Новороссийск - Туапсе

29 апреля - 5 мая 2010 г.


Дневник походного летописца

Отчет о велопоходе по маршруту

Ростов-на-Дону – Новороссийск – Туапсе

(19 апреля – 5 мая 2010 г.)

Фотографии: А. Мельников, В. Губанов

Автор текста: Александр Мельников

Содержание

1 часть (19 - 28 апреля)

29 апреля (XI день)

30 апреля (XII день)

1 мая (XIII день)

2 мая (XIV день)

3 мая (XV день)

4 мая (XVI день)

5 мая (XVII день)

Заключение

По второй части маршрута, боюсь, у меня не получится предоставить столь подробной развертки, однако с точки зрения событий она была вовсе не менее интересной.

29 апреля (XI день)

Одиночество также необходимо разуму,

как воздержание в еде телу,

и точно так же гибельно, если оно слишком долго длится.

Есть вещи, которые могут длиться бесконечно, если вдруг не произойдет некое внешнее событие, которое их остановит. Несомненно, одна из таких вещей – отдых на большой мягкой кровати после десяти дней похода. А главное то, что это не означает, что ты действительно в этом нуждаешься, просто это как съезд вниз по склону – чем дальше едешь, тем сильнее разгоняешься и тем сложнее тебя остановить. К тому же сам ты не имеешь никакого желания останавливаться, повлиять на это могут только внешние факторы: наиболее благоприятный из них – постепенное выравнивание склона, но может быть и неожиданный поворот, и – самый тяжелый случай – дерево, столб или что-то в этом роде.

Сегодня утром у меня было достаточно времени, чтобы насладиться этим мягким спуском вниз, хотя на задворках сознания продолжала мелькать мысль, что после каждого спуска неизбежен подъем. Я позволяю себе пустить на самотек все происходящее, оставив маленькую лазейку для обстоятельств лишь в виде включенного мобильного телефона.

Между тем, оглядываясь вокруг, замечаю некоторые недостатки стандартных гостиничных номеров, которые вчера не бросились мне в глаза. Например, позавтракать мне удалось только сухим пайком, хотя продукты у меня с собой были, но возможности вскипятить воду не оказалось: ни плиты, ни кипятильника, ни чайника. Поэтому жую мандарин, уничтожаю оставшиеся запасы шоколада, вяло откусываю кусочек хлеба.

Где-то в начале 12-го обстоятельства наконец врываются в мой идиллический, наполненный рефлексией и глубокими мыслями покой: звонит Саша и говорит, что они едут ко мне выдирать меня из объятий комфорта. То есть он так конечно не сказал, но по всему выходило, что едут они именно за этим.

Александр заходит ко мне, мой маленький гостиничный номер удостаивается чести именоваться “хоромами”. Собираю вещи и готовлюсь съезжать, но меня волнует вопрос, куда деть рюкзак, ведь ездить с ним по славному городу Новороссийску не хочется, а ехать к ним в мотель и оставлять его там довольно далеко и неудобно. Саша советует мне оставить его у администрации гостиницы, к моему удивлению они выполняют мою просьбу, даже не требуя никакой дополнительной платы. Избавляюсь от тяжелой ноши, оставляя рюкзак в кладовой, беру велик со стоянки, и все мы в уменьшенной в два раза компании отправляемся смотреть набережную славного города Новороссийска.

Что и говорить, ехать налегке гораздо проще и приятнее. К тому же ясная погода, к которой мы уже успели здесь привыкнуть, изливает мягким ультрафиолетом дополнительные порции счастья на путешественников, которые сегодня просто наслаждаются самыми обычными вещами. Доезжаем до набережной, заходим в местное кафе, выполненное в форме бочки, я завтракаю, Саша и Валентин обедают. Едем дальше на юг вдоль моря, фотографируем корабли, стоящие в Новороссийской бухте, морской вокзал. В принципе тот участок бухты, по которому мы проехали, вполне можно назвать рекреационной зоной для жителей города: наверное здорово тут встречаться, общаться, гулять, наслаждаться природой, вдыхать запахи моря. Мы проехали здесь на велосипедах, а можно было запросто и пройти пешком, потому как мы часто останавливались, фотографировались у разных скульптур: были здесь как памятники историческим деятелям, так и просто статуи людей и животных, так или иначе связанных с морской тематикой. Проехав чуть дальше, мы попадаем в мемориальную зону памяти бойцов Великой Отечественной Войны: славный город Новороссийск также является городом-героем. Видим толпы туристов, но сами смотрим на все местные достопримечательности издали, не планируя заходить куда-то внутрь, а просто составляя общее впечатление о городе, в котором, благодаря маршруту, продуманному нашим славным командиром, нам посчастливилось оказаться. Наш рекреационный маршрут заканчивается, когда мы доезжаем до конца пляжа, дальше уже следует поворот в город, но мы еще какое-то время стоим здесь около моря и вбираем в себя энергетику этих мест. Валентин достает откуда-то бинокль, и мы смотрим вдаль на горы, по которым уже сегодня вечером нам предстоит карабкаться. Пытаемся отыскать те дороги, по которым поедем, но потом решаем выяснить это ближе к делу, тем более, что иначе у нас и не получится. Впрочем, в городе нас ждет еще одно необходимое дело.

Мы ищем газ. Я еду впереди, стараясь вывести своих спутников на те улицы, по которым гулял вчера вечером. Попадаем на улицы оживленного движения, Саша и Валентин часто отстают, отрезанные от меня потоками машин, а я между тем смотрю по сторонам и изучаю магазины. Оказывается, многие из них в условиях ночного освещения я просто не заметил. Захожу в “Сплав”, у них газа нет, в который раз я убеждаюсь, что это ни разу не туристический магазин, а прежде всего военторг, и ловить там нечего. Вижу вывеску о переезде магазина “Extreme”, запоминаю адрес. Захожу даже в магазин газоснабжения, где меня посылают куда-то совсем в другой район города. Наконец, удача улыбается нам в обнаруженном мною вчера “Мире охоты” - там достаточно богатый выбор снаряжения, в том числе газовые баллоны для горелок там тоже есть.

Что ж, задача выполнена, я возвращаюсь в гостиницу, с большим нежеланием забираю тяжеленный рюкзак из кладовой, благодарю за все и прощаюсь с ними. Потом мы едем уже в сторону намеченного маршрута, но для начала заглядываем в облюбованный моими спутниками мотель. Приехав туда, я честно говоря не жалею о потраченных деньгах в гостинице, места для троих тут было бы маловато, к тому же я вполне доволен тем, как прошел мой вчерашний вечер и сегодняшнее утро.

Пока Саша и Валентин собираются, я иду в магазин, справедливо полагая себя самым хозяйственным из оставшихся членов команды. С этого момента решаю взять на себя обязанности завхоза. Покупаю продукты, необходимые для стоянки, кроме того решаю порадовать своих попутчиков мороженным, грушами и сладостями к чаю.

Выезжаем из мотеля, когда на часах уже более 5 вечера. Впрочем, согласно заверениям Александра, сегодня нам ехать не очень долго: просто доезжаем до перевала и забираемся на гору. Едем по Сухумскому шоссе, движение довольно плотное, но мы не торопимся, Саша едет достаточно медленно впереди и высматривает поворот на перевал. Наконец, кажется, находим его, но натыкаемся на предупреждающую табличку “Проезд на п. Грушевый закрыт”. Нам это название незнакомо, мы собирались на Андреевский перевал. На всякий случай Валентин решает поинтересоваться причиной закрытия дороги у сотрудников дорожно-постовой службы. Как всегда безумно конкретные, они слыхом не слыхивали ни про какой Андреевский перевал (хотя он обозначен на всех картах), а Грушевый закрыт, потому что там “стоят танки”. В итоге разбираемся сами: находим на карте деревню и железнодорожную станцию Грушевая и понимаем, что нам сворачивать раньше нее, так как она уже на другой стороне перевала. Таким образом, на одиннадцатый день похода мы на своих велосипедах решаем идти на танки.

От подвигов воли и выносливости мы отказываемся и на этот раз: всю дорогу поднимаемся пешком, везя велосипеды за собой. Впрочем, на сей раз это действительно оправдано: мне сложно представить человека, способного осилить подъем на Главный Кавказский хребет, к тому же с рюкзаком на багажнике. Подниматься нам предстоит метров на 500, время от времени останавливаемся, чтобы в который раз сфотографировать славный город Новороссийск, но на сей раз в ракурсе сверху. Где-то на полдороги мне надоедает везти тяжелый велосипед, нагруженный рюкзаком, и я решаю одеть его на плечи, сменив таким образом нагрузку на мышцы. Но честно говоря особой разницы не ощущаю – тяжело подниматься в горку и так, и так.

Когда мы стояли на прибрежной косе в Новороссийске, я сначала не поверил, что нам предстоит подниматься до некоего полуразрушенного здания, которое мы увидели в бинокль: слишком уж высоко оно казалось расположено по сравнению с нами. Но оказалось, что нам действительно пришлось к нему забраться, а здание не полуразрушенное, а полупостроенное, и вообще это будущая гостиница. Даже сейчас здесь понаехали какие-то машины, люди осматирвают местную достопримечательность. По развалинам полазить всегда приятно, а вот когда здесь и правда будет гостиница, придется иметь дело с суровыми дядьками-охранниками и уже не особенно полазишь. Честно говоря, я думал, что встанем мы где-то недалеко от этого места, и можно будет вечером спуститься сюда и все осмотреть. Чуть-чуть поднявшись еще на гору, вроде бы видим место для стоянки, бросаем рюкзаки и велосипеды, но Александр и Валентин решают пройти немного дальше по дороге, по которой нам предстоит ехать завтра и посмотреть еще возможные места для ночевки: здесь может быть довольно ветренно.

Я остаюсь охранять наш невеликий скарб и переодеваюсь в одежду для стоянки. Через некоторое время мои спутники возвращаются и говорят, что нашли “ложбину”, где нет ветра. Снова одеваю рюкзак, беру велосипед и иду за ними. Дорога становится более ровной, можно садиться на вел и ехать, так что я жалею о том, что уже переодел и одежду, и обувь, к тому же рюкзак у меня за плечами, а не на багажнике, а переодеваться снова и перепристегиваться не хочется, так как вроде бы вот она уже, стоянка. Но ее все нет, мои спутники ушли (уехали) уже настолько далеко вперед, что я их не вижу. Из-за этого злюсь, считаю, что можно было встать и на том месте недалеко от недостроенной гостиницы. Всего дорога занимает несколько километров, которые я как идиот везу велосипед за собой, про себя чертыхаясь. Теоретически это должен быть уже наш завтрашний маршрут, хотя впоследствии я убедился, что во второй части нашего путешествия маршрут не был привязан ко времени, мы ехали пока ехалось, останавливались, когда солнце собиралось заходить. Единственное, чему мы следовали, - это наш трек, да и то не везде. А в самую первую ночевку в уменьшенном составе мы стояли в “ложбинке” где-то у дороги, проходящей вдоль вершин Главного Кавказского Хребта.

Вообще я из тех людей, с которыми договориться достаточно просто. Я не обидчив и не злопамятен, место мне действительно понравилось в отличие от последнего участка дороги. И вот мы уже разложили Сашину рыбацкую палатку без пола, я забрался внутрь и готовлю ужин своим спутникам, затащившим меня сюда. Мы допиваем остатки вина, припасенного Александром, с которым видимо решил напоследок поделиться Влад.

Когда выходим из палатки, уже темно, а если взглянуть вниз можно увидеть огни славного города Новороссийска. В этом походе нам еще не удавалось смотреть на город сверху, к тому же Новороссийск большой и протяженный город, так что зрелище действительно потрясающе красивое и величественное. Гуляя по нему вчера, я даже представить себе не мог, что он так светится, напротив, мне показалось, что в нем довольно-таки темно.

К сожалению, ни один из наших фотоаппаратов не вышел классом для того, чтобы запечатлеть эту картину, и вам придется только верить на слово моим восхищенным впечатлениям. Могу только порекомендовать всем обладателям зеркалок как-нибудь вечером взять фотоаппарат, выйти из Новороссийска и забраться через Андреевский перевал на Главный Кавказский Хребет. Потрясающий вид гарантирую, будет чем удивить друзей и коллег...

30 апреля (XII день)

Любишь кататься – люби и велики возить.

Сбой темпа и ритма происходил постепенно, и вначале, как говорится, ничто не предвещало. Лишь окружающая нас обстановка за время похода кардинально сменилась: если раньше вокруг нас были поля с редкими вкраплениями лесополос, то сейчас мы проснулись с утра высоко на горе, хоть и в ложбине. Так, незаметно ни для кого, наш приазовский велопоход превратился в горный причерноморский. Если до этого мой горемычный транспорт кое-как нагрузку выдерживал, то даже во время вчерашнего подъема на перевал я почувствовал, что что-то с ним не так.

Проблема как и раньше оказалась в багажнике, который проседал под тяжестью груза и давил на задний тормоз, который сжимался и останавливал заднее колесо. И если подняться без тормозов, тем более пешком, было еще реально, то спуск вниз (а именно это нам сегодня предстояло) вызывал большие вопросы. Поэтому, несмотря на то, что встали мы всего-то на час позже режимного времени основного похода (в семь часов вместо шести), тратим много времени на устранение неисправности: переворачиваем алюминиевые изогнутые стержни, которые держали багажник. Сегодня мои поломки впервые за несколько дней снова дают о себе знать и снова являются причиной простоя всей команды. К тому же, как и следовало догадаться, обязанности механика в силу отсутствия необходимой квалификации я взять на себя не мог, так что разбираться с вечной темой моего торможения приходилось моим спутникам.

Все же с задачей справляемся, продолжаем ехать по вчерашней дороге вдоль Главного Кавказского Хребта. Не знаю, как и когда эта дорога образовалась, по сути она длилась вдоль хребта всего несколько километров, а потом заканчивалась. Однако самое интересное, что по дороге изредка даже проезжали машины, владельцы которых неизвестно что забыли высоко в горах. Но Валентин предложил весьма оригинальную версию, назвав эту дорогу “самой короткой дорогой из Новороссийска в Кабардинку, минуя посты ДПС”.

С точки зрения же велопутешественника, имеющего возможность оценить дорогу во всей красе почти всеми частями тела, дорога шла достаточно высоко, но огибала отдельные вершины, из-за этого на ней было много камней от горных оползней. Местами горы заросли деревьями, местами пейзаж был открытым сколько хватает взгляда; также стоит отметить, что совсем уж ровной ее тоже нельзя было назвать, были и подъемы, и спуски, причем некоторые достаточно крутые. Такая дорога лишний раз напомнила мне о том, что велик у меня не горный и предназначен для езды по совсем другим дорогам; впрочем, об этом я услышал еще в Порт Катоне.

Несмотря на все проблемы, поначалу я ехал впереди и первооткрывал маршрут. Некоторые спуски казались мне очень стремными, и я не рисковал съезжать с них на велосипеде, а свозил его пешком, что тоже было не так просто, так как он был нагружен и вечно норовил под тяжестью веса съехать туда, куда его не просят. Даже спускаясь пешком, мне требовалось пользоваться и задним, и передним тормозами.

Наконец, после одного из таких спусков, я дожидаюсь своих спутников, и мы делаем небольшую предышку. Вокруг нас местность открытая, к тому же мы находимся на одной из вершин, так что имеем возможность осмотреться и понять, куда нам двигаться дальше. Спуск на Кабардинку уже виден, дорога отчетливо отходит вправо в сторону моря, но до этого нам предстоит осилить еще несколько горок вниз. Мы не торопимся, вместе с Валентином фотографируем окрестности и друг друга, чтобы оставить документальное свидетельство того, как, поехав в Приазовье, мы очутились на Главном Кавказском Хребте. В это время Александр разглядывает что-то вдали, кажется замечает каких-то людей на склонах горы. Смотрим в бинокль Валентина и действительно различаем нескольких женщин, собирающих цветы, причем со знанием дела, так что очевидно, что на продажу. Рассуждаем о местном растительнои браконьерстве и постепенно начинаем понимать, зачем сюда высоко в горы приезжают машины. Впрочем, скучные тетки, однообразно рвущие цветы, вскоре перестали нас занимать, Александр замечает впереди, недалеко от нашей дороги, таинственную надпись. Прежде чем наставить на нее бинокль, каждый из нас пытается угадать, что же там написано, но постичь глубокомыслие местных альпинистов нам так и не удается. Несколько раз проведя по надписи биноклем сходимся во мнении, что на горе написано: “Долгола”. Каждый из нас толкует сие изречение в меру своей интеллигентности. Валентин предполагает, что здесь захотели указать долготу, мне кажется, что речь о времени – полгода или что-то в этом роде, а Саша высказывает самый замечательный вариант – догола! Так как мы к единому мнению не пришли, я предлагаю забраться на гору и посмотреть поближе, к тому же спускаться совсем уж надоело. К сожалению, предложение так и не было осуществлено, так как лезть оказалось высоко, только издали казалось, что до надписи рукой подать. Таким образом, тайна загадочной Долголы так и осталась неизведанной.

Как нам ни хотелось как можно дальше отложить спуск, но оставаться вечно на этой горе с видом на Долголу, на море и на собирающих цветы женщин мы не могли, поэтому потащили свои велосипеды вниз на спуск. Где это было возможно, я старался везти его по траве, а не по грунтовке, так как в этом случае он меньше разгонялся. Однако потом грунтовку стали обрамлять деревья, которые не очень-то и объедешь, и приходилось пользоваться-таки этой странной дорогой на Кабардинку. Из нас троих ехать почти весь спуск удавалось только Саше, у него были самые лучшие тормоза – дисковые, а у нас с Валентином механические, так что спускались мы в основном пешком. Дорога шла вниз практически напрямую в отличие от того серпантина, по которому мы забирались вчера, и я про себя отметил, что подъем и спуск на Главный Кавказский Хребет было бы одолеть куда проще, если бы мы ехали в обратную сторону. На стоянке у Приморско-Ахтарска я поставил себе новые свежекупленные тормозные колодки, но после этой бешеной дороги вниз возникло желание заменить их еще раз, потому что все скрипело и дребезжало, даже руки болели от необходимости непрерывно держать зажатыми оба тормозных рычага.

После того как мы спустились вниз, я еще раз испытал огромное удивление, что на велосипеде еще можно ехать, как часто бывает у меня в таких случаях. Оказкавшись на асфальте, мой бедный разваливающийся велик как будто обрел второе дыхание, попал в свою стихию и был готов к дальнейшим подвигам. Вопрос только в том, готов ли был к ним я?

Спуск действительно оказался совсем рядом с поворотом на Кабардинку, нам нужно было просто переехать через мост. Но тут Саша, который издевался над своим велосипедом больше всех нас, останавливается и начинает раскручивать свои модные дисковые тормоза. Даже они не выдержали столь крутого и стремительного спуска, и он меняет их местами, переставляя с переднего тормоза на задний.

Мы проехали по той грунтовой горной дороге менее трех километров с учетом маршброска вчерашнего вечера, а когда мы доехали до Кабардинки, время уже близилось к обеду. Да уж, вторая часть похода выравнивала соотношение полноценных обедов в кафе к несерьезным перекусам: мы снова были в большом поселении, так что не поесть цивильно здесь было просто грех.

На меня Кабардинка произвела хорошее впечатление – чистенький уютный городок, в меру застроенный, в меру курортный, не так много народу, но вся инфраструктура имеется. Мои спутники находят здесь даже фотоцентр, где Валентин скидывает нам фотографии, нащелканные им за все время похода, на мини-dvd болванки. Я тем временем захожу в аптеку и покупаю себе еще пластыри, чтобы заматывать свои трещины на пальцах.

Наконец, кафе. По ощущениям напоминает нашу посиделку в Абрау-Дюрсо: хоть шампанское мы на сей раз не пьем, но мы в том же составе, едим комплексный обед из нескольких блюд, вроде бы все по-прежнему здорово и чудно, но неожиданно выясняется одно обстоятельство. Проанализировав наш неспешный темп, Валентин подсчитывает, что не успеет на работу в положенный срок и решает нас покинуть и сойти с маршрута, чтобы ехать в свою благословенную Прасковеевку, а потом повернуть назад в Новороссийск. Мы-то еще неизвестно за сколько туда доберемся: мы проехали совсем чуть-чуть от Новороссийска, к тому же Саша планировал и дальше лазить по горам, что увеличению темпа никак не способствует. Между тем, между Новороссийском и Прасковеевкой есть прямая и удобная дорога по асфальту, по которой наш белгородский друг и собирался двинуться дальше.

Не сказать, что я слишком в восторге от развития событий. Валентин показал себя очень хорошим и надежным товарищем, нам будет сильно не хватать его и всяких разных забавных штук, которые он неизвестно где таскает с собой: начиная от сала и заканчивая биноклем, не говоря уж о кольце стальной проволоки, подобранной (ужас, сколько времени назад!) на границе Ростовской области и Краснодарского края, на которой до сих пор держится мой багажник. Так что боевой дух мой стремительно снижается, я начинаю подумывать, а не пора ли и мне, пока мой несчастный велосипед окончательно не развалился. Проницательно уловив мои настроения, Александр спрашивает меня, не хочу ли я тоже поехать с Валентином, но я же не могу при всех признать поражение и заявить о своем упадничестве. Поэтому креплюсь и еду дальше. Валентин отдает нам остатки продуктов, еще кое-какие общественные вещи и мы расстаемся, разъезжаемся, разбредаемся, теряемся короче говоря.

Нужно искать продуктовый магазин, по плану у нас сегодня заезд на еще одну гору и, судя по времени, ночевка там. Вроде бы как неофициальный завхоз я должен бы подумать на тему завтраков и ужинов, но я еду впереди и погружен в какие-то свои думы. Обсуждая продолжение маршрута до Туапсе в кафе в Абрау-Дюрсо, мы вели речь о трех-четырех днях пути. Если даже вчерашний день считать матрасничеством в Новороссийске, сегодня за полдня мы проехали ничтожно мало, горы как на Главном Кавказском Хребте рано или поздно мой велосипед доконают, а если и нет, то уж тормозить будут наше продвижение точно. И так как Валентина, который тоже с горами оказался не очень-то в ладах, с нами уже нет, то исключительно из-за меня. Так что стоило настраиваться на продолжительную дорогу, либо поворачивать назад. Люди редко жалеют о том, что они сделали, как правило, они жалеют только о том, чего не сделали. Я знаю, что если бы путь мой здесь из-за какого-то малодушия прервался, я бы очень сильно потом об этом жалел. Я проехал весь маршрут и не жалею, к тому же моя роль летописца раскрывается до конца, а иначе никто бы и не узнал, что оно там, дальше, за этой Кабардинкой. А главное, этого не узнал бы я.

На асфальте я Александра пока что опережаю, еду впереди, время от времени оглядываюсь назад. Но вот доезжаю до ворот какого-то пансионата, дорога идет наверх и вниз. Судя по тому, что нам в гору, нам наверх. Но теперь моего единственного оставшегося спутника нигде не видно. Что ж, не успели мы пару километров проехать вдвоем, как уже потерялись – хорошенькое начало! Жду на подъеме – не дожидаюсь, думаю, может быть, он поехал вниз, хотя непонятно зачем, снова доезжаю до перекрестка и спускаюсь. Дорога опять приводит в какую-то частную зону, в итоге в тупик. Никого нет, снова поднимаюсь. Вижу наконец Александра на перекрестке, объясняю ему, что его потерял. Оказывается, он где-то здесь нашел магазин, надо признаться, кстати, так как на горе иначе сосали бы мы лапу. Хотя честно, я никакого магазина по дороге не видел – слишком торопился в Туапсе за четыре дня успеть.

Саша отдает мне бутылку с водой. Чтобы ее куда-то поместить, снимаю рюкзак с багажника и повторяю вчерашнюю авантюру: одеваю его на плечи, а велосипед остается налегке. Может быть, так ему удастся больше проехать.Но на самом деле мне просто лень цеплять его обратно, к тому же как всегда я надеюсь, что стоянка уже близко: учитывая, сколько мы сегодня проехали, надежда не только безосновательная, но и предательски преступная. В любом случае, я полагаю, сегодня ехать нам уже не придется,а идем только вверх.

По заверениям Саши эта гора ниже нашего маршрута по Главному Кавказскому Хребту. Поднимаемся по асфальтированной дороге, которая со временем превращается в бетонку, Александр говорит, что так строят дороги военные. Действительно вокруг нас достаточно воинских частей, изредка мимо проезжают военные уазики. Но мы не обращаем на них внимание. Я как человек, в армии не служивший, всегда с осторожностью относился ко всему, что к ней относилось, но теперь были более важные, вернее более конкретные задачи, которые нужно было решать: мы просто шли вверх.

Тем временем Саша делится со мной деталями об этой части нашего маршрута. Дорога, на которую мы должны будем свернуть, не была на изначальном треке Влада, Александр нашел ее по Гуглу и решил проложить маршрут по ней. Где-то впереди должно быть наше ответвление влево. Честно говоря, ответвлений было полно, почти все они наверное вели к воинским частям, около каждого меня так и подмывало спросить, то это или не то. Но трек вел нас все дальше и дальше.

Наконец, находим нужный поворот. Дорога внешне не самая ухоженная и красивая. До этого нам попадались и лучше, думал я. Однако это был первый из нескольких шансов убедиться в том, что правильная дорога не всегда самая лучшая. Саша назвал ее “партизанской тропой”, и вот мы идем вверх, повторяя подвиги древних партизан. Вот только велосипедов у них наверное не было.

Постепенно дорога на гору выравнивается, петляет через лес, данный участок мы окрещиваем “романтическим”, потому что действительно тут очень красиво. Даже голос моего внутреннего пессимиста вроде бы заткнулся. Ищем стоянку, лес красивый, но полянок не видим, так что палатку ставить негде, идем дальше.

Дальше спуск с горы, оба мы уже уставшие, так что даже Саня на свой вел не садится, а свозит с этой горки. А вот внизу обнаруживаем хорошее место для стоянки. Честно говоря, принципиально новым для меня был способ выбора стоянки, которому следовал Александр. Раньше я полагал, что для хорошей стоянки необходимо наличие двух условий: дрова для костра и река с пресной водой, бонусом будет отсутствие поблизости посторонних людей. В этом походе воду мы таскали с собой, а вместо дров у нас была горелка, люди нормальные ночью по горам не шастают, так что теоретически мы могли вставать вообще где угодно. Но Александр в этом плане был очень разборчив, я еще вчерашнюю его “ложбинку” припомнил. К вышеперечисленным условиям добавлялось также требование защищенности от ветра, особенно актуальное для не слишком устойчивой однослойной палатки Александра; плюс желательно нахождение на солнечной стороне с утра, чтобы палатка успела высохнуть от утренней росы; плюс поляна, пространство для лагеря, Саша любил, чтобы его было побольше.

Единственное, чего на этой стоянке не было – это сотовой связи, но это как раз условие совсем необязательное. Несмотря на глухоту места, мы все же слышали вдалеке шум шоссе, по которому где-то наверное рассекает на своем велике наш друг Валентин.

Отругал я себя за то, что доверил Саше покупать продукты, потому что мой друг и соратник забыл купить молоко на завтрак. В дополнение к крупам у нас была только одна банка тушенки. Я предлагаю завтра сделать завтрак более плотным, чтобы выжать из себя и проехать максимум, а поужинать соответственно кашей без мяса. Как ни странно, в этом Саша меня слушается, в завхозных делах я потихоньку становлюсь авторитетом. В итоге едим пшенку с добавлением сухофруктов и мюслей. В условиях отсутствия консервов ужин получается очень даже неплох. Я с грустью думаю о том, что все оставшиеся дни похода дежурить придется мне: когда мы остались вдвоем, эту почетную обязанность стало совсем уж нехорошо перекидывать.

За ужином слушаем радио Краснодара. Теперь Саша будет заводить свой приемник на каждой стоянке. Чем меньше людей в команде, тем меньше тем для обсуждения, тем больше потребность в каком-то постороннем источнике звука, шума, мыслей, слов, эмоций. Я сегодня не слишком разговорчив, меня вполне устраивает, что ночную тишину и молчание заглушают голоса из другого мира, из цивильного мира, о котором нам уже почти удалось позабыть.

1 мая (XIII день)

Тише едешь – хрен приедешь!

Этой ночью апрель плавно перетекает в май. Вчера наша команда из трех человек плавно перетекла в команду из двух, а мое настроение – из радостного и боевого в унылое и мрачное. К тому же ночью я плохо себя чувствовал и плохо спал, периодически выбегая из палатки считать звезды. Впервые я остался в палатке один, Саша спал в своей одноместке в форме нейлонового гроба. В таких условиях самым логичным было бы зарыться поглубже в спальник и как можно дольше не реагировать на внешние раздражители, но вставать мне все равно приходилось, последний раз совсем под утро, так что получилось, что вскочил я даже раньше Александра.

Моя вчерашняя концепция насчет завтрака кардинально поменялась, я предлагаю ничего не готовить, а только попить чай. Я жую крекеры и баранки, Саша подъедает оставленное напоследок Валентином сало. Попив крепкого чаю, чувствую себя немного лучше, я готов к дальнейшнему маршруту. Мы обсуждаем, что неплохо бы сегодня встать на берегу моря за Джанхотом. Планы, конечно же, наполеоновские, но ведь каждое великое дело начинается с составления плана.

Выезжаем со стоянки между горами, поднимаемся по дороге на следующую гору. Вроде бы кажется, что дорога одна, однако благодаря моим постоянным распросам на тему того, правильно ли мы едем, выясняется, что с трека мы как-то умудрились сойти. Между тем едем дальше, поднимаемся наверх, входим в какие-то раскрытые железные ворота. Дорога проходит насквозь какую-то огороженную территорию. Но сейчас проходы открыты, мы наблюдаем какие-то заброшенные танки, бронетранспортеры, полуразрушенные здания. Нас никто не останавливает, военная база кажется заброшенной, хотя Саша потом говорил, что видел там на территории какого-то человека. Возможно, когда-то это была пограничная застава, во всяком случае расположена она очень удобно, на вершине горы, так что много можно интересного увидеть, если внимательно присмотреться. Но сейчас здесь пусто, и честно говоря это меня совершенно не огорчило: еще не хватало во второй раз поворачивать назад из-за того, что на нашем маршруте попадаются пограничные зоны.

Спускаемся вниз, у меня снова проблемы с велосипедом: болтается переднее крыло, мне никак не удается его зафиксировать. Из-за этого часто останваливаюсь, Александр едет впереди и периодически меня дожидается. Наконец, снимаю крыло и отдаю ему: мне цеплять некуда, я до сих пор вожу с собой запасной багажник и бутылку с водой на случай, если внезапно накатит жажда.

Наконец, спустились. Склон оказался не такой страшный, как в предыдущий раз, так что вроде бы все обошлось, но сегодня нам предстояла еще одна гора после Геленджика – Влад очень хорошо постарался, выдумывая этот маршрут. Мы приехали в поселок, который называется Голубая Бухта, недалеко от славного города Геленджика. Сегодня у нас снова цивильный обед (он же завтрак), мы остановились в кафе “Бриг”. Проблемы со здоровьем, к счастью, больше меня не мучили, так что можно было спокойно насытиться. Единственное, что вызывало сомнения – выполнимость наших сегодняшних планов, время уже близилось к полудню. Впрочем, мне казалось, что мы сможем быстро проскочить Геленджик и продвинуться дальше.

Но Александр в целях следования главному ориентиру маршрута настойчиво пытается свернуть в сторону моря, чтобы проехать по какой-нибудь набережной Голубой Бухты. Но попасть на море нам долго не удается, везде стоят пансионаты, огороженные территории министерства обороны и прочие подозрительные объекты. Выезжаем наконец на обрыв, с которого море можно хотя бы увидеть. Перед этим дорогу нам переползает змея, как мне показалось, уж, – уж не знаю, к чему бы это. Между тем идея выйти на берег настолько овладевает Александром, что он решает спуститься с обрыва прямо здесь. И снова настает время мне поражаться некоторым вещам, на которые способны мои спутники: Саша умудряется спуститься вместе с велосипедом, даже не снимая рюкзака. Я лично на такое не решаюсь, оценивая только что проделанное им не более и не менее чем чудо. Снимаю рюкзак с велосипеда, одеваю на себя и начинаю спускаться медленно и аккуратно. Разумеется, удается мне это не слишком хорошо, я вымазываюсь в грязи, особенно страдает обувь: несмотря на то, что вот уже больше недели беспрестанно сияет солнце (по крайней мере на нашем маршруте), эта с позволения сказать тропка, по которой мы спускались включала в себя и слой мокрой глины. К счастью, на сей раз возможность очистить грязь была прямо перед глазами, собственно, к воде мы и спускались. Проделываю свой альпинистский маневр еще раз и спускаю велосипед. В совокупности все это занимает достаточно много времени, но теперь мне нужно еще и отмыть себя и мой транспорт от налипшей грязи. Что и говорить о том, что, как ни стирай, а носки менять в очередной раз мне придется.

Мы снова делаем все с точностью до наоборот относительно наших утренних планов, не исключаю, что по моей вине. Я нахожусь на берегу Голубой Бухты, меня снова безумно очаровал дикий пляж, я раздеваюсь и усаживаюсь на камень, до которого не достают волны. Пробую воду, она кажется довольно теплой, меня посещает мысль о том, что можно бы здесь искупаться, тем более что до этого я так нигде этого и не сделал, а на дворе тринадцатый день, первое мая, поход скоро близится к концу. Александр, впрочем, мне говорит, что если доберемся до Геленджика, вода там будет теплее, так как там бухта, по логике вещей одно из самых теплых мест на черноморском побережье, по крайней мере в нашей стране. Лучшее – враг хорошего, я снова упускаю возможность искупаться, хотя купание в море – это самый близкий способ общения с ним, а раз уж наш маршрут пролегает вдоль побережья, не общаться с морем просто грех. Но и в этот раз наше романтическое свидание было чересчур целомудренным: мы снова увиделись, наши искренние глубокие взгляды встретились, мы вдохнули запах, услышали голос, я робко поцеловал великую стихию и побрел дальше, мучительно растягивая этот длительный период взаимного изучения до первого контакта.

Александр вроде бы купаться в море и не собирался, намереваясь видимо восполнить все пробелы во время путешествия по Украине. Если честно, я дорого бы дал, чтобы узнать, что в тот момент творилось в его душе. Злился ли он на меня из-за того, что мы медленно проходим маршрут? Пожалел ли о том, что предложил мне путешествовать вместе? Что он ждал от этого похода, испытывали ли мы схожие чувства или отправились сюда совершенно за разным? Мы оба оказались не слишком разговорчивы, наши эмоции были скрыты, мы просто вместе ехали, шли, пробирались через препятствия, ждали друг друга, но думали и мечтали каждый о своем. Этот отчет хотя бы частично прольет свет на мои впечатления, но для того, чтобы составить полную картину, такой отчет должен писать каждый участник...

Везем велосипеды вдоль берега, дорога наверх отсутствует, как и какая-либо набережная в Голубой Бухте. Снова видим пансионаты, отели, даже частные домики, занимающие на своей территории часть берега; что строится, что-то уже построено, но тенденция заключается в неминуемом разделе данного участка побережья. Сегодня нам удалось хотя бы какое-то расстояние пройти здесь вдоль моря, через год возможно все будет огорожено так, что уже не перелезть, и на море можно будет любоваться только заплатив кругленькую сумму. Постепенно его сдают в аренду и заставляют заниматься проституцией.

Один из отелей все же оказался не только построен, но и охраняем. Как только мы вторгаемся на частную территорию через незапертую, кстати, калитку, к нам подходит страж сего заведения. Мы спрашиваем, где находится выезд на набережную. Как оказывается, до него еще далеко, и берегом мы не только будем идти долго, но и не проберемся вообще, так как скоро пансионаты сменятся портом. Нам предлагают выехать на дорогу, а там проехаться до самого Геленджика, где уже и будет нормальная набережная. Охранник выпускает нас через ворота, и мы едем до самого города.

Откровенно говоря, мне не до конца ясны административно-территориальные отношения между Геленджиком и Голубой Бухтой, видимо одна является пригородом другого, так как плавно в него переходит. Хотя возможно Голубая Бухта – это просто конкретное место на западной окраине Геленджика, что-то вроде района, отведенного под арендованные территории. В любом случае сама Геленджикская бухта – это место совершенно конкретное, большой яйцеобразный залив, который сегодня служил одной из наших промежуточных целей, так как там мы надеялись, что море одарит нас наконец хотя бы немного своим теплом.

Когда мы наконец свернули с шоссе, мы оказались в районе, который я поначалу мог ожидать от Анапы, но почему-то совсем не рассчитывал встретить в Геленджике. Те самые деревенские домики, маленькие магазинчики, узенькие дорожки, оканчивающиеся в большинстве своем тупиками, – вот первые наши впечатления от славного города Геленджика. Интересуемся у местных, как добраться до набережной. С большим трудом, но все же находим нужную дорогу.

Все это время я ехал с рюкзаком на плечах после того как его снял, спускаясь с того обрыва. Но на набережной я решил все-таки его прицепить, чтобы сполна насладиться, по мнению многих, лучшей набережной черноморского побережья. Ехать и вправду довольно приятно: дорога ровная, вымощенная небольшой плиткой, характерной для южных городов, машины здесь не ездят, хотя людей тут достаточно много в отличие от той же Анапы, где все как будто замерло. Но не стоит забывать, что сегодня был выходной, к тому же не какой-нибудь, а 1 мая, так что все толпами вывалили на улицу и гуляют разумеется по набережной (не уверен, что в городе есть еще хоть что-нибудь, заслуживающее внимание). Так как вода все еще холодная, в особенности для местных, люди развлекаются тем, что жарят шашлык. Запах шашлыков практически преследует нас сегодня весь день. Потом Саша будет говорить, что это первая его ассоциация со славным городом Геленджиком.

Объезжаем яйцевидную Геленджикскую бухту, поначалу довольно ветренно, мы пытаемся уклониться от ветра, изменяя направление движения вслед за изменением траектории набережной. На горах замечаем логотип компании “Мегафон”, Саша тут же выдвигает идею, что сама Геленджикская бухта из-за своей формы может символизировать всем известную эмблему “МТС”.

Наконец мы добираемся до центрального пляжа. Александр ищет банкоматы, чтобы снять зачем-то срочно понадобившиеся ему деньги. Тем временем я вывожу на песчаный берег наши велосипеды, прислоняя их к не работающим пока еще тентам. Смотрю на центральное табло: температура воды – 11 градусов. Вот тебе и искупались в теплой воде Геленджикской бухты! Саша возвращается, мы подходим к воде, я пробую на ощупь – не врут. Действительно здесь купаться нет никакого желания, у того спуска вода казалась теплее. Тем не менее я раздеваюсь и делаю несколько постановочных фотографий, как я купаюсь в море. Но атмосфера нынче к романтике не располагает, все же дикие пляжи меня привлекают значительно больше. Что ж, у нас остался последний шанс на контакт с морем – это участок пляжа от Джанхота до Прасковеевки.

Однако, судя по времени, сегодня нам до него явно не добраться. Относительно стоянки у нас два варианта: либо двигаться дальше по маршруту и делать третью подряд стоянку на вершине горы, либо пытаться встать на берегу моря где-то на восточной окраине Геленджика в районе Толстого мыса.

Отчаянно ищу в славном городе Геленджике любимый магазин “Магнит”, но нечеткие указания местных не позволяют его обнаружить. Зато находим рынок, в котором, несмотря на праздничный день и вечернее время, работает хотя бы треть палаток. Покупаю овощи, рыбные консервы, нитки с иголками, чтобы зашить оторвавшийся у палатки Александра уголок с колечками. Потом забегаем в магазин, снова под моим руководством покупаем недостающие продукты, Александр с моим одобрением берет две бутылки вина – Геленджикский портвейн – чтобы отметить сегодняшний государственный праздник.

Но встать на море у нас снова не получается. Объехав город, мы видим, что берег очень высокий, и к воде не подступиться. Вставать наверху смысла не видим, так что принимаем решение возвращаться на трек и снова лезть в гору в сторону Дивноморского. Прямо на треке мы и замечаем искомый “Магнит”, который нам уже не нужен, так как все уже купили.

Город заканчивается, начинается грунтовая дорога в гору, довольно крутая, но мы уже к таким привыкли. После Главного Кавказского Хребта и Дооба эта горка кажется совсем маленькой. Между тем время уже позднее, вставать нужно уже сейчас. Забравшись на гору, видим тропинку, уходящую влево в лес. Иду на разведку и обнаруживаю небольшую полянку с кострищем, на которой и решаем встать.

Сегодня у нас стоянка довольно близко от города, нам продолжает чудиться запах шашлыков. Мы тоже решаем не отставать и, впервые за долгое время, зажигаем костер, благо дров вокруг действительно много. Шашлыков у нас правда нет, мы едим сэкономленную вчера тушенку, пьем портвейн и сидим достаточно долго – уже темнеет. Несмотря на то, что сегодня мы снова проехали чудовищно мало, алкоголь помогает нам примириться с действительностью. Саша заявляет, что не может ничего гарантировать насчет нашего завтрашнего продвижения кроме того, что с горы мы спустимся. Настроение в целом улучшилось: в конце концов нет ничего глупее, чем сидеть с кислой миной в светлый праздник весны и труда.

2 мая (XIV день)

Все недооцененное мстит,

все переоцененное подводит.

Вроде бы, согласно маршруту, сегодняшняя стоянка была последней нашей остановкой на горе; далее из нетривиальных дорог нас ждет только еще один перегон по пляжу и загадочная дорога по горным ущельям, все остальное путешествие едем по асфальту. По вчерашним заверениям Александра задачей минимум на сегодня будет спуск в Дивноморское, которое по ощущениям не так уж и далеко, но тем не менее мы решаем поторопиться и снова не завтракаем, а только пьем чай.

Выезжаем на вчерашнюю дорогу, подъем мы вчера уже осилили, нам остается только проехать немного по ровной местности, а затем съехать вниз. Саша уезжает вперед, а я ощущаю некий дискомфорт у моего велосипеда: заднее колесо обо что-то трется и ехать у него не очень получается. Надеюсь исправить ситуацию, сняв заднее крыло: отвязываю рюкзак, отвинчиваю крыло, снова прицепляю рюкзак. Все это занимает у меня вдвое больше времени, так как цеплять рюкзак одному, когда никто не держит твой велосипед, очень неудобно. Сажусь и снова еду, но ощущаю, что снятие крыла мне не помогло: теперь колесо трется о багажник. Мне не требуется даже на него смотреть, чтобы понять, что в моем багажнике сломалось что-то еще. Вряд ли стоит теперь его реанимировать, настало время нового багажника из Приморско-Ахтарска, который я вот уже сколько времени тащу с собой. Тем не менее решаю доехать до Александра, справедливо полагая, что с его помощью справлюсь с заменой багажника лучше.

Спуск вниз достаточно пологий, сильно притормаживать не приходится. К тому же небольшое торможение у меня происходит и так, пока я еду, мой велосипед противно тарахтит, как будто у него есть мотор. Снова приходится проезжать мимо каких-то военных объектов, к счастью, не насквозь. Наконец дорога выравнивается окончательно, я проезжаю шлагбаум, загораживающий проезд на гору для автомобилей, и почти сразу же попадаю в деревню, где уже ждет меня Саша, который за это время похоже уже успел позавтракать.

Мне есть не очень хочется, я обхожусь одним мороженным. Рассказываю своему спутнику, что моему багажнику настала смерть, еще раз снимаю рюкзак и сам багажник (действительно он сломался еще в одном месте, а в некоторых других развалится вот-вот), и мы начинаем думать, как приладить новый, потому что тот явно не предназначен для современных велосипедов, на которых путешествуют велотуристы, а скорее подойдет сельским жителям, у которых транспорт попроще.

Стоит ли говорить лишний раз, что у меня поставить этот багажник вряд ли получилось бы, для решения этой задачи требуется побольше инженерной смекалки или хотя бы опыта, чем я разумеется тогда похвастаться не мог. Но великий инженерный гений моего спутника постановил прикрутить ножки багажника к оси заднего колеса, а спереди – к седлу. Используя кое-какие запчасти от старого багажника, он справляется с задачей; единственным недостатком получившейся конструкции стала торчащая вверх алюминиевая дуга, которая явно мешала бы любому установленному багажу. Отпиливать нам ее нечем, так что решаем попросить ножовку по металлу у каких-нибудь местных рабочих.

Тут-то и оказывается, что помимо всех прочих ролей, которые мне пришлось на себя брать от отколовшихся участников, мне досталась еще и роль парламентария, ведущего диалоги с людьми. Саша сказал, что с моей внешностью мне никто отказать не осмелится, так что я иду на ближайшую стройку клянчить металлорезку. Как ни странно люди на меня действительно реагируют вполне адекватно, хотя сперва и прикалываются, что мне надоело ездить на велосипеде и я хочу распилить его пополам. Мне даже не пришлось пилить ничего самому, милому симпатичному мальчику не доверили опасный режущий инструмент, так что работа была выполнена качественно и профессионально.

Таким вот образом и была решена проблема, мучившая меня и мой велосипед почти с самого начала похода. Вес моей ноши уменьшился на вес нового багажника, который наконец стал работать, а старый был с честью похоронен в селе Дивноморском: не каждый московский багажник может этим похвастаться. Разумеется, предварительно я открутил с него все шурупы и прочие полезные вещи, которые могут мне в будущем пригодиться.

Что ж, наконец настал праздник и на моей улице. В Дивноморском мы больше нигде не останавливаемся, а решаем ехать сразу до Джанхота: вроде бы тоже какое-то поселение, там можно закупиться в магазине. Дорога асфальтовая, с учетом того, что больше ничего не трется и не скрипит, ехать потрясающе приятно. Хотя местами дорога идет в гору, все равно получаю удовольствие, я впервые за долгое время вновь ощущаю себя в велопоходе. К тому же горы, через которые мы едем, поросли деревьями, так что вдобавок ко всему вокруг и очень красиво.

К сожалению, этот участок оказался очень недолгим; через несколько минут показывается сам Джанхот. Впрочем, как потом выясняется, само поселение мы все же проезжаем стороной, хотя и ловим какой-то магазинчик, где закупаемся на грядущую стоянку. К берегу моря мы попадаем, обходя какой-то пансионат и следуя указательным табличкам “К морю”. На берегу оцениваем обстановку, понимаем, что нас снова ждет приключение в духе Утриша, снимаем с велосипедов рюкзаки и спускаемся на галечный пляж.

Как оказалось, этот пляжный участок нашего маршрута был расположен между двумя базами отдыха, Джанхотом и Морской Прасковеевкой, так что по пути мы встречаем много народу: семьи с детьми, молодые парочки, умные местные дядьки, которые советуют нам ехать в объезд, так как дорога по пляжу не поменяется до самой скалы Парус. В этом плане Утриш, конечно, гораздо более дикий, к тому же с тех пор уже прошло время, наступили майские праздники, и народ больше потянулся на курорты. Но у меня сегодня настроение на редкость приподнятое, и даже множество людей не может мне его испортить.

Еще один момент, кроме фактически меньшего расстояния, заключался в том, что уже через небольшое время после старта из Джанхота на горизонте был виден большой черный объект, очевидно скала Парус. Один из встретившихся мне местных подтвердил мои догадки. Дорога довольно тяжелая, снова попадаются участки, где надо перетаскивать велосипед через завалы камней и через скользкие переправы, где вода подходит близко к скалам, но после 10 километров Утриша я научился преодолевать эти препятствия.

Между тем Александр все равно идет намного впереди, так что долгое время я вообще его не вижу, только скала Парус безмолвно маячит на гооризонте. Наконец я его догоняю и обнаруживаю, что он уже не один: на этом пляже мы снова встретились с нашим бывшим попутчиком Валентином! Недалеко от скалы Парус наши пути еще раз пересеклись!

Валентин рассказывает, что уехав от нас, на несколько дней остался в Геленджике, а сегодня поехал в то самое место, ради которого и предпринял свое путешествие. Что ж, в Геленджике мы тоже вчера были, но столкнуться удалось нам лишь на истинно туристическом участке: Валентин, несмотря на свои заявления о печальном опыте Утриша, все же решил повторить подвиг и двинуться назад от скалы Парус до Джанхота по берегу моря. Я его понимаю, ведь ехать обратно той же дорогой невыносимо скучно. Нам он рекомендовал остановиться за устьем небольшой реки, впадающей в море через несколько сот метров за скалой Парус, там по его заверениям места более дикие. Как бы то ни было, дороги у нас были теперь в противоположные стороны, так что, пообщавшись с Валентином, мы разошлись.

Через какое-то время видим водопад, опять же сильно напоминающий Утришский. Но после встречи со старым знакомым жить стало еще приятнее, так что водопад кажется гораздо более красивым, я делаю несколько фотографий. Кстати говоря, по фотографиям также можно судить о перепадах моего настроения в походе. Чем лучше настроение, тем больше я обращаю внимание на окружающую природу, тем больше хочется ее запечатлеть, сохранить где-то для себя, пусть только лишь в цифровом виде; соответственно, наоборот, когда сильно устаешь и ощущаешь дискомфорт, тебе совсем не до фотографий. Интересно, может быть существует и обратная зависимость. Может быть, стоит приучить себя снимать все окружающее в любой ситуации, и тогда автоматически будет становиться легче.

Впрочем, когда мы дошли наконец до скалы Парус, и разумеется я стал фоткать и ее, выяснилось, что на моем фотоаппарате кончается память, так что в том походе я получил все-таки максимум хорошего настроения. Удаляю несколько не очень удачных фотографий, чтобы оставить хоть что-то на оставшиеся дни похода.

Что ж, здесь вероятно следует сказать что-то и о самой скале Парус – одном из красивейших и уникальных природных памятников на нашем пути. Сама скала расположена в море, но довольно близко к берегу, так что к ней можно попасть не обязательно вплавь. Выглядит большим черным зеркалом, если смотреть на нее издали, и почти плоским каменным монолитом с небольшим окошком внизу, если подойти ближе. Причем окошко, так же как и сама скала, естественного происхождения. К сожалению, скале Парус не очень повезло с расположением. Она находится довольно близко от устья реки, формирующей проход между горами, так что сама скала становится доступным атракционом для туристов: места вокруг просто облеплены детьми, загорающими и прочими любителями цивильного отдыха, с которыми нам, двум суровым велосипедистам-путешественникам не по пути. Поэтому долго у скалы мы задерживаться не стали и пошли дальше в сторону места, которое порекомендовал для стоянки Валентин.

Речка оказалась мелкая, нам пришлось ее форсировать, но далеко от устья мы пройти не смогли, так как дорогу нам преградил очередной забор. Скорее всего это территория очередного пансионата. Возможность перелезть даже с поклажей была, но нам это было не особенно нужно, так как завтра нам возвращаться на ту сторону реки и ехать в деревню Прасковеевка, чтобы потом добраться до ущелий. Поэтому решаем встать прямо тут.

Тут же и происходит еще одна кульминация похода: я наконец решаюсь искупаться в море. На сей раз не было долгих взглядов, медитаций и сомнений. Если бы я не искупался сегодня, я бы не искупался в этом походе вообще, а когда еще представится мне возможность выбраться на море, к тому же на Черное. Я залезаю в воду и плыву вдоль пирса, на котором стоит тот злосчастный забор. Меня снимает видеокамера, расположенная чуть выше. Какое-то время плескаюсь, потом залезаю на пирс, несколько раз туда-сюда перелезаю через забор, показываю в камеру язык и другие неприличные жесты, потом наконец выбираюсь на берег. Саша зашивает уголок палатки. А я наконец искупался в море, оно не сумело запугать меня своим холодом. Не зря я сюда добрался, да и вообще день прошел сегодня очень насыщенно.

Ставим палатку, вместо колышков фиксируя ее от ветра камнями. Я как обычно готовлю ужин – сегодня мы едим рис и консервированную сайру, допиваем вчерашнее вино. Это единственная нормальная трапеза за сегодняшний день, Александр потом скажет, что не наелся. Стоянка у нас самая близкая к цивилизации из всего похода. Помимо видеокамер над забором оказались еще и прожекторы, которые кто-то любезно включил, поэтому ночь нам предстояла светлая как день.

Так что ждать темноты бесполезно, и мы укладываемся спать. На фоне шума моря, пения птиц, кваканья лягушек, лая собак и света прожекторов. Хорошо еще никому не пришла в голову мысль ночью нас тревожить. Такова была наша последняя стоянка на берегу моря. По расчетам Александра нам оставалось ехать до Туапсе всего два дня.

3 мая (XV день)

Умный в гору не пойдет...

Свет в конце тоннеля был вчера четко обозначен, почему-то было ощущение, что самая сложная часть маршрута пройдена. Ну что там, эти ущелья, а потом дорога по шоссе до заветного города; вряд ли это сравнимо с тем, что мы уже пережили. В глубине души в походе всегда рвешься домой (так же как из дома зачастую мечтаешь о походе), поэтому близость цели всегда воодушевляет. Ведь по сути жизнь – движение, а движение приобретает смысл только тогда, когда ты понимаешь, к чему ты движешься.

Под весь ночной визуально-слуховой антураж спал я плохо, желая, чтобы поскорее наступило утро и мы наконец выехали. От бессонницы даже свой ежеутренний конспект я писал ночью под свет прожекторов, чтобы систематизировать свои множественные впечатления (по большей части положительные) от вчерашнего дня и настроиться на достойное преодоление оставшейся части пути.

Утром, соответственно моему настрою, у меня получается настоящий завтрак чемпионов – целый котелок овсянки, который я по большей части скармливаю своему попутчику, чтобы он не жаловался больше, что голодает. Мы решили не рисковать больше, пытаясь рано утром найти, где бы поесть (вчера в Дивноморском кроме магазинов ничего интересного так и не оказалось), и справились своими силами: получилось и вправду очень сытно.

Снимаемся, перебираемся назад через реку: я снова переезжаю в несколько этапов, чтобы не промочить носки и обувь. Дойдя до начала базы отдыха, снова делаем небольшую остановку: я смазываю цепь и накачиваю колеса. После перехода через пляж мой велосипед снова в состоянии готовности номер 1, и мы продолжаем путешествие.

Около 5 км едем на север в сторону Прасковеевки, той самой благословенной деревни Валентина, в которую отчего-то он так рвался. Когда доезжаем, его голубая мечта на нас впечатления особого не производит – обычное маленькое село, притаившееся под сенью Кавказских гор. По сути для походника его можно рассматривать как перевалочный пункт в сторону скалы Парус на юг или в горы на восток. Заходим в местный магазин, покидаем деревню и движемся в сторону гор. Фантазия у нас разыгрывается, благодаря забавным названиям щелей, по которым проложен маршрут: щель Березовская и, в особенности, щель Колбасинова. По этому случаю решаем побаловать себя и покупаем колбасы и сала, чтобы жарить на костре; по правде говоря, за время похода крупа в различных видах порядком поднадоела.

Движемся в сторону ущелий, дорога грунтовая, довольно неплохая, вокруг много растительности, в том числе наши старые знакомые акации с колючками. Пару раз как-то случается так, что я заезжаю прямо в эти заросли, не рассчитав обстановку, и цепкие ветки расцарапывают мне кожу на руках и ногах до крови. Но меня это пугает меньше, чем если бы они добрались до моих колес: проколов у меня по-прежнему еще не было, и я все еще не знаю, с чем их едят.

Сворачиваем в сторону небольшой горной речки (впервые за долгое время мы видим реку с действительно чистой пресной водой) и едем вдоль нее, дорога ровная, достаточно широкая и приятная. Справа за рекой замечаем место, которое очень нравится Александру, как искушенному ценителю лесных стоянок: огромная поляна, стол с лавочками, лес вокруг с гипотетически большим количеством дров. Наверное в шутку предлагает мне здесь остановиться, но мне наоборот хочется ехать: по логике вещей мы сегодня должны добраться до каких-то более цивильных мест.

Далее выезжаем еще на одну поляну. Здесь какие-то деревянные постройки и довольно свежая надпись “Казачья станица”. Похоже эти места не столь дикие, как нам изначально казалось. Такое обилие мест, пусть на время оставленных, но явно не заброшенных, свидетельствует о том, что сюда регулярно кто-то наведывается, скорее всего из местных, возможно даже из Прасковеевки. Возможно, здесь даже есть на кого охотиться. Ненадолго останавливаемся, фотографируемся, радуемся потрясающе красивым пейзажам – мы снова попали в такие места, подобных которым еще не видели на протяжении похода. Но меня по-прежнему тянет дальше.

Хорошая проезженная дорога постепенно превращается в лесную тропинку, несколько раз переезжает через речку. Мне не везде удается пройти по разложенным камушкам, не промочив ноги, а снимать кеды каждый раз не хотелось. В итоге моя отчаянность приводит к тому, что под ногами в который раз уже все хлюпает, но погода достаточно теплая, так что это обстоятельство раздражает не сильно.

Тропинка постепенно забирает в гору, идет все круче и круче, а потом вдруг вообще сходит на нет. Тут в этом непролазном горном лесу на очередном крутом подъеме при полном отсутствии тропы Александр и заявляет мне, что мы, оказывается, едем совсем не по треку, а повернули севернее. Таким образом, в ущелье мы не попали, и нам надо переваливать гору, но зато до шоссе мы доберемся быстрее. Саша сетует, что заветную щель Колбасинова мы так и не проехали, и говорит, что надо будет как-нибудь сюда вернуться, чтобы посетить-таки это занимательное место.

Но нам пока не до грядущих планов, нам надо разбираться с текущими проблемами, а между тем ехать становится очень тяжело. По словам Александра тропы здесь нет, а есть “видимость того, что она когда-то здесь была”. Несколько раз он бегает на разведку, надеясь увидеть долгожданный просвет, символизирующий вершину горы, но все время безрезультатно. В конце концов идти с велами задалбываемся мы оба и принимаем решение переваливать гору в два этапа: сначала перетащить рюкзаки, а потом вернуться за велосипедами. Саша отмечает в GPS точку, где мы оставили велосипеды, и мы продолжаем подниматься наверх, таща на себе рюкзаки.

Гора очень крутая, нам безумно тяжко подниматься даже в отсутствие велосипедов. Периодически мы добираемся до поваленных деревьев и сидим отдыхаем, изо всех сил стараясь между тем не съехать вниз. Тут для полноты картины стоит наверное описать природу во всей красе, которая осталась только в нашей памяти, потому что расхаживать там с фотоаппаратом не было ни сил, ни желания. Растительность действительно там довольно необычная: просто рай для ботаника. Но я давно уже вышел из “ботанического” возраста, так что назову лишь некоторые из них. Во-первых, это фиолетовые цветы, похожие на тюльпаны, чем-то они напоминают те цветочки, которые мы фотографировали на Главном Кавказском Хребте, только там они были красного цвета. Во-вторых, канатообразные растения, свисающие с деревьев, которые Саша назвал лианами; настоящих лиан я никогда не видел, поэтому мне пришлось с ним согласиться. Ну и наконец самая противная штука, которую я просто не могу не упомянуть, так как она попортила нам достаточно нервов – вьющееся зеленое растение с большими колючками, порой значительно больше чем у акации; эта растительность встречалась нам очень часто, эти горы были густо населены данным биологическим видом, но один раз она выдала такое, что я даже при всей своей усталости не смог ее не сфотографировать: на одном из стеблей рядом с колючками выросла маленькая красная ягодка. Убедительная просьба всем ботаникам, читающим данный отчет, опознать данное растение и сказать, где оно обитает: больше туда ни за что не поеду.

Поднимаемся в течение часа с небольшим, конца и края этой горы не видно. По GPS, впрочем, оказывается, что мы отошли от велосипедов всего лишь около 500 м. Хотя тут нужно сделать скидку, что GPS-навигатор меряет расстояние по горизонтали, а мы порой испытывали ощущение, что поднимаемся под уклоном выше 45 градусов. Александру слышится шум шоссе, мы поворачиваем на шум. Идти становится чуть-чуть легче, склон немного более пологий, но здесь гораздо больше растительности, в том числе и мерзкой. Да и без нее тут, если честно, настоящий бурелом. Идея возвращаться за велосипедами и везти их по тому же пути становится все более и более фантастической.

Что тут сказать, мне и моему спутнику на самом деле очень повезло друг с другом. Могу себе представить, сколько раз за время нашего путешествия вдвоем ему хотелось меня обругать, обматерить, сорваться за все мои простои, поломки и просто торможение, но Сашка оказался человеком воспитанным и терпеливым, он спокойно со мной путешествовал и практически не выражал никакого недовольства. Честно говоря, сегодняшний замечательный день с лихвой перекрыл все мои вынужденные остановки и потери времени, а к тому же требовалось колоссальное множество моральных сил для меня самого, чтобы не сорваться на своего спутника, следящего за маршрутом, что он в такой местности свернул с трека через ущелья и повел нас в гору через совершенно непролазный лес. В общем, мы были квиты в плане претензий друг к другу. Но я, как и он, терпелив и воспитан, поэтому я просто предложил: “Давай вернемся на трек”. Моего спутника эта мысль видимо также занимала давно, так что он согласился с тем, что велосипеды мы сюда не затащим.

Начинаем спускаться в сторону точки, отмеченной на GPS. Выходим на небольшую поляну, откуда открывается вид на эту и ближайшие горы. Все целиком поросло лесом, абсолютно никаких ориентиров, причем до вершины еще далеко, как до Луны. Здесь можно блуждать очень долго, не день и не два. А все-таки как важно иногда бывает повлиять на ведущего в походе и предложить вернуться назад; по словам многих принять это решение самому довольно сложно, это как признать свое поражение в разработке маршрута, но иногда это единственно правильный вариант. Яркий пример – наш сегодняшний маршрут, когда в самом начале пути мы не свернули на запланированную тропинку, а продолжили ехать по более хорошей дороге. Оказывается, это было еще до того как мы обнаружили ту стоянку, так понравившуюся Александру.

Спускаемся вниз; мне всегда это казалось сложнее, чем подниматься, особенно если спуск достаточно крутой, а сегодня было так. С каждым шагом отмечаю про себя, что надо как можно скорее валить с этих гор и ехать в ущелье, таскаться туда-обратно с рюкзаками и велосипедами здесь совершенно невозможно. Иду достаточно медленно, время от времени теряю из вида своего спутника, в этом случае связываюсь с ним, переходя на крик. По горизонтали мы отклонились метров на 700, но спускаемся еще часа полтора, к тому же отыскать велосипеды не удалось с первого раза, мы еще поплутали немножко в районе помеченной точки прежде чем Саше удалось их обнаружить. Лес настолько густой, что даже GPS работает с небольшими помехами, а если бы не он, то мы свои велосипеды точно бы никогда не нашли.

Но вот мы снова внизу, весь наш багаж снова с нами, мы сидим, отдыхаем и пьем пиво, купленное в Прасковеевке. Все-таки всегодня нам стоять в диких местах. Мы решаем воспользоваться той самой стоянкой, а завтра ехать уже четко по намеченному треку. Назад я не еду, а везу велосипед рядом с собой. Сил пристегивать рюкзак уже нет, тем более, что кажется, стоянка уже близко. Тем не менее противная зеленая колючка из местных лесов все-таки умудряется отомстить за посягательство на свою территорию: я таки обнаруживаю ее, зацепившуюся за мое колесо. У меня первый прокол, колесо быстро сдувается.

С горем пополам докатываю до стоянки, хотя не сразу ее нахожу: почему-то сначала я решил, что она должна быть до Казачьей Станицы. Саша давно уехал вперед, но на стоянке я его не вижу: вот, снова мы потерялись, а сотовый разумеется в такой глуши не ловит. Перевожу велосипед через речку и бросаю его на полянке, а сам надеюсь все же дождаться своего друга. Наконец, он возвращается, несмотря на свой GPS, умудрившись проехать стоянку мимо. Зато он нашел отворот на трек, теперь мы представляем, откуда завтра начинать маршрут.

Я указываю на проколотое колесо, сил что-либо делать у меня сегодня вообще нет, а мы вообще-то собирались разводить костер. Приношу из леса какие-то дрова, Александр их поджигает, потом делает импровизированные шампурчики из палочек, на которые я нанизываю купленные колбаски и сало. До щели Колбасиновой так и не добрались, но есть что-то надо, хотя сало, даже поджаренное, впечатления на меня совсем не производит: Валентин избаловал нас своим, по всей видимости, домашнего приготовления. Впрочем, радует, что это хотя бы не очередная каша с тушенкой. За ужином слушаем какую-то новую радиостанцию из УКВ-диапазона, где музыку не играли, а в основном трепались по поводу роста тарифов на ЖКХ.

На мой взгляд сегодня самый тяжелый день похода, а главное самый бесполезный, так как мы не проехали вообще почти ничего. Я очень устал, поэтому на автопилоте собираю вещи и забираюсь в палатку. К тому же велосипед у меня снова в нерабочем состоянии, так что настроение опять плохое. Завтра мне предстоит менять камеру, я не очень хорошо себе это представляю, но пока можно обо всем об этом не думать, а просто завернуться в спальник и отдаться сну.

4 мая (XVI день)

Хороший кормчий продолжает путь

и под рваными парусами.

Вчерашний день оказался для нас просто экстремумом неприятностей и неудач, зато сегодня с утра начали неожиданно твориться настоящие чудеса. Мы оба вдруг стали заниматься совершенно нетипичными для обоих вещами: Александр готовил завтрак, а я менял проколотую камеру своего велосипеда. Самое интересное, что в итоге мы добиваемся успеха: продукты рапределены и подъедены в соответствии с моими планами на них, а мой велик как ни странно вполне способен везти своего хозяина.

Нас снова приветствует ясная погода, а мы снова никуда не торопимся, ведь уже все мыслимые и немыслимые сроки были названы и прошли. Позавчера вечером нам оставалось ехать два дня, к текущему моменту вряд ли что-то изменилось. Лично я ожидал теперь от этих загадочных щелей чего угодно.

В который раз Саша хвалит обнаруженную им стоянку и заявляет, что хочет приехать сюда жениться, из чего я делаю вывод, что мой зрелый и опытный спутник не женат. Что ж, меня никогда не привлекали стандартные модели поведения, и мне симпатична сама идея взрослого мужчины, который в течение долгих лет находит в себе силы не жениться. В конце концов до этого момента он представления не имел, где ему справлять свадьбу, и вот неожиданно нашел подходящее место. А для чего еще по сути задумываться о браке, ведь наша жизнь и состоит из эпизодов, которые хочется запомнить – все остальное стирается бесследно. Со своей стороны я бы тоже еще раз приехал сюда и погулял бы на свадьбе, только по возможности на чужой. Между тем, когда рядом с тобой находится только один человек, сделать это тяжело, так что из этих соображений я предлагаю все-таки двинуться дальше: вдруг мы найдем еще подходящие для свадьбы места, будет повод вступать в брак несколько раз.

Снова переходим речку и возвращаемся назад. Искомый поворот оказывается совсем недалеко от выезда из Прасковеевки, но заметить его действительно трудно. Когда-то здесь возможно и ездили машины, но сейчас, видимо после прокладки трассы, дорога заброшена, но нас именно такие дороги и интересуют. Мы снова в нескольких местах пересекаем речку, я опять усиленно стараюсь не промочить ноги. Наученный горьким опытом, время от времени я уточняю, едем ли мы по заданному треку, но Саша пока не сбивается, горький опыт его тоже кое-чему научил.

Между тем подъем в гору нас снова ожидает, наблюдается поразительная схожесть нашей сегодняшней дороги с горными тропами, у которых не так давно у нас было несколько ночевок. Я снова про себя думаю, сколько же нам предстоит еще карабкаться по этим бесконечным горам.

Мои размышления прерывает Александр, который замечает на дороге змею, вальяжно развалившуюся прямо посередине нашего пути. Если бы он меня не остановил, я бы чего доброго наехал на это чудное пресмыкающееся или, что было бы совсем уж некстати, наступил бы на него. Змея вроде неподвижная, но живая, Саша высказывает предположение, что это гадюка. Теоретически альтернативно это мог бы быть уж, их вроде бы различают по желтым пятнам, но этот экземпляр был пятнист весь, так что лучше было думать, что это гадюка, и вести себя поаккуратнее. Зла мы ей не желаем, однако хотим, чтобы с нашей дороги она убралась: шурудим ее палкой, она реагирует, а затем медленно и очень неохотно ползет в кусты. Никогда не видел, чтобы змеи вели себя с таким достоинством.

Как бы то ни было, препятствие пройдено, мы ползем дальше на гору, велосипеды естественно у нас в руках. Без особых происшествий добираемся до перевала, дорога вверх больше не идет, мы пробуем по ней ехать. В принципе это возможно, но приходится держаться очень аккуратно, так как на дороге много веток, о которые велосипед постоянно спотыкается, к тому же злобная зеленая колючка продолжает нас преследовать и не дремлет, так что нужно быть начеку. Александр уезжает далеко вперед, начинается спуск с горы.

Несмотря на то, что на текущий момент к счастью с моим велом все в порядке, вроде работают и тормоза, и багажник выдерживает груз, я предпочитаю не рисковать и везу его рядом с собой, так как спуск очень крут, под колесами то и дело попадаются острые камни и ветки. Потратив много времени, наконец спускаюсь вниз, там плещется очередная речка, через которую надо перебираться. Саша ждет меня там, одновременно возясь со своим велосипедом. Как оказалось, я осторожничал не зря в этом месте, а вот мой спунтик получил очередной прокол камеры. Заходит разговор о запасных камерах – Саша ставит уже вторую, в то время как у меня запасок больше нет. Тогда он советует мне пометить место прокола, чтобы в случае необходимости быстро его заклеить. Использую для этих целей местную горную речку, на месте вытравливания своей записной авторучкой ставлю крестик. К слову сказать, когда я вернулся домой, найти этот крестик мне так и не удалось, так что пришлось проделывать всю процедуру заново.

Решаем все вопросы с камерами и трогаемся дальше. Недалеко замечаем еще одну необычную картину: прямо на дороге лежат два мелких крота, очевидно умерли совсем недавно, причем похоже на смерть естественную, потому что никаких следов насилия не было замечено. Ну, мы ненадолго отвлекаемся от мыслей о нашем походе и рассуждаем об этих несчастных кротах. Разумеется, всем хочется романтических историй, и мы решили, что это двое влюбленных, которые жили долго и счастливо и умерли в один день. Непонятно только, почему на дороге. Впрочем, как мы уже выяснили, местное зверье отнюдь не считает эту дорогу дорогой, да и вообще никто кроме нас ее таковой не считает уже давно. Половые признаки умерших животных мы проверять не стали, тем более что в наше время можно жить долго и счастливо, и уж тем более умирать в один день, вне зависимости от такой мелочи как половые признаки.

Немного передохнув, продолжаем движение. Дорога становится ровнее, но приходится перебираться через лужи, неизвестно откуда здесь взявшиеся, ведь на нашем пути дождей уже давно не попадалось. Кстати говоря, к этому моменту мы уже проехали Березовскую щель и сейчас находимся уже в нашей любимой Колбасиновой. Как Саша сказал, обе из них сделали свои черные дела: Березовская щель повела нас не по той дороге, а щель Колбасинова проколола ему камеру. Я уж не стал возражать, что обоих этих неприятностей можно было бы избежать, если ехать чуть внимательнее и аккуратнее.

Хотя ближе к концу пути и мне захотелось клясть на чем свет эти ущелья. Почти у самого выезда из леса снова пошли речки, и тут уж мне не удалось выполнить финт, который все время проделывал и советовал мне Александр: переезжать через них на велосипеде, чтобы не промочить ноги. Но у меня все-таки вел не приспособлен к четкой езде по речным камушкам, к тому же омываемым быстрым течением, поэтому плюхнулся я там пару раз основательно.

Последние километры едем по полю, на котором пасутся коровы, и вот уже слышим шум машин. Как я уже говорил ранее, в этом походе я лишний раз утвердился в том, что шоссе и оживленные трассы я не очень люблю, но после двухдневного блуждания по лесу асфальтовая дорога представляется настоящим праздником. На самом деле по сути это уже финишная прямая, это тот участок пути, на котором Владу не удалось извратиться и придумать что-нибудь еще эдакое – дорога шла вдоль моря, так что главное условие похода по-прежнему выполнялось. Единственным оставшимся на нашу долю приключением могла бы стать предлагаемая Владом радиалка на Пшадские дольмены.

Несмотря на то, что конечно же в ущельях мы подзадолбались, я собирался выполнять маршрут уж по полной программе и, как только обнаружим ответвление дороги в сторону дольменов, сразу же повлиять на Сашу и поехать туда. Впрочем, как это будет выглядеть я не очень представлял, ведь трек маршрутра находится у него, но все оказалось гораздо и совершенно убийственно прозаичнее.

Знаете, на дорогах часто бывают указатели: ресторан такой-то, поселок такой-то, заправка, магазин, повернуть туда-то, проехать столько-то метров. Знак в таком же духе, на котором было написано “Дольмены”, меня просто поразил до глубины души. Я-то представлял себе, что это дикое заброшенное место, о котором мало кто знает кроме немногих каких-нибудь местных жителей, а тут на тебе – объявление прямо на дороге. Проехав чуть дальше, мы определили, что объявление здесь не просто так, туда к этим дольменам и въезд оказывается платный. Не удивлюсь, если бы нам туда еще и экскурсию бы предложили. А мы после Кавказских хребтов да Колбасиновых щелей. Если честно, ехать сразу расхотелось. Не то что бы нас смутила эта предполагаемая плата, а просто мы видели уже такие места, по сравнению с которыми оцивиленные памятники смотреться просто не будут. Поэтому в этом месте маршрут Влада мы все-таки немножко сократили.

Едем до Пшады. Наконец признаки шестнадцатидневной усталости начинает ощущать не только мой велосипед, но и я сам. У меня серьезно побаливает левое колено, а ехать до Туапсе еще хоть и по асфальту, но довольно долго. В поселке надеюсь найти аптеку, купить что-нибудь стягивающее. Саша говорит, что Пшада довольно большое поселение, так что есть надежда найти кафе, ну и разумеется купить продуктов для стоянки.

Ну, после такой рекламы эта Пшада меня разочаровала. Кафе мы нашли всего одно при въезде, но там ничего не подавали кроме пельменей, и мы решили попытать счастья где-нибудь еще, но везде было закрыто. Впрочем, мне удалось на местном полурынке купить овощей, потому что я собирался вечером варить суп: напомню, что стандартная походная еда уже сильно приелась. Кстати, в Прасковеевке мне этого сделать не удалось, но там вообще несусветная глушь, туда только Валентин мог зачем-то стремиться. Перекусываем как обычно молочными продуктами и сладостями из магазина. Столиков нет, поэтому обедаем на каком-то мосту. Кормим заодно какую-то местную собаку.

Время до вечера еще есть, мы решаем ехать дальше. Про дорогу могу сказать, что в целом она ровная, хоть иногда и случаются небольшие перевальчики, но по справнению с дорогами в районе Новороссийска эта просто прямая как доска. Единственная проблема в том, что она несколько узковата, грузовикам, которые разъезжают здесь совсем не редко, приходится уступать дорогу и уворачиваться от них на обочину.

Кстати, аптеку в Пшаде я тоже не нашел, скорее всего она там была, но на пути не попалась, так что я решил стоически сносить свои боли, которые впрочем чуть поутихли, стоило мне немного разогреться, разогнавшись по асфальту. Как бы то ни было, а это дорога для моего велосипеда, я снова еду впереди, намного обгоняя своего спутника.

Не знаю даже, что еще можно сказать про эту часть маршрута. Никаких особо интересных поселений не было, происшествий тоже, разумеется, я получал удовольствие, потому что наконец снова ощутил себя в велопоходе, где надо крутить педали по дороге. Время от времени данное ощущение после шатаний по горам, ущельям и пляжам просто необходимо.

Я остановился подождать Александра у какого-то модного мотеля с фонтанами, кафе и музыкой. Сначала мне показалось, что здесь красиво, но потом громкая музыка меня просто достала и я мечтал скорее уж о том, чтобы Саша приехал. Ждал долго, как выяснилось, мой Александр смазывал цепь. Здесь мы смотрим на карту и определяем конечную точку маршрута этого дня: крутим сегодня до поселка под названием Джубга. Там имеется одноименная речка и море, предположительно где-нибудь можно найти и место для стоянки.

Ехали еще примерно километров 20 в том же режиме. Заблудиться на этой дороге невозможно, даже без карты – везде указатели, как никак это основная трасса, а Джубга, согласно им, считается одним из наиболее крупных поселений. Единственное, что меня всю дорогу настораживало, - нигде нет километража до Туапсе; кажется вообще никто здесь не знает о существовании этого города.

Доехав туда, где начинается Джубга, ищем место для стоянки. В этом нелегком деле специалист у нас Александр, с его легкой руки мы останавливаемся где-то в заброшенном саду. Грунтовая дорога, сворачивающая с нашего шоссе, чем дальше тем больше становится протоптана коровьими копытами. Мы морально готовимся к тому, что ночью или утром нас разбудит коровье мычание, потому что место нашей стоянки вполне можно было бы принять за пастбище. Тут же недалеко находим речку, но встаем все же ближе к дороге, чем к речке: здесь с утра прогнозируется больше солнца.

В этот раз свои кулинарные изыски снова реализую я. Мы едим суп из консервированного лосося с настоящими овощами, купленными на рынке. Получилось очень даже вкусно и наваристо, только я оставил сильно много воды, да и лапша из неприкосновенных запасов Александра, брошенная в последний момент, немного не доварилась, ее возможности в этом деле я несколько переоценил. В остальном все было здорово, мой драгоценный спутник был сыт, да и мне тоже было хорошо: свет в конце тоннеля забрезжил с удвоенной силой, славный город Туапсе будет у нас уже завтра. Жаль только нигде не написано, сколько же нам осталось до него ехать.

5 мая (XVII день)

Всякая история, имеющая конец,

уже тем наполовину является счастливой.

Что верно, то верно, однако в нашем случае мысль о том, что сегодня последний день нашего путешествия, вызывала много смешанных чувств. Несмторя на то, что отчаянно хочется вернуться домой, в голову часто приходит то, что, уезжая, ты очень многое оставляешь здесь. Впрочем, наверняка это довольно распространено среди туристов: каждый поход своеобразен и неповторим, здесь дело не только в посещаемых местах и в твоих спутниках (эти-то факторы можно повторить), суть всего находится в тебе самом, ведь никогда второй раз ты не прочувствуешь того, что овладевало тобой когда-то, впечатлений и эмоций настолько много, что они просто не могут возникнуть вновь.

В тот последний день, не сговариваясь, мы как-то безбожно продлили наше пребывание в том заброшенном саду. Хотя вроде бы у меня не было билетов на поезд, а уезжать надо было сегодня, потому что я уже пообещал, что вернусь на следующий день. Для Александра тоже вроде было бы не очень желательно проводить в городе ночь. Но с утра мы разлеглись под солнцем и в последний раз стали вбирать в себя энергетику Краснодарского края. Ни много, ни мало, а выезжаем мы в 11:30, побив тем самым все мыслимые и немыслимые рекорды сибаритства.

По оценкам трека Саша прикинул, что до Туапсе в районе 50 км, однако само шоссе продолжало скрывать от нас истинные цифры, видимо чтобы сохранить интригу даже на последний день турпохода.

Назад с места стоянки мы ехать не стали, а решили завернуть в деревню, перейдя местную речку по довольно-таки стремному мосту. Продукты практически все у нас оказались подъедены, осталась только коллекция соусов, которые покупал еще Ярослав, горячий их поклонник, в первой части похода. Ожидалось, что больше нам ничего и не понадобится, места вокруг довольно цивильные, предполагалось наличие кафе в одном из поселков по дороге, а дальше уже город, вокзал, поезд. Обед условно у нас был намечен в селе Ольгинка, ориентировочно отмечавшем половину пути от Джубги до Туапсе, хотя точно об этом конечно же никто не знал.

Я снова уношусь вперед, хоть и чувствую по-прежнему боль в колене, однако проехать около 50 километров я все же способен. К тому же горячий обед также притягивал, да и вообще ехал я довольно быстро – медлить и останавливаться больше не было нужды. По сути Кавказ раскрылся перед нами к этому времени полностью: мы прекрасно представляли себе и серпантинные дороги, и горные грунтовки, и морские пляжи. Что нового можно было увидеть еще на самом деле было неясно, оставалось только мчаться по трассе с тем, чтобы завершить наконец наше длительное экстремальное приключение.

Признаться, еду все же не как в первый день, к Ольгинке я уже несколько подустал, но к счастью заметил дорожное кафе прямо у въезда в деревню. Не долго думая, сворачиваю туда, оно располагается на другой стороне дороги. Оставляю велосипед на веранде, иду смотреть меню, меня все устраивает, остается только дождаться Александра.

Дожидаюсь, но он на огромной скорости проносится мимо; на другой стороне он просто меня не увидел, хотя вроде договоренность касалась именно Ольгинки. Если честно, сперва я несколько оторопел от его игнора, а кричать ему стал уже когда он проехал заветный поворот. Все бесполезно, мой спутник меня не слышал. Вроде бы в целом он едет медленнее меня, у меня вроде бы есть надежда его догнать, хотя об обеде в этом славном кафе все же придется забыть.

Однако на вздохи и переживания трачу достаточно много времени, к тому же накопившаяся 17-дневная усталость дает о себе знать, а подзарядиться мне так и не удалось. В общем, не догнал я его, и в конце концов понял, что и не догоню. Пусть в целом темп Александра несколько ниже чем мой, зато и едет он гораздо более стабильно. Следующее большое поселение согласно указателям – Небуг, там я и собираюсь обедать вне зависимости от того, удастся мне догнать Сашу или нет.

До этого же момента я собираюсь ехать без долгих пауз, хотя сильно гнать у меня уже не получается. По дороге мелькает указатель о ресторане итальянской и японской кухни, но я стоически его игнорирую, хотя есть хочется ужасно. И дался мне этот Небуг, но для меня всегда важны цели, поставленные перед самим собой. Если уж дал себе установку не обедать до этого поселка, значит, придется ей следовать. Между тем небольшие остановки я все же делаю, с каждым разом все больше и больше теряя надежду нагнать Александра, доедаю последние запасы шоколада, но у меня уже к нему иммунитет, помогает он, если честно, мало. Колено продолжает ныть.

Вот меня ожидает очередной перевал, разумеется не такой серьезный, как бывало, но для меня его вида вполне достаточно, чтобы остановиться. Вид у меня, наверное, действительно очень жалкий, потому что около меня останавливается мужик и предлагает подвезти. Естественно я мужественно отказываюсь, еще не хватало мне смазать весь поход небольшой слабостью в конце. Он продолжает меня уговаривать (понравился я ему, что ли), говорит, что впереди меня ждет Агойский перевал, на котором я совсем сдохну. Утверждение по меньшей мере чересчур смелое, я конечно уже не очень свеженький, но помирать тоже не собираюсь, в случае чего преодолею его пешком, это менее стыдно, чем принимать предложение этого странного человека. Между тем он восхищается моим упорством и бросает мне конфету, тут уж не до гордости – калории мне нужны.

Наконец он уезжает, а я позволяю себе перевести дух еще некоторое время. Вдруг слышу какое-то шевеление неподалеку в кустах, подхожу ближе и обнаруживаю огромную черепаху, каких не видел за весь поход. Естественно пытаюсь как-то ее сфотографировать, но мой фотоаппарат жалуется на две проблемы: кончилась память под фотографии и заряд аккумулятора тоже на исходе.

Пока я маюсь с фотографированием сзади неожиданно подъезжает Саша, признаться, я безумно рад его видеть: вдвоем брать эти горки не так безнадежно. Как оказалось, не только он меня проехал, но и я его, а ему удалось пообедать в том итальянско-японском ресторане, который я демонстративно проигнорировал. Показываю ему черепаху, он приходит в неописуемый восторг и говорит, что наверное ей около 100 или 200 лет. С его помощью я все же делаю несколько кадров с той черепахой: в естественной среде, у меня на руках, у Саши на руках. Оставляем наконец ее в покое, унеся подальше от дороги, хотя если она захочет, она конечно на нее выползет, а там смерть для нее неминуема.

Что ж, настроение у меня сильно улучшилось, но план остался прежним. Я голоден, так что мы предполагаем ехать до Небуга и там обедать. Перевальчик, на котором я остановился, был в сущности детским, а от него до Небуга совсем подать рукой. Расположен однако Небуг не совсем удобно, вдоль трассы лишь малая его часть, там было какое-то кафе, но оно закрыто, а в сааму деревню мы не поехали, надеясь перехватить что-то дальше.

Следующее поселение – Агой, естественно я помню предостережение о перевале, но для начала мы ищем место, где пообедать. Недалеко от въезда обнаруживается кафе “Волна”, в котором мы и проводим цивильный обед впервые за много дней, последний раз мы так ели еще в Голубой бухте, а это ох как давно уже было! Впрочем, на нашем пути попадались места, где было гораздо вкуснее, чем в этом Агое: в греческий салат они положили неправильный сыр, мясо явно переперчили. В общем, цивилизация и дом были уже настолько близко, что я позволил себе немножко покапризничать.

Как бы то ни было обед состоялся, перевал был тоже буквально не за горами. Ну, что можно сказать про Агойский перевал: конечно это не то, что было в Новороссийске, но из тех, что были по дороге от Пшады, возможно, он был самым длинным и серьезным. Но везти велосипед здесь мне не пришлось, я преодолел подъем всего лишь с парой коротких остановок. Еду снова впереди, в горах у меня не получается держать низкий темп, я стараюсь преодолеть тяжелые участки как можно скорее, а вот многие мои спутники по наблюдениям наоборот едут по ним достаточно медленно.

Оставляю Александра далеко позади, забираюсь на перевал и до заветного города мне остается всего лишь один спуск. Еду вниз, обгоняя машины, стоящие в пробке. Кто-то снова предлагает меня подвезти, но теперь меня уже точно не остановишь – я уже почти у цели.

К сожалению, въезд в Туапсе сфоткать так и не удалось, последние кадры ушли на черепаху, но, согласитесь, это гораздо более интересное явление, чем скромная надпись “Добро пожаловать в город-герой Туапсе”. А то, что мы туда доехали, я думаю, и так понятно из моего отчета, ведь сложно все это придумать, сидя дома и лежа на диване.

Спустившись вниз, останавливаюсь и жду Сашу. Время уже около 5 вечера, мне можно было бы уже поторопиться на вокзал: кто знает, когда оттуда уходят поезда. Очаровываю местную бабушку, которая подробно объясняет мне, как доехать до железнодорожного вокзала. Стою и жду дальше, но Александр все не появляется на горизонте. Минут через 15 терпение у меня лопается, мне действительно надо уже ехать на вокзал, Саша большой мальчик, сам туда доберется, там и встретимся. Хотя меня, если честно, волнует его судьба, сил забираться на перевал опять я в себе не вижу, так что я снова важусь на велосипед и еду так, как мне указали дорогу.

Без происшествий добираюсь: хотя мне пришлось объехать по трассе большую часть города, дорога мне была указана верно. На вокзале покупаю билет на следующий поезд на Москву, который отправляется через 2 часа. Перехожу в зал ожидания, и ожидаю там одновременно поезда и своего спутника. Там разбираю велосипед и упаковываю его в чехол, наконец додумываюсь включить телефон. Там sms от Саши: у него третий прокол, и он клеится, он предлагает мне его не ждать, а ехать на вокзал. Сами догадались.

Но на самом деле было бы хорошо, если бы он сейчас приехал. Я бы оставил его с велосипедом, а сам купил бы себе каких-нибудь продуктов в поезд, а так мне придется пользоваться услугами вагона-рестроана. К сожалению, я так его и не дожидаюсь. Последний раз я видел его там, на Агойском перевале. Мне даже не удалось попрощаться по-человечески со своим попутчиком, с которым путешествовал вместе 17 дней подряд. Скажу честно, я бы на его месте клеиться бы не стал, а доехал бы до вокзала на спущенной шине, ехать-то оставалось всего чуть-чуть. Но Александр оказался перфекционистом, так что, если бы я остался с ним, на поезд я бы не успел.

А так вполне. Моим поездом оказался 102-й Адлер-Москва, и в 8 вечера я был уже в вагоне и держал курс на Москву.

Напоследок скажу несколько слов о формальных показателях во второй части похода. К сожалению, оперировать я могу только показателями своего велокомпьютера, который к тому же у меня засбоил после замены камеры. Саша пользовался навигатором GPS, но у меня к нему нет доступа. В целом за весь поход мы проехали где-то около 1000 км. Маршрут от Новороссийска тоже ясен по описанию. Исходя из того, что это был необязательный и неформальный экспромт, предположу, что этих сведений будет вполне достаточно.

Что ж, вот так и закончился мой 17-дневный поход, самый долгий пока за всю мою историю. Прощай, Кавказ, прощай, море, горы и первалы! Здравствуй, индустриальный мир, социальные проблемы и комфорт... Я вернулся, но никогда не забуду этого необыкновенного приключения!

Заключение

“Вот и закончился поход”, - периодически думал я, сидя в поезде на обратной дороге в Москву из славного города Туапсе. Если честно, то поверить в это было чрезвычайно тяжело, все же я добровольно выпал из своей столичной жизни более чем на две недели. Или столичная жизнь выпала из меня, оба утверждения несомненно будут верны.

Но сейчас я выдам гораздо более неожиданную фразу: вот и закончил я писать свой отчет. Действительно описывать события, происходившие со мной в то время, оказалось довольно непросто, даже при наличии путевых заметок, которые я непрестанно вел каждый день. Возможно, это оказалось даже сложнее, чем проделать весь путь от Ростова до Туапсе, во всяком случае времени это заняло точно больше. Но я справился, так что свою походную задачу могу считать выполненной. Напоследок хочу лишь выразить благодарность всем тем, кто сделал это путешествие таким, каким оно было.

Благодарю Сергея Костюченко за точное прогнозирование всех поломок моего велосипеда и за посильное содействие в их устранении; за то что на протяжении всего похода ехал строго позади всех и следил, чтобы никто не отставал; а также за реалистичный взгляд на вещи и незабываемый армейский юмор.

Благодарю Ярослава Меренкова за то что не давал нам умереть с голоду в суровых условиях Краснодарского края; за то что приютил меня в своей палатке, несмотря на то, что ему самому иногда приходилось спать на неровном рельефе; за запасливость и находчивость; отдельное спасибо за неординарный рецепт чинзано.

Благодарю нашего Белгородского друга Валентина Губанова за то что на протяжении маршрута практически ни у кого не было проблем со здоровьем; за организацию здоровой диеты команды; отдельное спасибо за сало; за то что всей команде задавал темп, да и вообще являлся примером того, каким должен быть настоящий велотурист, несмотря на всякие мелочи вроде почтенного возраста.

Благодарю Александра Захожего за то что решился повести дальше по мрашруту Влада, не побоявшись взять с собой неопытного столичного раздолбая, и прошел этот путь до конца; за решительность, за самоотверженность, за терпение; отдельное спасибо за установку Приморско-Ахтарского багажника. Жаль, Саш, что мы с тобой так неожиданно расстались, надеюсь, ты на меня не в обиде.

Благодарю руководителя нашего похода и автора этого незабываемого маршрута Владислава Васильева за четкую и отменную организацию похода; за то что удалось сплотить одной общей целью таких разных людей из разных городов; за то что получилось не только все спланировать, но и реализовать практически все задуманное; отдельное спасибо за доверие лично ко мне и за хорошее отношение, я постарался его оправдать насколько сумел.

Также хочу выразить благодарность всем, кто нам содействовал на протяжении нашего путешествия: ростовчанина Дениса; знакомого Сергея Костюченко из станицы Камышеватская Анохина Михаила Козмича; людей, помогавших нам преодолеть водные преграды: представителя МЧС России из Ясенской Переправы, а также деда Андрея из Чебургольской.

Надеюсь, никого не забыл. В любом случае желаю всем в жизни счастья и успехов. Если вдруг окажетесь в Москве, заходите в гости. Если отчаянно будет не хватать попутчика, также можно обращаться ко мне.

На этом все,

всех люблю, всех целую,

искренне ваш, Мельников Александр.


Ремарка

Александр, браво!

Честно говоря, когда предлагал заняться нашим бытописаниям, не ждал, что это выльется в столь впечатляющий труд. У меня, например, на подобное обычно не хватает времени. И, наверно, таланта. smile Хотелось бы добавить совсем немного.

Прежде всего скажу, сколько же раз я жалел о том, что мы поехали вместе. Ни разу. Я ведь понимаю, что сам не подарок, поэтому, когда мой путь пусть на время совпадает с чьим-либо, благодарен уже за то, что к поставленной цели иду не один. Так что спасибо всем, кто терпел меня целых 10 дней нашей общей жизни. Особенно Серёге Костюченко, который на этот подвиг пошёл не в первый, и даже не во второй раз.

Мысль пройти этот маршрут возникла чуть ли не 10 лет назад. Тогда в переписке с Павлом Протопоповым из Волгограда я узнал, что они хотят проехать там на майские праздники, и сразу стал изучать, как же они собираются это сделать. Даже, помнится, посылал имеющиеся у меня карты. У них планы поменялись, а у меня "узелок" завязался. Заманчиво стало проехать по знакомым с детства местам: в 13 лет я вместе с отцом побывал на турбазе "Лотос" в Приморско-Ахтарске и "заработал" там 2 значка "Турист СССР". Фактически именно здесь я увлёкся туризмом. Снова эта идея возникла в 2004 г., когда я вместе с Денисом Кавелиным ехал из Ростова-на-Дону в Пятигорск. Помнится, Денис агитировал в следующий раз объехать Азовское море. Мне же были более интересны другие маршруты: Кубань, Крым, Карелия, снова Крым, Прионежье... Да и Денис вскоре от велотуризма отошёл, увлекшись бреветами. Ну и последний "звонок" прозвучал в прошлом году, когда прочитал отчёт о поездке Владимира Мальцева как раз по тому маршруту, который я много лет высматривал, включая даже грязе-болотный участок Степная - Могукоровка.

В первом варианте запланированный маршрут был длиннее, заканчиваясь в Туапсе. Хотелось захватить места, знакомые по 2-м пешим походам: Анапа - Кабардинка и Кабардинка - Джанхот. Но ограничения по времени и нежелание "гнать" заставили финишировать в Новороссийске. Славно, что хотя бы 2-м Александрам удалось до Туапсе добраться. Я это тоже сделаю, в один из будущих походов.

Следует, наверно, "опубликовать" маршрутную книжку, так и не вылившуюся в справки о прохождении категорийного похода. Ну и, конечно, трек нашего похода. Может, кто захочет по этим местам проехать. Трек на 2-ю часть пути для меня также недоступен (пока?), но есть "прокладка" по моим пешим прогулкам и трекам, скачанным на "ВелоКубани" (актуально до Пшады, далее проложен по дороге). Ну и, наконец, есть книги, изучение которых помогло лучше узнать эти интереснейшие места. Всё это найдете после этой моей ремарки. Пользуйтесь.

Ваш

Влад Васильев, ака Santa.

PS. Саша, будет желание снова встретить день рожденья в походе - присоединяйся. В ближайшие пару лет апрельские походы по югам, видимо, будут. Само собой, рад буду и остальным компаньонам. wink

PPS. Пришло печальное известие: Михаила Козмича из станицы Камышеватская 10 декабря 2010 г. не стало. wink Светлая память.


Приложения

Маршрутная книжка

Трек похода РнД - Новороссийск (.gdb)

Трек похода Новороссийск - Туапсе (проект)

Использованные книги и карты

cover

Энциклопедия туриста. М.: Бол. Российская энциклопедия, 1993. - 608 с.

cover

Города России: Энциклопедия. М.: Науч. изд-во "Бол. Российская энциклопедия", 2003. - 560 с.

cover

Знай свой край. Словарь геогр. названий Краснодарского края. Краснодар, Кн. изд-во, 1974. - 200 с.

cover

Путешествия по Краснодарскому краю. - М.: Физкультура и спорт, 1983. - 176 с.

cover

Ростовская область. Топографическая карта. М.: 439 ЦЭВКФ, 2001. - 112 с.

cover

Краснодарский край и Республика Адыгея. Топографическая карта. М.: ВТУ ГШ, 1996. - 80 с.


main | top

Created by Vlad Vasiliev on 21 Nov 2010
Last modified on 23 Dec 2010


Хостинг от uCoz
UCOZ Реклама
стальные цены на диммеры dali настоящие . туалетная вода burberry в Минске