозил. Единственный положительный момент у дороги на Могукоровку – отсутствие насекомых, как кровососущих, так и просто мерзко летающих перед носом, как на дамбе в районе Ейска.

Я добрался до конца дороги самым последним и таким же грязным, как мой велосипед, так как я разделил его судьбу, умудрившись упасть на каком-то из узких участков. Влад обещает у стоянки какие-то каналы, это конечно не море, где я чистился в прошлый раз, но тоже звучит заманчиво. Саму злосчастную Могукоровку пока не видно, но вроде бы она должна быть вот-вот, а за ней и стоянка, желание поскорей попасть на которую после этой дороги, полной приключений, в прогрессии увеличилось.

В итоге решаю ехать как есть и решаю не заниматься формальной чисткой велосипеда в отсутствие воды, ведь воду мне пообещали очень скоро. Выезжаем в сторону деревни, но я сильно отстаю от группы из-за большого слоя грязи. Я уж молчу про жалобные звуки, которые мой несчастный велосипед в это время издавал. Деревня как назло довольно большая, едем по ней мы долго, есть тут и коровки, не знаю, правда, что особенного они могут. Наконец решаю остановиться и почистить крылья и колеса. Вместе со мной притормаживают Сережа и Саша, остальные уезжают вперед.

Снятие крыльев, очистка их и колес занимает приличное время, к тому же какой-то местный житель показывает нам колонку с водой, где можно хотя бы умыться и отмыть хоть немножко грязь, прилипшую к ногам. В итоге привожу вел в порядок, снова ставлю крылья. Влад уже вызывает нас по рации, призывает к тому, чтобы мы поторопились. Когда доезжаем до них, он первый раз на моей памяти за весь поход начинает бурчать, что мы потеряли так много времени, когда можно было просто снять крылья и ехать, и вообще лучше было бы их снять еще до этой грязной дороги. На мой взгляд, это бурчание совершенно не обосновано, потому что эти полчаса, которые мы потеряли, не сильно отразятся на маршруте, хотя в последующих итерациях бурчания они превращались чуть ли не в полдня. В любом случае до Могукоровки мы доехали, а там ведь где-то и стояночка намечалась, не правда ли, Владислав?

Намечалась, в итоге мы останавливаемся у первого канала около какого-то моста. К счастью, чистить велосипед мне уже не надо, так что меня запрягли на общественные работы, не успел я даже переодеться – так как Слава сегодня дежурил, мне нужно было ставить его палатку. Полянка, где мы собрались ставиться, шла немного под откос, поэтому получилось так, что на моей половине место ровное, а он постоянно куда-то съезжал. Я предлагал поменяться местами, но он отказался. Я устал настолько, что ни на чем не настаивал.

Валентин и Слава варят суп из заказанных мной мороженных овощей. Также на ужин пьем купленное в Степной пиво “Новоросс”. Кстати, оно нам не понравилось, зато название создало ощущение близости нашей цели.

Что ж, сегодняшний день был для меня рекордным по количеству времени, потраченной командой на ожидание меня или помощь мне. А никто и не обещал, что со мной будет легко! В любом случае в походном коллективе всегда должно быть понимание и согласие, ведь участвуют в нем люди с разной подготовкой и с разными возможностями. В той или иной степени экстремальные условия – это не место для выяснения отношений, все недовольство может быть высказано по завершению похода, и уже на основании этого могут быть сделаны выводы относительно возможности следующего путешествия в том же составе. Я сегодня вне всякого сомнения медленный газ и вполне оправдываю сокращенное наименование своей должности. И все равно я не собираюсь прерывать этот поход; как бы там ни было, я должен ехать до конца.

25 апреля (VII день)

Выйду на крышу, смотрю на Аврору

И вспоминаю ту дальнюю пору,

Когда еще молод с гранатой в руке

В предательской лодке я плыл по реке...

Утро вечера мудренее: треволнения вчерашнего дня остались позади, снова светит солнце, нас снова ждет дорога, велосипед более-менее в порядке, я тоже хорошо выспался, а на Славины переползания ночью в палатке я практически не обращал внимание. В общем, ехать можно, и мы едем.

Переезжаем мост, у которого вчера стояли. Дорога идет вдоль каналов, так что мостики переезжать нам еще предстоит, но поначалу я останавливаюсь и любуюсь на эту местность, рукотворную, но красивую. Вроде бы здесь выращивают рис, поэтому постоянно требуется подводить воду, вследствие этого вся местность буквально изрешечена небольшими водными канавами. Грунтовки в этом походе я неожиданно полюбил, поэтому еду достаточно быстро и уверенно, как мне кажется, дорога выводит на очередной асфальт довольно скоро (я к тому, что не было тут этого получаса, который я вчера потратил на чистку колес).

Здесь как раз заканчивалась одна деревня (Новониколаевская), а нам нужно было ехать в другую под названием Гривенская, где нас ждала еще одна переправа. Естественно, сами мы бы с ней не справились, надежд на очередной паром было немного, так что оставалось только рассчитывать на местных жителей, живущих рядом с рекой Протока, являющейся между прочим рукавом Кубани, что кто-нибудь из них имеет лодку и сможет переправить шестерых сумасшедших велосипедистов на ту сторону. Идея такого маршрута была взята из опыта нашего предшественника с Урала, единственное, что на карте не было особо хороших дорог с противоположной стороны реки, так что был риск снова пробираться с велосипедами через поля. Но как всегда главным для нас было получить требуемую помощь, а уж после мы готовы справляться с любыми невзгодами.

По дороге останавливаемся только один раз в деревне Лебеди, немного перекусываем и едем дальше. До Гривенской добираемся быстро, потому что в кои-то веки нас подгоняет попутный ветер: сейчас мы едем как раз на запад. Особые рекорды скорости как всегда дает Валентин, так что как я ни пытался за ним угнаться, у меня ничего не получалось.

Приехав в Гривенскую, видим дорогу, уходящую влево в направлении деревни Чебургольской, с указателем, все как положено. Эта дорога должна вести вдоль реки, мы предполагаем, что не так давно на ней положили асфальт, хотя на нашей карте это не обозначено. Влад общается с местными рыбаками, они уже начинают не верить, что мы едем из Ростова-на-Дону, в итоге решает все-таки изменить маршруту уральца и поехать в Чебурголь, так как в случае переправы там мы попадаем снова в относительно цивильное место с хорошими дорогами, что позволит нам поскорее преодолеть этот неинтересный участок и вернуться к Азовскому морю. Единственный аргумент против заключается в том, что Чебургольская значительно меньше Гривенской, поэтому шанс найти перевозчика уменьшается, но Влад очевидно надеется на свою невероятную харизму и дар убеждения.

Как выяснилось позже дорога на Чебургольскую асфальтирована не целиком, в один прекрасный момент она переходит в грунтовку. По дороге делаем одну промежуточную остановку, где на нас посмотреть сбегается стая собак. Разумеется, они на нас лают, что является обычной реакцией собак на проезжающих велосипедистов, но ничем более огорчить не могут.

В станице Чебургольская Ярослав ищет магазин, а Влад перевозчика. В очередной раз закупаемся продуктами, нашему командиру сообщают о человеке по имени Андрей Белый, который как раз смог бы перебросить нас на тот берег. Находим в деревне этого удивительного человека с именем поэта Серебряного века и внешностью лодочника из клипа профессора Лебединского. Дед Андрей соглашается перевезти нас через Протоку за 50 рублей с человека.

Идем к реке через его участок, проходим небольшой пригорок, где мне не удается удержать велосипед с пристегнутым к нему рюкзаком, и он падает. В итоге отлетает болт от багажника, который разыскать естественно не представляется возможным, и слетает передний тормоз, что я замечаю чуть позднее. Но пока нет времени на починку, нужно сначала его переправить и переправиться самому.

Лодка деда Андрея, разумеется, поменьше катера МЧС, так что нам приходится снимать рюкзаки и переправляться по два человека, соответственно, в три этапа. Я еду в последней партии вместе с Валентином. Неожиданно Валентин просит нашего лодочника дать погрести ему – видимо для соблюдения баланса нагрузок наш медик хочет размять мышцы рук. Пока он гребет, дед Андрей клянет его на чем свет стоит и говорит, что Валентин делает все не так и вообще грести не умеет. В итоге нас действительно чуть-чуть отнесло от места, где высаживались остальные, но все равно меня удивило столько злости в нашем перевозчике. Видимо мужик тяжело переживал то, что Валентин ненадолго отобрал у него работу.

Как бы то ни было, мы добрались, поблагодарили деда и решили прямо здесь устроить обед. Сегодня все складывалось у нас как нельзя лучше: мы успешно переправились ближе к конечной точке дня, чем намеревались, к тому же впереди нас ждали хорошие дороги, а не сомнительные поля с каналами. На берегу реки обедаем и пьем оставшееся после вчерашнего ужина пиво, сегодня на жарком солнышке оно идет получше. Снова клянчу болтик у Ярослава, прикручиваю багажник и практически готов ехать дальше.

В Петровской

Едем в сторону станицы Петровская, являющуюся, как потом выяснилось, одной из крупнейших и центральных в этом районе. Дорога до Петровской была обычной хорошей асфальтированной дорогой, не больше и не меньше, но ничем особым она не запомнилась. Я по-моему ехал где-то в конце, потому что обнаружил проблему с передним тормозом и, хотя мог спокойно по такой дороге ехать на заднем, решил, что буду ехать только на велосипеде, у которого с тормозами все в полном порядке. Еще помню поворот в сторону Ачуево, о котором Влад посоветовал мне упомянуть в отчете, как о месте на берегу Азовского моря, в котором мы не были. Ну, раз не были, значит, только упомяну. В принципе можно было поехать через него, но это был бы огроменный крюк, которого с учетом наших временных ограничений, очевидно, это Ачуево не стоило.

В Петровской останавливаемся у “Магнита”, но мне на сей раз не хочется ничего покупать, да и вообще накатила какая-то апатия, наверное, из-за жаркого солнца. Какое-то время пекусь на нем, потом решаю отойти чуть подальше от велосипедов, но в тенек. Мои спутники тем временем ходят по магазинам, помимо “Магнита” посещают какие-то промтовары, автотовары, еще какие-то товары. Во всяком случае, стоим очень долго, мне успевает надоесть как стоять, так и сидеть на корточках, так как никаких мест для того, чтобы приткнуться в сидячем положении, поблизости не наблюдалось. Кроме велосипедов, конечно.

Между тем дорога к следующему промежуточному пункту – станице Черноерковской – далась мне тяжеловато. Вначале я пытался следовать в темпе нашего задающего трио, постепенно выдохся и устал, все время думая, когда же покажется эта дурацкая Черноерковская, когда казалось бы на указателе было написано что-то около 10 километров. Деревня появилась через несколько сот метров после того как я перестал гнаться за Владом и компанией и решил немножко успокоиться.

Останавливаемся как всегда у магазина, на сей раз торгующего какими-то сувенирами. Мои спутники в шутку предлагают мне купить большого розового зайца, который сидел прямо при входе, чтобы он стал талисманом путешествия. Но походный туризм развивает занудную практичность, поэтому вместо зайца я покупаю себе тапочки, чтобы ходить в них на стоянках. Кстати, Слава в этом магазине воплотил свою давнюю мечту – купил бандану, по-моему со знаком пацифистов. В соседней палатке в очередной раз покупаем Кубанское вино.

Согласно маршруту пробираемся в сторону моря: сначала едем до поселка Верхний до развилки, а затем уходим налево на грунтовки, которые должны привести нас в Большие Жестери на берег Темрюкского залива. Почти сразу после развилки проезжаем КПП, на котором нас пропускают, охранник говорит, что он “может нам только посочувствовать”. Интересно, имел он в виду тогда наш поход и физическую нагрузку или что-то более конкретное? После КПП начинаем уже искать место для стоянки.

Я снова чувствую себя прекрасно, поэтому охотно хожу на разведку. В одном месте мне не понравилось, потому что там проходила линия электропередач и недалеко стояла, а может быть и работала какая-то машина. По GPS Влад видит чуть дальше какой-то мост и предлагает остановиться у него.

Оцениваем место стоянки. Я предлагаю переехать мост и встать на другой стороне, где наблюдаются какие-то кусты и деревца, которые могут хорошо гореть, в то время как мои спутники решают все же встать на этом берегу, потому что тут больше поляна и место для палаток. В итоге мы снова получаем стоянку без костра, на сей раз из-за того что действительно отсутствуют дрова. У меня так и не получилось гордо заявить, что костер из дежурных делаем только мы с Сашей.

Зато к готовке на горелке я уже приноровился и обслуживаю всех практически в одиночку. Эта стоянка – последнее наше дежурство, напоследок можно и поработать. На ужин пьем купленное вино и отмечаем рекордный для нашего похода километраж – 92 км, все-таки сегодня изменения в маршруте позволили нам здорово увеличить пройденное расстояние. А завтра мы с нетерпением ждем, когда снова выедем к морю.

26 апреля (VIII день)

Трудно заставить человека понять что-либо,

если его жалованье зависит от его способности непонимания.

По сути стоянка седьмого дня не сильно отличалась от стоянки шестого – все те же каналы, те же поля вокруг, мостик недалеко опять же. “Если бы не позавчерашняя чистка колес, сегодня ночевали бы уже на Азовском море”, - снова говорит мне Влад, несмотря на рекорд, проделанный нами за вчерашний день. Море манит нас и зовет – сегодня ожидается самая интересная и сложная часть путешествия – берег Темрюкского залива, по дороге вдоль которого с трудом проехал даже наш предшественник с Урала. Что ж, прямых и ровных асфальтовых дорог со времен Приморско-Ахтарска мы навидались, так что жаждем приключений, которые несет нам таинственный залив.

Сегодня с утра закончилось мое последнее в этом походе дежурство, задержек особых не было, тормоза свои подкрутить я когда-то успел, так что выехали мы вполне вовремя, вернее как обычно – в 9 утра. Несколько километров едем по грунтовке, впереди мы вдвоем с Валентином, чуть дальше начинаются какие-то дома вдоль дороги, выглядящие прямо скажем не бедно. Здесь места уже совсем недалеко от побережья, земля более дорогая и престижная, тем не менее, складывается ощущение, что тут уже все поделено.

Окончательно убедиться в этом нам предстояло очень скоро, когда мы доехали до опущенного шлагбаума с грозной надписью “Проезда нет”. Видим перед собой контрольно-пропускной пункт некоего ООО “Славянские егеря”, дорога дальше закрыта, навстречу нам выходит мужик-охранник. Наш командир включает всю свою силу обаяния и дар убеждения, не раз выручавшие нас на протяжении этого похода, но охранник непреклонен, и пропускать нас не желает. Утверждает, что проехать дальше у нас не получится, так как дорога перекопана и теперь посреди нее канал, к тому же здесь теперь частная территория и пограничная зона. Влад трясет самодельной маршрутной книжкой, вспоминает маршрут нашего отчаянного уральца, но оказывается, что такая пурга тут началась вроде бы меньше года назад, а до этого тут и была вроде бы только ожидаемая нами рыбохрана.

Тем не менее Влада доводы охранника не устраивают, и он просит его позвать свое начальство. Понимая, что в одиночку ему с нами не справиться, тот вызывает подмогу. Через какое-то время приезжают еще два мужика на мотоцикле, но суть от этого не меняется. Эти разговаривают более вежливо, но информация та же самая – перерытая дорога, частная зона, начальство среди пограничников не велит им никого пропускать. Тем более шестерых сумасшедших велотуристов с севера, наверняка думают они про себя. Разговор длится достаточно долго, но к сожалению все остаются при своих: нас пропускать отказываются и предлагают в случае, если мы так хотим получить разрешение, обратиться к пограничникам из станицы Петровской. Что ж, мы были там вчера, возвращаться пришлось бы, проделывая большой путь туда-сюда. Пока ведутся переговоры с охраняемой территории выезжает еще одна машина, - видно все их там местное “элитное” общество прослышало про дерзающих прорваться через их угодья. Из машины нам насмешливо бросают что-то вроде, что отсюда можно только выехать, но нельзя въехать, однако быстренько сматываются, когда наши умельцы собираются щелкать их фотоаппаратом.

Через час наш командир все же бросает это гиблое дело. До Петровской ехать слишком долго, скучно и неинтересно, к тому же без всякой надежды на успех, так что мы решаем ехать назад до Черноерковской, а там через орошаемые каналами поля по грунтовым дорогам до шоссе, ведущего на Темрюк. Говорят, что в нашей стране единственным запрещающим знаком является бетонный блок посреди дороги, остальные лишь предупреждают о возможной оплате за проезд, и надо же было такому случиться, что на нашем маршруте возникла именно такая непреодолимая преграда и проблема, которую никак не удалось разрешить. На сей раз море не пустило нас к себе, остановив далеко на подступах; здесь мы и распрощались с надеждой хоть раз еще взглянуть на Азовское море. Дальше будет только Черное, а впрочем, нам осталось совсем недолго...

Разворачиваемся и едем по знакомой уже грунтовке. Руководитель задумчив, но едет очень быстро. Я предполагаю, что это из-за того, что его сильно расстроили вынужденные изменения в маршруте, и стараюсь не отставать от него, чтобы как-то морально поддержать. Доезжаем до самого первого КПП, где вчера нам ехидно “сочувствовали”, и тут Влад спрашивает охранников о наших же товарищах, которых мы обогнали в самом начале пути. Теперь понятно, почему он так гнал, хотел догнать якобы едущих впереди. Между тем видно, что человек настолько глубоко погрузился в свои мысли, что даже не заметил троих велосипедистов из своей команды, которых обогнал в порыве ярости к кубанским пограничникам и “славянским егерям”. Разумеется, здесь охрана никого не видела, я тоже говорю, что они сзади. Влад созванивается по рации, да, действительно, они сзади, ждем, а потом едем дальше на Черноерковскую.

В Черноерковской останавливаемся у магазина и осуществляем перекус из серии тех перекусов, “когда завтрак уже давно закончился, а обед еще не думал начинаться”. Между тем ожидающая нас дорога вдоль каналов достаточно длинная, а поселений по пути более не ожидается, так что едим тогда, когда есть возможность, чтобы не тащить лишний груз с собой в рюкзаках.

Так как с нашего “великого и ужасного” трека мы свернули, дороги в принципе никто из нас не знает. Узнаем возможный путь у местных рыбаков: дорога идет вдоль каналов, мимо нескольких насосных станций, а затем выходит на шоссе Краснодар-Темрюк. Несмотря на это, в процессе несколько раз дорогу уточняем, хотя некоторых местных наш суровый вид туристов, которых не пустили по маршруту, пугает, и они предпочитают не останавливаться и не вести с нами беседы.

Дорога в целом довольно неплохая, хотя по таким дорогам в этом походе мы уже наездились. Время от времени останавливаемся на мостиках через каналы, над нами летают самолеты, в одном месте видим у канала большое скопление лягушек. Влад вымещает на них злость, швыряя в них камушки с моста, но лягушки на него реагируют только, если ему удается в них попасть. Я отдыхаю более мирно – загораю на солнышке, несмотря на нашу сегодняшнюю неудачу, настроение у меня неплохое, по грунтовым дорогам у меня и сегодня получается ехать быстрее всех. На одной из развилок впервые обращаем внимание на показавшиеся на горизонте Кавказские горы. Влад говорит, что ехать осталось немного, и скоро будет некая “харчевня”.

Только уже ближе к концу неприятно ощутилась близость поселков и деревень – дорога перестала быть более-менее ровной и перешла в разбитую от коровьих или конских копыт. Разумеется, это стало еще одним испытанием для моего несчастного багажника, который впрочем и на этот раз окончательно не развалился – все-таки гениальная задумка со стальной проволокой выдержала даже испытание самой “трясучей” дорогой маршрута. Но эта часть пути уже близилась к завершению, еще несколько километров – и мы уже на шоссе, отчаянно ища глазами обещанную харчевню.

Действительно на сей раз нам удалось нормально пообедать, хотя для обеда время было уже довольно позднее. Это было кафе-шашлычная в поселке со звучным названием Светлый Путь Ленина. Последний цивильный обед у нас был четыре дня назад в станице Должанская, так что наш народ уже истосковался по настоящему мясу, да и вообще по блюдам, которые готовятся не в походных условиях. Что и говорить, плотная трапеза подняла нам настроение, Влад тем временем приходит к определенному решению – в Темрюк мы не едем, а сворачиваем сразу в сторону Анапы, благо и ветер будет для нас попутный. На меня сразу нахлынули воспоминания из детства, я предвкушаю завтрашнюю встречу с городом, в который совсем еще малышом ездил три года подряд. Хочется побыть там подольше, но Влад говорит, что и помимо Анапы нас ждут увлекательные приключения, например, загадочный Утриш, который пропустить тоже бы конечно не хотелось.

В поселке заходим еще в пару магазинов, покупаем к ужину традиционное уже кубанское вино и двигаемся в сторону Анапы, рассчитывая в скором времени найти место для стоянки и заночевать. Дорога на Анапу начинается с хорошего крутого спуска, на котором наши велосипеды демонстрируют рекорды мгновенной скорости за весь поход, чуть позже выезжаем к реке Кубань, около которой и планируем сделать ночевку.

Надо сказать, что, въехав в небольшой лесок, росший по берегам реки, я сразу отметил про себя, насколько эта местность отличается от тех орошаемых полей, по которым мы колесили около трех дней. Это место было более привычно для меня, как для уроженца средней полосы – настоящий лес в отличие от узеньких лесополос степных районов Краснодарского края, приличная река, первая после Протоки из оказавшихся на нашем пути. Впрочем, воду отсюда мы тоже брать постеснялись, также как и разводить костер в непосредственной близости от дороги, хотя и за небольшим пригорком.

Так что стоянка, несмотря на антураж, была вполне стандартная – горелка, крупа с тушенкой, вино на ужин. Сегодня встали довольно рано, так как маршрут проходим даже немного с опережением из-за того, что срезали Темрюк, так что Владислав вроде бы даже вполне доволен и вроде бы даже досадная неприятность, приключившаяся в начале дня, перестала его мучить.

Я в свою очередь тоже чувствую себя хорошо, у меня сегодня ничего не отваливалось – хорошо пристегнули с утра рюкзак, не было особой грязи, да и я ехал я вроде аккуратно, во всяком случае, умудрился ниоткуда не упасть. Сегодня вечером у меня даже есть немного свободного времени, и я пишу отчет заранее, чтобы не заниматься этим завтра утром. Еще завтра утром я попрошу у Александра бритву и приведу себя наконец в порядок, потому что щетина на лице меня порядком раздражает даже в походе. А пока мы стоим на берегу реки и думаем о том, что этого праздника жизни осталось-то всего чуть-чуть.

27 апреля (IX день)

Всегда выбирайте самый трудный путь –

там вы не встретите конкурентов.

За восемь дней похода мы уже успели привыкнуть к бескрайним полям и ровным дорогам, к тому что по сути ничто, кроме ветра и дождя, не может создать нам никаких препятствий. Тем не менее, спустившись вчера с той горы и оставив позади Светлый Путь Ленина, мы попали совсем в другой край, в другую местность. Приазовье закончилось, теперь мы должны покорять Кавказ.

Дорога на Анапу была первой дорогой на нашем маршруте, где нам пришлось штурмовать горки на подъемах и со всей дури разгоняться на спусках. К счастью, наш давний противник ветер сегодня был на нашей стороне, что невероятно помогало нам бороться со сложностями рельефа. Благодаря этому и к тому же яркому солнцу над головой, нерастраченному запасу сил с утра и хорошему настроению в предвкушении близости цели, первые перевалы показались нам не очень крупными. Проезжаем поселки Варениковскую, Фадеево, ненадолго останавливаемся на первый перекус в Гостагаевской, покупаем сырки и трубочки с кремом, дальше снова продолжаются перевалы.

По пути видим компанию велосипедистов, едущих нам навстречу. Все красавцы, в разноцветной велоформе и шлемах, сопровождаемые сзади автомобилем: настоящий эстетический праздник для любителей велоспорта. Впрочем, это не совсем тот вариант, которого придерживаемся мы. Мы туристы, путешественники, просто люди, выбирающие активный отдых, желающие путем езды на велосипеде познать красоту природы; они же занимаются именно спортом, и смысл их движения только в самом движении, правильно их следует называть бреветчики, но некоторые в шутку именуют “педалистами”. Мы приветственно машем друг другу руками, на нас сурово взирает очередная горка, ожидающая впереди.

Так уж случилось, что самый большой перевал на этой дороге оказался как раз перед самой Анапой, с трудом поднимаемся на гору, не будучи уверенными в том, что больше помогает нам ехать – попутный ветер или то, что мы крутим педали. После Гостагаевской мы выехали на большую трассу, так что и движение тут стало плотнее, снова появились в больших количествах грузовики, которым тоже надо было во что бы то ни стало забраться на эту гору, причем ощущения такие, что им это дается не намного легче, чем нам.

Первыми до верха добираемся мы вместе с Валентином, останавливаемся, отдыхаем. Впереди можем увидеть шикарный вид на славный город Анапу, сами горы и, конечно же, море – но на этот раз уже Черное. Валентин рассуждает о том, сколько боев велось за эти земли и за эти вершины во времена Великой Отечественной Войны, насколько сложно было отбить раз захваченную врагами высоту, ведь вся местность просматривается и простреливается на километры вперед во все стороны. Дожидаемся остальных и едем на спуск, несколько минут – и вот мы уже в Анапе.

Стоит ли говорить о том, что вернувшись в славный город Анапу через девятнадцать лет, я практически ничего здесь не узнал. Во-первых, детские воспоминания сами по себе довольно расплывчаты, такое ощущение, что когда ты растешь, меняется и твой угол зрения, а то что ты помнишь из увиденного прежде уже не можешь рассмотреть под новым углом. Во-вторых, изменения действительно произошли фундаментальные, как и во многих городах нашей страны за долгие годы моей юности: в Анапе откуда-то появилось множество торговых центров, пансионатов, многоэтажных домов; не стало больше тех маленьких полудеревенских домиков частного сектора, где как правило мы с родителями снимали жилье.

У продавщицы экскурсий и карт города спрашиваю про место, в которое столь часто меня тянуло в детстве – небольшой парк с огромными фигурами морских животных, выполненных из разноцветных камушков. Рыбы, раки, черепаха, дракон, осьминог, стоящие как будто на островках, между которыми идут дорожки, а все остальное пространство комплекса залито водой. Помню, что лазание по этим скульптурам зачастую увлекало меня гораздо больше, чем купание в море. Впрочем, мой папа, побывавший тут несколько лет назад, говорил мне, что этого всего давно уже нет, но мне все же хотелось удостовериться и посмотреть хотя бы на то, что, может быть, осталось.

Тетка отвечает мне, что не знает, о чем я вообще говорю, но лучше спрашивать об этом не у нее (хотя она вроде бы продает путеводители по городу), так как сама она 30 лет как живет на одном месте и почти никуда не ходит. Некоторые вещи и некоторых людей очень трудно бывает понять – получается, я, приезжий, знаю и помню какие-то места в городе куда лучше тех, кто постоянно в нем живет. И снова я радуюсь, что я именно путешественник, а не нахожусь на месте этой тетки и мне не задают такой вопрос, на который я не знаю как ответить, потому что в этом случае мне стало бы очень стыдно.

Кое-что узнал я, только когда мы выехали к морю и поехали по улице Набережная. Самой никакой улицы здесь раньше, конечно, не было, но я вспомнил центральный пляж с белыми воротами, через которые почти каждый день ходили на море, кафешки и палатки с чебуреками, где время от времени мы перекусывали, мне почему-то больше всего запомнилось, как я в разных местах ел мороженное. Да и сам этот колорит южного города ощущался, но в это время все казалось каким-то немного притихшим или даже вымершим. Создавалось ощущение, что сейчас около 5 утра, солнце только встало, а ленивые люди еще не успели, поэтому так тихо на улицах и пусто на пляжах. Все-таки весна на юге – это совершенно особое время, сюда стоит ехать весной хотя бы для того, чтобы почувствовать себя особенным и наслаждаться видами и красотой, когда большинство людей как будто сдуло ветром.

Смешанные чувства вызвал у меня и высокий берег, на котором теперь вдоль построенной улицы Набережной рядами стоят здания, которых раньше здесь тоже не было. Откровенно говоря, раньше здесь не было ничего, кроме маяка, который был всегда как бы символом этого высокого берега, а теперь он практически ничем и не выделяется на фоне новых прибрежных кварталов. Но честно говоря, хорошо, что они хотя бы построили здесь пешеходную улицу, иначе здесь вообще нельзя было бы проехать. Если бы милая моему детскому сердцу Анапа превратилась в зону огороженных пансионатов, я бы этого не пережил.

Вру, пережил бы. Общаясь и путешествуя с туристами, я становлюсь все более прагматичным. И остановку мы делаем не где-то в живописном месте на берегу моря, а у “Магнита”, как впрочем и всегда. Здесь мы собираемся обедать, и покупаем еду в дорогу на Утриш. Я угощаю своих спутников купленными здесь же огромными мандаринами. Ярослав весь день с самого утра говорил, что хотел бы провести последнюю ночь под крышей, поэтому собирается ехать отсюда прямо в Новороссийск. Меня удивляет такое решение, но я хочу воспользоваться моментом и пытаюсь всучить ему свои зарядные устройства, чтобы все мои электроприборы снова стали функционировать (уже тогда я начинаю подумывать о том, чтобы продолжить свое путешествие). Между тем Слава колеблется и начинает говорить, что он уже не так уверен в своем намерении. Это удивляет меня еще больше: по-моему, одна из прелестей похода (особенно когда не ты его руководитель) заключается в том, что можно отбросить все сомнения и не принимать никаких решений; причин думать, колебаться и сомневаться достаточно и в городе.

Как бы то ни было выезжаем из Анапы в прежнем составе, все вшестером, движемся по направлению на Большой Утриш. Теперь, помимо необходимости преодоления перевалов, которые стали еще сложнее, на нас дует встречный ветер, что усложняет дорогу еще в несколько раз. Сразу после выезда из города поднимаемся на гору и едем очень медленно, настолько медленно, что кажется, что крутить педали нет смысла. Проще слезть с велосипеда и везти его за собой. В один прекрасный момент я так и делаю, подъем действительно очень крутой, но если оглянуться назад, то открывшийся вид просто потрясает. Похоже, мы действительно добрались до самых красивых мест похода, но и самых сложных участков, и здесь идея преодоления себя ни в коем случае не должна полностью затмить идею наслаждения природой, потому что в этом случае тебе запомнятся больше трудности, а не окружающая красота. Исходя из этого, большинство перевалов вверх мы не едем, а везем велы с собой, что конечно смотрится ужасно глупо, но зато мы бережем силы и успеваем смотреть вокруг. А силы беречь тоже надо – напоследок Влад придумал весьма необычный способ передвижения – мы собираемся 10 километров ехать по галечному пляжу, что заставляет предположить, что трудозатраты предстоят еще серьезные.

Тем не менее, звание самого сложного участка маршрута заслужила именно дорога на Большой Утриш: кроме тяжких и выматывающих подъемов, были также и крутые спуски, на которых надо было очень внимательно смотреть, чтобы не попасть под колеса неудачно завернувшего встречного. Так что опыт, безусловно, ценный, но долго ехать в таком ритме не очень-то хотелось. Были, конечно, и позитивные моменты: красивые смотровые площадки, на которые мы забирались из последних сил, чтобы полюбоваться сочетанием глубокой морской синевы и грозного величия Кавказских гор. Как правило, такие места обозначали очередной перевал, так что, забравшись на такую смотровую площадку, можно было какое-то время хотя бы физически расслабиться, предвкушая дорогу вниз.

По расстоянию мы проехали не так уж много, когда докатили наконец до Большого Утриша, однако въехали в этот поселок чуть ли не с большим энтузиазмом, чем куда-либо еще, ведь это знаменовало окончание этой тяжелейшей дороги. Между тем пляж безмолвно и равнодушно нас ожидал. Местные жители с большим недоумением покосились на Влада и на всю нашу компанию, когда он сообщил, что мы собираемся с велосипедами идти по пляжу аж до самого Малого Утриша. Многие из нас, в том числе и я, тоже не очень себе представляли, что может выйти из такого перегона.

Здесь мои товарищи впервые позавидовали моему рюкзаку, предназначенному для несения на плечах, потому что здесь был как раз тот случай. Из остальных некоторые решили не отвязывать рюкзак, некоторые поступили так же как я. Надо сказать, что в этом походе тащить рюкзак на плечах мне пришлось впервые, я поразился тому, насколько же много приходится везти на себе моему велосипеду и моему многострадальному багажнику. Не сказать, что в целом нагрузка облегчилась, но во всяком случае переносить велосипед через сложные участки стало удобнее.

В целом пляж был тяжело проходим сам по себе. Местами там действительно была галька, но кое-где были участки с большими камнями, осыпавшимися со скал, особенно в районе небольших мысов. Везти велосипед там вообще возможным не представлялось, поэтому оставался только вариант его поднимать и перетаскивать. Понятно, что долго с таким грузом не пройдешь, поэтому часто приходилось останавливаться.

К тому же я с самого начала совершил одну глупую ошибку: положил на багажник стяжки, которыми привязывал рюкзак. Я и раньше так иногда делал на стоянках, но теперь велосипед находился в движении, поэтому пару раз стяжки у меня запутывались за цепь и приходилось аккуратно их вынимать. В конце-концов на одной из стяжек отвалился крючок, но к счастью у меня была запасная. Однако в один из моментов возни с цепью я потерял на этом пляже свои солнцезащитные очки, в которых проездил почти весь маршрут. Когда я это осознал, я пробовал вернуться назад и найти, но очень трудно найти что-то в условиях такого рельефа, к тому же точное место потери вспомнить уже не удается. В конце-концов я плюнул на эти тщетные поиски, принеся своеобразный дар этому дикому во всех отношениях пляжу.

Если отвлечься от ощущений, испытываемых нами с учетом всех трудностей, которые приходилось преодолевать, то сам по себе пляж очень красивый. Во-первых, расположен довольно далеко от крупных городов, так что, я уверен, даже в курортное время народу здесь не так много как в той же Анапе. Во-вторых, имеет собственный неповторимый местный колорит: дело в том, что вроде бы здесь проводятся какие-то неформальные тусовки местных жителей, объединяющие в себе культуру хиппи и раскованность нудистов. Проходя мимо и кряхтя под тяжестью рюкзаков и велосипедов, мы замечали тематические изображения на камнях, а также надписи с лозунгом “Спасем Утриш!” Лично я прекрасно понимаю, от чего можно спасать этот тихий уголок природы, и полностью поддерживаю эту идею.

Первый небольшой привал делаем у водопада, кто-то из наших моется, я честно говоря большого желания не испытываю, так как мне и так не жарко, к тому же я утомился настолько, что хочется просто сесть на камнях и какое-то время ничего не делать. С ужасом слышим от Влада, что мы прошли только 2 километра из 10. “В идеале, - говорит наш командир, - нужно дойти до Малого Утриша, чтобы завтра не нужно было очень уж сильно торопиться”. По-моему, он и сам в свои планы не верил, просто не хотел очень уж расслаблять команду, растянувшуюся почти в полном составе на пляже.

Сидели у водопада не долго, Влад быстренько потопал вперед со своими малоутришскими планами. Сегодня настало время мне восхищаться его неутомимостью. Обойдя очередной мыс и наблюдая на горизонте следующий, вдруг замечаю небольшую тропинку, уходящую наверх, на гору, но не настолько круто, чтобы нельзя было затащить туда велосипед. Около тропинки останавливаются Сергей с Ярославом (так и не решившимся воплотить свою мечту о гостинице и получившим за это сполна впечатлений от диких мест и опыта от преодоления препятствий, которые сопутствовали нам практически всю вторую половину дня), ждут отстающего Валентина, я в это время иду по тропинке налегке на разведку.

И снова я потрясен не только красотой, но и разнообразием Утришской природы. Теперь я попал в лес, какого я раньше никогда не видел: горные растения, высокие деревья, по большей части хвойные, но между тем все это не создает впечатление непроходимого бурелома, так как по лесу время от времени проходят тропинки, а кое-где попадаются даже самодельные столики из камней – вот прекрасные места для стоянки. Но Влад идет по берегу, и всего этого не видит, и наверное ушел уже к этому времени очень далеко, до самого Малого Утриша.

Немного прошелся по тропинке, потом возвращаюсь с вердиктом, что проехать тут можно: очень уж мне понравился этот лесок, да и хочется какого-то разнообразия после бесконечной груды камней на берегу. Все вчетвером поднимаемся с велосипедами. Ехать мы, конечно, здесь не едем, велосипеды по-прежнему везем, но получается уже веселее, не как по камням. Тропинка выводит нас к небольшому озеру. Мои спутники углубляются в лес, а я снова выхожу на берег в надежде обнаружить хоть какие-нибудь следы нашего командира.

Но обнаруживает вскоре он меня, они с Александром нашли-таки место, вполне подходящее для ночевки, и не пришлось для этого идти до Малого Утриша. Встали недалеко от второго озера тоже в небольшом леске того же типа как и тот, через который шли мы. Около поворота в лес Влад оставил свой велосипед, чтобы отстающие в порыве рвения не прошли мимо. Стоянка довольно неплохая, здесь тоже самодельный столик, но не слишком много места под палатки.

Тем не менее, места находим, пусть и несколько вдалеке друг от друга. Я сегодня опять ставлю палатку Ярослава, это последний мой осознанный поступок на сегодняшний день, потому что с ног валит конкретно. Так как до Малого Утриша мы не дошли, Влад предлагает завтра встать на полчаса раньше, в 6 утра, но ни у кого нет сил даже с ним спорить, тем более, что ляжем мы в любом случае рано.

Во время ужина вокруг нас крутятся неизвестно откуда взявшиеся собака, кошка и какая-то девушка из местных. Сергей почему-то кормит только кошку, остальное жадно съедаем сами. Вино осталось еще вчерашнее, но пить особо уже никому не хочется, так как всем не терпится забуриться в палатку.

Ночью очень ветрено, я часто просыпаюсь, опасаясь, что палатку сдует, тем более, что я ведь сегодня ее ставил, так что это усиливает ответственность. К тому же неожиданно приходит странно-парадоксальное ощущение: несмотря на то, что завтра последний день похода, кажется, что все только начинается...

28 апреля (X день)

Весь мир находится в пути,

маршрут которого еще нигде не определен.

Наверное, Владу все же удалось осуществить вчерашнюю идею раннего подъема, честно говоря, я этого не заметил: просто вылез из палатки, когда особенно громко стали звучать голоса. Чувства были снова неоднозначные: с одной стороны вчерашний день отнял большое количество сил, хотелось хотя бы немного покоя и, не побоюсь этого слова, комфорта, с другой – после всех этих безумных красот совершенно не хотелось возвращаться в Москву и все более заманчивой казалась мысль о продолжении маршрута дальше по Кавказу вместе с Александром.

Если Ярослав мечтал о ночевке в гостинице вчера, то мне бы хотелось осуществить это хотя бы сегодня. В случае продолжения маршрута было бы хорошо хотя бы иметь заряженный телефон, чтобы хоть для приличия отзвониться в Москву, и, что важнее, иметь связь со своими спутниками при том, что рации скорее всего уедут в Мурманск. Я озвучиваю эту мысль, Валентин предлагает мне зарядить телефон в походных условиях. Оказывается, у него есть какое-то специальное зарядное устройство, которое не требует подключения к сети: я не стал разбираться в принципах его работы, а просто отдал ему сдохший телефон в надежде, что когда-нибудь он ко мне вернется живым и работающим.

Между тем настрой добраться до Новороссийска как можно быстрее передался всем. Утришский пляж, хоть и был сам по себе замечателен, для велопутешествий никоим образом предназначен не был, так что предстоящие 4 км расценивались скорее не как прогулка по чудесному уголку природы, а как трудность, которую необходимо преодолеть как можно скорее.

Поэтому я помню, что вышел с места стоянки чуть ли не раньше всех, так как рекордов по преодолению завалов камней не ставил (несмотря на прогнозируемое удобство моего рюкзака, он был все же тяжелее, чем у многих, и особых преимуществ мне не давал), а собирался как правило быстрее. Продолжил свой путь, как и вчера, по лесной тропинке, чтобы не спускаться на заваленные камнями мысы. Несколько раз видел более-менее реальные спуски к морю, но не стал слезать, решив пройти через лес как можно дальше. Вскоре меня догнал и обошел наш командир: такое ощущение, что человек чувствует себя гораздо лучше, когда везет велосипед рядом с собой, чем во время непосредственной езды на нем. Саша и Слава шли берегом, я видел их пару раз, наблюдая сверху. Короче говоря, в определенный момент я понял, что иду один по тропинке, которая выводит меня все выше и выше, все дальше и дальше от моря. Не сказать, что я сильно запаниковал, ведь тропинка уверенно продолжала куда-то вести, хотя спуски к морю стали такими, что пользоваться ими было на мой взгляд слишком рискованно, так что в крайнем случае мне пришлось бы вернуться далеко назад. Но я упрямо шел вперед, рассчитывая в случае чего перевалить гору и добраться-таки до какой-нибудь дороги на Малый Утриш или еще куда-нибудь. К счастью, до этого наполеоновского плана дело не дошло: реальный спуск я все-таки нашел, тропа довела меня до самого окончания леса, дальше можно было идти только по пляжу, а слева была отвесная скала. Впереди меня ждали мои товарищи, и я не стал сильно сожалеть об окончании лесной тропы: все-таки чем меньше дорог, тем проще на них не заблудиться.

Таким образом, сегодня, как и вчера, мне и моим спутникам удалось в полной мере ощутить все прелести и трудности Утриша: и узенькие лесные тропки, заросшие кустами и деревьями по бокам, порой колючими и крепко цепляющимися за велосипед или за ногу; и скалистые завалы, через которые велосипед приходилось нести на руках; и тяжелые переправы, когда скала очень близко подходит к морю, а ты, балансируя под тяжестью двойного груза, стараешься не поскользнуться на мокрых камнях и порой перетаскиваешь всю свою поклажу в несколько этапов; и красоту и величие дикого пляжа, особенно заметную весной, угрюмое молчание гор и яростное шипение морских волн. Но как бы то ни было мы одолеваем эти последние километры и видим кусочек грунтовой дороги, взбирающейся вверх на гору. Дальше дороги будут, теперь нужно только вспомнить, как ездят на велосипеде, да еще и убедиться в том, что после всего пережитого велосипед ездить еще в состоянии.

Здесь Валентин отдает мне мой полностью заряженный телефон, и очень вовремя, так как вскоре он мне пригодится. Поднимаемся наверх, там я пристегиваюсь, осматриваю вел, подкручиваю крылья, подкачиваю шины, в общем как всегда трачу много времени. В итоге мы остаемся позади вдвоем с Александром, остальные уезжают вперед в сторону Малого Утриша.

Наконец, мы тоже выдвигаемся дальше по этой грунтовке. По идее Малый Утриш должен быть где-то очень близко от этого места, кажется, мы даже проезжаем пару домиков и какой-то неработающий магазин. Едем достаточно долго, и у меня начинает складываться ощущение, что мы потерялись, ведь наши спутники где-то должны нас ожидать. Но Александр едет вперед, всерьез ли, в шутку ли, утверждая, что они нас ждать не будут и в последний день решили прошвырнуться экспрессом до самого Новороссийска, так как торопятся на поезд.

По дороге вижу какого-то мужика, спрашиваю его, где тут Малый Утриш, а где Новороссийск. Он показывает далеко назад, что Малый Утриш там, а Новороссийск соответственно впереди. Малый Утриш оказался настолько малым, что я его даже не заметил. Но дорога дальше одна, поэтому выбора у нас немного. Между тем, мы едем вдвоем, а где остальные неизвестно.

После того как мы чуть-чуть поднялись над уровнем моря, у меня пробуждается телефон, сразу начинаются звонки от потерявших меня московских друзей, но меня больше интересует другое – я пытаюсь дозвониться до Влада. Через некоторое время все же мы друг до друга дозваниваемся: оказывается, мы действительно их объехали, а они ждут нас в Малом Утрише около какого-то мифического магазина. Говорю, что мы едем уже в Новороссийск, так что им приходится нас догонять.

Я догоняю Александра, и мы вместе дожидаемся цвета нашей команды. Дорога поднимается в горы, снова начинаются небольшие перевалы, кое-где опять приходится тащить велосипеды в горку, но кто бы что ни говорил, а тащить их по дороге куда проще, чем по камням вдоль моря. Вскоре начинается асфальт, ехать становится если не проще, то хотя бы чуть-чуть поровнее. Наш следующий пункт назначения – Абрау-Дюрсо, поселение, стоящее на реке Дюрсо и озере Абрау, считающееся родиной лучшего в стране шампанского.

Честно говоря, перевалы снова страшные. Самые тяжелые участки Влад припас на конец маршрута, но все равно ехать проще, чем вчера на Большой Утриш. Сегодня нас подгоняет близость цели, да и привычнее мы стали к кавказским серпантинам. Снова смотровые площадки, наверное, сюда замечательно приезжать на машинах, а я как уставший велосипедист, намеревающийся к тому же ехать еще несколько дней вдоль Кавказского хребта, с ужасом думаю о том, что весь остаток маршрута дороги будут какими-то вот такими. Потрясающе красиво, но выматывает серьезно. А еще, когда после длинного спуска начинается очередной тяжелый подъем возникают неприятные мысли, что ты расслабился, что теперь можешь ехать только вниз, а небольшая трудность – и вот, ты уже останавливаешься, слезаешь с велосипеда и идешь пешком, хотя, наверное, кто-то другой при других обстоятельствах смог бы этот перевал одолеть на колесах.

Оз. Абрау-Дюрсо

В Абрау-Дюрсо был намечен обед. Как бы кто ни торопился на вокзал, а проехать мимо с песнями родину знаменитого шампанского мы не решились. Проезжаем мимо великолепнейшего озера Абрау и выходим наконец к знаменитому заводу, около которого и призмеляемся в местной кафешке.

Не знаю, может быть, где-то это в порядке вещей, но для меня, жителя мегаполиса, некоторые особенности маленьких кавказских кафешек (а это была первая из них) были в новинку. Во-первых, у них нет меню, к ним приходишь и заказываешь буквально все, что у них есть, но еда довольно неплохая, особенно для уставших путешественников; при этом ощущение, что люди сюда приходят именно утолять голод, а не наслаждаться богатством выбора на вкус любого гурмана. Как раз то что нужно для нас, да и для большинства местных и приезжих наверное тоже. Во-вторых, я привык всегда оставлять чаевые, а здесь их не берут: даже если ты оставляешь явно деньги в небольшом размере, тебе приносят сдачу; обслуживает, как правило, сама хозяйка заведения, а не тысячи официантов, и со всем справляется. Несмотря на то, что соотношение цена-качество не в пример лучше чем в Москве, спрос по крайней мере днем не так уж велик, так что всегда есть свободные места.

Влад угощает всю команду местным шампанским. Несмотря на то, что мы за рулем, здесь не выпить просто грех. И кстати, с учетом того, что пили мы практически весь поход, бокал шампанского в кафе в Абрау-Дюрсо был самым вкусным из всего, что за это время довелось попробовать. В принципе, можно было купить сколько угодно бутылок на заводе, думаю, многие мои друзья и знакомые в Москве не отказались бы попробовать, возможно, я бы даже это сделал, если бы ехать мне осталось только до Новороссийска, но я предпочел пыль дорог и ветер странствий вкусу лучшего в стране алкоголя.

Здесь мы и расстались: Влад и Сергей поехали, чтобы успеть на свой шестичасовой поезд, Ярослав был по-прежнему одержим идеей найти гостиницу и привести себя в порядок, а мы втроем, Александр, Валентин и я, продолжили нашу рефлексию в кафе и стали обсуждать дальнейшие планы похода. Втроем ехать как-то спокойнее, чем вдвоем, к тому же Валентин зарекомендовал себя как очень надежный спутник, даже телефон мне зарядил вовремя, так что я лишь укрепился в своем желании ехать дальше, хоть Валентин и не планировал следовать целиком по намеченному маршруту Влада, а собирался главным образом добраться до деревни Прасковеевка, которую кто-то в свое время очень активно ему разрекламировал. Но пока мы собрались держаться вместе. Идею остановиться на эту ночь в гостинице в городе все поддержали, также обсуждалась возможность провести в городе дневку, а уехать на перевалы еще через день. В общем, все было здорово и безоблачно, мы никуда не торопились, у нас было время отдохнуть, а потом нас снова ждали приключения, которые, несмотря на нашу усталость, нас всегда привлекали.

Впрочем, дальнейшую дорогу до Новороссийска мы расслабились вконец. Нам пришлось преодолеть еще два перевала, на которых мы, никуда не торопясь, наверх шли пешком. Вниз тоже особо сильно не разгонялись, на кратковременных ровных участках тоже ехали довольно медленно. В нашем походе настали совсем другие времена: без Влада некому было задавать быстрый темп и подгонять отстающих, мы получили возможность ехать как хотим, а не как можем, что естественно сильно нас замедлило.

Как бы то ни было, до Новороссийска докатили. Александр откуда-то знал город, и мы поехали за ним в сторону железнодорожного вокзала, чтобы перехватить там наших друзей, пока они еще не уехали. Перехватить удалось; не знаю уж, в каком темпе ехали они, но как нам сказали, они прибыли сюда не так уж задолго до нас. На поезд они впрочем тоже не опоздали, хотя Ярослав так гостиницу и не нашел.

После воссоединения команды все снова куда-то разбрелись, оставив меня, как самого ответственного и очевидно наиболее внушительно выглядящего сторожить велики. Слава и Валентин снова поехали искать пристанище, остальные пошли куда-то по магазинам. Я тем временем рассматриваю карту Черноморья, купленную Валентином, и изучаю маршрут, по которому вскоре предстоит ехать. Потом я решаю не тратить время и тоже искать гостиницу, но по телефону. Звоню в Москву, чтобы мне через Интернет подобрали что-нибудь в Новороссийске. Честно говоря, мне вовсе не улыбается перспектива снова ехать за город и вставать где-то на природе. Как бы я это все ни любил, а сегодня я был с самого утра настроен на цивильную ночевку. Мне находят гостиницу за 1500 рублей за номер, в центре города, не слишком далеко от вокзала.

Ярослав и Валентин возвращаются ни с чем, но мое предложение все считают очень уж дорогим. В итоге Слава моется где-то на вокзале, ума не приложу где; Валентин и Александр решают ехать на выезд из города в сторону продолжения нашего маршрута, а я все-таки готов отдать полторы штуки за то, чтобы хоть ненадолго почувствовать себя человеком. Что ж, в славном городе Новороссийске пристроиться удалось не так легко, дешево и удобно, как тогда в Ейске. Впрочем, тогда, как я уже писал, это был явный промысел судьбы.

Провожаем Серегу и Влада, выходим на платформу, обращаем внимание на поезд “Победа”, посвященный победе в Великой Отечественной Войне, состоящий из одного вагона и паровоза, но украшенный соответствующей символикой и атрибутикой. Впрочем, как оказалось, паровоз, хоть и пускал отчаянно дым, а в движение приводился тоже только с помощью локомотива. Вот такой вот символ времени и смены старого новым: как и сейчас немногие оставшиеся в живых ветераны не могут обойтись без помощи молодых, так и этот поезд со знаменами и флагами не в состоянии был двигаться самостоятельно. Что ж, я решаю как можно дольше в своей жизни оставаться модернизируемым локомотивом, ведь способность к движению для меня важнее эстетики и периодического внимания и уважения посторонних людей.

Проводив Влада и Серегу, я не стал дожидаться отъезда Ярослава, попрощался с ним и сразу поехал в гостиницу. С Александром мы договорились созвониться, как только они решат, где им сегодня ночевать, заодно обсудим планы на завтра более конкретно.

Я еду, и впервые за много дней похода я на долгое время остался один, и одному же мне предстоит ночевать. Если честно, я рад этому, ведь возможность время от времени побыть наедине со своими мыслями очень ценна для меня. Для меня не составляет особого труда самостоятельно сориентироваться по карте и найти мою гостиницу “Экспромт”. Там мне предлагают два номера, один с общим душем с еще двумя, а другой полностью автономен. Я выбираю вариант автономный, не хочу никого видеть и ни с кем взаимодействовать. Плачу свои деньги, ставлю велосипед на стоянку, переодеваюсь и решаю насладиться благами цивилизации и что-нибудь перекусить. К тому же по дороге в гостиницу я заметил рекламу отделения банка, в котором у меня счет, и решаю добраться до него, снять денег и бросить немного на телефон, ведь практически все сожрали переговоры с Москвой и с самой гостиницей. Еще Саша дал мне задание поискать где-нибудь в городе туристический магазин, чтобы купить там газовый баллон для горелки. В этом походе горелками пользовались активно, так что на вторую часть нужно было закупаться дополнительно. Естественно вечером такие магазины уже закрыты, но хотя бы приметить место стоило. Так что я смотрел в оба.

Что ж, моя идея насладиться благами цивилизации и пусть ненадолго, но забыть, что я велотурист, удалась. Я поужинал в ресторане, выложив приличную сумму, погулял по ночному городу, который поразил меня своими темными улицами, когда солнце зашло окончательно. Между тем гулять было совсем не страшно: во-первых, было довольно тихо, а во-вторых, за время похода я многое испытал, а испытания пересиливают такие чувства как страх. Мне удалось найти круглосуточный банкомат и осуществить планируемые денежные операции. По дороге я заметил магазин “Мир охоты”, на который решил обратить внимание своих попутчиков завтра. Я старался ходить по улицам, которые в центре располагаются достаточно близко друг к другу, впечатление на меня произвели светофоры, которые красочно мигали и освещали дороги в отсутствие фонарей. В общем, погулял я хорошо, привел в порядок мысли. Если бы не планировалось продолжение похода, возможно, я бы даже задержался тут на пару дней, с кем-нибудь бы познакомился, в общем нашел бы чем заняться. Но у меня еще не закончилась походная часть путешествия, так что я, вернувшись в гостиницу, сразу позвонил Саше.

Они все-таки нашли место под крышей недалеко от выезда из города – какой-то мотель, разумеется дешевле чем я. Удобно было то, что номер они забронировали на сутки, а не до 12:00 как в гостинице. Поэтому завтра днем планировалось покататься налегке по городу, а ближе к вечеру все выдвинуться и доехать до Андреевского перевала, забраться на Главный Кавказский Хребет и где-то там заночевать. Я не имею ничего против, долго расслабляться в городе перед походом тоже не дело, к тому же деньги тоже имеют свойство кончаться, так что на этом мы и договариваемся.

Я наконец по человечески моюсь, мажу рубцы на пальцах от долгого общения с механической техникой, пишу конспект за два последних дня. На этом заканчиваются первые десять дней похода, программа минимум выполнена, дальше будет только бонусная неучтенка.

Промежуточные итоги похода

Как наверняка заметят мои читатели, в своем описании событий нашего путешествия я стараюсь не злоупотреблять техническими данными, такими как точное количество пройденных километров или отображение проделанного маршрута на карте. Больше внимания я стремлюсь уделить впечатлениям от происходящего, чувствам, возникающим у меня или у моих спутников, мыслям, рожденным на благодатной почве южных краев.

Однако все же иногда бывает важно и узнать сухие цифры для того, чтобы проанализировать поход с формальной точки зрения. По приезде в Новороссийск была завершена официальная часть нашего похода, поэтому перед описанием дальнейших событий я подведу итоги, которые можно заносить в протокол.

Наш маршрут от Ростова до Новороссийска на карте:

А вот и данные по пройденному километражу:

День Расстояние Контрольные точки маршрута
19 апреля (I) 85 км Ростов-на-Дону, Азов, Павло-Очаковская коса
20 апреля (II) 76 км Порт Катон, Глафировка
21 апреля (III) 62 км Ейское укрепление, дамба, Щербиновский, Ейск
22 апреля (IV) 80 км Воронцовка, Должанская, Камышеватская
23 апреля (V) 72 км Ясенская, Ясенская Переправа, Ясенская коса
24 апреля (VI) 77 км Приморско-Ахтарск, Свободный, Степная, Могукоровка
25 апреля (VII) 92 км Гривенская, Чебургольская, Забойский, Петровская, Черноерковская, Верхний
26 апреля (VIII) 76 км Верхний, Черноерковская, Светлый Путь Ленина
27 апреля (IX) 77 км Варениковская, Гостагаевская, Анапа, Большой Утриш
28 апреля (X) 49 км Малый Утриш, Абрау-Дюрсо, Новороссийск
Всего 748 км Ростов-на-Дону – Новороссийск

Ремарка от В.Васильева

Приложения: маршрутная книжка, трек, использованные книги и карты


продолжение | main | top

Created by Vlad Vasiliev on 21 Nov 2010
Last modified on 19 Feb 2011


Хостинг от uCoz
UCOZ Реклама
дешевая курьерская доставка