Николай Федорович Васильев

Разные осколки моей биографии
(РОМБ)

Часть 4. Родные места


Сборы в дальнюю дорогу

О №165

Началась у нас жизнь в ежедневных ожиданиях. Установил переписку с поселком родным стал отвечать двоюродной сестре Наде, соседке Соне, наш бывший квартирант Вася. Но на все мои просьбы помочь нам приехать домой ответ был одинаков: они ничего сделать не могут. Да и ехать некуда. Домов осталось немного и они так переселены что туда уж больше пихать некуда. Написали письмо сестрам жены в Карамышево. Они помогли достали нам вызов в Псковскую область. Но когда я с этим вызовом обратился в милицию мне сказали что сейчас нет разрешения ехать на Псков и они в визе на выезд отказали. Потом через дядю Колю мне вызов прислал начальник склада Габровой(?) и тоже ничего не вышло меня отпускают, а семью задерживают. Да разве я смогу бросить семью уехать один нет конечно. Придется ждать когда выйдет правительственное разрешение на возвращение к родным местам всех эвакуированных. И такое постановление не заставило себя долго ждать. Как только мы узнали об нем дело закипело. Надо все хозяйство свертывать. Поспел картофель. Стали ее копать и возить в город на базар. Продавали даже по 20 р за кило, хотя Астапов говорил, что он первую продавал по 40-45 руб. Продали картошку. Продали все что не собирались с собой везти. Кукурузу я продал на корню своему приятелю Исламову. Таким образом набрали около 14000 рублей. Сумма приличная. Мама все складала в кожаные мешки и прятала в матрасы. А когда вытряхивали матрасы она и денег несколько тысяч вытряхнула. К счастью их обнаружила Лиза и они были прибраны ...(?) Упаковали кровати так чтобы отправить их малой скоростью по железной дороге. Спасибо Каменеву директору керамического завода он нам любезно прислал машину. Все погружено, семья уселась в машину. До свидания люди, с которыми мы коротали военные годы. Со слезами на глазах прощался с Исламовым и он мне сказал на прощание "Николай-ака твоя Россия кетти (уезжает) а моя кетти в Андижан". Не знаю уехал ли он как обещал. Но машина пошла в сторону Сталинобада мы уезжаем домой.

Счастливого пути

О №166

Замелькали в последний раз кишлаки и поля мимо которых много раз приходилось ездить и ходить. Но на этот раз мы смотрели внимательнее ведь едем в последний раз. И вряд ли удастся в своей жизни увидеть эти места. Олег не вытерпел еще раз с семьей ездил сюда. Но снова не прижился и хотя спутался с Машей Жадан, но жена не отпустила и они вернулись на родину. Вот и сейчас мечтали о Гюльбисте хотелось бы хоть одним глазком посмотреть как это там. Но это несбыточная мечта. Конечно нам там теперь не бывать. Вот проехали райцентр поднялись на мост через канал и перед нами словно море бушующей воды. Это все еще Луговик стремилась по новому руслу образовав вправо от Дюшамбинки полное море воды. Нам пришлось объезжать озеро слева хотя там дорога не была но все же шофер мастерски провел машину по насыпи и вот мы въехали во двор Кирпичного завода по путевке шофера это конец его работы. Но нас теперь не устраивал Кирпичный завод нам нужна товарная контора. Пришлось по телефону найти Каменева директора хозяина машины и с ним договариваться чтобы шофер нас перебросил к станции. Спасибо ему были же хорошие люди среди нас о которых и сейчас с благодарностью вспоминаешь. Вот мы и у товарной. Шофер уехал. Вещи сданы в отправку. А мы перебрались на вокзал. Я решил сходить на завод поблагодарить Каменева за все что он сделал нам для отъезда на родину. Каменева я нашел в кабинете и мы беседовали с ним несколько минут. На прощанье он сказал: "Если там на родине будет плохо, ведь там прошла война, не устроишься с жильем или работой, то приезжайте обратно в Сталинобад, здесь мы вам все предоставим и работу и жилье". Ну как забыть таких людей. Такие дорогие слова нам в дорогу. Значит и мы были не плохими раз нас так ценят. Спасибо всем хорошим людям оставшимся в Таджикистане которые для нас были прекрасными людьми.

Пятьсот веселый

О №167

Олег с женой достали два билета через комнату матери и ребенка, Валентина была беременная и уехали днем раньше. Мы выехали на следующий день поездом, который почему то называли "пятьсот веселый". Он шел по графику пассажирского поезда а вагоны были товарные оборудованные для перевозки людей. Но какая разница на чем ехать лишь бы ехать на родину. Лишь бы скорее туда попасть. И поезд шел добросовестно нигде в пути не выбиваясь из графика и мы радовались что каждый день мы все приближались к родным местам. Давно миновали Ташкент и Аральское море уже проехали. А вот и Волга. В Пензе ухитрились купить шесть пар валенок всем членам семьи по валенкам. Ведь зима в наших местах нам знакома, и валенки ох как пригодятся. Не доезжая до Москвы на станции Раменское объявили что поезд идет на Павелецкий вокзал, и кого это не устраивает могут пересесть на электричку. Мы так и сделали начинаются частые пересадки но что ж поделаешь ради желания быстрее попасть домой можно перенести и тяжелее мучения. Здравствуй Москва мы приехали на Казанский вокзал. Не раздумывая перебрались на Ленинградский обойдя Комсомольскую площадь справа. На нашем вокзале разместились на проезжей части во дворе вокзала. Вокруг было море людей. Даже дождик не испугал и мы с места не тронулись. Все вытерпим лишь бы скорее домой. Теперь уж на пятьсот веселом ехать не придется. Поедем на перекладных. И сейчас из Москвы небольшой бросок до Бологова. Но как его осуществить ведь вокруг нас столько народа и вероятно все желают куда то ехать. Но видимо нам повезло. Долго сидеть у вокзала не пришлось достали билеты до Бологова и опять мы в поезде и снова считают колеса вагонов километры пути а мы в такт вагонов покачиваемся с бока на бок но радость не покидает нас. Ведь мы едем домой и теперь уже недалеко.

Здравствуйте, родные места

О №168

Москва нас долго не задержала уже на следующий день мы ее покинули держа путь к родным местам. Зато Бологово оказало ненужное нам гостеприимство. В Бологово мы приехали 30 и к сожалению поезд в нашу сторону уже ушел. Мы на него опоздали и к нашему недовольству узнали что следующий поезд необходимый нам пойдет только 2-VIII. Он ходил по четным дням. Вот сколько приходится прожить нам в Бологово. Но ничего не сделаешь все испытания мы вынесем до конца лишь бы попасть в родные места. Пока жили в Бологово освоили здешний базар сходили все в баню помылись. Здесь я впервые встретил что в мужском отделении бани в гардеробной работает женщина. Вот уж наглядится всяких и больших и малых, и живых и вялых. Но впоследствии и у нас в железнодорожной бане работала в мужском отделении женщина Вера Королева. Но самое главное я увидел немецких солдат. Это впервые их военнопленных гнали на восстановление того что они сами и разрушали. Это конечно справедливо, а в то же время чем виноваты рядовые солдаты. Они осуществляли зверства по указке своих командиров. Но вот наконец поезд у перрона и мы грузимся и едем дальше. Но долго ехать не пришлось. Только до Полы там на речке восстанавливали мост. И мы решили пешком дойти до Парфино. Перевел через речку по кладинам всю семью, перенес груз по мокрым скользким двум бревнам. И все же мы на том берегу. Поднялись на насыпь, и на наше счастье там стояло два товарных вагона, в которых привозили продукты питания солдатикам которые восстанавливают мост и жили недалеко, в избах. В вагон набилось столько народу, что сесть было невозможно. Так стоя и ехали до Старой Руссы. Все же не пешком. Устали ужас но ничего Старая Русса нас долго не задержала. Мы почти с вагона и на поезд, идущий в нашу сторону. Делаем наверно последний бросок. Здравствуйте родные края. Встречай Родина. Мы уже близко.

Первые впечатления

О №169

Наконец и наш родной городок. Но где же он ничего похожего на городок нет. Вместо прекрасного вокзала два деревянных строения где разместились все станционные службы. На месте пешеходного моста стояли исковерканные опоры. Это все что оставили нам фашисты. Что б им осиновый кол в душу. А когда вышли на улицы так их и не узнать стоят по бокам обгорелые тополя. А там где были дома пепелища, местами уже успевшие порасти бурьяном да крапивой. Изредка как памятники о пережитом торчат обгорелые черные печные трубы. А кругом пожарища, кругом пустыри. Путь у нас был один к дяде Коле Голубеву он раньше нас приехал в город. Успел срубить себе домишко хотя из шпал. В кухне разместились приехавшая его новая семья жена две дочки и внуки. Нам пришлось занять "горницу", но что это за помещение. Нет ни полов ни потолка. Даже крыша еще не покрыта. Приходится ночевать под открытым небом, а что поделаешь сейчас лучшего не найдешь. У нас в кармане были и денежки попробовали походить в надежде может что можно купить из жилья. Да где уж там такие цены что нам со своими и лезть нечего. Так что наши походы насчет дома на месте успеха не имели. Навестили и свой участок там тоже кругом пепелище, а на месте бывшей школы груды кирпича и бетона. Враг школу взорвал. Поискали свои вещи они были закопаны в подвале. Сундук нашли но он видимо был закопан неглубоко. Так что в нем прогорел один угол а потом вода дожди сделали свое дело и все вещи что были в сундуке настолько сотлели что мы смогли выбрать только на две кепи. А огород порос крапивой и малиной. Кто садил картофель на небольших двух кусочках. А остальное потом пришлось долго раскапывать и очищать от корней. Делов было ох сколько но нас радовало то что наконец то мы дома.

Ремстройконтора

О №170

С устройством на работу у нас проблемы не было. Как только обратились к старому довоенному знакомому Селезневу Александру Ивановичу он и меня и жену принял на работу. Лиза все время пока работала в конторе занималась хлебом. Получала его в магазине привозила в контору и там выдавала рабочим. Я принял кладовую. Все там наладил, завел количественный учет но потом как то сама по себе работа в кладовой отпала. Мне Селезнев поручил в обузу принять выпускников плотников и каменщиков-печников. Я пошел в эту школу, принял там пятнадцать человек плотников и четырех печников а потом мне же пришлось ими и руководить. И должен заметить что эта работа была не по вкусу. Ребята работать не желали. Пока я нахожусь около них они еще шевелятся, а стоит мне отойти работа приканчивается и ребята дуются в карты под деньги. Придет время выводить зарплату, и никак ее не набрать. Они столько сделали, что им можно и вообще не платить. Какие то копейки. Начальник конторы не раз заставлял меня переделать наряды прибавить расстояние увеличить груз. Это было не что иное как приписка но что ж поделаешь. Надо было как то хоть немного заинтересовать ребят. Но и эта махинация их не устраивала. Деньги им нужны были только для игры в карты а продукты они привозили из дома, и им их хватало. В конце концов еще ребята стали и бежать то один а то и компанией уходят из конторы. А когда доведываешься куда они бегают оказывается ушли из конторы совсем. Единственно чем они оказали мне как то помощь это помогли артельно пересадить яблоню которая мешала мне строить дом. А два печника молодых мальчишки сложили мне русскую печь в доме который я строил. Помнится один случай ко мне в квартиру как то пришли секретарь райкома и предрайисполкома они шли с работы и услыхали как сторож пилит себе дрова. Остановились у порога так мы спали до самой двери поругали немного и ушли.

В командировке

О №171

Я еще до войны имел влечение к работе на лошадях это подметил и Селезнев и одну зиму послал меня с Мосеем Неподобным в командировку в деревню Рвы вывозить строительный лес из леса к железной дороге. Для этой цели мы расквартировались в деревне у одной вдовы у не же во дворе ставили и лошадей. Утром встанешь затемно сводишь лошадей на речку напоишь, а потом запрягаешь и едешь в лес это километра два-три. Погрузишь а потом потихоньку выезжаешь из леса чтобы не наехать подсанками на дерево или на пень но зато когда выедешь на дорогу едешь спокойно лошади дорогу знают можно и не управлять. То проедешь, а замерзнешь пробежишь. А то однажды набрали льняной тресты и разложив на возу развели костер чтобы погреться. Пока едешь до станции, разгружаешь бревна и возвращаешься домой уже в сумерках. Уберешь лошадей, Мосей сварит картошки поужинаем и ложишься спать. А когда приезжал завхоз Тимоша Сергеев то к нам приходили и бабенки, а однажды даже привели на мою долю, но я даже не познакомился поужинал и ушел спать. Перед сном пришло на ум как я в Сталинобаде заболел желудком. На попутной машине добрался до города, а там врачи уложили в республиканскую больницу с проходящим камнем из печени. Боли ужасные. Делали уколы наркотиком. Врач сделает укол и я сплю сутки, после чего опять боли, снова укол и снова сплю сутки. После пяти уколов врач сказал что больше делать такие уколы нельзя, а то я превращусь в наркомана. Один укол я все же выпросил у врача, а второй умолил сделать сестру. И после того как укол сделала медсестра, как в руку пошло. Утром проснулся боли нет, и день не болит и второй и меня из больницы выписали. С тех пор таких болей у меня больше не было. Под такие воспоминания я и заснул, а Мосей и Тимоша все еще развлекаются. Щупают видно и щипают бабенок что те так заливчато хохочут. Когда разойдутся я уже не знаю, к этому времени я засыпаю.

Важная покупка

О №172

У Голубевых мы жили недолго, Селезнев ...нировал(?) нам квартиру. Там где мы строили райисполком во дворе стояла небольшая избушка которая шла на снос. В этой избушке жили две женщины, им построили другую избушку а нам разрешили занять эту избушку. Мы въехали немедленно, но первые ночи спать не пришлось в ней столько клопов, что покою никакого. Несколько раз жена и мать шпарили кипятком все стены помогало но ненадолго. А нас там жило много людей нас четверо, Олег с женой, а потом приехал и Зосим, а к еще нему присваталась медсестра Малинушкина которая тоже поселилась около нас. Но мы отказать не могли так как с продуктами в те годы было трудно. Ели лебеду, и шелуху картофельную, жмых и крапиву. А Малинушкина таскала нам из больницы рыбий жир и на нем мы жарили себе пищу из той же шелухи картофельной. Клопов мы конечно завезли и в свой дом когда его построили и наверно и в казенный дом немного прихватили на развод. Так как нет-нет и появятся. Выводим беспощадно, и вот сейчас вроде их нет. Вот пока жили в этой избушке мы все мечтали построить свою избушку. И вот прослышав что в деревне Блошно продается изба мы с братом туда и направились. Купили за 8000 избу, двор и хлев. Это была большая покупка для нас и очень важная. На те деньги что у нас остались от Таджикистана да с помощью Селезнева мы в горкомхозе оформили ссуду в 10000 р. Мы рассчитывали что все же сможем свить себе гнездо. И свили хотя и не до конца. Вторую половину мне пришлось достраивать одному. Зосим завербовался и с семьей уехал в Улан-Удэ, а я нашел семью за счет их достроил вторую половину дома и затем они жили у нас пока не рассчитались со всеми долгами которые мы у них взяли во время строительства.

Незадачливый извозчик

О №173

Хотя я и любил работать на лошадях, но и здесь меня подстерегали неудачи. Одно случилось самое страшное в моей жизни это когда возили купленный дом из деревни в свой поселок. Вышло так из деревни дорога шла под горку до самого ручья, и там узенький мостик. Нагрузили воз и поехали. Зосим сидел за управляющего лошадьми а я тормозил не давая разбежаться возу. Казалось уж и горка кончилась я решил отпустить колесо. Однако воз набрал скорость и Зосим не справился с управлением и не попал на мост. Одна лошадь сорвалась мимо моста и повисла на шорке(?). Пришлось разрубать шорку. Тогда лошадь упала в ручей, а он струился в крутых берегах метрах в пять внизу. Падая лошадь попала одной ногой за опору моста и ей самостоятельно было ногу не вытащить. Тогда Зосим распряг вторую лошадь пустил пастись вскочил ко мне в ручей и стал держать голову чтобы лошадь не нахлебалась воды а я откуда только взялась сила сумел лошадь за хвост вытащить из за опоры и освободить ногу. Лошадь встала вроде ушибов сильных не получилось. Потихоньку вывели ее из ручья. Выправили телегу она тоже одним передним колесом висела над водой. Сшили шорку. Снова запрягли и поехали но проехали только метров 50 как сломалось колесо. Пришлось разгружать воз и домой ехать порожняком на трех колесах. Хорошо что начальник был хорошим не ругался и продолжал давать нам лошадей пока не перевезли всю постройку. А одну зиму мы со стариком Миронычем всю зиму возили дрова к конторе и общежитиям. Зима была студеной и дров шло много, а то водил ковать лошадь, а затем решил провести ее ближней дорогой по льду ручья. как на грех лед не выдержал и лошадь оказалась в воде. Правда ручей не глубокий, но лошадь потом пришлось погонять чтобы спотела, предохранить от простуды. бывает и такое. А ехал я один из Рвов домой сбился с дороги. Подъехал к бывшему стогу и дорога оборвалась. Что делать пришлось по следу вернуться на дорогу и продолжать дальше путь. Проблудал я тогда и домой то приехал поздно.

Мы строители

О №174

Но вот с помощью начальника ремстройконторы мы перевезли всю постройку. Привезли из леса заготовленные для стропил осины. И приступили к строительству. Строит пришлось нам с братом Зосимом вдвоем. Не раз прежде чем приступать к строительству обшарим гряды пожуем моркови да огурчиков а потом начинаем работать. Делали все капитально вырыли под углы ямы глубиной не меньше двух метров, забутили битым кирпичом и бетоном который брали с развалин школы которые были поблизости. Потом забутовку залили крепким цементным раствором, а сверху положили по большому камню. Первый венец уложили по уровню для чего использовали плошку наполненную водой. За мохом съездили и жена была с нами, а сложить стенки было уже легче по готовым разметкам подбирай венцы разложи мох и клади следующий венец. Мох раскладать помогала и жена. Когда пошли простенки Зосим предложил вместо деревянных шпилек вставлять железные принес с работы обрубки круглого железа и мы их применили. Стропила перевернули поставив новые. Сами драли щепу и сами крыли. Переехать мать никак не соглашалась пока не вставили все окна. Наняли Осипова он нам обсадил окна и двери. Затем Никитин остеклил рамы и вставил. Рамы делали тоже в нашей конторе. Вот вроде все готово. Переехали в свой дом. И стали собирать коридор хотя и неказистый. Наконец то мы въехали в свой собственный дом. На строительство ушли все запасы и ссуды. Даже уплату за постройку пришлось задержать конечно не по нашей вине и когда нам об этом напомнил хозяин я усилил свои способности. Добыл денег из ссуды и выслал долг в налоги. А ссуду потом много лет платил ежемесячно. И рассчитываться пришлось мне одному так как Зосим не выдержал тяжести стройки и завербовавшись уехал в Бурятию забрав с собою и всю свою семью жену сына и дочку.

Перепланировка

О №175

Вы спрашиваете что такое перепланировка? Поясняю это когда уже имеющий план приходится поменять. Вот так как это получилось у нас когда встал вопрос в какой точке нам ставить дом. То первы(?) это мы имели полное право поставить свой дом на старом фундаменте но в этот раз запротестовали пожарники получалось очень близко друг от друга три жилых дома что опасно в пожарном отношении. Однако горсовет не возражал если я свой дом поставлю на старом фундаменте, тогда они вынесут постановление о передвижке соседа внутрь участка. Я же нашел вариант такой чтобы не беспокоить соседа с такой большой работой как передвижка готового дома. Да ведь и старый фундамент меня не устраивал все равно его надо было переделать под размеры купленной избы. Так что не все ли равно где мне ставить избу. Лишь бы не причинять беспокойства соседу. Я высказал мнение поделить наши с соседом участки поперек. Мне его задняя часть а ему моя передняя. Правда ему придется разрабатывать мои фундаменты зато дом его останется на месте. Первое время он обижался на меня а потом успокоился. а президиум горсовета решил утвердить мой вариант. Вышел землеустроитель в пять минут поставил колышки и нам осталось только перенести заборы, что мы и сделали. Стройка моего дома отодвинулась ближе к школе и пожарный интервал был выдержан. С забором пришлось труднее вдоль улицы и от школы я лично один ставил забор а от Жени Рубенки тоже пришлось забор ставить мне видите ли ей как женщине это сделать не под силу. Ну что же весь участок на 2/8 я поставил свой забор. Распланировал и весь участок где что садить. Я с годами посадил большой сад одних яблонь было 26, а еще и вишен наверно больше ста. Вдоль всех заборов в несколько рядов.

Конца не видно

О №176

Ну, вот кажется дом построен. Брат Зосим сбежал испугавшись трудностей строительства завербовался и уехал в Забайкалье. Мне пришлось одному приделывать прируб. А потом подрос сын и я его мобилизовал себе в помощники. А у дома делов ежегодно хоть отбавляй. Хочется чтобы дом выглядел не хуже других. Он уже женился жил в приделе невестка через райпо где она работала достала шиферу мы перекрыли крышу а потом достали обрезков обшива и обшили дом. Ста выглядеть красивее, а когда еще и покрасили совсем стал хорош. Решили опустить полы. Подвал был высокий а в жилье от пола до потолка и двух метров не было. Так что очередные отпуска посвятили этой работе. А потом ликвидация временного туалета и сооружение его капитально. Строительство нового коридора, и конечно покраска. Я навозил досок. Соорудил сарай с двойными стенками а внутри между зашивками засыпаны опилки. Потом сам решил к сараю пристроить гараж для мотоцикла. Пристроили. А затем я решил возвести навес для дров. Тоже пристроили а у нас дров было всегда много. Любили чтобы их был запас. Потихоньку в этом сарае и стенки зашил. Так что конца работы никак не видно. Сын притащил трансформатор осветили шестивольтовками все постройки и подвал и чердак и сарай и даже садовую сторожку. Я еще планировал это когда и сын уехал в Великие Луки заявив по честному что ему надоело все отпуска проводить дома. Я еще хотел сделать летнюю комнату на чердаке чердак у нас был высокий и вполне позволял это сделать и проложить асфальтовую дорожку от крыльца до тротуара но эти мечты осуществить не удалось. Горсовет вынес решение что наш дом идет на снос. Избу мы продали за сад уплатили. Предоставили нам казенную двухкомнатную квартиру.

Александр Иванович

О №177

С Александром Ивановичем Селезневым мне пришлось много работать и до войны в системе Райздравотдела и после войны в Ремстройконторе. Он много хорошего сделал для меня и поэтому я с благодарностью его вспоминаю. Еще до войны я ему даже помогал составлять смету на какое то строительство за что получили деньги и он мне сколько то дал. А сколько он мне сделал во время строительства моего дома. А в общем то он очень интересный человек. Активно участвовал в наших ежедневных гулянках до войны. А после войны он также принимал участие в таких встречах. Он рано лишился жены, остался с детьми и стариками. Может женщины у него и были не знаю но это неофициально. А вот Надя решила жить с Селезневым невзирая на его детей. Для этого она ушла от мужа который за что [то] отбывал наказание и жила с Селезневым как жена без всяких укрытий. Об этом знали все соседи и знали и мы. Однажды произошел такой случай. Собрались на квартире где жила медсестра Малинушкина на вечер чтобы погулять. Пришел и Селезнев. В самый разгар гулянья влетела Надя и с ходу вцепилась в волосы Малинушкиной так что полетели клочья волос. Это была ревность и наверно обоснованная так как Селезнев и мы это знали симпатизировал Малинушкиной а она была падкая до мужиков и не возражала на ухаживания Селезнева. Потом она нашла молодого и уехала. А для Нади вернувшись муж в Вырице построил дом. И подписал его на Надю надеясь что она будет с ним жить но она отказалась и он все равно передал дом ей с условием что она не будет встречаться с Селезневым но и этого Надя не выдержала. вскоре Селезнев из нашего поселка выехал и переехал в Вырицу где благополучно и живет с Надей до сих пор. А у Малинушкиной с молодым жизнь не состоялась и она уехала в свой Кологрив на свою родину.

Земельный участок

О №178

За те годы пока мы жили на земельном участке записанном на мое имя мы не уставали его благоустраивать. И вот ко дню когда наш дом пошел на снос наш земельный участок выглядел не хуже других расположенных рядом. Вдоль дворика около тротуара стояло несколько берез. А под самым окном три липы между которыми как забор размещались акации. Под окном выгорожен цветник где летом полное море одних пионов не считая других цветов. Как войдешь в калитку справа обнесен забором специальный выгул для кур так как одно время было запрещено чтобы куры выходили на улицу. А вокруг забора в несколько раз высажены сливы и вишни и их ежегодно пополняли. особенно ревностно к высадке новых вишен относилась жена. Все поросли которые надо вырубать она выбрасывать не давала и все садила и садила. Так что вишен и слив было уже больше восьмидесяти корней. А за выгулом для кур был яблоневый сад. Одних яблонь разных сортов было двадцать шесть корней. А между яблонь и вторую часть половины участка садили картофель. Хотя под яблонями можно сказать уже и картофель не росла. Затенены. Но мы землю не запускали продолжали перекапывать и садить картофель. Тоже был у нас специальный участок под картофель и в поле. Посреди участка были гряды где садили всю огородную мелочь, начиная от ...(?) бобов и гороха до огурцов и помидор. И здесь же был парник где высаживали рассаду помидоров. Капуста у нас почему то не росла. А за парниками несколько еще яблонь и кусты крыжовника, было три куста красной смороды сколько ягод на них росло всю зелень покрывала красная а вот черная у нас не росла. Был и терн(?) который я принес по просьбе мамы и даже дуб. А сколько рождалось вишен не убрать. А сколько их отбивали скворцы не боявшие даже тряпок которыми мы хотели их отпугивать. Приходилось специально гонять. Как сгонишь их поднимется темная туча.

Родная стихия

О №179

В 1948 году мы распрощались с Ремстройконторой. Ушли по хорошему. Лиза была сокращена по штату, я уволился по собственному желанию Селезнев нас отпустил без задержки и мы унесли в своих сердцах самые хорошие воспоминания о нем на долгие годы. Лиза вернулась в свою родную стихию в органы Райздравотдела. Принята в качестве кастелянши в больницу, а потом по собственному желанию перешла санитаркой где и проработала до пенсии без всяких побегов и все время была на хорошем счету. Я перешел но в материальный склад после настойчивых приглашений Габроволя(?) начальника материального склада. Все же железную дорогу я считаю своей родной стихией. И быть хотя маленьким винтиком в общем организме дороги. Принят был в качестве кладовщика на запчасти работа знакомая я уже на запчастях работал. Отдел запчастей был самостоятельной единицей и в штате нас было только пять человек. Начальником был Ходынский вредный мужчина и я его недолюбливал всю дорогу. В этом отделе я работал недолго. Вскоре отдел запчастей объединили с материальным складом. Мы стали в полном подчинении у Гоброволя а потом и наши постройки были перевезены и все наши владения. В складе я быстро освоился был на хорошем счету у начальника, а когда ушел Ходынский я был командирован в Ленинград в службу где был утвержден заместителем начальника склада. А после смерти Голубева который был кладовщиком запасов, меня поставили на его место ведать запасами. В этой должности я отработал до конца своей трудовой деятельности. Пока не был переведен на пенсию. За всю работу было и плохо случались ошибки, но и благодарностей в трудовой книжке было записано немало и вот сейчас от делать нечего я бывает возьму свою трудовую книжку и с любопытством почитаю когда и за что объявлена благодарность а их было много. Были и неприятности но о них в трудовой книжке не писалось. В конце работы я был представлен к правительственной награде и был награжден орденом Знак Почета. Но это послужило мне дорого. Затребовали довоенную трудовую книжку и где то ее затеряли. Весь довоенный стаж у меня пропал ни за что.

Infektion

О №180

Не удивляйтесь подзаголовку это инфекционное отделение районной больницы. В народе это отделение районной больницы. В народе это отделение называют "заразный барак". По специфике болезней он в те времена теперь уже далекие располагался в здании бывшего ФЗУ это за городом по Порховскому шоссе. Казалось ему там самое подходящее место подальше от населения. Но зато какое неудобство обслуживающему персоналу. Особенно санитаркам. Больных надо кормить, да еще и не один раз в день, а обеды готовят в кухне при центральной больнице. Вот санитаркам и приходится ходить эти два километра от отделения до кухни в любую погоду. Дождь или снег жара или мороз. Пойди на кухню получи обеды и обвешавшись кастрюлями и ведрами пробирайся в отделение. Однажды зимой был гололед. Гололедица. Лиза работала в этом отделении и идя уже с обедами поскользнулась это может делать каждый даже без груза а несла в одном из ведер гороховый суп и половину этого супа выплеснула на себя пришла в отделение как обложенная ребенком после поноса. Телефона в отделении не было и если потребуется врач санитарка идет в город за врачом. Днем или ночью безразлично. Врач придет сделает свое дело и санитарка его проводит обратно в город. Видите ли он один идти боится. А разве санитарка не женщина и разве она одна ночью ходить не боится. Врачам до этого дела нет. А то был случай в отделении прибилась собака, а ночью за ней пришел волк и сестрам и санитаркам пришлось помогать собаке отбиваться от волка. Жуть, а что поделаешь приходится работать. В те годы у нас работы не особенно и найдешь. Зато когда на территории центральной больницы выстроили новое здание под заразку, санитаркам сразу стало облегчение. Обед носить не надо кухня рядом. С бельем далеко ходить не надо чтобы грязное обменять на чистое прачечная здесь же. В бараке было печное отопление хуже приходилось с дровами. Завхоз привезет а санитарки сами напилят, наколют, и наносят в барак чтобы больные не замерзли. Позднее город да позднее устроили местное печное отопление еще больше облегчив труд санитарок.

Вагон раздатчики

О №181

Вообще то у нас на железной дороге был такой винтик вагон раздатчик. В его функции входило развозить по станциям и полустанкам необходимые материалы. Едет человек от остановки до остановки выдавал на станциях и полустанках затребованный материал. Был вагон раздатчик и у нас при складе но он выполнял другую работу он ходил из нашего склада в Ленинград на главный склад и шел с ним обратно. Ездил и я с этим вагоном. Приедешь в склад получишь и погрузишь все в вагон и везешь к себе. Здесь весь материал сдашь кладовщикам и свободен. Однажды я должен был получить колбу для связи стеклянную с отростками наполненными ртутью. В вагон грузить я побоялся вдруг что-либо в пути упадет и испортит колбу и зря взял ее к себе в кабинку, а у нее как назло один отросток и отвалился и мне пришлось платить из зарплаты для возмещения убытка. Если бы было погружено в вагон я бы не отвечал а раз взял к себе так и отвечай. А ведь я думал как лучше. Но ничего не помогло. Ездил я еще с этим вагоном в Старую Руссу на контейнерную площадку куда пришел контейнер с зимней одеждой в наш адрес. На этот раз все обошлось благополучно. Разъезжать мне приходилось в разные места раз ездил в Сольцы получал в тамошней заготконторе мешки негодные для зерна. Получил много мне машиной привезли на пакгауз и здесь уж я сам дождал вагон погрузил мешки и отправил в главный склад. Приходилось ездить в Парфино на лесозавод проталкивать доски для нас. Тоже день там провел а на заводе я не был туда не пускают посторонних. Все же доски отгрузили и я вернулся домой. А еще вот привычка у молодежи в Парфино видимо им некуда больше ходить. Сколько их собралось в зале вокзала и песни и музыка и танцы в полном смысле клуб. И я невольно был свидетелем этого гуляния так как мне пришлось в вокзале ждать поезд на котором я должен был уехать домой.

Вагоностроение

О №182

Особой нагрузкой в моей работе и пожалуй основной были доски вагоностроения. Это толщиной 22-25-30 это так называемая вагонная обшивка 40 мм обшивка для полувагонов и 50-6080 половая доска для полов в вагонов. Был также и ...(?) который шел на брусья в вагонах Досок поступало очень много, порой приходилось набирать временных рабочих до сорока человек. Однажды из Финляндии поступило одновременно сорок платформ так что имеющие в складе два тупика и обои с конца и до проходной завалили досками. А между прочим с досками много мороки. Выгрузить это что любой человек их может скидать с платформы а вся работа дальше надо их рассортировать по ширине длине и сорту разложив на площадке в пачки(?) и такая сортировка и места занимает много да и трудов не мало. Но вот доски рассортированы, надо их перемерить и записать на бумагу чтобы скубатурить и сравнить со спецификацией которую завод отправитель прикладывает к отправочным документам. Но вот скубатурили, все нормально, можно приходовать по сортовым карточкам для этого составляешь приемный акт и берешь эти доски на материальную ответственность. Но это еще не все. Эти распущенные на полянке доски надо убрать и уложить в штабеля. Начинаешь с самых широких и что выше укладываешь все уже и уже. Вот уже и штабель сложен. Надо выбрать из переписи те доски которые уложили в штабель и записать в штабельную книгу. Мороки много но такая уж работа. А ведь их еще приходилось браковать по сучковатости по гниловатости. Все это на моей совести. Начальство мне в целом доверяло и не было никаких недоразумений. Особенно верил в мою правдивость при обработке досок Гоброволь начальник склада. Временами на моей материальной ответственности находилось до ста двадцати штабелей, а иные штабеля вмещали в себя более ста кубометров. Так что хоть я и старался не знать сколько у меня имеется досок но ведь не трудно сосчитать это более чем 6000 кубометров.

И родился человечек

О №183

Примерно через год с небольшим после того как мы ушли из ремстройконторы мне жена преподнесла большой подарок. Родила мне дочку. До этого как то не получалось ни естественные роды ни искусственные дочки нам не приносили. Все получались мальчишки, а здесь девочка о которой мы так давно мечтали. Значит надо приложить все родительские знания чтобы воспитать вырастить и дочку. И заботы были проявлены. Годы послевоенные еще тяжелые с питанием еще вопрос не налажен. В грудях у жены молока было не ахти сколько и мы решили купить козу, чтобы хоть молока хватило дочке. Козу по кличке Цыба купили у поповских дочек. А куда ее поставить ведь в то время даже худенького сарая еще не было. Разместили под коридором. А ухаживать за Цыбой пришлось матери. Цыба Лизу не уважала и бесцеремонно ее била. Не раз приходила она с синяками на ногах или с порванным рогами платье в те дни когда она пойдет ее встречать из стада. А возни с козой тоже было немало. Надо утром свести в стадо, а это не близко. Надо на ту сторону железной дороги это километра два а вечером надо идти ее встречать. Подоить и все это лежало на обязанности мамы так как жену коза к себе не допускала. Дочка растет, крепнет и растет здоровенькой. Вот уже и коз зарезали и съели. Ведь пока держали Цыбу она нам принесла Березку и Зорьку. И вот уже всех съели а девчонка наша на нашу радость пошла уже в школу. Училась не так чтобы быть отличницей но из класса в класс переходила как по ступенькам. Нужно заметить что и сын наш когда ходил в школу отличником не был. Вот уж и повзрослела наша девочка, уже дружит с мальчиком. А подруги ее одноклассницы так и остались верные уже и тогда когда все завели свои семьи. С мальчиком с которым дружила здесь в поселке ей семью создать не пришлось. Он подрался и получил заключение два года а за эти два года дочка уже поступила в техникум, а там в Ленинграде ее нашел другой мальчик Володя С[пиридонов] с которым и суждено создать семью.

Приобщение к труду

О №184

При окончании десятого класса наша дочка Люся получила и документ о получении профессии. Она может работать воспитателем детского сада. И вот отгуляв выпускной вечер, некоторые из ее соучениц устроились в детские сады города а Люся была направлена воспитателем детского сада в совхоз "Искра" это от города километров шесть. Два года она там отработала и живя там же в совхозе. Домой приезжала только на выходные дни. Чтобы ее заинтересовать в работе мы договорились, так как на наши зарплаты было трудно что то купить для Люси, так решили так кормить мы прокормим а те деньги что она получит за работу будем тратить на ее наряды. На работу после выходного дня ей приходилось добираться на попутных машинах так как весной и осенью автобус туда не ходил. Приспособилась ездить на почтовой машине, вместе с газетами, и это у нее получалось так как шофером там работал наш сосед. Конечно ухажеров у нее хватало и там в "Искре" нашелся парень который не раз приезжал на мотоцикле к нашему дому. Так как за эти два года она что называется прибарахлилась, одежда и обувь у нее завелась самая модная, и против подруг она беднее не выглядела. Так как девчонка уже стала взрослая работящая к ней приходили подруги а у нее с подругами появились девичьи секреты и мы когда освободилась вторая половина избы выехали квартиросъемщики мы решили эту часть дома отдать в распоряжение дочери. Для удобства проделали дверь в стене так что из общей комнаты в ее комнаты можно попасть не выходя в коридор. Сосед хороший столяр дед Тимофей нам дверь обсадил и навесил полустеклянную дверь. А заодно такую же дверь навесил и на дверь ведущую из комнаты на кухню. Понемногу все устраиваем улучшаем свой быт. Люся в своей комнате часто хихикала с подружками, приходил к ней и Женька Т. парень с которым Люся дружила много лет подряд но дружба оборвалась так неожиданно.

Поездка на восток

О №185

По мере возможности мы старались чем то разнообразить жизнь дочки. Так один из своих отпусков я решил посвятить поездке в Забайкалье в гости к брату конечно вместе с Люсей. Пусть посмотрит хоть маленько нашу огромную страну. И вот решение приводим в действие. Билет мне давали бесплатный как железнодорожнику взяли с собой немного денег и поехали. А путь неблизкий, езды пять суток. Пересадка в Москве и мы пытались попасть в мавзолей Ленина но неудачно походили по Красной площади а в мавзолее был выходной. И потом на обратном пути в мавзолей мы не попали. И вот Ярославский вокзал и мы едем дальше в дороге мы ехали в купейном вагоне измеряя Сибирь и с нами до Иркутска ехал мужчина как сейчас помню по фамилии Шуба с сыном. Так вот он умудрился пока мы ходили обедать в вагон ресторан слазить к нам в чемодан и забрать десять рублей. Хорошо что хоть не все. Боясь что не хватит на обратную дорогу я занял эти десять рублей у невестки а отдал когда они приезжали к нам гостить. Пересадка в Улан-Удэ и на пригородном до станции Сульфат. Это конечный пункт по железной дороге. Поезд оставили и обнаружили себе по пути мужчину после операции с сыном ехал в тот же поселок. Попробовали звонить в поселок не дозвонились. Оказывается брат в это время был в кино. Машин попутных не оказалось и мы решили идти пешком. Далековато но что поделаешь. Километра два не дошли нас забрала машина и вот мы у Зосима. Зосим режет козла для гостей. Устроил поход в тайгу за кедровыми шишками по пути объяснял как их добывают и показал инструменты для сбивания шишек и очистки все это так и находилось в тайге. Ездили тушить лесной пожар. А на обратном пути у меня получился приступ язвенной болезни. Насилу доехал до Москвы а в Москве меня хотели положить в институт им Склифосовского но шел дождь я уселся поудобнее боль утихла и я потихоньку и до дома доехал.

Поездка на юг

О №186

Вернувшись из Забайкалья мы застали у нас сына с невесткой они собирались поехать в Брянск и Киев. Сын пригласил с ними поехать и сестру и она с удовольствием согласилась. Таким образом продлила свое путешествие. Я же вернувшись домой попал в больницу и вылежал срок со своей язвенной. На юг ездили мы как то и с сыном к свояченице в Переславль-Хмельницкий. До Киева доехали хорошо, сходили в зоологический сад и дальше до Переславля. Приехали на станцию уже к вечеру а до районного центра было далековато. В ночь идти мы не решались переночевали в каком-то сарае, а утром нас подобрали какие-то начальники и довезли до Переславля-Хмельницкого. Там побывали в доме музее Шевченко, и пожалуй все. В обратный путь нас подбросили до станции по ходатайству свояченицы. А вот с дочкой поездку на юг совершили в Ессентуки к моим двоюродным сестрам. В Москве и ехав туда и на обратном пути пытались попасть в мавзолей Ленина но так и не попали. Зато побывали в Третьяковской картинной галерее и то дело. В Ессентуках ездили в Кисловодск, побродили по нему. Забрались на беседку на Соколиной горе, а обратно спускались по тропинке и видели нагую девушку которая загорала вдалеке от народа. Мы думали что она мертва но нет она сняла с лица газету и посмотрев на нас убедилась что мы случайные прохожие вновь заняла прежнее положение лицом кверху. Побывали в Пятигорске. Там посетили дои музей Лермонтова, а также пешком сходили на место дуэли и гибели Лермонтова. В самих Ессентуках ничего примечательного не видели. Дочка была очень довольна такими поездками ведь она молода и ей хочется видеть больше. Намечали в следующий год поехать и на запад. До Риги, но съездить так и не пришлось. Позднее она ездила уже без меня с дочкой в Латвию и там на машине ездили в Ригу. Так что мы старались по мере возможности удовлетворить интересы дочки и делали это как смогли, и она была довольна нами.

Сестринские дети

О №187

В Ессентуках у меня живет две двоюродные сестры. Так вот сейчас рассказ о них и о них детях. Сначала о Жене. Когда уже дети сын и дочь были взрослыми завели свои семьи Женин муж бросил семью и ушел жить к молодой женщине. Полдома продал зятю. У Жени было двое детей старший сын Толя баламошный имеет прекрасную профессию бульдозерист. Но пристрастился к выпивкам а вино до хорошего не доводит и хотя он имел уже двоих детей и хозяйственную жену водка сбила Толю с правильного пути и он бросил семью уехал в Находку. Завербовался но и вернувшись продолжал пить и к семье не вернулся живет с матерью, платит алименты и по прежнему хлещет вино. Вторая у Жени дочка Таня вышла по подначке(?) замуж за молдаванина. Купили у отца полдома но решили поехать в Молдавию. Полдома продали и уехали. Там Таня не понравилась свекрови и Таня оставив все свои вещи с ребенком вернулась к матери и теперь живет с Женей. Вторая сестра Тася вышла замуж за летчика. Родила сына Женю и муж в войну погиб. Женя учился в институте в Воронеже там нашел вдову с ребенком. Женился и остался жить в Воронеже. Тася выходит замуж еще раз. Но опять муж умер в лесу. Ходил на охоту и там помер восемнадцать дней его искали всем городом. Насилу нашли. От второго мужа у Таси тоже сын Сергей Гордынь. Ему купили мотоцикл он не раз разбивался. Был даже при смерти разлетелась печень. Сложили ее и врачи и родные ждали смерти, а он выжил. Печень на редкость срослась и он выписался из больницы совершенно здоровым. Мотоцикл продали купили машину и на машине любит проехать с ветерком. Женился сейчас живет с матерью. Бабку мою крестную похоронили она как и моя мать умерла на 84 году жизни. Сейчас у Сергея растет сын Саша. А Тася на пенсии и живет ради сына нянчит внука. На жизнь все время жалуется. Ведь она как и мать привыкла к роскоши, и трудности пережить не умеет. Сестра Женя тоже на пенсии и часто болеет с ногами.

Киевские наследники

О №188

Моя старшая свояченица после отъезда из Таджикистана поселилась в Киевской области работала на партийной работе в разных районах области, а выйдя на пенсию поселилась в Киеве Мы любили ездить к ней она была добрая и гостеприимная и мы там чувствовали себя прекрасно. После смерти она оставила троих наследников. старшая дочка воля окончила медицинский институт и работала врачом была даже в Германии. Замуж вышла тоже за военного врача. Правда сама не блещет здоровьем но все же воспитала двух сыновей. Старший закончил институт уже работает самостоятельно, а младший в этом году пойдет уже в десятый класс. Живут в Ереване в трудные дни им помогает вторая сестра Мая которая живет в Киеве. Проучившись 18 лет Майя имеет ученую степень кандидат педагогических наук имеет свои труды сейчас на педагогической работе читает лекции в институте. Получает хорошо имеет возможность помогать и старшей сестре. Имеет по льготе трехкомнатную квартиру. Да ей положено по закону. Третьим наследником был любимец и баловень мамин сын Владик, он окончил техникум по хладотранспорту. Дружил с девушкой мать достала ордер ему на квартиру но жизнь не устроилась. Жена ушла, а Владик возомнил себя изобретателем носился с идеей какого то предложения. Работать не хотел. Домогался у Майи ежедневно на мелкие расходы по десять рублей. С идеей вроде даже помешался и был уже в психиатрической больнице. Приезжал и к нам, меня в то время дома не было. Жена его снабдила продуктами дала денег и уехал в Москву там хотел продвинуть свое изобретение но попал в дом сумасшедших, откуда его переправили в Киев а там подержали немного и выпустили. Работал грузчиком в магазине видимо выпил закусывал конфетой она вскочила в дыхательное горло и задушила Владика. Заведующая три дня искала родных пока не нашла Майю. И Майя взяла на себя все заботы по похоронам. Если жил не по человечески то хоть похоронили как полагается в одну могилу с мамой. И Майя теперь успокоилась ей больше нечего бояться брата который мог все совершить без ответа.

Поездка на север

О №189

Как и в любом спектакле, перед пьесой идет репетиция. Так и у нас с Люсей перед большими поездками предшествовали тренировки. Для удовольствия мы на велосипедах ездили на Полонку купаться. Люся ехала на детском трясучем велосипеде. После такой поездки конечно устала но в этом не признавалась удовольствие от купания было выше всяческой устали. Второй раз поехали по бровке Старорусской дороги до Суповского переезда откуда по дороге въехали в город и по окраинной дороге улице я хотел попасть на улицу Социалистическую но заблудился и даже растерялся когда оказался на улице Совхозной. Дно уже сумерялось но все же я выехал на нужную дорогу и в темноте прибыли домой.

А последняя поездка с Люсей на пару состоялась на Север в Ленинград. Это Люся решила поступать в техникум а я с ней поехал чтобы она себя чувствовала с отцом посмелее. В одном техникуме у нее что сорвалось и она чувствуя провал забрала документы и пошла сдавать документы в другой техникум и там она сдала прекрасно была зачислена в техникум. Но техникум не имел общежития пришлось искать частную квартиру. Я ездил к дяде на улицу Красной Конницы но дяди дома не было. К свояченице мы не захотели их связывать и зависеть от них. Нам в поисках квартиры Люсе помогла Лизина двоюродная сестра Саша Анисимова. Люся была пристроена к старушке за пятнадцать рублей. Старушка полюбила Люсю и когда решила поменять квартиру на новое место жительства и Люсю взяла. В этой квартире и мы один раз ночевали. Тесновато на полу мы не смогли улечься рядом пришлось на одну подушку в разные стороны ногами. Конечно Люсе было нехорошо. Во всем надо было подлаживаться но ничего не поделаешь. Когда приезжала домой ее нагружали продуктами, а чтобы не так было обременительно с деньгами Лиза уже была на пенсии, пошла работать чтобы помочь Люсе. Два года с лишком проработала чтобы помогать Люсе, а заодно заработала небольшую прибавку к пенсии.

Даниловское поколение

О №190

Хорошим был человеком ленинградский свояк если киевский был выше моего развития политического и эстетического то полуяковский пожалуй будет пониже меня. А вот ленинградского свояка я считал пожалуй своей ровней. Но и он последние годы пошел не по тому пути пристрастился к водке. А ведь водка до добра не доводит вот и он видно испортил свое сердечко что и умер нелепой смертью пошел в туалет да там и сердце перестало биться даже трусы не успел одеть так со стульчака и свалился. Взломали дверь а он оттуда выпал уже мертвым. Из поколения он оставил на этом свете дочку. Ну а дочка известно замуж вышла и стала носить другую фамилию. В замужестве родила девочку. Одну единственную а такие семьи я считаю ненормальными где два человека после себя оставляют только одного. В общем со стороны дочки фамилия свояка прикончилась. Посмотрим теперь что с сыном. Он учился на портного но не окончил. женился и я на свадьбе был. Помню народа было очень много. Был испанец и хорошо спел "Сормовскую". А потом Женька так звали сына подрался, получил срок. А отбыв ему отказали пропиской в Ленинграде и он с семьей уехал в Череповец. Там у них с женой родилась вторая дочь. как видно и здесь на Женьке кончается фамилия свояка. Родня по этому руслу с фамилией свояка кончается. Сначала Женька тоже много пил вина, но потом говорили что стал очень мало пить. Купил катер. Но неудача постигла в первые же рейсы. Видимо все же выпили перед поездкой. Да видно и изрядно наверно в глазах двоилось что он катером врезался в баржу и сам чуть не утонул пришлось откачивать. Но если у него все обошлось благополучно то катер то придется ремонтировать. итак у Женьки две дочки у старшей получилась ошибка молодости родила в девках. Теперь не девка не баба воспитывает девочку но что ж поделаешь она поверила, а ее обманули. Вторая Света более смелая физкультурница что с ней станет посмотрим.

Обмундирование

О №191

А работа между тем идет своим чередом я получил приказ выехать в Ленинград для получения воинского обмундирования на военных складах. Взял одного рабочего и выехал в Ленинград. Свидание было назначено у Балтийского вокзала. Туда же пришел Ульянов кладовщик из Луги а затем на автобусе подъехал Лаврентьев заместитель начальника отдела. Когда все команда была в сборе мы поехали на воинские склады и переезжая от одного лабаза к другому получили все начиная с портянок и обуви и кончая головными уборами пилотками, зимними шапками, ремнями и звездочками. И все на полный взвод. Так ч то автобус набили как говорится под завяз. выехав со складов Ульянов и Лаврентьев поехали домой поездом а я с рабочим поехал автобусом сопровождать полученное обмундирование. В Луге немного перекусили и до Пскова. В Пскове приехали к вокзалу и шофер заявил что дальше не поедет. Ушел а нам пришлось в автобусе и ночевать. Утром связался с начальником первого отдела. Что он там сделал я не знаю но пришел шофер и мы поехали дальше. В нашем складе мы автобус не задержали рабочие быстро разгрузили. Машина ушла а мне пришлось долго повозиться пока я все разобрал уложил по полкам. Написал бирки. А для шинелей пришлось делать плечики и вешать на специальную вешалку по размерам. В общем делов все прибавляется. И до того была у меня зимняя спецодежда фуфайки шаровары валенки приходилось каждое лето вывешивать на проветривание свертывать по другому чтобы не получились складки слеживания. Ну а теперь еще больше придется возиться с этими шмотками чтобы не дать им слежаться. А ведь придет срок надо будет их и освежить. Вот еще головоморока. К счастью обменять мне не пришлось. Недолго мне пришлось возиться с этим обмундированием вскоре я закончил свой трудовой путь. Вышли годы и стаж выработан так что можно со спокойной душой идти на заслуженный отдых на пенсию.

Совершенно секретно

О №192

После смерти дядюшки когда я был назначен на его место в кладовых запаса я прошел специальную подготовку и был согласован на секретную работу в первом отделе при отделении дороги. Нужно сказать что работы по моим кладовым прибавлялось с каждым годом а когда склад построили для меня было отведено больше половины помещений для хранения запасов. Не буду говорить что у меня было на хранении все кроме продуктов питания. Особенно донимали доски которых было несчетное количество больше ста штабелей. Когда поступило распоряжение все связевое отгрузить в Батецкую там открыли еще склад запасов я отгрузил несколько вагонов. Здесь же в моих кладовых принимала кладовщик из Батецкой. Но когда все отгруженное поступило по месту нового хранения в Батецкую в здании бывшей электростанции кладовщик разбирая полученное не обнаружил четыре телеграфных аппарата. Был вызван инженер из ЖУ(?) Солдатов но и он не нашел пропажу. Пришлось мне ехать самому и искать эти злосчастные аппараты и к счастью я их нашел очень быстро и сама кладовщик подтвердила что это действительно нужные аппараты. И тогда все встало на свои места. В присланном товаре был полный ажур. Когда же отделение дороги было переведено в Псков мне ежегодно приходилось по весне ездить в Псков на сверку. Сверить что сделали за год и что не правильно получилось у меня или Мелониновой начальника отдела по запасам. Но все поездки заканчивались прекрасно никаких расхождений и описок не находили. Так что работа у нас шла в полном порядке. А сколько беспокойства доставляли комиссии приезжающие с весенним смотром. За месяц приходилось мобилизовать весь трудовой народ чтобы привести все в порядок а то такие как начальник службы даже на носовой платок проверит наличие пыли. Но и комиссии уходят от нас удовлетворенные ибо все было нормально.

Теперь не так

О №193

После моего ухода на пенсию, в тех кладовых где я проработал много лет сменилось несколько кладовщиков. Сначала принял Бощанов временно пока подберут кладовщика. Потом появился Филиппов но ему не понравилось и он просто сбежал. Кладовыми руководил сам начальник, а потом пришла Настя Васильева бывшая кладовщик из кондукторского раздела(?). Вот Настя работает уже несколько лет но что теперь за работа. Во первых доски все перебазировали в другое место у Насти осталось несколько штабелей. И то как дело идет с досками ей помогает и начальник и Бибиков который настропалился около меня. Одно время когда я работал заместителем он работал в кладовых и его жена сокрушалась что когда должность заместителя ликвидировали и я вернулся в кладовую она ругала мужа за то что он отдал мне кладовые. Я бывало все делал сам, все бирки, все сертификаты. все старался делать лично. теперь не то дело. В этих кладовых работает все наличие рабочей силы. Я вел разговоры чтобы мне прикрепили одного рабочего. Вроде договорился человек работает. Но вот пришел вагон его забирают на выгрузку и обратно не отдают приходится опять все начинать сначала. А сейчас я не знаю что делает Настя. Бирки всякие там паспорта к товарам делает Сергей. Что нужно переложить просушить пожалуйста весь народ к ее услугам и начальник другой болеет за запасы. Вот поэтому что все силы отдаются кладовым запаса даже такие строгие комиссии приезжающие с весенним смотром признают наши кладовые образцовыми. И это правильно не зря он начальник так здорово печется о порядке в этих кладовых. Даже железо я хранил в живопырках построенные на скорую руку. теперь же отгрохали такие капитальные кладовые что любо дорого смотреть и даже съемное воинское оборудование которое отнимало у меня немало времени сейчас от Насти убрано и им ведают вагонники. Да теперь мне кажется работать легко.

Народная дружина

О №194

На каждое начинание наш склад откликался своевременно как и большие хозяйственные единицы. В те годы когда поднимался вопрос о создании народных дружин по борьбе с нарушителями правопорядка, наша хозединица тоже откликнулась. Но так как наш коллектив слишком мал и свою дружину мы создать не смогли то бывший начальник Габроволь решил по своему он составил список в который вошли три человека он сам, Сергей Бибиков и я и таким составом мы влились в народную дружину угольного склада. Совместно выходили на дежурство, и проявляли своего рода активность не пропуская ни одного дежурства. Нас конечно начальник не спрашивал согласны ли мы быть дружинниками, записал и все тут. А когда начальником был уже Куликов он решил сделать нас настоящими дружинниками. Ведь до этого повязки мы брали напрокат. Значки купили сами. А удостоверений вовсе не было. Так вот Куликов решил сделать эти удостоверения собрал фотокарточки но дальше дело так и не двинулось, удостоверений мы в глаза не видели. А пришло такое время что и фотокарточки Куликов вернул нам. Да пожалуй и дружина распалась тем более сейчас когда в складе всего и мужиков остался один Бибиков, Быть дружинниками некому.

А вообще пришел на память такой случай с первых дней работы в складе мы были обязаны раз в месяц проверять сторожей и со мною был такой случай когда пришла ночь по графику идти на проверку я проспал. Утром получил от начальника взбучку и предложение в следующую ночь произвести проверку. Но я и эту ночь как назло проспал. Тогда начальник и вовсе вышел из терпения сделал мне такой разнос что и сейчас не забылся, объявил выговор за невыполнение служебных обязанностей и проверить все же велел в следующую ночь. Здесь уж я приложил все усилия чтобы не проспать и все же нагрузку выполнил, сторожей проверил. А о проверке мы делали отметку в журнале проверок. И наконец Габроволь успокоился когда проверил журнал и обнаружил что я все же свой долг выполнил.

Врио начальника

О №195

Был на складе такой период что не стало руководителей. Ушли на пенсию или померли начальники. Гаврилов ушел с дороги. Он хотя и не особенно разбирался в складских делах но советуясь с нами опираясь на наш долголетний опыт правил и дело шло неплохо. Но вот не стало Гаврилова не стало в складе начальника. Я же по своей должности как кладовщик запасов был заместителем по расписанию. И в данный период пришлось руководство складом возглавить. Хоть и не любил я руководящую должность но ничего не поделаешь раз так сложились дела. И вот я Врио начальника. Невольно приходит на ум когда заместителем был Ходынский, а в его функции входило разгрузка вагонов, он прибегал к нам зная что мы не прочь были заработать лишнюю десятку в добавление к нашему скудному бюджету. И мы шли на выгрузку и в ночь и за полночь. Вот так же и мне пришлось ночью искать рабочих для выгрузки. Ведь железная дорога работала круглосуточно и простоев вагонов под выгрузкой не терпела. Штрафовали безбожно. Были и у меня работники безотказные которые так же как мы когда то были рады пойти на выгрузку. Правда эти работники были женщины и тут получалось большое но. Ввиду того что ночью я иду из дома, то что по делу жена в счет не брала шел к женщинам и ревность возрастала до неслыханных размеров и хотя у меня в голове не было никогда дурных мыслей, чего то добиться для себя все это во внимание не принималось, все шло на чистую монету. И я несказанно был обрадован, когда наконец на складе появился человек желающий возглавить склад. Это был Куликов старый знакомый и о котором у меня сложилось нехорошее мнение. Но в данный момент я отбросил все свои неприязни к Куликову лишь бы он освободил меня от этой неприятной должности которая часто не дает выспаться по ночам, да к тому же еще получаются и семейные непорядки. Куликов согласился стать начальником и я с облегчением вздохнул. Наконец то я вернусь к своей спокойной и такой уже привычной работе запасника. Пусть мне еще и еще прибавят товаров но я в своих кладовых как рыба в воде чувствую себя на месте где приношу какую-то пользу.

Аппендикс

О №196

Совсем неожиданно заболел живот причем правый низ живота. Вроде таких болей у меня еще и не бывало. Попробовал погреть водяной грелкой, но что то и это плохо помогает. Пришлось вызвать на квартиру "скорую помощь". Приехал врач хирург и установил что у меня аппендицит. Что за болезнь, аппендикс это слепая кишка это то я знаю. Но врач конечно констатировал что я грелкой более помогал воспалению. В таких случаях грелкой нельзя пользоваться. Приказал немедленно идти в больницу. И пока я шел до больницы да проходил процесс оформления и переодевания прибыл и сам врач. Молодой Михайлов я шел из туалета и меня прямым сообщением на операционный стол. Это была первая в моей жизни операция. И хотя сами врачи говорят что это операция не трудная, все же было страшновато. Ведь меня будут резать. На столе одну руку привязали. Вторую взяла сестра прослушивать пульс. Михайлов делает операцию Редькин ассистирует. Конечно уколы я переношу без страха. Так и здесь сделали несколько уколов в правую нижнюю часть. Сделали местное замораживание и я все слышал как резали. Никакой боли. Когда нашли аппендикс а его очень долго искали вся операция продолжалась 45 минут. Когда нашли врач сказал что теперь будет больно. Но больно было под ложечкой и это все. Вскоре меня уложили на каталку и я был доставлен в палату. Операция закончилась. На второй день пришел врач и велел начинать ходить. Я прошел до окна, а обратно меня уже скрючило в бараний рог но врач похвалил и велел так ходить несколько раз в день. Через неделю сняли швы и отпустили домой. Правда я еще болел находился на бюллетене. Ходил на прием к врачу с заплаткой на животе. Но все закончилось хорошо. А один токарь из депо ему делали операцию в тот же день что и мне но он и со стола в палату пришел самостоятельно. А через несколько дней еще и швы не были сняты уже выпить вина попробовал. Но зато потом к врачу ходил дольше рана заживала хуже чем у меня. Итак у меня на животе первая расписка хирургов.

Удельный князь

О №197

Было такое сословие в дореволюционной России. И наш новый начальник Куликов видно был хорошо знаком с таким титулом. Что вместе с руководством складом он всю его территорию превратил в свою вотчину. Как только приехал ему под жилье отдали лучшую половину конторы так что у него получилась большая комната и отдельная кухня. Затем он свободный сарай приспособил под личный курятник. Видимо очень любил яички что держал кур полное стадо. Но ведь кур нужно кормить и он нашел простой выход. На складе имелась рабочая лошадь для нее получали фуражное зерно. Так он решил зерно давать сам. Ну и конечно с выгодой для себя. Лошади попадало может половина а может и того меньше. Он наполнял овсом все карманы и из конюшни шел прямо в курятник. Куры завидев своего хозяина лётом устремляются сзади и не напрасно они знали что хозяин их накормит зерном. Лучший участок в саду он распахал и сделал личные парники, а в заду склада распахал полосу и посадил картофель. Но как известно картофель требует ухода, окучки, прополки. А Куликов не особенно любил трудиться. Картофель зарастал сорняками и конечно не получалось урожая, и тогда Куликов больше картошку и садить не стал. В кустах на территории склада росли грибы разные даже обабки. И он рано утром старался их собрать. В этом деле ему мешали сторожа, обычно они собирали грибы раньше его. Но что же этот самый Куликов. Деревенский мужик в складе начал работать с ученика бондаря. Женился на своей деревенской и нажив четверых дочерей ее бросил. Сошелся с Женей, хорошая баба бывало мужа в обед накормит и идет к нам в рабочую комнату играть в домино. И после ее смерти он не вернулся к старой жене а нашел молодую Дусю. Она моложе его лет на 15-20. Ему было уже ее не удовлетворить и поэтому бегал в аптеку за возбудителем о чем смеялись аптекарские работники. Вот таков был новый наш начальник, и к тому же порядочно сумасбродный.

Стимулирование

О №198

Физически грамотный человек, политически грамотный и умелый руководитель, такого мнения о себе был Куликов. Мы же были другого мнения. Один год он решил показать себя как руководитель политкружка и тема то была всем знакомая Биография В И Ленина но он так преподносил материал что и сам наверно был не уверен что он говорит. Поправлять его было неудобно все же он преподаватель. Да и опасно. Ведь он ядовит и все непорядки складывает как кобра в ядовитый мешок. Газеты он конечно читает уж если сам не выписывает то местком выписывает несколько газет и он их мог читать с корки до корки. Но я все же его раз подловил. В газетах только что стали обсуждать стимулирование труда и вот раз с утра еще до начала работы я сказал "тов. начальник скоро вы нам будете платить за стимулирование труда". а он еще такого слова не слышал он его спутал со словом симулирование и разразился таким гневом что все присутствующие разразились смехом. Пришлось ему грамотному и развитому всесторонне человеку разъяснять что стимулирование и симулирование это две разных вещи. Он конечно потом понял свой промах, но на меня еще отложил кусок своей злобы за то что я его перед народом так унизил.

А потом к нам приехал ревизор проверять правильность хранения. Конечно всякий ревизор на то он и едет чтобы найти какие-либо неувязки. Так и на этот раз больше - недоразумений. Не нашел так отразил в акте мелочи, недописки в карточках то сорта то завода-изготовителя конечно выводов никаких не было только предложили заполнять пропущенные указатели. Я это как то перенес без особых волнений а Куликов так был напуган, что несмотря на то что и человек то был невысокий и сухопарый то попал в больницу с инфарктом. Вишь как ему тошно ощущать даже мелкие замечания. Да и вообще мы были уверены что Куликов критику не любит, может мстить за то что его критикуют и может долго таить в себе обиду за критику.

Возмездие

О №199

Пока Куликов работал в складе все собирал по крупицам все мои слова сказанные в неугоду для него. Все мельчайшие ошибки шли в зачет ядовитого пополнения и он не терял надежды этот сброд выплеснуть в меня. И такой случай подвернулся. Если пока работал такого случая не подвернулось, то уже уйдя на пенсию он несколько лет использовал возможность два месяца отработать и получать все на руки и пенсию и заработок. И вот в такой короткий период он все же выбрал момент чтобы осквернить мою репутацию. В тот год он замещал начальника, а я с дочкой ездил в Ессентуки и как на грех обратно было никак не выехать. Не компостируют билет да и все тут. Уже через начальника станции билет был получен и посадку надо было делать на бакинский поезд в Минеральных Водах. Такое положение меня конечно взволновало и я написал письмо и к жене домой и начальнику. По приезде домой я первым делом узнал получила ли жена мое письмо. Оказалось, она получила, а вот Куликов уперся что их не получал хотя я этому и не верил. Вот этот момент Куликов использовал истолковал все как прогул без уважительных причин об этом он убедил и начальника отдела Анисимова конечно начальники друг друга всегда поддержат. Никакие мои оправдания во внимание не принимались. Учинили полный разнос особенно Анисимов когда вызвал меня к себе в Псков. И вот я схлопотал выговор хотя и сейчас не пойму за что. К ноябрьским праздникам выговор с меня сняли. А в конце года даже предоставили отгулять дни за которые мне был объявлен выговор. Как то получается взыскали а затем все возвращают потерпевшему. В тот год мы должны были первый раз получить тринадцатую зарплату. Стимулирование и здесь Анисимов все нажимал чтобы меня лишить этой зарплаты. Но здесь восстал коллектив и благодаря дружного выступления отвоевали мою стимуляцию. Анисимов был согласен и мне выплатили хотя и половину. А Куликов потом все поняли что променял квартиру в складе на казенную. Ему квартира в конторе больше нравилась и больше устраивала с поместьем расставаться трудно конечно.

Ликвидация усадьбы

О №200

И вот горсовет решает на месте моего земельного участка строить 48 квартирный дом, наш дом идет на снос. Пропали все наши заботы о земле, ведь наверно вся земля побывала у нас на ладошке, так мы холили свой участок. Но такова судьба надо свертывать все тяжело переживать но ничем не помочь прислали нам письмо без подписи от ...(?) архитектора что это ее дело сносить наш дом мы почему то ей помешали. Но пусть все будет так. Дело сделано. Я подал объявление в газету. Повесил объявление на базаре что наш дом продается на снос. Несколько месяцев не появлялись покупатели. мы уже начали волноваться и вот все же появился покупатель два мужичка немного для меня знакомые. Пришли осмотреть покупку, я не возражал они отпарывали обои проверяли стены на гниль и вот начались торги я спросил тысячу. Они дают семьсот. И вся торговля сошлась на 800 рублей. Сделка заключена я выдал им расписку что деньги получены и постройки проданы. Правда со стен покупатели не могли много взять. Ведь все стены со временем перерезаны на коротыши. А покупатели этого не учли а я конечно не стал об этом и говорить. Восемьсот это не так уж и много. Одного шифера можно покрыть огромную крышу а сколько досок. Только за доски и шифер да еще я отдал восемь телеграфных столбов которые я готовил планируя сменить нижние венцы только это и то этих денег стоит. После я их не видел. Дом разобрали увезли а на деньги я что мог сделать купил телевизор и выдал дочку замуж и вот дома не стало и денег нет. За сад мне горсовет перечислил на мою сберкнижку девятьсот с небольшим рублей. Из этих денег я частицу дал сыну и частицу дочке а остальные оставил на книжке на всякий пожарный случай. Ведь не долго уж нам осталось и жить. Предстоят похороны и вот на этот случай мы и держали денежки часть их использовали на похороны мамы а остальные так и держим ведь мы с женой не бог знает сколько проживем и уж пора готовиться и на погост.

Новая фамилия

О №201

И вот дочка решила выйти замуж учеба в техникуме подходит к концу на носу распределение, куда попадет может в Калининград, а может и на Дальний Восток. Но вот нашелся человек которого по-видимому полюбила и выйдя за него замуж, конечно останется в Ленинграде. ;00 рублей наш взнос на свадьбу, да столько же со стороны родителей жениха. Ох какие безобразно дорогие стали справлять свадьбы. Уйма денег уходит на эту церемонию. Народу на свадьбу собралось очень много человек около ста и празднуют это дело не один вечер, а еще и на завтра продолжается пьянство. Водка течет прямо рекой. Наши родные конечно тоже приехали в Ленинград где будет это торжество. Сначала на машинах во дворец бракосочетания. Масса фотографий сделал сын, а дворец кроме того изготовил специальный альбом, что является памятью такого торжественного события.

И вот в нашей фамилии появились новые родичи Спиридоновы. И дочка моя с тех пор стала Спиридонова. Первый день отгуляли допоздна, кое кто особенно из родных разъехались ночевать в другие квартиры к своим родным. А интересно ленинградские все остались ночевать у жениха. весь подъезд лестничная клетка была заполнена спящими. Здесь же была дочкина свидетельница даже попробовала с одним парнем. Правда он потом все же женился на ней. Семья у дочки оказалась большая, Люся стала восьмой. В квартире тесновато молодым отвели уголок и завесили ширмой. Конечно никаких удобств. Это теперь дело рассосалось. Свекор и свекровушка умерли мужнина сестра построила коммунальную кооперативную квартиру, а еще старший брат в порядке расширения тоже получил комнату. Правда за выезд сумел вырвать с младшего брата сотню. Но все же съехал. И теперь наши Спиридоновы живут своей семьей в двухкомнатной квартире и все идет хорошо и дружно.

Слово о внучке

О №202

Ну вот у нас появилась и внучка Наташей ее нарекли родители. А судьба у внучки сложилась такая что и отец и мать работают и ей половину жизни предстоит прожить с дедушкой и бабушкой. Еще года не было когда решили внучку отнимать от груди. Лишить ее материнского молока. Ее привезли к нам в наш поселок. И с тех пор сейчас уже внучке восемь лет она каждое лето проводит у нас как на даче. У нас она сказала первое слово, у нас она начала ходить. С нами она чувствует себя прекрасно и свободно и сейчас когда уже пишет родителям письма самостоятельно она в каждом письме пишет что чувствует себя хорошо. Родители рады когда она осенью возвращается домой ведь все лето они не видели свою дочку и конечно не прочь побаловать. Вот сейчас по грубому подсчету нашему у нее уже больше тридцати кукол. Однако на днях призналась что она еще о какой то кукле мечтает. Какой же еще не хватает не знаю. Если в наше детство было проблемой купить балалайку, то сейчас дочке родители уже купили пианино и она уже три зимы отходила в музкружок. Кое что играет но очень быстро все позабывает. Вот и сейчас все лето прогуляла за пианино ни разу не села да у нас близко его нет. Что будет дальше с музыкой не придумаю но мне кажется все же музыка тормозит в ее учебе в школе, а ведь она нынче уже пойдет во второй класс. Первый закончила хорошо. Все лето учила таблицу умножения. Но что то с памятью у нашей Наташи не очень. Не может всего упомнить а ведь во втором ох как таблица понадобится. Вот в куклы играла бы день и ночь. Нарезала из журналов и ежедневно кроит им одежду и вырезает. И все делает так увлеченно.


назад | наверх | содержание | далее

© 1978-1980 Н.Ф.Васильев
© 1991-2004 В.В.Васильев ("расшифровка", компьютерный набор и компоновка)


Created by Vlad Vasiliev on 6 Mar 2004
Last modified on 7 Mar 2004


Хостинг от uCoz
UCOZ Реклама
если нужен офис, то смотри тут аренда Красный Богатырь с отделкой . Купить оригинальные запчасти Богдан Украина за хорошую цену на АктивТехТорг.