Николай Федорович Васильев

Разные осколки моей биографии
(РОМБ)


Слово младшего внука

РОМБ - главная и самая ранняя часть из сохранившихся воспоминаний Николая Федоровича. Судя по описываемым событиям, датировать их создание следует 1978-1980-ми годами. Дед в это время был уже на пенсии и имел "букет" тяжелейших болезней, включающий язву, жесточайшую мигрень и прогрессирующую слепоту. Один глаз к этому времени не видел совсем, другой же - наполовину. Вдобавок приходилось выбирать для написания время, когда супруга, Елизавета Степановна, выходила из дома. К сожалению, она не одобряла его "бумагомарательство" и даже как-то настояла на уничтожении всех его предыдущих сочинений. Но эти заметки, к счастью, избежали участи их предшественников и мы хоть что-то можем узнать про наш род.

Эту часть воспоминаний я начал разбирать во время своей последней экспедиции в Забайкалье летом 1991 года, переписав около 160 "осколков". Оставшиеся 100 "расшифровал" в июне 1999 года, отдыхая с дочкой в санатории "Митино" под Торжком. К сожалению, часть слов разобрать не удалось - настолько непонятным был дедов почерк. В октябре того же 1999 года в Мурманске я начал набирать эти воспоминания на компьютере. Большую часть набрал в июле-августе 2000 года во время рейса в Баренцевом море, качаясь вместе с компьютером и подконтрольными гравиметрами в трюме гидрографического судна "Визир".

Условно я разделил РОМБ на пять примерно одинаковых частей. Первая часть, "Мои корни", включает "осколки" с номерами 0 - 58. Там захватывается тема родословной и детских лет автора. Вторая часть - "Я работаю" (номера 58 - 104) - посвящена в основном довоенным трудовым годам. Далее следует "Эвакуация", где идет рассказ о тяжелых военных годах (105 - 164). "Родные места" (165 - 202) - послевоенная работа в Дно. И наконец, "Тугой узел" (203 - 260) - понемногу обо всем, в том числе о пенсионных годах. Конечно, такое деление не более чем условность, поскольку строгой последовательности изложения дед не придерживался и мог довольно произвольно "скакать" через годы и десятилетия. К тому же периодически давал волю своим фантазиям, которые можно б было даже упустить. Не делаю это исключительно из своего занудства и стремления сохранить максимум написанного дедом. В конце концов, "из песни слова не выкинешь". Также минимальные корректировки делал в синтаксисе и пунктуации исходного текста. Пусть будет так, как есть.

А теперь "затыкаю свой фонтан" и передаю слово автору. Да, чуть не забыл. Большую часть "осколков" (до 164-го) в начале 90-х зачитал бабушке. Ее замечания включены в текст с пометкой "Е.С." - Елизавета Степановна. Мои пометки: "В.В." - Влад Васильев. [август 2000 г.]


Оглавление

0 Пояснения
00 Зарядка
000 Вступление
1 Родословная
2 Легенда о кладбище
3 Батя
4 Каланча
5 Имение
6 Барское озерко
7 Василий Иванович
8 Бабушка Настя
9 Моя мама
10 Тоже хозяйство
11 Здравствуйте
12 Бутка
13 Первейшая подруга
14 Дальние путешествия
15 Другие приключения
16 Эстафета
17 В горохах
18 Новые друзья
19 Гражданская война
20 Пора в школу
21 Учительница первая моя
22 Фридка и Цветков
23 Первый стыд
24 Квакины
25 Трам-тара-рам
26 Тук тук тук
27 Мы фантазируем
28 Ледяная купель
28а Продолжение
29 Пожар
30 Поповский сад
31 Ночь на Ивана-Купалу
32 Пасха
33 Новый год
34 Н.Э.П.
35 Нас трое
36 В ночное
37 Здоровая зависть
38 Стихи, стихи
39 "Журавиха"
40 Странное знакомство
41 Есть группа
42 "Молельня"
43 Интерес
44 Экскурсия
45 Большой камень
46 Самодеятельность
47 Комедия
48 Наш лес (левая часть)
49 Наш лес (правая часть)
50 Наказание
51 Коварный выстрел
52 Шурка бабин Пашкин
53 Три рубля
54 Разрыв
55 Вечные слезы
56 Два брата
57 Пропащий человек
58 Надо работать
59 Я каменщик
60 "Лесные жители"
61 По протекции
62 Я вас узнаю
63 Большая разница
64 Неудавшая любовь
65 Кража
66 Ся и ся
67 Комсомолия
68 Нет, такой не было
69 Перекур
70 Перекур продолжается
71 Остров смелых
72 Совпартшкола
73 Река Великая
74 Культповозка
75 "Черная страна"
76 Неудавшая дружба
77 Легенда о купающих
78 Нерадостная работа
79 Встречи продолжаются
80 Женитьба
81 На веки вместе
82 Трактористка
83 Целая десятина
84 Опять учение
85 Новая встреча с Фединым
86 Старший сын
87 Новые семьи
88 Иду на выручку
89 Новое увольнение
90 Работа в торговле
91 Лычково
92 Сборная семья
93 Легенда о пикниках
94 Я сам видел
95 Трагедия
96 Легенда о суде
97 Еще о сочинениях
98 Ленинградцы
99 Тяжелая участь
100 Принудиловка
101 Легенда о директоре
102 Толик
103 Ни одного кирпича
104 Сказки
105 Начало войны
106 Эвакуация
107 В путь дорогу
108 Ярославль
109 Иваново
110 Казань
111 Свердловск
112 Тюмень
113 Новосибирск
114 Ташкент
115 Сталинобад
116 Конец путешествия
117 Первое знакомство
118 Райпромкомбинат
119 Водоканалсвет
120 Что было дальше
121 Мобилизация
122 Тайляк
123 Дальние походы
124 Самарканд
125 Ученье продолжается
126 Это же проступки
127 Увольнение
128 Беглец
129 Жизнь для себя
130 Пьесы
131 Электрорадиотехника
132 Радиостанция
133 Гюльбистинский завод
134 На другой день
135 Подсобное хозяйство
136 Игроном
137 Инцидент
138 Кляуза
139 Цигельбаум
140 Новые знакомые
141 Дюшамбинка
142 Дорога к хозяйству
143 Сватовство
144 Бригадирша
145 Дружба народов
146 Исламов Абдурасул
147 Картофель
148 Хлебные карточки
149 Горные пейзажи
150 Кукуруза
151 "Зеленый базар"
152 Чуточку обо всех
153 Обеденный перерыв
154 Вокруг камыши
155 Рабочим вход запрещен
156 Зуб? Дергай!
157 На избирательном участке
158 Предание о бае
159 Самогонщики
160 Браконьеры
161 Раскулаченные
162 Мелкие штрихи
163 "Приключения Яна Грэ"
164 Война кончилась
165 Сборы в дальнюю дорогу
166 Счастливого пути
167 Пятьсот веселый
168 Здравствуйте, родные места
169 Первые впечатления
170 Ремстройконтора
171 В командировке
172 Важная покупка
173 Неудачливый извозчик
174 Мы строители
175 Перепланировка
176 Конца не видно
177 Александр Иванович
178 Земельный участок
179 Родная стихия
180 Infektion
181 Вагон раздатчики
182 Вагоностроение
183 И родился человечек
184 Приобщение к труду
185 Поездка на восток
186 Поездка на юг
187 Сестринские дети
188 Киевские наследники
189 Поездка на север
190 Даниловское поколение
191 Обмундирование
192 Совершенно секретно
193 Теперь не так
194 Народная дружина
195 ВРИО начальника
196 Аппендикс
197 Удельный князь
198 Стимулирование
199 Возмездие
200 Ликвидация усадьбы
201 Новая фамилия
202 Слово о внучке
203 Тугой узел
204 Двенадцатиперстная
205 Отметина Докиша
206 Заворот
207 Болезнь Боткина
208 В.-М. Академия
209 Мигрень
210 Малярия
211 Зубопротезирование
212 Алкоголизм
213 Вредная привычка
214 Народные заседатели
215 Награждение
216 Принадлежность к партии
217 Общественная работа
218 Проводы на пенсию
219 Заслуженный отдых
220 Новый адрес
221 Посягательство
222 "Казбек"
223 Грибники
224 Приспособление
225 Юрий-Георгий-Егор
226 От рабочей до начальника
227 Невестушка
228 Исповедь
229 Дачный вопрос
230 Лишний человечек
231 Свадьба по-кавказски
232 Бывшая "Акулина"
233 Зятюшка-батюшка
234 Юрмала
235 Старая Русса
236 Отложение солей и др.
237 Чудеса в решете
238 "Думы о доме"
239 Вася Гащицкий
240 Наша Нина
241 Воспоминания
242 Запустение
243 Конец Гульбисте
244 Рассказ о Скибе
245 Кубанские казаки
246 Разобрался
247 География
248 Нянька Нюшенька
249 Легенда о тропинке
250 Комсомольцы тридцатых
251 Легенда о хуторе
252 Худо одинокому
253 Тяжелая женщина
254 Музыканша
255 Легенда о квартире
256 Городская проблема
257 Первая проблема
258 Вторая проблема
259 Третья проблема
260 Концовка

 

Часть 1. Мои корни

Ромб. Пояснения

О №0

"Омега", "Рома(нс)" или "Ромб". Как мне назвать свое это сочинение. То что я решил зашифровать я это решил твердо. Но вот как попробуем разобраться.

Что значит "Омега" расшифровывается это так "Осколки моей единственной гражданской автобиографии" Нет, это не подходит очень длинно да и почему гражданской разве есть еще какие другие. Отвергаю с ходу.

"Рома(нс)". А почему собственно "рома(нс)". Это означает "Разные осколки моей автобиографии и в скобках (новые сочинения). Тоже пожалуй не подойдет во первых почему новые сочинения когда я его решил просто восстановить и немного переработать, расширить, включив ряд неизвестных в ранее сочиненном. И кроме того это заглавие напоминает не то роман, не то романс, хотя ни с тем ни с другим я не думаю сочинение связать. Содержание я бы назвал повесть или в крайнем случае мемуары но не роман и тем более не романс. Я в свою длинную жизнь пробовал писать на разные подходы, стихи, поэмы, даже басни, рассказы, фельетоны, новеллы и даже роман, но мемуары не пробовал так пусть же это мое новое сочинение выглядит как мемуары.

И еще в заглавии отдельных осколков я могу не писать даже ромб просто начерчу ромб и это уже будет понятно.

А теперь почему осколки. Все писатели и поэты свои большие сочинения делят на части на главы, а какая разница часть это частица чего-то целого и осколок то же самое тоже частица целого. Мне почему-то понравилось это слово и я его решил использовать.

И еще одно пояснение. В верхнем правом углу я буду писать вести счет осколкам для этого вот и здесь стоит О №0 это означает что данный "О" осколок №0.

Ну что еще разъяснить разве только то, что размер осколков будет равняться одному тетрадному листу, как исключение допускается увеличение но не больше двух листов тетрадных. Вот кажется и все что я хотел пояснить прежде чем приступить к большой и я бы сказал кропотливой работе по писанию настоящих мемуаров.

Ромб. Зарядка

О №00

Повстречал я как то своего лучшего друга детских лет Гаврю. Ох как мы преданно дружили, а все равно не все вечно под Луной. Истратила свою искренность и наша дружба. А было если что один придумает, второй обязательно поддержит. А вот пути разошлись и всему виной водка. Тетка Матрена как то обвинила меня что это из-за меня Гавря курит и выпивает. А ведь совсем не так обстояло дело. Гавря курит раньше меня. И помнится на первую совместную выпивку он был инициатором. А вот ведь как сложилось, я приболел и мне врачи не разрешили употреблять спиртное и я ради своей жизни послушал их добрый совет и сейчас даже пива выпить не могу и совсем на спиртное не тянет. А мой дружок наоборот так пристрастился что все в жизни променял на стакан водки. Сейчас он просто стал алкоголиком. Хотя этого и не признает, да ведь все алкоголики себя таковыми не считают.

Так вот, встретил я его и разговорились он мне пожаловался что очень скучно ему жить все один и один. А ведь и один то он из-за водки. Первая жена Дуся умерла. Он жил с немкой, позабыл как ее имя Инза что ли. Не стала с ним жить из-за пьянки. Нашел Марусю славная женщина но и она не ужилась уехала оставила его одного. Конечно я ему сознаю скучно и посоветовал по старой памяти писать мемуары. Он согласился и сказал что попробует но вряд ли что либо сделал. Помешала водка. Сейчас живет с какой-то Любой, а со мной даже встречи избегает ибо я не люблю пьяниц и он это понимает. По-видимому совесть не позволяет встречаться со мной. Но я еще где то в осколках о нем еще напишу, а сейчас вот этот разговор и послужил тому, что я решил написать свои мемуары.

Ромб. Вступление

О №000

Эх мемуары вы мемуары, большое даже огромное сочинение, когда я его сумею завершить, даже представить себе трудно и сколько осколков войдут в его состав тоже затрудняюсь назвать. Но знаю точно что их будет очень много. Ученые советские предсказывают, что человек советской страны удлиняет свой жизненный уровень до 70 лет. А я уже подхожу к этому сроку. Значит жизнь прожита большая, а в жизни всего бывало и хорошего и плохого и вот в мемуарах и хочется все эти даже мельчайшие детали запечатлеть. Чтобы нашим потомкам кому придется почитать мои мемуары знали что из себя представляет их дальний предок. Работа сложная и трудная но все таки как хочется ее завершить. Считаю что это будет очень интересно почитать, а для меня сейчас это большое наслаждение вспоминать все мелочи жизненного пути которые я пережил за эту уже немалую жизнь, которую я прожил на этом свете.

Жизнь прожить не поле перейти говорится в народных мудростях а это действительно так за свою жизнь со сколькими товарищами я дружил. Сколько я их уже потерял, а сейчас остался а сейчас остался один со своей родненькой Аней. Дети мои выросли неплохие ими то я могу гордиться. Думается что и я для них тоже был неплохой. Сейчас мои дети имеют свои семьи но и нас родителей не позабывают. Навещают а когда приезжают для нас это большой праздник. Вот и об этом всем хочется написать. Да и мало ли еще было разных случаев. В общем я пришел к такому выводу что мне в своем сочинении есть о чем писать. А поэтому используя всякое свободные минуты когда я смогу без помех вспоминать прожитое я сажусь за перо и пишу. Вспоминаю. Читайте дорогие потомки ваш предок был неплохим человеком хотя в жизни встречал и хороших да и плохих людей. Все это вы найдете в этом сочинении если решите его прочесть до конца. Читайте не пожалеете.

Родословная

О №1

Начнем все таки с родословной. Попытаемся разобраться откуда идет корень моих предков.

Дедушка Василий по отцовской линии носил фамилию Шмыков, а в деревне его звали просто Шмык, естественно поэтому и бабушка Наталья была Шмыгина. Жили они когда-то в деревне Крутец это от нас километров за тридцать, и вероятно тот скудный крестьянский надел земли был не в состоянии прокормить разросшую семью у дедушки у них было шесть сынов. И дедушка решил перебраться к нам в деревню на заработки. Приобрел небольшую избушку и нанялся пастухом, в деревню пасти крестьянский скот коров и овец. Этот период мой отец в шутку называл что дедушка был военоначальник "полковник" что командовал полком крестьянского скота. Скот он пас долго пока по старости не мог больше угнаться за коровами и тогда перешел работать кладбищенским сторожем. Там рядом с деревенским была небольшая избушка и в ней он поселился жить. Этот период деятельности дедушки отец называл "священнослужителем" так как кладбище тогда находилось в ведении церкви. Сторожем он пробыл до тех пор, пока не ослеп. Тогда его перевели домой и как сейчас помню он лежал в темной комнате. Да свет ему тогда уже был и ни к чему. Кушать садился отец сделал ему подставки вроде стола (?) и он с ней кушал. Комната была маленькая две кровати и лаз на печку.

Когда он умер и как его хоронили этого я не знаю видимо родители опасались травмировать детскую душу меня не взяли на эту процедуру. Тоже самое случилось и с бабушкой Натальей тоже хоронили без меня.

Пару слов о бабушке. Она нигде не работала ей хватало дел по хозяйству да воспитывать сыновей. В моей памяти уже все дяди были женаты бабушка жила с дядей Семеном он долго не женился, а потом женился и говорят взял в жены женщину из дома терпимости.

Легенда о кладбище

О №2

Из рассказов старожилов я уловил следующую легенду о нашем деревенском кладбище (погосте).

Когда-то на мести нашей большой деревни располагались три деревушки в два-три домика. Одна в начале Социалистической улицы, а другая в конце. Третья деревушка была на месте где жили мой дед и бабка Шмыковы. Вокруг деревень были распаханы небольшие участки земли, а кругом стоял дремучий лес. А раньше где был дремучий лес, там обязательно водились и разбойники.

Один крестьянин возвращался домой на убогой лошаденке и телеге, которую в наших "беда" (?). В том месте где сейчас находится кладбище его остановили разбойники, но так как у мужика поживиться было нечем, то они его раздели, велели солпы (?) в штанах завязать то же самое заставили сделать с рубашкой и насыпали полную рубашку и штаны золота. Так голый мужик и домой поехал с золотом и наказом чтобы он не говорил где взял золото. Но так как крестьяне не знали цену золоту и куда его применить мужик долго гадал. И решил сделать добро потомству. На том месте где его остановили разбойники, он нанял людей, расчистил от леса участок и обнес его кирпичной оградой. А внутри этого участка построил церкву. Так появилось кладбище в нашей церкви. Оно и сейчас фигурирует под именем старого. Конечно, ограды у церкви уж давно нет. Кладбище расползлось во все стороны, через дорогу возникло новое кладбище. Но сейчас уже негде хоронить. Порядка в нем нет. Оградки ставят кто какие вздумает. Красят разными красками и если хоронить усопшего куда-то в центр кладбища то это не так легко сделать туда и человеку без ноши трудно пробраться. Людей сейчас в нашем городе уже много хоронят в день бывает по несколько человек и естественно кладбище делается все больше и больше. Думается что горкомхозу в чьем ведении сейчас находится кладбище пора уже подумать об организации другого кладбища. А места такие есть, особенно по обои стороны Белошинской дороги.

Батя

О №3

Я уж упоминал, что у моих дедушки и бабушки по отцовской линии было шесть сынов. Так вот самому младшему Федору суждено впоследствии стать моим отцом.

После женитьбы он принялся в дом жены и насколько я помню всю жизнь прожил с тестем и тещей. К сожалению жизнь его была не длинная 54 года, а всю сознательную жизнь он проработал на железной дороге. Конечно нажив большую семью, маме работать было нельзя, много детей, а на одну зарплату отца нашей семье было жить трудновато. И хотя отец вышел из батрацкой семьи, но мать была дочкой сравнительно зажиточного крестьянина и от ее родителей было хорошее подкрепление так как дедушка был исправным крестьянином и урожаи снимал прекрасные. Отец был с кислинкой любил выпить и говорил "год не пей два не пей а с получки выпить надо" и с получки всегда являлся пьяненький. И на подходе к дому запевал "Шумел горел пожар московский" это его любимая песня. Один раз с братом он решил на соревновании пить пиво и не выдержал дядя выпил 32 кружки, а отец только 28, а когда спросили куда же у них столько вошло он пояснил мы выпьем сходим за угол отольем и опять пьем. Пьяного мать разует и уложит спать, а как только отец попадал в кровать он быстро засыпал. Но любил и покомедианничать. Ни с того ни с сего пойдет куда глаза глядят, и мать следом. Выходит много километров, и мать все следом. Вот такие номера выкидывал, а то уснет где либо в саду и мы его искали и находили где либо под кустом. За все время он один раз пытался меня наказать, но мне так страшно было, что я шибко закричал, а мать укладывала спать сестренку, вступилась за меня и экзекуция не состоялась.

Каланча

О №4

В прошлом очерке конечно всего об отце я не смог охватить и поэтому и сейчас еще речь пойдет больше об отце.

Посреди деревни стояла пожарная каланча, это сарай где хранились пожарные машины с одного конца, а с другого был большой зал. Кажется, там даже была школа, а посреди возвышалась каланча, вышка, с которой можно видеть всю нашу деревню. Я бывал на верху этой вышки и ох как было страшно, она качалась - где-то внутри поскрипывала. Раньше этим зданием руководил Дученко а у барина было заведено что всех кто принимал участие в тушении пожара по окончании получал стакан водки. Повозки были на лошадином тягу и лошадей поставляли крестьяне поэтому по деревне ходила дежурная доска (?) и лошади дежурили все по очереди. После революции хозяина у пожарников не стало поэтому крестьяне решили организовать добровольную дружину. Отец долгие годы был начальником этой дружины. Работали только добровольцы. Мы четыре мальчишки Сергей Филюхин, Костя Балабин, Минько Никанурин (?) и я помогали старшим товарищам по пожарной как смогли и на что были способны.

Конечно средств на обновление пожарного инвентаря теперь ни от кого не поступало и пожарники решили устраивать танцевальные платные вечера, благо помещение для этого у них имеется. И надо заметить что эти вечера вполне получались. Народу было всегда много. Да ведь в те времена особенно молодежи и порадоваться было некуда.

Раза два устраивали такие вечера даже в эстонском клубе был и такой в нашем поселке в те далекие послереволюционные годы. На таких вечерах и мы мальчишки вносили свой посильный вклад, обслуживали вешалку и даже иногда доверяли проверять входные билеты.

Билеты всегда продавал Илья Варухин это я все еще помню а казначеем был Лешка Козловский. Помню потом по опыту нашей пожарной дружины на станции была еще одна такая же создана. Ведь после революции много освободилось помещений которые занимали всякие купчишки. Купцы вроде Волкова и ему подобных исчезли, а их кладовые большей частью сложенные из тесаного камня долго пустовали пока уж Советская власть их приспособила под магазины, или под склады. Сейчас об этом напоминают развалины на ул. К.Маркса, да помещения арендуемые заготльном по ул. Космонавтов.

Веселые дни были в те годы хотя еще особенно и негде было проявить себя особенно молодежи вот и прибивались вроде нас по каким либо организациям вроде добровольной пожарной дружины куда вот и мы примкнули вчетвером хотя и не всю жизнь.

Имение

О №5

До революции и в нашей тогда еще волости кругом самые лучшие земли были захвачены помещиками и в селах стояли поместья, "барские дома". Было такое поместье и в нашей деревне. Для полного представления запишем что осталось в памяти от тех далеких лет. Ведь революция все эти поместья смела все барские имения перешли в руки рабочих и крестьян. А с годами истерлись, имения превратились в коммуны, а потом так расстроились что имения или были уничтожены, или перестроены до неузнаваемости. В нашей деревне было имение, ми говорили что этим имением владела барыня Анипкина - парализованная ее и на прогулку слуги вывозили на каталке. Двухэтажный дом конечно каменный стоял среди парка как в лесу. После революции в этом доме был детский приют, а затем больница.

Парк вокруг обнесен березовыми аллеями, дорожки посыпаны песочком. Рядом с домом стоял невысокий флигелек там жили дворовые, а рядом с парком стоял невысокий деревянный крашеный дом там жил управляющий и другие высокопоставленные люди прислуживающие у барыни.

Помнится большой каменный двор. Я бывал в нем когда он уж был пустой. А потом его снесли за ненадобностью, за речкой были большие амбары правда деревянные но дедушка говорил что у каждой двери сидели огромные сторожевые собаки. Так что добро господ было под надежной охраной.

Дальше было гумно тоже каменное и большое. По рассказам дедушки барин любил устраивать в этом гумне потешные игры. Собирал ребят 10-12 лет делил на два отряда. На вооружение всем давал по березовому венику. И они сходились в атаку хлеща вениками друг друга. Боли особенной не было но крику подбадривания, шуму от хлестанья вениками было хоть отбавляй, А листы сухие от веников летали в разные стороны и застилали пол.

Вокруг гумна был огромный яблоневый сад и тоже обнесенный березовой аллеей.

Перед барским домом был пруд. Но об нем поговорим отдельно. Вода из него пользовалась барином для того чтобы работала водяная мельница, а в пруду плавали пара белых лебедей, и разведены были караси. На этот пруд вывозили барыню и она наслаждалась красотой пруда и плавающим красавцем птичьего племени.

Барское озерко

О №6

В нашем поселке нет особых достопримечательностей. Нет построек, дворцов там или церквей даже построенных в прошлом столетии, и все же я бы назвал достоянием памятником труду, тот пруд который у нас называют просто барское озерко.

Сколько труда было вложено в создании этого пруда по желанию барина не одна сотня крепостных крестьян трудились над созданием этого пруда ведь он имеет не меньше 100 м в ширину и пожалуй больше 200 м в длину. Не одна тысяча грунта вынута при его сооружении и как вынута все работы велись вручную тогда техники никакой не было. Лопата, лом и кирка верно служили работному люду. А землю отвозили скорее всего на лошадях, носилках да в корзинах, ведь в то время наверное еще и тачек не было. Можно представить это был действительно каторжный труд. А сколько надо было собрать камня, ведь все берега в пруде выложены камнем, а старожилы говорили что и дно все вымощено камнем. Разве это не памятник труду. Еще мальчишкой и мне приходилось не раз бегать на этот пруд купаться. А сейчас этот пруд какой-то источник заразы и смрада.

Помнится сшила мама мне бархатные короткие штанишки и в них я бегал купаться на этот пруд. По дороге попалась гусыня с гусятами. Мне захотелось поймать гусенка. Но стоило наклониться штанишки сзади лопнули сверху донизу и пришлось идти домой с огромной дырой сзади. А теперь на что похож этот пруд. Железнодорожные предприятия сбрасывали нефтяные отходы, и этот ручей всю эту дрянь сплавлял в пруд. В конце чего пруд заилился, порос камышом, а нефть сделала свое дело погибли караси и лягушки и санэпидстанция не волнуется в зарослях камыша не водится даже комар, не по климату. И думается, если будет продолжаться так и дальше то после нас геологи откроют залежи нефти на месте пруда.

Неужели горсовету не стыдно проходя мимо пруда вдыхать запахи гнили которые распространяет гниющий пруд. Неужели сейчас имея в каждом предприятии могучую технику, трактора, бульдозера, машины нельзя очистить пруд чтобы сохранить для потомков это уникальное сооружение дать возможность ребятам плескаться в воде как это было много лет назад. Да ведь и в пожарном отношении хорош запас воды был бы. Уж если нет средств в горсовете на очистку пруда, пусть заводы очистят им не так уж и обременительно с теперешней техникой. Наконец мобилизовать комсомол, население на субботник все откликнутся. Помогут. И пруд надо бы спасти, это долг советов перед избирателями. Детский пляж ох как нужен нашему городу.

Василий Иванович

О №7

По материнской линии у меня был дедушка и тоже Василий. В деревне его почтительно называли Василий Иванович. Этот дедушка был душой детей. Он любил детей и мы ему этим же отвечали. Сколько советов он давал нам тогда еще несмышленышам не знающим жизни. По хозяйству он был исправным крестьянином и хотя тогда господствовала чересполосица он ухитрялся снимать неплохие урожаи вот почему и мы мои родители всегда чувствовали помощь которую нам незаметно оказывал дедушка. Помнится осенью когда урожаи с поля уже убраны на огородном участке строились одонья (?) вешала для хлебов для их просушки на весь так называемый большой огород. Это задняя часть земельного участка где обычно снимали только траву на сено и земля не обрабатывалась. Специально придерживалась для сена. Так вот дедушка конечно с помощью отца и дяди Коли устанавливали десятки метров вешал с ячменем, да такие же с овсом и горохом. Где то устанавливались и вешала для льноголовочек. А пшеница и рожь складывалась под специальный навес. А потом до ползимы всей семьей молотили, и убирали хлеб в амбары. Был у дедки специальный амбар, там помню много было сусеков и все к зиме были заполнены, там и рожь, пшеница, овес, ячмень, горох, мука, лен. Всего много и запирался амбар на большие замки. А в ряд с ангаром был сарай для дров, сарай для сена. Построек у деда было много пятистенный дом и две избушки которые обычно сдавались внаем. В крестьянском труде дедушки и я успел кое что помогать, а именно грабить сушить сено. Косить еще не успели меня научить. Бороновать, возить на поле навоз. Однажды я понес деду обед и он мне разрешил поехать с плугом. Я один круг объехал и дедушка мне больше не разрешил, силы мало, и борозду прямо не проехать. Ездил в ночное пасти лошадей. Зимой заготовляли много дров, здесь уж помогали и два зятя. А по весне пилили, кололи и укладывали в костры. Мы ребятушки обычно тоже вертелись здесь и бог знает помогали, или мешали, мы не сознавали но пользуясь добротой дедушки всегда находились поближе к нашему Василию Ивановичу.

Бабушка Настя

О №8

Вторая моя бабушка Настя была тоже сухонькая старушка вроде и бабки Наташи. Тихая и податливая, с дедушкой она жила в великой дружбе и занималась только по хозяйству, да летом в огороде где у нее все было и морковь, и капуста, и даже горох и боб для нас внуков.

У бабушки были две сестры Дуня и Паша они жили в деревне к бабке Дуне любили ездить в гости и бабушка и дедушка, часто брали и меня с собой.

Накануне дедушка почистит лошадь, смажет повозку которую мы называли тарантас и поедем. У бабки Дуни я помню было два сына Лешка и Павел а вот ее мужа я не помню. Говорили что он любил выпить и долго прожить не смог. Раза два ездили к бабке Пашке они жили в другой деревне. Помню ее мужа Матвея. Мощный рыжебородый мужик тоже любил выпить и не раз поднимал кулаки на жену.

В отличие от них дедушка не пил, хотя и не прочь выпить помнится такой случай, ходили с отцом в баню, и изрядно выпив пришли домой пьяненькими а дедушка еще и похвастал что нынче билеты в баню очень дорогие. За два билета уплатили 80 рублей. Да и вообще дедушка любил пошутить. А спал всегда с бабушкой и всегда в обнимку уж больно крепкая у них была дружба.

Как то бабушка разговорилась с моей тещей. Теща сказала что она не знает где ее похоронят. А бабушка заверила что уж она то будет положена только рядом с ее Васей. А вот жизнь распорядилась по другому. Началась война мы эвакуировались и там за десятки тысяч километров от Васи она умерла и была похоронена в Таджикистане. Ох как далеко от своего Васи но шла война и мы не имели никаких возможностей похоронить ее рядом с дедушкой. Она там не одна с ней лежит два правнука, но и кладбища где они похоронены уже не существует. Колхозники запахали и посеяли хлопок. Дедушка умер и похоронен на нашем кладбище в фамильных могилах. Там много родичей собралось, там мои сестры и братья, родители и дядя, Там придерживаем местечко и для себя. А что ж годы берут свое уже под семьдесят пора собираться и туда.

Моя мама

О №9

У дедушки и бабушки было всего две дочки старшая Марфа, это моя мать и младшая Александра. Надо заметить что мать моя всю жизнь была сухонькая и никогда в жизни не была полной в то время как ее сестра Александра все время была полной. Мать всего дороже считала свои любимые комнатные цветы и кошечку. Вот уж чему-чему а цветам она отдавала все свои заботы и любовь и не могла жить без кошечки. Это было для нее святым делом. А в жизни она видела много и больше нехорошего. В 1929 году в нашу семью впилась скарлатина и в течение одного месяца умерли две сестренки и самый младший братишка. Если старшая умерла и похоронена на местном кладбище, то младшая Нина и брат Валя были отправлены в Псков и похоронены на Мирожском кладбище. В те годы я знал их могилу, а теперь пожалуй и близко ее не найду. А вот мы четыре брата даже не переболели. Двоюродные сестры Женя и Тая тоже были в Пскове но они болезнь переболели и выздоровели. У них брат Толя тоже скарлатиной не болел.

Мама рано овдовела. В этом смысле ее жизнь можно разделить на три периода. 22-23 года жизни до замужества. Примерно 30 лет замужем и еще 30 лет с лишним вдова. Мужа мама лишилась рановато он умер 54 лет. Всю жизнь работал на железной дороге там простыл на снегоочистителе и получил менингит. В Ленинграде помер. Но похоронили на своем кладбище. А потом война. Пришлось эвакуироваться это тоже большое переживание для матери. Там похоронили бабушку. И опять переживание. Но она молодец все невзгоды вынесла мужественно. И хотя после войны у нее было три сына, она предпочитала жить в нашей семье. Ни к одному из младших сыновей жить перейти не хотела. И хотя бывает поворчит. Ей все казалось что мы жить не умеем. Она имеет большой опыт. А то что и нам давно перевалило за пятьдесят. Она все считала что мы жить не умеем. Умерла мать на 84 году тихо не залежавшись. И похоронили так как она и завещала в церкви и в свою фамильную могилу.

Тоже хозяйство

О №10

Дорогой читатель вы уж не судите что в тех осколках где я должен был писать об одном каком-то человеке вдруг вплетается и другой. Ничего не поделаешь ведь и в жизни было все так переплетши где один там и еще есть другие действующие лица. Такова жизнь.

Но вот я хочу снова вернуться к отцу. В одно время мы жили отдельно от дедушки в дальней избе. Наверно трудно было отцу держать на своем иждивении растущую семью. Он решил заняться кролиководством. Сколько у него их было он пожалуй и сам счета не знал. Не успевал строить клетки и решил на потолке их держать без клеток. Они падали на улицу их подбирали кошки и собаки. Но их было так много что всем хватало. И мы ели кроличье мясо ежедневно. В выходной отец кроликов выпускал в сад гулять. А к вечеру снова загонял по клеткам. И все потихоньку разбирались по своим местам. Помнится был один самец светло-рыжий его было никогда на место не загнать и всегда приходилось ловить в сеть. Отец в свободное время залезет на чердак ляжет и ему это доставляло удовольствие когда кролики бегали вокруг него и по нему.

Хочется еще отметить одну деталь желаний отца особенно когда он выпьет, а выпить надо отдать справедливость он любил. И тогда ему страсть как интересно было бороться со мною. Все шло нормально, но я-то взрослел и пришло такое время когда я оказался победителем. Этого отец уже переносить не смог. И раз и два оказавшись в роли побежденного он признался что ему уже неинтересно со мной бороться, он не желает быть побежденным. Ну что еще добавить. Однако отдельно от дедушки мы жили недолго потом опять перебрались в общую семью, а вскоре и обои избы были разобраны. Дедушка из них решил построить дом для второй дочки Александры. Дом вышел большой, просторный. Некоторую работу в его сооружении принимал участие и я но об этом в другой раз.

Здравствуйте

О №11

До сих пор я все писал о том и о сем, уж пора начинать писать о себе.

Здравствуйте! Но как я родился извините уж этого я не помню. Правда родители в первые годы моей жизни уверяли что они меня купили на базаре. А откуда мне было знать. Может и купили но другие говорили что и меня так нашли. Вот уж чего не знаю того не знаю. А может и аист меня принес. Но уж это пожалуй маловероятно. Поблизости у нас аисты не селятся. В общем как бы там не было, я появился на свет. Значит надо жить, расти и набираться житейской мудрости. Ну что ж будем стараться.

В семье я был первым ребенком. Конечно отец работал и ему особенно со мною заниматься время не было. Зато мать всю себя отдавала моему воспитанию. Ей хотелось из меня воспитать идеального сына но как увидим дальше ей это не удалось.

Во-первых, я был лишен общения с деревенскими мальчишками, моими сверстниками, Видите ли они все вольные, хулиганистые и вдруг я перейму от них что-либо неблаговидное. Для общения с детьми мать всегда приглашала девочек. Вот почему почти до школьного возраста мне приходилось играть общаться только с девочками. Отец купил мне детский трехколесный велосипед. Но пришла Маня Силовская она была постарше и естественно потяжелее. Захотелось прокатиться. Села и у велосипеда поломались колеса да так что отец и восстановить не смог. Весь мой вольный мирок заключался во внутреннем дворе. В сад я ходить сам опасался там большие деревья, яблони, вишни и много кустов смородины и крыжовника. Ох как страшно особенно одному. Если я решался войти в сад, то старался быть поближе к калитке чтобы в случае чего мог побыстрее выйти из сада во двор. Во дворе все же смелее всю территорию я уже изучил до последнего вершка и здесь я себя чувствовал смелее. Здесь я был на высоте и к тому же мать всегда могла видеть.

Будка

О №12

Поддерживая мамин стиль воспитания, отец чтобы мне было не скучно во дворе, особенно когда я бывал один. Отец из мелких дощечек соорудил для меня детский домик, мы его почему-то все называли будка. Он был легкий, часто переносился с места на место. Но меня он вполне устраивал был он небольшим может побольше метра шириной и около двух метров длиной. В передней стенке было окошко, а в задней вход.. В этой будке я любил играть, и она мне служила очень долго. Уже позднее когда я стал более разумным, я эту будку использовал, соорудив себе нечто вроде красного уголка. На потолке хлева и уже с постоянными верными друзьями ей пользовался. А так эта будка видела многих моих большей частью подруг. Так как с мальчишками я стал общаться когда пошел в школу, а до этого под неусыпным наблюдением матери я мог общаться только с девочками с которыми мать меня знакомила с большим удовольствием. Бывали у меня и сестры Малинины. Это девочки которые также воспитывались идеально и мать по-видимому с них хотела взять пример в воспитании сына. Но мне кажется что Зина и Маруся у меня были только один раз. По-видимому их не устраивали мои распорядки и они больше ко мне не приходили. Но подруг было много, может ежедневно все новые, уж мать то об этом побеспокоится так что одному мне приходилось бывать мало, но я не особенно унывал я и один смог устроить себе разные занятия. Если привыкнуть к слову будка то в саду у нас была еще одна будка в которой летом спали сначала отец и мать, а когда я подрос и меня можно было оставлять одного, я ночевал в этой будке. Но это было гораздо позднее, когда я уже не боялся оставаться в саду один и большие деревья и кусты меня больше не страшили а позднее для такой будки отец приспособил барскую карету, которая впоследствии тоже досталась мне по наследству. Но это было уже гораздо позднее когда я уже стал взрослым, завел свою семью и в этой карете мы проводили летние теплые ночи уже со своей супругой.

Первейшая подруга

О №13

[Отсутствует - В.В.]

Дальние путешествия

О №14

Шурка Мочалин был старше Лидки года на два, а Лидка старше меня тоже года на два. Так что в возрасте между Шуркой и мною была уже большая разница. Однажды Шурка у отца выпросился прокатиться на поезде, а в товарищи решил взять меня. Все шло нормально дядя Лешка посадил нас на тормозную площадку вагона наказав слезать на первой же остановке и мы поехали. Хорошо кататься в такие годы на чем бы то ни было. Так мы доехали до первой остановки. Слезли и узнали что обратно поезда скоро не идут и решили домой идти пешком. Подумаешь восемь километров. И вот по шпалам мы шагаем с дороги не собьешься, она одна. Помнится Шурка увидел на путях змею, показал мне, и тогда я уже узнал что я очень близорук ибо змею я так и не увидел. Как это было и позднее когда мы ходили с мальчишками смотреть на нагих девчонок которые купались. Мальчишки восторгались видели все девичьи прелести но увы я лично ничего рассмотреть не смог. С тех пор я и чувствую свой недостаток и очень огорчен. Домой мы с Шуркой дошли благополучно и больше никаких происшествий не случилось.

Другой раз Зинка Грязнова меня позвала сходить на дом который строил их зять. Это на той стороне железной дороги. Далековато. Я согласился но Зинка разочаровалась в таком спутнике. Придя на стройку она хотела в сукроме (?) поиграть. А я очень захотел домой. Дело дошло до слез и ей пришлось прекратить начатую игру и вести меня домой. С тех пор Зинка не стала больше играть со мною. Ну и пусть. Я то не особенно и нуждался. Я приспособился и один играть хорошо.

Пару слов о Лидке как то мы должны были везти дрова в баню. Это дело нам поручили. Мы пошли к амбару. Я стал набирать дрова а Лидка залезла под телегу. Приготовилась к интимной связи и позвала меня. Я заглянул она лежит как и положено для такого дела и платьишко поднято. Но увы видимо я был не страстен к этому делу, наверно еще не знал вкуса и понимаете сославшись на то что надо нести дрова я отказался от связи.

Другие приключения

О №15

В этом осколке я решил собрать несколько мелких житейских приключений.

Вот первое. Ходили мы как-то воровать горох в поле. На черной полосе. И вот нас застали и пугнули. Ну мы конечно бежать. Ноги молодые и быстро нас уносят от преследователя. Да и был ли он теперь трудно сказать. А бежать надо было далеко и на пути нам лежала речка. Неширокая многие ребята ее перепрыгнули, а я вот этого сделать не смог. Оказался в речке и как раз в зарослях кувшинок. То что вымок это уже не так страшно, а вот от кувшинок зажелтил свою матроску, это уже серьезно. Все закончилось благополучно мы без особых приключений прибыли домой. А вот дома от матери мне досталось что я спортил рубашку. Нужно заметить что мать могла сама шить на швейной машинке, любила меня наряжать, и сама готовила разные фасоны и переделывала ежедневно, так как было за день я так извозился в грязи что не только белье а и самого надо было отмывать в корыте.

А вот второе. У моего двоюродного брата отец работал гончаром и вот мы однажды с Егором ходили в гончарную так что я представляю как делаются горшки. Видел и печь и изделия.

Третье. Особенно в выходные родители любили пить чай с баранками. Баранки у нас выпекал Майоров там в поселке и меня родители посылали за баранками. Майоров навяжет на мочалу горячих еще пышных витых баранок и я бегу домой. А какие баранки, сейчас почему-то таких не выпекают. А мне кажется и зря.

И еще одно. Как то шел я с бани домой, не помню кто там держал гусей, но стадо гусей мне преградило дорогу. Как обойти не знаю. И я не мог их обойти на меня напал гусак и так защипал что повалил. Не помню как я убежал от него но наверное слез было много. Может кто и помог избавиться от гусака но все же я без особых синяков добрался домой и долго потом опасался встречаться с гусями.

Эстафета

О №16

Пока нас детей в семье было двое я и Нина у матери еще хватало энергии уделять нам много внимания. Но после смерти Нины и появления другой сестры Жени мама как-то сникла и стала нам меньше уделять внимания, предоставляя больше самостоятельности нам самим. Женя подросла и уже имела своих подруг. Особенно меня привлекла ее подруга Нюша Червякова. Вот ей-то я и решил передать эстафету по интимным связям. Она одна не соглашалась и только тогда согласилась если Женя и она будут участвовать по очереди. Я конечно согласился и как-то находясь в сенном сарае мы решили это дело продемонстрировать. Женя и Нюша легли рядом, конечно юбчонки подняли и я должен залезать на них по очереди. Конечно Женя меня меньше интересовала, я с ней только показывал что делаю дело, зато с Нюшей старался вовсю оправдать свое назначение. Уж больно мне Нюша нравилась. Но увы интимной связи как и положено не получилось. Виной тому видно то что я не знал устройство их аппарата. Скользил где=то по-видимому по паху не иначе, и в щель не попадал. Чем я конечно огорчался но исправиться никак не смог и наверно не зря в деревне распевали обо мне песенку:

Коля-Коля Николай

Запер девочку в сарай

Тыкал-тыкал не попал

Даром гривенник пропал.

Конечно я не могу в этом винить Нюшу всего скорее что это вышло через Лидку, она чаще со мною имела дело и больше знала о моих способностях. Да дело швах надо как=то изучить девичий аппарат, а как ведь добровольно они разглядеть не дадут. Как=то играли мы в нашей будке с Манькой Дуниной и договорились показывать друг другу. Она села на скамеечку у задней стенки а я у порога. И по очереди то она поднимала платье то я спускал штанишки. Сейчас затрудняюсь сказать Манька то может и все разглядела а я благодаря своей близорукости, в чем я все больше и больше убеждался, ничего рассмотреть не смог кроме как белого тела и на животе и на ногах все одинаковое. А еще раз я решил насильно посмотреть у сестры Таси в саду зимой ее повалил на снег и забрался под платье но увы и здесь я не мог ничего рассмотреть. Тася сжала ноги и я не мог их развести и поэтому опять не смог ничего рассмотреть. И что это девчонки такие скрытные неужели им жалко показать что у них за богатство хранится под юбкой. По-видимому не положено, так уж заведено в природе что они должны охранять свою девичью честь всеми средствами.

В горохах

О №17

Как-то собрались нас ребят человек десять и договорились пойти в горох. В крестьянских делах я помогал дедушке что смог. И конечно все наши полосы я знал. Знал что горох насеян на конце полосы у леса в поле которое называлось "Попково". Договорились и пошли, а дорога дальняя и в пути предстояло перейти речку. Речка небольшая ее можно разбежавшись перепрыгнуть, но можно и перейти вброд там наверно старому воробью по колено. Но мы выбрали переправу другую, метров пятнадцать. Идем вдоль речки и только там на крутом берегу заканчиваем свой путь. Так как среди нас были и мальчишки, были и девчонки. Так вот мальчишкам предстояло перенести девчонок через речку на спине. Штаны засучены, девчонки устроились у нас на спине и мы трогаемся в путь. Мне лично нравилось переносить Нюшку Червякову. Она держалась за шею я поддерживал за ягодицы, а пальцами старался ощупать ее аппарат. И хотя мы девчонок переносили туда и обратно несколько раз, и каждый раз я ощупывал Нюшу, она молчала вроде и не реагировала, но увы сколько я не старался так ничего и не нащупал. Но вот перенос закончен и по межам среди добрались и до места до гороха. Сначала мы рвали и ели, а потом придумали игру. Девчонки были коровами, а мы быками, и в нашу обязанность входило как это делают настоящие быки прыгнуть на коров и стараться учинить интимную связь. Не знаю как другие мальчишки, но у меня и на этот раз ничего не получилось, мой аппарат где-то скользил кругом да около, а в щель не попадал.

Нужно заметить что в те годы девчонки еще не носили штанов, они входили в обиход позднее. Может из семей более культурных девчонки штаны и носили но те девчонки которые нас окружали еще не привили себе такого обычая носить штаны. И как бы там ни было вроде и к аппарату попасть доступно почему-то по-прежнему у меня ничего не получалось. То ли виновата близорукость, но кажется что и она здесь ни при чем, даже на ощупь я ничего не мог понять. Просто девичий прибор был для меня загадкой и как я не старался не мог этот барьер преодолеть. Жалко что девчонки не соглашались добровольно мне рассмотреть аппарат. Вот только поэтому при всех моих попытках и получалась осечка. Как странно сейчас это вспоминать. Вот теперешние бы мои знания пожалуй не одна девчонка была бы обесчещена.

Новые друзья

О №18

С тех пор как мать ослабила свой жесткий контроль надо мной я все чаще стал покидать свой обжитой внутренний двор. Чаще стал выходить на улицу и встречаться с деревенскими мальчишками от которых так оберегала мать.

Все шире стал радиус моих действий и все новые и новые друзья появлялись у меня. Помнится Федоровы жили внизу "Шабашны" (?) так мы называли первый нижний этаж ведь дом-то был хотя и деревянный но двухэтажный. Не знаю почему, но их почему-то причисляли к финнам вроде мать у них была финка. В этой семье было два сына Павел мой сверстник и Костя чуть помоложе. Сначала втроем мы их комнату перегораживали дровами на загоны и выгоны и перегоняли картошку с места на место. Это была наша скотина. Так мы играли не раз но я почему-то больше тяготел к Косте и вот мы забрались на глиняные ямы где обычно крестьяне делали кирпич-сырец и там облюбовав ракитовый куст. Играли там наверно больше недели из глины мы соорудили печку вмазали в печку котел грамм на 150-200 и пытались вскипятить воду но у нас ничего не получалось. Вода не закипала. Видимо был слаб огонь и толст котел.

Другим моим приятелем оказался Ванька Харламов с ним мы играли в их саду в малиннике. Из сухой малины строили дома заборы и так увлекались что бывает выходили из малины когда были уже сумерки. И там мы долго бы играли если бы Ванькин старший брат Сергей не обнаружил наше игрище и основательно разорил так что и восстанавливать уже не было охоты. Нужно заметить что так уж было заведено что старшие всегда вредили младшим, и не считались с тем что они обижают меньших. Они считали это в порядке вещей, как будто так и надо ведь они старшие и могут диктовать что им вздумается.

Гражданская война

О №19

Как шла гражданская война я просто не помню. Сколько мне было тогда лет, я еще и с внутреннего двора не выходил. Как свершилась революция тоже не знал, об этом мне поведали уже в школе. Помнится говорили что белый генерал Булак-Балахович от Пскова движется к нам но до нас он так и не дошел видимо доблестные советские солдаты его не пустили. А еще помню через нашу деревню шли солдаты красные, были остановивши у нас в деревне. Несколько командиров квартировали и у нас. Еще угощали солдатским хлебом. Вот вкуснотища я с тех пор такого хлеба не едал. А вот тот помню. Когда они собрались ехать дальше. Согласились прокатить нас с Лидкой. У этих командиров был на вооружении осел, а для него сделана специальная легонькая тележка. Так вот в эту тележку запряженную ослом усадили нас с Лидкой как молодых и мы поехали. Проехали всю деревню, а как выехали за деревню, солдаты нас сняли с повозки, а сами поехали дальше по дороге к кладбищу. Мы долго им махали руками пока они не скрылись за пригорком и тогда мы побежали домой.

Вот пожалуй и все что осталось у меня в памяти от того как в нашей стране установилась советская власть.

И в заключение хочется отметить если к каждому осколку прибавить немного лирики природных явлений как это делают настоящие писатели. Получился бы не плохой и не маленький занятный рассказ. Но для этого надо много работать, а у меня сейчас задача другая, все детали ухватить как можно сжато, но не упустить никакой мелочи. Может впоследствии я попытаюсь какой=то осколок написать более подробно, а может если жизнь еще продлится, попытаюсь и все осколки расширить до отдельных историй.

Пора в школу

О №20

Шел 1919 год. Страна еще не успела опомниться от революции. В стране разруха. С питанием плоховато. С одеждой тоже.

А мои годы между прочим пододвинулись и пора в школу. В это время контроль мать совсем ослабила и даже записываться в школу разрешила пойти одному с мальчишками одногодками от которых раньше так охраняла.

Вот и школа подошла моя очередь записаться я назвал свою фамилию Васильев, а ребята запротестовали они говорят мне фамилия Ванюхин это по матери. Другие говорят что Шмыков. Не знают что отец и его братья давно уже сменили фамилию Шмыков на Васильевых. Все-таки я записался как Васильев, и подсказки мальчишек ни к чему не привели.

Вот я и ученик. Ученик сельской школы почему-то нас зачислили туда хотя записывались в здании железнодорожной школы. А в сельской-то школе и помещения подходящего не было. Гоняли с места на место. Занимались в здании бывшего волисполкома потом там организовали "Дом крестьянина". Затем перевели в дом Яблочихи. Но и там долго не продержались. Потом в этом здании разместился нарсуд. Наконец нас перевели в бараки в так называемом местечке Березки. Там было два класса и учеников было много. 1-2-3 и 4 класс. Занимались в две смены. И учительниц было две.

В школу я пошел подготовленным. Много уже книг прочитал, неплохо писал и решал задачки. Так что соседи списывали с меня уроки тоже получали неплохие отметки, и учительница удивлялась как это в классе уроки делаются хорошо а домашние задания плохо. Не подразумевала что они списывали. А мне же уроки давались легко, я все выполнял на лету. И поэтому особенно первые три класса считался лучшим учеником. Многим ребятам учительница говаривала: "Суконный твой язык" за неправильно произнесенные слова. Мне ни разу такое замечание не делалось так у меня все шло гладко и все правильно. Отец мне приспособил под книжки дедушкину пастушью сумку. Вместительная и кожаная, книжки можно сохранить и от дождя. В школе парты были большие по 6 человек садились, вот тогда и соседям с обоих сторон было списывать удобно.

Учительница первая моя

О №21

Вот мне просто представляется что каждый человек который проучился скажем хотя и один класс. Это значит у него тоже была первая учительница. Вот и у меня конечно была. Первая моя учительница Зинаида Герасимовна. Учиться я начинал в сельской школе там было четыре класса ребят. Две классные комнаты и две учительницы. Одна была Анна Ивановна высокая и казалось суровая учительница. Долго учительствовала, но пришла старость - Анна Ивановна ушла на пенсию, а потом дом престарелых и конец существованию.

Вторая учительница в нашей школе была моя первая Зинаида Герасимовна. Молодая женщина тогда еще девушка. Как и сейчас стоит передо мною такой как была 60 лет назад. Аккуратная, русые волосы зачесаны в прическу опрятно одетая и я бы сказал что красивая. Правда немного красоту скрадывала бородашка огромная под правым глазом. Но это нисколько не умаляло ее достоинства. Я не знаю, как для других ребят, а для меня все объясняла понятно. Науку я ловил на лету а объяснения Зинаиды Герасимовны так кирпич по кирпичику и укладывалось в голове. С Зинаидой Герасимовной мы учились три года. А потом я перешел в другую школу. И вот здесь-то и проявил свою неблагодарность. Не постарался увидеть хоть раз или хоть бы открыткой поздравить с каким праздником. Вот за все шестьдесят лет не собрался этого сделать. А жаль. Здесь не помню от кого я слышал что Зинаида Герасимовна живет в Порхове. То что она вышла замуж за Кострова я слышал раньше. И вот живут рядом и я не пытаюсь о них хоть что-то узнать. Как нехорошо. Свинство. Но как бы не было может Зинаиды Герасимовны уже и в живых нет. Но вот она передо мною все такая же, как в 1919 году.

Фридка и Цветков

О №22

Все больше убеждаюсь в том что нами кто-то руководит. Однажды нам было дано задание поколотить Фридку. Ученик из нашего класса, а за что его наказывать мы не знали. Просто должны побить и все. Без всяких вопросов "зачем и почему". И мы слепо выполняли всякие нелепые поручения Фридку побили, а за что не иначе как только за то что он не русский, за то что он эстонец. Значит антисемитизм прививали нам. А это никак не укладывалось в моей голове. Конечно после того как Фридка был побит он пожаловался учительнице и вот мы в наказание поставлены перед классом. Какой стыд. Зинаида Герасимовна нас отчитывает и мы не смея оправдаться стоим опустив головы. Но вот учительница разрешила нам пойти и просить прощения у Фридки. Я первым этим и воспользовался но увы от Фридки прощения не получил. Из-за этого Зинаида Герасимовна перенесла свой гнев на Фридку, а мои сверстники поняли что прощения не получат и никто больше прощения не просил. Ведь наша учительница могла и гневаться. Больше с Фридкой у нас встреч не было. Но в эту же зиму мы получили от руководителя, а им оказывается был Шурка Войткуль Володькин брат, новое задание. Заключалось в том, чтобы побить Цветкова тоже нашего сверстника. А за что побить бог его знает но мы и Цветкова побили. Этот мальчишка оказался поживей и он вырвался от нас и убежал оставив нам свою шапку. Мы долго издевались над его шапкой, а потом бросили истерзанную шапку ему вслед и по дались домой.

В обоих случаях по-видимому я принимал неактивное участие, за что мои же товарищи после уроков колотили меня. Колотили много, и по всяким случаям. В общем дружба как-то не получалась и я в этом все больше и больше убеждался. Приходя часто к решению отказаться от товарищей которые затягивают меня куда-то, куда мне и не хочется.

Первый стыд

О №23

Как-то еще в дошкольные годы мне дядя Коля Голубев на день рождения подарил денег полный рубль. А я уже в то время знал что в рубле сто копеек и стал сомневаться почему дядя говорит рубль, а дед только семь монет. В то время в ходу были деньги бумажные как теперешние почтовые марки пришлось идти к дяде Коле и выяснять мои недоразумения. И он терпеливо мне доказывал вот эти шесть синеньких по 15 коп, а вот эта розовая по 10 коп. И выходит сто копеек. Возвращаться было хотя я и понял все но было стыдно. Как это я сам не смог сосчитать до 100.

Но этот случай еще туда-сюда. Был случай еще жестче.

У нас была как бы традиция каждую субботу ходить в баню. Одно время у дяди Николая баня была неисправная требовалось переложить каменку. В то время у дедушки еще своей бани не было. И попав в такое время что баня неисправна, родители договорились с дядей Сашей Росенковым истопить их баню. Разрешение было получено. Баня истоплена. Мужчины как уж заведено идут в баню первыми. Они вымылись пошли и женщины. Я как мамин питомник ходил в баню вместе с матерью. А на этот раз попал в такое положение что в бане мылась Зина Росенкова года на 2 постарше меня и хотя в бане было сумеречно, я ее не видел. Да еще не мог увидеть и потому что был близорук. Но достаточно было знать что в бане моется Зина, я не смел глянуть в ее сторону. Одна задача была я поторапливал мать чтобы скорее вымыться. А когда все же наконец я был вымыт я как ошпаренный выскочил из бани и с тех пор больше с матерью в баню ходить не стал. Вот заразительно подействовал на меня первый стыд. В баню стал ходить с отцом. Да и пора уж было набираться мужества и кончать быть маменькиным сыном. Ведь я должен стать учеником. Значит надо набираться больше самостоятельности, надо становиться мужчиной.

Квакины

О №24

Повесть Гайдара "Тимур и его команда" наверно читали все. Так вот в противоположность Тимуру и его команде там становились Квакины. Да видимо у всех мальчишек были свои генералы и свои Квакины. В нашей деревне я к Квакиным отношу всех деревенских мальчишек которыми руководил Шурка Войткуль. И нужно заметить что Шурка был выдумщик большой. Помнится зимой собрал нас человек 15-20 и мы пошли топтать снежные сугробы. Шурка идет впереди и путь свой направляет где больше снега. Мы идем цепочкой за ним. В иных местах снег был выше нас. Для чего это, пожалуй он и сам не знает. Как результат мы все вспотели рубашки вымокли, а снаружи от снега стали мокрые пальто. Дело закончилось тем что нам от родителей дома попало как следует.

Вот что-либо такое придумает, а мы как слепые курята следуем его указаниям. Или вот еще случай. Весной в половодье он собирает мальчишек и мы идем на речку. Лед прошел. Половодье. Мы все мастерим плотики устанавливаем на них церковные свечи и пускаем плотики на воду, наблюдая как огоньки плывут по реке. И никому в голову не приходило что ведь это задание может кончиться пожаром а если вода не зальет свечу и она подплывет к стогу сена или сараю залитому палыми водами. Вот и пожар. Нам об этом Шурка конечно не говорил, а спрашивать у него мы не имели права.

А то отберет несколько человек более проверенных и идет в лес. Там разводит костер и водопроводные трубы в которых один конец заглушен, наливает водой забивает деревянную пробку и кладет на костер. Когда вода в трубе закипает раздается взрыв. Пробка вылетает в одну сторону, а труба в другую. Конечно очевидцам не грозит ничего они предварительно уже находились в укрытии. А вот взрыв давал удовольствие нашим деревенским Квакиным. Это еще не все придется еще несколько осколков посвятить нашим деревенским Квакиным.

Трам-тара-рам

О №25

А вот еще одна выдумка Шуркина. Как и всегда он собирает своих подопечных. На этот раз и я попал в его компанию. И всей ватагой идем на железнодорожный путь. Там набираем по два кармана камней и пошли путешествовать по улицам поселка. Против каждого дома крытого железом останавливаемся. Выстраиваемся в ряд и по его команде бросаем камни на крышу. От ударов камней по железу получается такой тарарам что хоть уши затыкай. Заряд произвели и бежать с места преступления до следующего дома с железной крышей. И опять все повторяется сначала. Команда бросаем камни и бежать. И так по улицам много раз. Последним нашим объектом был дом бывшей барыни. Сейчас там разместился приют. Детский дом. А какое дело Шурке до сирот которые там живут. Он опять командует. А дом-то высокий двухэтажный кто-то добросился до крыши. Кто ударил по пристройку, а сам Шурка и его близкие специально ударили по окнам. Здесь уже получилось такое что страшно сказать. Трам-тара-рам по железу и звон разбитых стекол все смешалось. А наше дело что мы бежать. Конечно все шло благополучно никто за нами не гнался но ради профилактики надо было бежать. А бегать мы умели. Игра в попа-загонялу нас к этому приучила а эта игра заключается в том что мы рюху (городок) забиваем все дальше и дальше бывает угоним и на километр, а потом оттуда бежим сломя голову, чтобы не остаться последним и не водить еще раз.

Вот такие проделки как-то не укладывались в моей голове. Все чаще и чаще я самостоятельно приходил к заключению что эта компания как-то не подходит к моему воспитанию, а оно это воспитание все же хоть и не сознательно а все же приходит в мои думы.

Тук-тук-тук

О №26

А вот и еще одно неприличное действие. Жил недалеко от нас Иван Матвеевич, в деревне его называли просто Ваня Грязной. Крестьянин он был нерадивый, а характер был вспыльчивый и мог в азарте наговорить бог знает что. Конечно мальчишки знали каков он есть, и вот с ним=то и проделывали такие шутки и не раз. Однажды и я был участником. К двери его дома привязывали бечевку, а второй конец куда-то подальше за чей-либо угол. И шутка начиналась стоя в укрытии мы дергали за бечевку, а она приводила в движение щеколду на двери и получалось как будто кто хочет к ним войти. Ваня не раз выйдет в коридор, спросит "кто там" но ему конечно никто не ответит и он снова уходит на квартиру. Но стоит ему выйти из коридора как стук повторяется. И так без конца пока у него не лопнет терпение. Тогда он выскочит на улицу и обнаружит бечевку и по ней попытается найти виновников. На этот раз он быстро сообразил о наших проделках и скоро выскочил из дому да еще с топором в руках. Мы видя серьезность положения конечно покинули свое укрытие и бежать вдоль деревни. Ведь ноги нас не раз выручали. Ваня бежит сзади но где ему успеть за нами. Обычно и летом мы выходим вечерять в валенках, а здесь валенки разули взяли их в руки и босиком утекать все быстрее и быстрее пока не убедились что погони нет. Вот такие шутки придумывал Шурка, а мы по-прежнему кривя своей совестью слепо его выдумки выполняли.

Но в компании когда все идет дружно, Шурка всегда был на нашей стороне. Однажды даже был такой случай. Не помню за что и учительница нас оставила после уроков. Чтобы мы не скучали к нам пришел и Шурка и тогда мы общими силами весь вечер шинковали капусту для своих учительниц. Хоть мы были и наказаны, а наказание выполняли без нужды весело и при работе.

Мы фантазируем

О №27

В пятом классе я догнал в учебе Шурку. Полный год мы учились в одном классе, а потом я остался на второй год, а Шурка перешел в шестой. Так вот в этот год нам пришлось работать вместе. Почти ежедневно мы вместе готовили домашние уроки то у нас то у них. А сделав уроки мы стали часто и фантазировать. Вот к примеру почему-то нам тяготела речка Орларева (?). Это небольшая речка, местами летом и пересыхающая, так вот эту речку мы решили сделать судоходной, а суда придумывали такие чтобы пересохший ручей не мешал движению. Мы к своему кораблику пристроили откидные шасси так чтобы где корабль не мог плыть он выкидывал шасси упирался колесами в берег и продолжал идти своим курсом.

Ну раз по речке прошли корабли значит надо для них строить пристани. И у нас на столе появлялся чистый лист бумаги и мы придумываем дальше. Вот и пристань, большое здание со всеми отделами для обслуживающего персонала. С причалом для кораблей и с маяком на котором будет гореть огонь указывая путь проходящим судам. И дальше раз на пристани стали работать люди, значит надо думать и об них. Вглубь от речки выросла улица на которой появились магазины, клубы, школа и прочие необходимые для существования учреждения. А затем вправо образовалась еще улица где стали жить люди воображаемого уже города где появился и горсовет, и райком партии. И день ото дня город у нас все разрастался. Затем решили издавать для этих же людей и газету. В это время я у Шурки был признанным личным секретарем. И выпускать газету было поручено мне. Газета небольшая на тетрадном листке, а заголовок меняли с каждым номером. Выпуская газету я стал придумывать и заметки так было положено моему сочинительству. Очерки, фельетоны стали все чаще появляться в газетке которую я выпускал. Тогда же появился большой рассказ "Спутники" который я помещал с продолжением. Это было начало моему сочинительству и это я унес с собою когда вконец порвал дружбу с деревенскими мальчишками.

Ледяная купель

О №28

А вот это происшествие произошло с нами без указаний от руководителя. Мы одноклассники пятеро пошли кататься на ногах по льду. Дело было поздней осенью лед-то еще как следует не установился, и мы решили покататься. А еще лучше пробежать по такому льду который под ногами зыблется. Вокруг деревни было много искусственных водоемов, в деревне их называли "копанцы" вот по ним-то мы и решили позабавиться. Сначала все шло хорошо но вот один копанец нас подвел. В нем с осени мочили лен, и поэтому лед был хрупкий как только мы вышли на лед он провалился и мы все очутились в воде с головой. А осенью вода была жуть как холодная. Поплавать нам пришлось не одну минуту. Пока мы обломали лед и приблизились к берегу, а у берега было не легче. Копанец был с деревянным обрубом и нам было никак не выбраться, пока мы не вытолкали одного, затем другого а потом уж те с берега за руки вытащили остальных из воды.

Я может до этого не додумался бы но мои товарищи были сообразительнее и они надумали пойти в ближайшую баню. А бань там было много на счастье баня оказалась топленой.. Значит люди там в тот день мылись. В бане все разделись белье выжали вроде все в порядке хуже было со мною. В те годы плохо было с обувью. Отец мне смастерил русские сапоги. Голенище из брезента, а подметки деревянные. Брезент в воде намок и я никак не мог разуть сапоги. Из-за них не мог выжать и брюки так как через сапоги их было не раздеть. Так в мокрых брюках я дошел до бабушки Шмычихи тогда она жила с дядей Семеном, он еще был холостой. Бабушка меня разула, одела в одежду дяди Семена а белье все высушила. После этого я побоялся идти домой и перебрался к бабушке Насте. Там меня водворили на печку, где я сидел тихонько когда пришла мать разыскивая пропавшего сына. Ей сообщили что я нахожусь у них и пусть он мол у бабушки и ночует. Мать чтобы убедиться что я действительно жив заглянула на печку, и обнаружила еще мокрые подвязки и так было выяснено почему это я решил ночевать не дома.

Продолжение

О №28а

Для меня эта ледяная купель обернулась большим несчастьем. Так как я долго находился в мокрых брюках, то эту часть тела от колен до пояса я переохладил и начали меня мучить фурункулы. На языке простых наших деревенских людей чирьи мучили всю зиму. Один проходит, а на его место пять новых. Вот уж пришлось повозиться со мною родителям. Бывало к субботе меня так скрючит, что я не мог распрямить ног. И вот в субботу отец на руках меня несет в баню. Там вымоют распарят, ноги мои выпрямятся и с бани уж я иду своим ходом, а к следующей неделе опять из меня получается крючок и снова отец меня несет на руках. И так всю зиму. Пока я болел мои сверстники ни один не пришли меня навестить. Может это, а может все же сыграл большую роль мой характер, но после болезни я тоже не пошел к школьным друзьям. И дружба наша этак расстроилась совсем. Я остался один.

Ну уж если я начал говорить о болезни то нужно напомнить что к этому времени я переболел брюшным тифом. Это время у меня почти истерлось из памяти. Помнится лежал у окна, смотрел на улицу и мне было даже не интересно что на улице весна. Кроме того у меня была трахома, все ходил к врачам и мне ее прижигали ляписом. Долго ныл глаз после прижигания. Но помню все-таки вылечили. Была и чесотка, а уж гуси (?) то каждую весну.

В это время когда я остался без друзей со мной случилось еще вот что. Задняя часть огорода у нас использовалась как сенокосная. Там было две огромные березы. У одной дедушка хранил жерди, колья для вешал под урожай, а весной обычно из этой березы мы набирали березовый сок. А там в углу в самом заду участка была еще огромная береза. От делать нечего я решил залезть на эту березу и конечно залез, а вот обратно спуститься уж никак не смог. Все мои попытки увидел дядя Петр Росенков он жил как раз против этой березы через дорогу он сходил к моим родителям сказал что я попал в неприятное положение тогда родители дед и мать пришли ко мне с лестницей и сняли с березы. Конечно было сказано много неприятных для меня слов но что ж поделаешь, ведь я сознавал что в этом случае конечно никто не виноват, и все что я заслужил надо получать сполна.

Пожар

О №29

1922 год оставил в извилинах моего мозга неизгладимую складку. И вот почему. Как сейчас помню было воскресенье. Женщины пекли пироги. Я подольше поспал и часов в 10 еще вялым вышел на улицу. И вот здесь бежали люди и кричали "пожар" действительно на станции был пожар. Люди были в церкви и в одной квартире женщина ушла молиться богу оставив горящую лампадку у икон. На улице был легкий ветерок. Окно было раскрыто ветерок шевельнул занавеску она коснулась горящей лампадки и вот начался пожар. Ох какой это был пожар, страшно подумать. Огонь неистовствовал пожирая все новые и новые дома. В поселке началась такая паника. Ужас. На всех постройках сидели дежурные с ведрами воды. Над поселком стоял дым и летали горящие головни. И почему это когда пожар обязательно поднимается ветер. Горящие головни падали на постройки и там начинался пожар. Дежурные смотрели зорко и конечно не давали огню воли. Вокруг нашего дома было много загораний но все кончилось благополучно.

Начали вывозить вещи в безопасное место так как пожар приближался к нам все ближе. В телеге и своим тяглом. Мужчины, женщины увозили свой скарб подальше от построек. Дедушка с помощниками вывозили вещи в задний огород к Ване Гришкину. Так как паника крик беготня, нашлось дело и для меня. Я был оставлен сторожем у вывезенных вещей. Пожар бушевал весь день были приехавши пожарные части из соседних городов. И только к вечеру пожар ликвидировали но и он ликвидировал очень много. Когда вещи увезли обратно, и я освободился я первым делом побежал в город на пожарище. Жутко было видеть, кругом черные обгорелые бревна, дымящие еще головни но все было тихо. В этот раз я на пожар сходил не зря, набрал большую горсть гвоздей хотя они и перегорели, забивались трудно, но все же может и пригодятся.

А когда вернулся домой мне опять попало от родителей. Зачем это я без спроса, без их разрешения ушел на пожарище и зачем то мне понадобились горелые гвозди. Но дело было совершено и я видел пожар своими глазами может поэтому он так и отпечатался в моей памяти.

Поповский сад

О №30

Поповский сад был огромный и в то же время казался недоступным. Но ведь у всех деревенских ребят было любимым занятием делать набеги на чужие огороды и сады. Ведь какие вкусные огурцы, морковь, репа из чужого огорода. А сады это уж мальчишки доподлинно знают у кого какие яблоки и как ими можно воспользоваться. И вот перед нами была поставлена задача сделать набег на поповский сад. Поставили часовых на улице против поповского дома и когда получили сообщение что поп с попадьей сели пить чай, значит подошло время действовать. Но ведь в саду есть еще и сторож. Да и забор не простой из бревен которые может на полметра врыты в землю. Но ничто уж не могло остановить. Под забор сделали подкоп так что несколько бревен легко можно отодвинуть и пролезть в сад. Лаз сделан и вот в сад пробрались самые опытные. Сторож сидел в сторожке. Лазутчики тихо подобрались и сторож был накрепко закрыт в сторожке. Сигнальный свисток и мы человек может 20 уже в саду. Работа пошла быстрая, говорить некогда. А когда с улицы раздался тревожный свисток, что означало что поп кончил чаевничать, в саду уже все были нагрузивши яблоками. И одна минута и в саду никого не осталась, а еще минута и вся компания была далеко от сада.

Говорят что поп напившись чаю вышел из дома подышать перед сном чистым воздухом. Прошел в сад и там обнаружил что его нынешний сторож сидит взаперти. По саду много разбросано яблок которые даже не пытались подбирать, но еще и много было обнаружено ломаных сучьев.

Конечно сторожу досталось, поп разгневался а еще больше когда обнаружил подкоп под забор. Но теперь уж поздно, ребята свое дело сделали и теперь наверно этой осенью набег на поповский сад не повторится, так перед ребятами еще стоит много садов и огородов которые еще предстоит им проверить сделав очередной набег.

Ночь на Ивана Купалу

О №31

Много обычаев интересных, а подчас и нелепых было у наших предков и все они передавались из поколения в поколение усовершенствуя из года в год. Вот в ночь на Ивана Купалу, а через неделю и на Петра всегда происходило необычное за деревней собиралась молодежь от женихов до малолеток, там жгли костер а затем смоляную баклагу зажигали и поднимали на кол вверх что выше тем было интереснее. Там на поле долго гуляли пока наступали сумерки, а в сумерках начиналось такое что сразу и не опишешь. Все крестьяне знали что может молодежь сделать в эту ночь, поэтому все что можно взять прятали. Но молодежь находила себе дело. Вот такое как я был тогда затеяли игру у окон бабки Агнильничихи мы играли чтобы ее отвлечь, а бабка наблюдала что раз мы играем спокойно значит все идет нормально, а не подумала о том что повзрослее ребята уж знают свое дело у нее же. Зашли сзади, вылили воду из железной бочки. Подняли ее на крышу и вновь налили водой, а заодно и дымоход прикрыли. Пусть утром как затопит подышит дымком. Николаха Борода один в деревне имел четырехколесную телегу и держал ее в специальном сарае но это его не спасало телегу вывозили, поднимали на сарай и там вновь собирали.

Однажды даже женихи умудрились вынуть баню Луки Аннухина из-за огородов к нему же под окно. Все телеги, сани в эту ночь находили место на площади. А однажды собрав борон штук десять все повесили на провода и это послужило большим предупреждением. Вмешалась милиция и с тех пор эти чудеса на Ивана Купалу стали отмирать а сейчас наверно уже мало кто и знает что делалось в эту ночь.

У нас в огороде стояла сторожка и тоже не раз была вынесена на площадь. А зачем же в этом случае сердиться таков обычай завещанный не нами. Мы его только поддерживали как смогли и пока была на это возможность.

Пасха

О №32

"Пасха - яйцам встряска" - так говорит народная мудрость. И хотя сейчас этот праздник отмирает сам по себе, все же есть еще люди которые придерживаются этих старинных традиций. Во-первых к этому празднику красится масса куриных яиц. Яйцами катают, бьются и вся земля вокруг усеяна разноцветными скорлупками. Яйца красят в разные цвета в какие только придумает хозяйка. В этот день пекут куличи, делают творожную сладкую массу. Ребята прямо на улице едят яйца без всяких подсобных специй. Кругом скорлупки и скорлупки. А в ночь перед пасхой украшают церковь и мой отец принимал активное участие в украшении церкви. Делалось очень много цветных фонарей. В них зажигались свечи и поэтому ночью церковь блистала разными огоньками. Верующие молились целую ночь. Вокруг церкви устраивались церковные шествия и в это время за церковной оградой палили из ружей, рвали петарды шуму было много.

До революции даже железнодорожники не работали полную неделю и всю неделю длилось это празднество. Церковь в это время колокольню держала открытой и всякий кто хотел мог звонить в колокола а желающих всегда было много. Отец мой тоже ох как любил позвонить в колокола. Всю неделю над деревней стоит перезвон колоколов. Когда и кто звонит с толком получается интересный концерт а кто звонит лишь бы получался звон да погромче не важно что без толку.

Таких годовых праздников было в году когда до революции всех рабочих отпускали на каникулы. Мастерские закрывали и рабочий народ гулял полную неделю. Пьянка была беспробудная, вино лилось рекой. Это праздники Пасхи и Рождество. Кроме годовых праздников были еще и престольные, это такие когда какому-то святому празднует одна деревня, а так как святых было очень много то всем деревням хватало праздников.

Новый год

О №33

Новогодний праздник в те далекие мои детские годы был славен не только из-за того что начинал новый год, а еще из-за того что вливал второй заряд бодрости и придумок в население. Незадолго до Нового года 25 декабря ежегодно празднуется годовой праздник Рождество. А в Рождество всех рабочих уж не считая нас учеников распускали на неделю на каникулы. На Рождество, а потом и в течении всей неделе по деревне ходили ряженые. Ходили по квартирам колядовали пели песни плясали. Делали все что мог каждый придумывать. И ходили обязательно с мешком так как в каждой избе колядующим что-либо подавали, горсть конфет, пряники или даже кусок рождественского кулича. А девчонки бегали под окнами и спрашивали "как суженого звать" им из избы кричали "Семен" или там "Матвей" и они с хохотом бежали к следующей избе.

Рядились кто как мог, вот к примеру дед любил рядиться лошадью. У него специальные одежки были и он разъезжал по избам на своем коньке. А еще по рассказам я припомнил такой случай, мальцы которые уже женихались устроили похоронное шествие, кто-то был наряжен в белое полотно, как усопшего несли на скамейке а чтобы не свалился был привязан к скамье. Были здесь и плачущие, и клоуны, конечно, были певчие и поп. И вот когда эта процессия шла по деревне к ним навстречу шел настоящий поп. Мальчишки струсили и бежать в разные стороны, а "умершего" бросили вместе со скамьей в снег. И пришлось всамделишному попу высвобождать покойника из веревок. Еще не закончились каникулы, а здесь подоспел Новый год, опять колядки, опять ряженые это второй взрыв самодеятельности. Кроме того еще на Новый год обязательно наряжают новогоднюю елку. Сколько веселья, шуток, смеху. А сколько губили елок. Много губили и березок к празднику Троицы. Все стены наряжали березовыми ветками, а под окном втыкали полные березы. Праздники веселые но вредные для природы.

НЭП

О №34

Новая экономическая политика это курс партии на отступление конечно временное чтобы взять правильный разбег к богатству, к хорошей жизни людей.

Для меня НЭП что неопределенное, я в то время конечно в этом деле ничего не понимаю но помню что в этот период даже в нашем поселке столько развелось торговцев, столько понаоткрывали частных лавочек, хоть пруд пруди. В это время наш поселок отмечал три престольные праздника "Вознесение", "Илья" и "Михаила". А в эти дни скоплялось столько народа, ужас. Были такие народные гуляния что конца не было людскому потоку. Все эти гулянья проводились у пожарной каланчи и по всей территории нынешней Социалистической улицы. Ну а торговцы конечно устраивали свои палатки в ряд как на базаре. Торговля семечками, леденцами, пряниками шла довольно активно. Да и наверно прибыльно раз все торговцы устраивались для торговли в эти дни.

В один из таких праздничных дней к нам в гости из соседнего городка приехал мой двоюродный брат Егор. Он был постарше меня с ним мы пошли на ярмарку, и там он встретил знакомую девушку тоже из их городка и они были знакомы. Звали ее Груша и она приехала в гости к Чистякову торговцу. Пока мы были на ярмарке Чистяков Груше дал горсть леденцов и дорогой она решила нас угостить. Подставила руку с леденцами Егор взял одну или две а я убрал все остальное. Почему я так сделал, я и сейчас не могу сообразить но что поступил нетактично это понятно. С ярмарки мы пошли в лес там тоже было гулянье. Вышли на полянку Груша села, а Егор лег и положил голову к ней на колени. О чем они разговаривали я не знаю. В любви в те годы я не разбирался, но у них был такой разговор, что я был лишним и они часто меня посылали собирать цветы поповник. Я конечно понимал что я им мешаю, но девать-то меня было некуда и они хоть и трудно но переносили мое присутствие. Егор был уже женатым когда из ревности застрелил жену и себя ранил, получил срок и дальше я об нем ничего не знаю.

Нас трое

О №35

После того как я выбрался из болезни и избавился от фурункулов, как-то сразу порвал связи с деревенскими мальчишками. Оставшись один я стал задумываться ведь без друзей скучно. Сначала с братом Толей мы стали чаще встречаться. Он жил от нас далековато. А потом к нам присоединился еще Шурка бабин Пашкин. Вот втроем мы и стали играть. А впоследствии составили костяк нашей новой группы. Помнится когда договорившись с дедушкой и получив разрешение ходить в лес в котором он был лесником мы втроем пошли в лес. Недалеко от опушки решили построить себе убежище. Топоренко был взят с собой. И гвозди которые я набрал на пожарище. Мы соорудили остов, но на первый раз устали и решили будем строить дальше в следующий приход. Так мы и ушли из леса. Но в следующий раз когда мы пришли в лес мы свою стройку не нашли. В это время к нам присоединился Гавря еще один друг и вторую стройку мы уже вели вчетвером но об этом позднее.

Часто собирались на хлев, где было сооружено нечто вроде красного уголка и там вели беседы, что нам предстоит делать. Там мы решили выпускать журнал "Бор шумит". Я решил продолжить свои знания в этом деле полученные от Шурки Войткуль. Мои товарищи решили мне помогать давая заметки. И дело пошло. Этот журнал мы выпускали несколько лет подряд. Вначале один номер в месяц а потом дошли до еженедельного выпуска. И как это все было интересно. Выпускали и свою стенгазету. Этот выпуск был поручен Толе Голубеву, который был моим двоюродным братом. Нужно еще заметить что в это время я еще вел и личный дневник, а также писал материалы для журнала. Делов интересных было много и нам скучать время не было.

В ночное

О №36

Стараясь как-то помогать дедушке в ведении крестьянства, я шел на любые посильные дела. И вот дедушка меня посылает с лошадью в ночное. Пасти лошадь в лесу. Ребят собралось много и вместе с нами всегда ездили Ваня Золин и Борис Марушевский. Однажды после большого дождя мы отправились в ночное. Речка которую нам предстояло переехать вышла из берегов. Но мы знали что есть брод и по нему мы можем перебраться. Кто-то попав в брод. Разглядеть его было трудно все было залито водой. А я на своем "Бурке" в брод не попал. Лошадь с берега ухнула в ручей, а я через его холку как блин слетел тоже в ручей. Хорошо что лошадь у нас была умная и выбравшись из ручья она остановилась как вкопанная. Я собрал свои манатки забрался на "Бурку" и поехали дальше. Лошадей пасли в том месте где несколько дней назад мы с ребятами сооружали хижину, и когда собирали хворост я наткнулся на постройку и никому не говоря ее разобрал и сожгли на костре. Вот потому-то мы ее и не нашли когда пришли достраивать. Конечно у костра я высушился. Лошадь ходила рядом. Особых трудов не составляло, старики улеглись спать. А мы с ребятами всю ночь проговорили сказки. А на обратном пути уже ехали галопом кто кого обгонит.

Еще несколькими годами раньше меня дедушка решил научить управлять лошадью во дворе посадил на лошадь дал в руки повод и рассказал как управлять. И я поехал. Лошадь шла тихо мне нисколько страшно не было. Выехали на дорогу. Мне надо было натянуть какой-то один повод, а я этого не сообразил. Лошадь пошла прямо. Потом прыгнула через канаву и я сходу очутился на земле. Лошадь надо мной встала как вкопанная, и к счастью я нисколько не ушибся.

Здоровая зависть

О №37

Вот сейчас вспоминая свое детство как завидуешь теперешней молодежи. В современных условиях будь бы мы, то сделали бы столько хорошего что и представить нельзя. Ведь наше детство проходило когда страна переживала разруху. Еще много не хватало, чтобы улучшить жизнь. По вечерам пользовались керосиновыми лампами, а как бы они не были светлые, с электричеством их не сравнишь. Вот сейчас бы ставить теневое представление прожектор нам ох как бы помог. А в те времена какие-то от лампы и тени получались расплывчатые. Не было у нас в те годы еще и радио. А о телевизорах еще наверно никто и не думал. А сейчас транзисторы, почему бы нам его не заиметь и ходить в лес со своей музыкой. Но увы в те годы те годы были не те. В нашем поселке был всего один фотограф, а сейчас идет первоклассник, и на груди уже висит фотоаппарат. Вот бы нам в то время сколько бы наделали снимков для своего журнала. Мотоцикл был в поселке только один а велосипеды тоже были редкость.

Хотя мне отец купил старенький в этом особо обижаться не приходится, а сейчас ... (?) уже дети имеют велосипеды. А у подростков и девочек у всех имеются велосипеды. Вот и хочешь или не хочешь приходится завидовать теперешней молодежи сколько у них привилегий, о которых мы и думать не смели.

Помнится нам родители купили балалайку, какое это было счастье, а ведь и цена-то была невысокая, а сейчас в пять лет детям покупают пианино. Учитесь, не ленитесь. Ну как тут не позавидуешь. В наше время зимой бегали босиком. Помнится дедушка по моей просьбе сплел лапти, и хотя я пожалуй ни разу их не обувал, но он выполнил мою просьбу. Эти лапти я вручил Шабашкиным ребятам их было трое и они эти лапти всю зиму носили по очереди.

Стихи, стихи

О №38

Еще когда я учился в пятом классе со мной вместе училась девчонка Зоя Косицкая. Не собираюсь утверждать сама она написала или позаимствовала у взрослых. Но она на листке тетради написала вот такое стихотворение:

Девки ой, мальчишки ой,

Стоит кадушечка с водой

Девки ноги вымыли

Мальчишки воду выпили

Девки мыли невзначай

Мальчишки выпили за чай

Пойми душа моя.

Написала его на листке и отправила по классу из рук в руки. Девчонки прочитав его выказывали свое восхищение поведением их сверстниц описанных в стихе. Мальчишки многие возмущались за их унижение достоинства, а некоторые просто не придали стиху никакого значения. Стихи как стихи и все.

Для меня же этот стих послужил импульсом для моего стихосложения. В первой тетради моих стихов я поместил это как пролог и дело пошло очень продуктивно. Начинал от маленьких в четыре шесть строчек и вплоть до небольших поэм я наверно ежедневно строчил стихи. И мне они нравились. Вот вспоминаю было стихотворение "Йота Колдушна", когда я его прочитал маме. Мама сделала замечание чтобы я имя Йота заменил. Так как рядом с нами жила Йота и я ее похождения в стихе и описал. Пришлось с матерью согласиться и я "Йоту" заменил на Машу. И еще написал стих "Гриша Коноплин" в нем я описывал страсти своего дружка который очень любил играть в бабки и на деньги. Первым делом я этот стих прочитал дружку и он был очень недоволен содержанием. А я чтобы больше ему не напоминать о содержании не стал повторять чтение. Было еще много больших стихов которые я написал, и даже названия которых уже полностью стерлись в моей памяти.

"Журавиха"

О №39

Пожалуй в каждой деревне крестьяне для удобства общения дают названия отдельным полям. Помнится у нас в деревне было Подосье, Барносек, Попково, Янькины Нивы и другие. Но самое близкое от нас поле это "Журавиха". В тот год оно было засеяно рожью. И рожь уродилась высокая обещала большой урожай. А мы это поле выбрали для своей вылазки на природу, тем более посреди поля была поляна. Когда-то на ней была ветряная мельница а сейчас просто полянка поросшая травой. Вот по бороздам чтобы не топтать рожь и не делать в ней троп, мы человек наверно с десяток пробрались на эту поляну. Девчонки которые постарше должны были приготовить обед. Нажарить картофеля все необходимое было взято с собой. А пока девчонки занимались жареньем, мы с Женей двоюродной сестрой договорились произвести эксперимент интимной связи. Устроились под ракитовым кустом. Я лег на спину, направив свою спичку вверх а Жене предстояло сесть на эту спичку. Две попытки Женя сделала неудачно. Заявив что не может сесть больно. Значит спичка попадала в цель. Ну раз больно пришлось оставить эти опыты. А здесь была готова и картошка. Мы уселись вокруг сковороды и быстро ее уничтожили. И вдруг как из-под земли появился из ржи дед Вася Варушкин. Зачем его принесло незнаем, но он отобрал у нас сковороду, а нас с поляны выгнал. Придя домой мы доложили маме что от нас отобрали сковороду. Мать возмутилась и велела принести сковороду. Пришлось идти. Долго стучали пока дед показался в окне и мы начали договариваться о сковороде. То ли он был глуховат или решил поиграть с нами но мы просим "сковороду" а он нам отвечает "какую бороду" "Какому деду". Все же общими усилиями мы договорились он нам сковороду вынес. А сколько у нас было страху ведь у них была собака большая лохматая "Гек" но то ли ее не было дома. Как бы то ни было мы домой шли с победой неся в руках сковороду.

Странное знакомство

О №40

Строительство дома для дяди Коли шло полным ходом. Крыша уже была покрыта, зашивали фронтоны и обсаживали окна. Чтобы не отвлекаться дедушка мне поручил на лошади ездить в поле и собирать камень для фундамента. И я исправно выполнял это поручение. На одну из ездок увязались сестры Женя и Тася. Им захотелось прокатиться на лошади. С ними была еще незнакомая для меня девочка как потом оказалось Ленка Столярова. Я согласился их прокатить с тем условием что обратно им придется идти пешком. Мое условие было принято и мы поехали. Вот и поле я направил лошадь вдоль межи и стал грузить камень и вдруг Ленка спрашивает у меня "Пил ли я когда качай". Я конечно не понял что это такое и пояснил что пил чай, кофе, какао ног что это за штука не знаю. Тогда она разъяснила что качай это не что иное как интимная связь. Пришлось признаться что такими делами не занимался. Так вот и состоялось наше знакомство, как потом выяснилось что оно было крепкой дружбой, хотя в любовь еще не перешло так как в тот возраст мы еще не знали что это такое любовь, хотя вроде и чувствовалось что-то. И потом в течении нескольких лет нашей дружбы Ленка не раз возвращалась к теме интимной связи, но я был другого мнения, вышло так что я стал охранять ее девичью честь больше чем она сама. Однажды они девчонка пришли ко мне я уже пользовался своей комнатой. Стульев не было поэтому они сели на мою кровать а потом и легли на спину. Платьишки тогда носили короткие, и еще бы немножко из-под платьев наверно выглянул бы и обнаженный живот. Скрипнула дверь кто-то вошел в квартиру. Девчонки моментально сели а я схватил Ленку за платье и натянул чтобы скрыть под платьем обнаженные ноги. Вот так и познакомились.

Есть группа!

О №41

Нас было уже четверо, присоединился еще Гавря, оказавшийся неплохим компаньоном готовым поддержать любые наши начинания. Стал вопрос о создании группы. Во-первых, мы решили не отличаться от девчонок и три моих сестры были сразу же включены в список группы. А затем все могли вербовать в группу но с условием сначала пусть намеченный человек докажет дружбу в индивидуальной дружбе а потом уже обсуждали в коллективе. Так вскоре в группе было 24 человека при этом поровну по 12 человек было мальчишек и девчонок. Но такого деления в группе не ощущалось вопрос стоял так что все должны быть равны. Деление произошло само по себе и по другому принципу. Постарше ребята школьного возраста были более активными и в группу вносили свои разные выдумки в частности девчонки были активными участниками самодеятельности в школе и эту любовь к артистам они старались перенести и в группу. Мальчишки не возражали, так как свободно могли любое выступление проводить с музыкальным сопровождением так как к этому времени у мальчишек на вооружении была гитара, мандолина и несколько балалаек. Вторая группа была дошколята, которые только участвовали в выступлениях как зрители.

Ну группа должна иметь все позывные во-первых герб. Это пять орех лещины на фоне орехового листа. Это условный стук или свист два редких и три частых. Наконец придумали головной убор, с большим козырьком на котором крупными буквами вычерчено название группы. Подумали и об одежде. Установили темно-зеленые спортивные костюмы для всех. Но приобрести такие не смогли. Очень тяжелые были времена. Установили строгую дисциплину, никаких отсебятин. Только общее решение. И главное установили самым первым делом группы было изучение леса флоры фауны. Для этого было куплено много книг по этому вопросу и мы старались наладить учебу, об лесе надо знать больше так мы решили и к этому стремились за все время существования группы.

"Молельня"

О №42

Нас в это время было уже четверо. Это маленькое звено сверхактивных человечков. И так как строительство в лесу убежища было главнейшей нашей мыслью, то мы и решили сделать сначала глубокую разведку в лес. Разведка была удачной и мы вскоре обнаружили четыре больших ели которые были расположены как лучше и не придумаешь. Они строго образовывали углы предстоящей стройки. Так было и решено строить здесь. В кронах выбранных елей метров 10-12 от земли мы заложили убежище. Из потолще жердей настлали пол. А стены заплели хворостом по методу как в деревне заплетают заборы в каждой стене сделали по окну. А с кровлей было хуже. Чем крыть не придумали решили хвойными лапами. Но это оказалось не лучшим материалом для крыши. Лапки высохли и стали осыпаться на голову, за ворот это было неприятно. Принесли из дому газет и подкололи весь потолок так чтобы хвоя не сыпалась на нас. Дедушка о нашей стройке знал как наш доверенный и он не возражал. Вообще он старался нам потакать. Но почему-то он наше строение назвал "Молельня".

Когда я его попросил привезти деревянных реек, он в то время работал на лошади на строительстве он и в этом мне не отказал рейки были привезены и мы из них соорудили в убежище стол и несколько прикрепленных к стене стульев. Все было прекрасно. Мы уже подумывали о веревочной лестнице чтобы по ней заходить в жилище. Но эту задумку так и не осуществили. Зато вокруг убежища сделали идеальную уборку. Соорудили городки и даже организовывали игры. Да разве мало можно было придумать в те годы, а вот насчет фауны и флоры мы установили строгий контроль. Гнезд не разорять ни в коем случае даже для коллекции яйца не брать, взять под охрану все муравейники, и деревьев зря не рубить, сучья не ломать, даже собирая орехи стараться чтобы не повредить дереву. И надо сказать все эти условия мы выполняли добросовестно и честно. Лес свой берегли как сумели.

Интерес

О №43

Между прочим интерес к нашей стройке интерес к нашему убежищу или как говорил дедушка к "Молельне" возрастал с каждым днем. Об этой стройке знали в нашей семье все, да и не только в нашей и в семьях товарищей тоже знали. Ежедневно нам приходилось рассказывать о всех подробностях но это никак не удовлетворяло интересующих, и первым не вытерпел отец. Он решил убедиться своими глазами на наше сооружение. Для этого он пожертвовал полный свой выходной день. И это любопытство его обошлось недешево. Как он потом сам рассказывал он полный день ходил по лесу и вдоль и поперек и все безрезультатно. Уже собрался идти домой как услышал какой-то необычный скрип деревьев. Как будто они были связаны. Но ведь они и в самом деле были скреплены и не в одном месте. Идя на этот скрип он наконец увидел в елях наше убежище. Интерес свое взял. Отец забрался в хижину, там отдохнул. Выпил бутылочку водки и в доказательство тому что он был там оставил на столе пустую бутылку. Несколькими днями позже пошли в свое детище мы с Гаврей и убедились. Пустая бутылка стояла на столе так как и говорил отец. И то ли рассекречивание нашей тайны или баловство погубило все сооружение в пять минут. Гавря залез выше крыши а я чтобы его спугнуть решил поджечь бумаги. Но все было такое сухое, что моментом все вспыхнуло и нам пришлось убегать с места преступления. Когда обежали лес, мы решили убедиться что стало с хижиной. И увы жаль ничего не осталось груда горелых углей и лом стекла от бывшей бутылки.

У меня было два брата помоложе они тоже знали о нашей хижине. Слышали в разговорах но и пользовались моими записями когда меня не было дома. Они тоже заинтересовались и со своими друзьями в лесу который в деревне называют "Пьяная Горка" тоже на высоком дереве соорудили помост. На большее у них не хватило смекалки, да по-видимому энергии. Я лично это сооружение не видел но братья говорили что они часто им пользовались для обозрения сверху.

Экскурсия

О №44

Проникла заинтересованность к нашей стройке и к девчонкам из группы. Все чаще и настойчивее они ставили вопрос о том чтобы их свести на место. Посоветовавшись в верхах в четверке мы решили осуществить это мероприятие удовлетворить желание девчонок. И вот человек 10-12 тех кто в группе был покрупнее а значит и выносливее, собрались и пошли в наш лес.

Посмотреть бы со стороны как эта группа взявшись за руки бежит по полевой дороге. Дорога эта заброшенная ею пользовался только помещик, выезжая в соседнюю деревню, а для крестьян нашей деревни она была ни к чему и поэтому заросла травой и не эксплуатировалась. Сколько энергии, сколько молодой силы можно было бы заметить в этом дружном детском коллективе. Здоровье, задор так и пышет из молодых людей. По решению все той же четверки мы решили подойти со стороны а не по тому пути по которому мы обычно ходили сами.

В лес мы вошли с угла на юго-востоке, и я шел первым правильно выбрал дорогу и удачно вывел своих путешественников к месту. Восторгу было много, и всем хотелось побыть в хижине. Мальчишки забрались легко, но не отставали и девчонки мелькая голыми ногами карабкались к цели. Когда все побывали и убедились нашим творением мы пошли дальше к "Полою" это болотистая часть леса. Там мальчишки как рыцари прошли по болоту наломали по охапке черемухи и поднесли своим паночкам. А влечение к определенным девчонкам за мальчишками уже наблюдалось. Тот путь по которому мы провели ребят впоследствии назвали "Путь Сусанина".

От Полоя вышли на просеку на полянке устроили групповое собрание обсудили итоги нашего похода. Полянку эту мы назвали "Поляной собраний". А после собрания уже по просеке мы вышли на Алехину гору это небольшое поле, засеянное зерновыми. Вот так закончилась наша экскурсия и мы бодро с песенками зашагали домой.

Большой камень

О №45

По мере созревания желания, мы устраивали походы в разные уголки вокруг нашего поселка. По желанию девчонок мы выбрались в чужой лес за большим мостом. Побыли там недолго, особенно нам мальчишкам этот лес не понравился. Болото сухой кочки не найдешь, и посидеть негде. Больше в этот лес мы не ходили.

А однажды решили сделать вылазку к "Большому камню". Если пойти по дороге в сторону кладбища и за него то там по правой стороне в зарослях ольховника был большой камень, это был действительно большой камень. Дорогу к нему мы знали хорошо, поэтому без всяких трудов мы прошли без приключений. Конечно девчонки устали и все уселись в траву вокруг камня. Мальчишки лазили на камень, но это не всем мальчишкам удавалось. А девчонки даже не пытались залезть на камень. Залезая и слезая на камень мы несколько раз демонстрировали свою ловкость и сноровку в таком необычном деле.

Слезая с камня последний раз, я как бы случайно разбежался и повалился на Ленку. Ей я все больше и больше симпатизировал. Моему поступку она не удивилась и не обиделась, только проговорила "что я выдумал кругом столько народу". Здесь я еще раз убедился что Ленка не прочь бы и не отказалась поиметь со мной интимную связь но увы я был какой-то нерешительный и к этому делу не стремился.

Помнится еще такой случай девчонки скакали на доске и деревенские мальчишки сидели на берегу. Был с нами и Костя Шабахин. Скакала Маруся Малинина, а малинины девчонки и тогда уже носили штанишки. Вот Костя сидел-сидел и запел:

"Как тебе не стыдно

Панталоны видно".

Маруся не растерялась и не кончая прыгать пропела Косте в ответ:

"Это маме не порок

Я танцую какиок".

Это было давно когда я еще ходил с деревенскими мальчишками.

Самодеятельность

О №46

Девчонки-школьницы из нашей группы были участниками школьной самодеятельности. Очень любили это дело и всеми силами старались привить любовь к артистизму и нам. Помнится один раз они решили поставить концерт во дворе дома по Урицкой. Мы мальчишки конечно должны были обеспечить музыкальное сопровождение. И концерт был организован. Правда зрителей было немного но зато артисты играли с таким увлечением и азартом на одном дыхании провели весь концерт были здесь и песни и танцы декламация. В общем все на что были способны воспитанники Брусенцова.

Мы мальчишки тоже старались что-то придумать. В коридоре у Голубевых решили дать сеанс теневого представления. Родители нам потакали и никогда ни в какой просьбе не отказывали. Так и на этот раз крестная дала нам необходимое количество простыней. И для света 30-линейную лампу.

Было сделано и все и сцена и в глубине горела яркая лампа. Но увы представление не удалось. То ли потому что не было репетиций их нам проводить было негде. А может все ж керосиновая лампа хоть какая мощная для теней не пригожа тени получались нечеткие, расплывчатые и такой вид художественной самодеятельности не привился больше мы к нему не возвращались.

Любили особенно мальчишки ходить зимой на лыжах мы не раз делали поездки вокруг поселка, делали вылазки на большой мост где с крутого откоса вихрем неслись вниз к трамплину, трамплин был невысокий с полметра но редко кому удавалось устоять на лыжах все кончалось тем что мы оказывались в снегу. Жизнь была еще жалкая, всего не хватало. Даже лыжи не так-то просто было приобрести, я лично пользовался лыжами дедушки которые он сам смастерил и на них ездил в объезд леса как лесник. Мне он давал ими пользоваться в любое время когда только пожелаю.

Комедия

О №47

Решив устроить большое веселье театрализованное, мы собрали всю группу. Попросив у дедушки ключ от гумна он для этого специально сходил к дяде Николаю гумно было собственностью обоих братьев и дедушки и дяди Николая. Как бы не было, дедушка нам вручил ключ. Мать дала необходимое количество простыней. И вот мы в гумне. Закрылись к нам никто из посторонних не войдет. Устроили сцены и показывали свои номера все кто знал хоть что-либо. Но не обошлось и без шпионажа нас выследили Шабашкины мальчишки и доложили дяде Николаю. И вот у ворот появился дядя и мальчишки, требуя пустить их в гумно. Мы не соглашались на их условия но оценив что это хорошо не кончится мы небольшими партиями через заднюю дверь выпустили всю группу. Остались только мы четверо Шурка занял свой пост под ригой. Толя на колоснике, а мы с Гаврей залезли на ригу. Там лежали снопы соломы как баррикада разделяя ригу на две части. Дядя Николай видя что мы ему не откроем подговорил мальчишек чтобы они пролезли в гумно через ригу. И вот лезут. Мы с Гаврей вооружились снопами соломы. Как только они показались на соломе мы ударили снопами они свалились и перепугавшись сдались на милость. Мы их больше не трогали велели слезть и сказать что в гумне никого нет. Они так и сделали. Немного побыв еще для порядка дядя ушел. Все стихло. Вылезли и мы из укрытий все разобрали как будто здесь ничего не было. Гумно закрыто как и положено и мы дома. Там как в штабе были уже все в сборе. Сидим за столом играем в карты, и получаем сигнал идет дядя Николай. Мы все были в безопасности, как только он перешагнул порог мы все встали и запели "Интернационал". К нему навстречу вышел дедушка о чем они разговаривали не знаем. Но ключ от гумна дедушка отдал. И мы еще не кончили петь как дядя Николай ушел. И здесь нас выручил наш верный старый товарищ дедушка а все родные сидели в стороне давая свободу нам молодежи.

Наш лес (левая часть)

О №48

Лес местного значения хозяевами которого были крестьяне нашей деревни называли просто "Варшавка". Вот в этом-то лесу и был лесником наш дедушка который любезно предоставил этот лес в наше распоряжение. Лес небольшой около ста гектаров это была небольшая часть огромного леса государственного у нас в деревне говорили казенного и от него наш лес отделяет просека протянувшаяся прямо с юга на север. Эту просеку мы называли "Большая аллея". Недалеко от начала просеки в ее южной части стояла большая береза со сквозным дуплом через всю толщину березы ее мы назвали "Береза с окном" а там вдали где "Красная дорога" приходит на просеку есть "Поляна собраний" это на ней мы во время экскурсии делали групповое собрание. От самой просеки и до восточной опушки протянулась "Ореховая плантация" это сплошные кусты лещины, а на южной опушке выходящей на Алехину гору стояла "Гришкина ель", это Ваня Гришкин ее сучья обрубил на забор но мы ее присваивали нашему Грише - Шурке бабину Пашкину он в группе носил псевдоним Гриша. И если пойти дальше по южной опушке на восток то угол юго-западный мы называли "Соловьиная роща" там гнездились соловьи и мы часто приходили их слушать а потом будет "Земляничная полянка" отсюда мы всегда входили в лес. Отсюда и начинается "Красная дорога". Там где красная дорога пересекает "Ореховую плантацию" слева находятся две изогнутые крушины названные нами "Председателево кресло". На северо-восточном углу нашего леса говорят во время революции был похоронен красный комиссар, правда бугорок вроде давно заброшенной могилы мы находили и этот угол леса крестьяне так и называли "У комиссара".

А там где почти выходит просека на соседнюю деревню там есть дорожка в казенный лес "Шпальник" называют его. Говорят когда проводили железную дорогу там вырубали лес на шпалы для дороги. Вот такова левая часть нашего леса.

Наш лес (правая часть)

О №49

На правой стороне от Красной дороги проходили все наши дела и замыслы. Вот недалеко от опушки леса мы начинали первую стройку, а если идти по дороге направо отходит дорожка в мошок но она неезжая при выезде разрослась большая пушистая ель "Маскировка" мы ее назвали. А если пройти еще дальше то от Красной дороги отходит "поперечная" а где она начинается стоит по бокам две ели образуя нечто вроде ворот и мы это место прозвали "Зеленые ворота". Пройдем по поперечной слева от нас растет ильм пожалуй единственный в нашем лесе а справа "ель с титулами" на стволе нами вырезаны буквы "ГЛЛ". А еще пройдем дальше там выходит дорожка в мошок а потом к восточной опушке. Но вернемся к "Маскировке". Если идти по этой дорожке то мы встретим как ориентир с одного места растет огромная береза, большая ель и рябина это мы называли "Тройка". У этой "тройки" мы сворачиваем вправо и пройдя немного по "Ореховой плантации" выходим в ельник где и сооружена наша хижина.

Идя дальше мы идем мимо мелкого ельника где строили штрафную хижину а на тропке посадили несколько луковиц. Какое перо потом выросло к осени я в домашних условиях такого не видывал. Ну с юго-восточного угла начинается "Путь Сусанина" об этом я как-то уже говорил, а вот на самой опушке у ольховых зарослей когда-то кто-то жил даже дедушка не знает кто и когда но след от постройки оставили для современного народа как загадку для потомства. Следы от фундамента где стоял дом. Кроме того через лес с восточной опушки через Полой проложили пешую тропу жители соседней деревни которые ходили в наш поселок на работу и с работы. Ранними утренними часами и вечером про этой тропе проходил не один десяток людей. Но все они только проходили как будто не интересуясь тем что их окружает.

Наказание

О №50

В группе не было в обиходе обманывать друг друга. Всегда торжествовала правда. Так случилось и у нас с Гаврей когда мы сожгли "Молельню". О происшествии со всеми подробностями мы доложили ребятам и приговор был достаточно суров. Нам вынесли приговор чтобы мы подобрали новое место и восстановили хижину. Дисциплина у нас была на высоком уровне и нам не оставалось ничего как подчиниться приговору и честно выполнить наказание. Недалеко от бывшей "Молельни" мы нашли кусочек леса поросшего густо молодыми елочками. Так густо что нам в центр приходилось пробираться на четвереньках. Примерно в середине росла большая ольха и мы решили этим ельником и воспользоваться. Лучше пожалуй места и не подберешь. Работа закипела несколько раз мы с Гаврей выходили на стройку. Но все ярче прослеживалась холодность. Не было прежней настойчивости не было задора с которым мы строили "Молельню" по-видимому так угнетательно действовало отсутствие коллектива. А однажды вышло такое безобразие о котором и сейчас вспоминаю с трепетом в душе. Не помню кто был инициатором но в очередной поход мы захватили с собой бутылку водки, горбушку хлеба и несколько луковиц. Для смелости решили вначале выпить. Но когда выпили было уже не до работы водка так подействовала что получилось видимо отравление. Здесь не сходя с места начало тошнить одного. Все внутренности шли на выворотках рвало. А когда вырвало вроде стало полегче. Мы еще смогли растеребить мох и посадить оставшиеся луковицы. Работа, конечно, не могла продолжаться и мы направились домой энергии хватило дойти до опушки. Здесь начало тошнить и второго пьяницу. И этого вычистило основательно. Так что когда решили продолжить путь мы не могли идти самостоятельно пришлось обнимать друг друга и вести один другого. Кто кого вел не поймешь но посмотрев друг на друга мы не узнали себя. Бледные были как мертвецы. Не помню как мы добрались до дома. Но все же дошли и даже сумели о своем положении скрыть от родителей.

Коварный выстрел

О №51

Мой брат Толя был пожалуй самым младший в нашей ведущей четверке но по знаниям он не уступал никому. Он много читал, запоем. Особенно любил детективы где были убийства, насилия, погони. И вот это-то чтение и привело его к безвременной гибели. После школы он окончил ФЗУ получил квалификацию паровозного машиниста. Но так как ему еще не было восемнадцати лет на паровоз его не допускали. Временно он работал в паровозных мастерских кладовщиком. Еще и мне в своей биографии пришлось пойти к нему на помощь. Когда ему исполнилось совершеннолетие я его сменил в кладовой, а он пошел машинистом на маневры.

Годы идут мы уже не удовлетворялись дружбой с девчонками нам требовалось по возрасту уже более чуткие чувства. Дело граничило с любовью. Этому чувству подвергся и Толя. Девчонка которой он симпатизировал жила с ним по соседству. По-видимому он ее страстно полюбил что не пожалел даже жизни.

По-видимому у них вышло что-то несогласованное. И он этот раздор не мог перенести. Дома у него на чердаке была полная мастерская с разными слесарными инструментами и ему нравилось там проводить свободное время. Там он и смастерил себе нечто вроде револьвера и вот когда у него с девочкой вышел раздор он залез на чердак взял свое оружие. Пришел к девочке под окно постучал ей и у нее на глазах выстрелил себе в рот. Упал, смертельно раненый. Поднялась паника его увезли в больницу, а оружие так и не нашли. Думается что дядя Коля его спрятал от посторонних. Перед смертью последние слова были что он неправильно выстрелил надо было пулю направить в мозг, а она застряла в ухе. Несмотря на принятые меры доктора его спасти не смогли. И он считай в восемнадцать лет ушел из жизни. Это было трагедией и для нас. Это был первый сигнал тому что группа начинает распадаться. Так оно и получилось, один за одним стали мои друзья отходить от налаженной работы. Группа прекращала свое существование.

Шурка бабин Пашкин

О №52

Вот уж истинно незавидную жизнь судьба оделила Шурку, которого мы в группе называли "Гришей", что ему страсть как не нравилось. Его мать умерла очень рано, а отец женился вторично. А живя со второй женой им сын оказался ненужным и его оставили на воспитание бабушке и дедушке. Сначала все шло нормально пока был жив дедушка Шурка ходил в школу хотя учеба ему плохо давалась. Но когда умер дедушка и Шурка остался со своей бабушкой Пашкой, жизнь сурово отнеслась к Шурке. Всю тяжесть крестьянского труда Шурке пришлось брать на себя. Бывало отправляется пахать землю. Подобувши в лапотки идет за плугом, и сам не выше плуга вот уж истинно мужичок с ноготок и как он управлялся с тяжелым крестьянским трудом бог его знает. Но он все делал и успевал как настоящий крестьянин. Правда в это время он почти не приходил к нам. Некогда. Работа да и уставал конечно. После такой работы конечно захочется и отдохнуть повалившись здесь же во дворе в траву.

Когда мы приобретали балалайки он тоже от нас не отстал и купил балалайку. Но по-видимому у него не было музыкального слуха. Никак не мог даже простенький мотивчик сыграть он сердился на себя но ничего не помогало. Много и мы старались в его учебе. Но ничего не выходило. Впоследствии он купил и гармошку но я не слыхивал как он играл.

А после смерти бабки Пашки Шурку как кто подменил он пристрастился к водке. Все хозяйство полетело в тартарары. Продал и избу сам недолго работал в пожарной, но и там не смог удержаться. Был слух что он уехал в Старую Руссу, а потом вроде в Волховстрой. Когда служил в армии на флоте он по старой памяти прислал мне фотографию и это все что осталось о Шурке. После войны мы встречали его мачеху. Она говорила что Шурка живет в Таллине. Я два раза посылал туда запрос но мне не ответили. Так и Шурка ушел в неведомые края отколовшись от нас. Думается что не иначе как водка его и сгубила. Интересно бы узнать где он сейчас живет. И имеет ли он семью?

Три рубля

О №53

Уж если писать о друзьях то о Гавре тоже надо написать пару слов то что я об нем знаю. Воспитывался он без отца, жили вдвоем с матерью. Мать работала в паровозных мастерских. Заработок был не ахти какой поэтому они жили скудно. К нам Гавря пришел по Толиным рекомендации и сразу включился в активную работу и вскоре был включен в руководящую четверку. Для меня он был тоже верным другом. Я часто бывал у них на квартире где мы писали свои сочинения для журнала. В общем пока у нас была дружба он был наилучшим товарищем но когда повзрослел наша дружба была для него уже ни к чему. Вся жизнь пошла наперекосяк. Первая жена Дуся что-то рано умерла оставив Гавре дочку. Которую кстати он и не воспитывал. Вся тяжесть по ее воспитанию легла на ее мать тетку Матрену и она мужественно воспитывала Галю а сейчас Галя имеет свою семью, а с отцом и знаться не желает. После войны он женился еще раз взял в жены немку Эрну. Хорошая женщина она как-то раз была у нас но Гавря все больше и больше приучал организм к водке. И когда он завербовавшись уехал в Улан-Удэ Эрна не выдержала вечно пьяного мужа и ушла от него. Но свет не без добрых людей нашлась Маруся, тоже неплохая женщина, но кому нравится вечно пьяный муж и Маруся не выдержала тоже уехала. Гавря все больше и больше пил. А когда умерла мать он и похоронить ее по-человечески не смог. Хорошо что соседи это сделали. Вечно пить каких же денег хватит. Он зачастил ко мне несколько раз занимал тройку но потом отдавал. А намедни раз занял и отдать не торопился. Я конечно ссуду для него закрыл. Он правда приходил и просил вторую тройку мол потом отдаст сразу но я не верил, да и вообще не люблю одалживать когда знаю что тройка пойдет на пропой. Я ему вторую тройку не дал. Он обиделся и перестал ходить ко мне. Но что ж это благодарность от друга. Сейчас он на пенсии и денег не хватает на пропой, так он еще и работает. Живет в развалюхе и опять нашел какую-то женщину на этот раз Любу, ну и пусть живут. Она тоже выпить не прочь, значит чем не пара.

Разрыв

О №54

Как странно мы познакомились с Ленкой так же странно и разошлись. В те годы когда как казалось наша дружба уже перерастала в любовь, когда мы уже влеклись друг к другу. Хотя в Ленке еще ничего девичьего не было. Девчонка как девчонка, а грудь ровная как и у нас мальчишек. Но нам уже хотелось побыть вдвоем, уединиться. И вот однажды не помню по чьей инициативе мы с ней оказались на кладбище. Позови я тогда Ленку и дальше в лес она пожалуй бы пошла, так мы были преданы друг другу. Сначала мы что-то поделали на наших могилках, а затем перешли на могилку где был похоронен ее отец. Ведь она воспитывалась тоже без отца и у матери ее было пять дочерей.

Придя на их могилку, Лене захотелось приводить в порядок могильный холмик, а мне дала подержать консервную банку. Она выщипывает соринки а я стоя у креста решил. Зачем мне банку держать в руках крест сделан из деревянных брусков и банка вполне может стоять на кресте. Это мое решение никак не одобрила Ленка. То ли взыграло религиозное убеждение, или просто принцип, но она на меня накричала, что я оскорбил память ее отца. Я оправдываться не мог а она все ворчит и ворчит.

Домой мы шли уже раздорившись как чужие а когда пришли в деревню я предложил ее проводить. Она снова закричала и отказалась от моего предложения. Мол она и сама дорогу знает, а в таких провожатых не нуждается. Мне ничего не оставалось как поджав хвост идти вправо, когда пошла по большой улице влево. Это был конец нашей дружбы. Это был конец любовных ростков. Больше я ее нигде не встречал. Ходил несколько раз на Урицкую там собиралась молодежь в надежде повстречать ее но все мои походы были напрасными и Ленку я не встретил. Не стала она ходить и к Голубевым. На эти сборища она не ходила по молодости. Здесь собирались постарше ребята, и она поэтому может и не приходила. В общем как бы не было случился полный разрыв. Все отношения с Леной прекратились, а может все же виноват "качай" она его ждала от меня, а я не торопился.

Вечные слезы

О №55

К началу 1929 года у нас семья состояла из одиннадцати человек. Даже накормить такую ораву приходится подумать. Тем более к этому времени земли отошли под совхоз и от крестьянства помощи не было. Трудно ли было прожить? Конечно трудно. Но я не знаю такого случая чтобы мать пожаловалась на трудности.

А вот ее младшая сестра Александра это моя крестная, эта всю жизнь плачет, жалуется, все не так как у всех. Сначала проливала слезы что неудачно вышла замуж. Затем горевала что муж изменяет, а потом так привыкла что по всякому случаю жалуется на трудности в жизни. Идя ее слезам навстречу, и нам приходится ей помогать. То не может скопать огород. Мы идем и помогаем. То не хватает время выстираться. Опять мы идем на помощь. И так всю жизнь. Потом они уехали в Ессентуки. И оттуда в письмах все время писали о недостатках.

А вот старшая дочка у Александры Васильевны пошла во всем по стопам матери. Все причитания переняла от матери. И сейчас на склоне лет когда уже и жить-то осталось немного, мы переписываемся, а ни одного письма от нее не поступает чтобы она не печалилась. То нездоровится. А ведь какая она жизнерадостная, инициативная девчонка как будто кто подменил. Была два раза замужем, имеет двух сынов, а мужей обоих похоронила.

Вот вторая младшая сестра Евгения совсем не такая хотя и у нее много неприятностей бросил муж-пьяница сын но она никому не жалуется на трудности. А конечно ей нелегко. Ведь и ее дочка не живет с мужем и сын бросил семью. Заработок небольшой она с трудом стягивает концы с концами но не плачет как мать и старшая сестра все у нее идет нормально. Знает что помощи ждать неоткуда и поэтому у нее такой устойчивый и покладистый характер. А может Женя и права так жить может и лучше. Пусть не каждый знает о ее трудностях, а она с ними будет бороться самостоятельно и как всегда выйдет победителем.

Два брата

О №56

Младше меня у меня было два брата Сергей и Зосим и хотя между нами была разница в четыре года, дружба была двойная. Во-первых дружили как братья, а во-вторых дружили как товарищи. Вот они в семейном разговоре уловили о нашей стройке и они решили последовать нашему примеру и подговорив еще ребят соорудили на дереве помост а возвести стенки уже не хватило энергии.

Эти два брата любили держать зверьков. Одно время держали бельчонка, и он у нас жил долго. Привык как садимся за стол и он взгромоздится кому-либо на плечо, получит кусок сахара и здесь на плече его грызет. Выходил даже на ближайшие деревья, попрыгает и обратно вернется в комнату. Но однажды наверно кто-то спугнул и он ушел от нас навсегда. Видели на березах на Социалистической улиц но конечно вернуть не было возможности.

После этого они принесли ястребенка. Кормили ухаживали пока он стал превращаться в ястреба и стал налетать на кур. Это подследила мать и палкой забила его насмерть.

Тогда братья завели белых мышей. Еще и я помогал им расширять клетку. А вот перед войной куда они девались, не помню, ибо обои братья были уже в армии.

Было у них ружье, один раз и я ходил в лес и выстрелил по зайцу, а потом по следу исходил лес и вдоль и поперек зайца больше не видел. И после этого я больше ружья не брал. Сергей служил в армии под Винницей и наверно погиб в первую бомбежку, на розыск ответили что пропал без вести, а Зосим попал под бомбежку когда ехал в армию. Попал в плен, бежал, и так несколько раз, пока не оказался в Западной Германии в работниках, там нашел себе подругу. А после освобождения Зосим служил в армии, а как демобилизовался приехал к нам и затем вывез себе и жену уже с сыном. Сейчас живет в Забайкалье.

Пропащий человек

О №57

Младше Зосима еще у меня был брат Олег хотя он и сейчас есть ну уж не человек. Если Зосим нажил пятерых детей, то Олег пристрастился к водке. А был такой тихий, даже когда хоронили отца от побоялся подойти к гробу.

Но война все изменила. Он уже учился в ФЗУ, но училище вместе с учащимися эвакуируют в Ярославль. Так в Ярославле оказался и Олег. Из училища учащиеся бегут. Бежит и Олег и зайцем без денег, вшивый приехал в тогдашний Сталинобад. Нашел нас. Поступил на работу и там же его призвали в армию. Учился в местечке Конт под городом Фрунзе. А потом их направили на фронт. Он был снайпер. Но в первую же вылазку попал под обстрел и лишился правой ноги. Конечно взяли в плен ногу отрезали и забинтовав бинт пришили к ноге. Когда его освободила наша армия его перевели под Ростов. Там пришлось еще резать ногу, и там он и вылечился. Домой приехал хоть и без ноги на костылях но протез принес как автомат за плечами. Молодость свое брала и он начал бегать за девочками. Дружил с одной из колхоза но почему-то до свадьбы дело не дошло. Женился на другой. И когда мы возвращались на родину он увез жену уже беременную. Дело пошло на лад родилась девочка. И хотя он еще раз ездил в Таджикистан но без нас но не ужил. Вернулся потом купил себе сына. Устроился вроде и на работу хорошую. Мастера ценили но он совсем испортился. Сейчас стал явно алкоголиком. Хотя он в этом не признается, а ведь ни один алкоголик не считает себя таковым. Пьет много, и каждый день и говорит что пить хочется. Доходит дело до истерики иногда бьет посуду ругает жену самыми последними словами и очень ревнует жену к каждому. Вот я и считаю, что он стал пропащим человеком. Лечиться не хочет, а и так последний человек. Ни рыба ни мясо. Что будет дальше всего скорее что где-либо подохнет с перепою.

 

Часть 2. Я работаю

Надо работать

О №58

Если учась с 1 по 4 класс меня считали хорошим успевающим учеником, с пятого класса как будто кто меня подменил. Я год от года стал хуже осваивать науку. Может большую роль играл мой недостаток близорукость, так как даже сидя на первой парте я не все видел что писалось на доске. Может множество новых дисциплин за которыми я не успевал гнаться но и наверно самое главное видимо то что я год от года пополнялся желанием прекратить учебу. Просидев в пятом классе два года я с большими уступками со стороны учителей с горем пополам был переведен в шестой класс. Но и в шестом классе я просидел два года. И хотя родители настаивали на том чтобы я продолжал учение, я приходил больше к убеждению что поучился и хватит. И хотя поговорка ходила в обиходе "Не хочу учиться, хочу жениться" она ко мне не подходила хотя я и не хотел учиться но об женитьбе не было никогда и мысли.

И вот вопреки родительским желаниям я учебный год закончил с такими результатами что в седьмой класс перевести нельзя низкая успеваемость но и на третий год оставить не было таких законов, поэтому меня исключили из школы, дав документ что я прослушал (именно прослушал, а не окончил) курс шестого класса. Так закончились мои учебные годы. А время-то идет, мы взрослеем полный год я еще находился на иждивении отца. Такой лоб уже пошел восемнадцатый год а я не работаю. Пришла пора думать и о работе. Хватит прохлаждаться, и гонять голубей. Хотя голубей мне гонять не пришлось был такой грех купили мы пару сизяков я продержал с неделю и решил выпустить полетать по двору благо двор большой и это был конец один голубь попал в когти коту, а другой улетел через фронтон. И это было толчком этим делом не заниматься.

Я каменщик

О №59

В нашем поселке не было ни заводов ни фабрик. И когда пришло время мне подыскивать работу, это оказалось не так то просто. Железнодорожные мастерские не смогли впитать всех желающих работать. А мне и думать об этом не приходится. Близорукость преследовала меня всю жизнь и вставляла палки в колеса. Было в те годы в поселке большое жилищное строительство, и у нас на квартире жил некто Мартынов. Он работал кровельщиком-жестянщиком и в то же время был активистом по профсоюзной линии. А профсоюзы в то время играли большую роль в рабочей жизни. Так вот этот Мартынов решил устроить меня на строительство учеником. Сначала взял к себе я полный день поработал с ним а когда контора направила меня на врачебную комиссию там меня забраковали по зрению. С моей близорукостью нельзя работать на крыше. Когда вечером я поведал о своей неудаче, Мартынов успокоил и меня, и моих родителей, что он завтра принесет новое направление. Он так и сделал на другой день принес новое направление на ученика плотника-столяра. И вот врачебная комиссия, и нужно заметить что в этой комиссии принимал участие и самое активное председатель Райпрофсожа(?) Федин. Это по его заключению я стал негодным и быть плотником нельзя работать на лесах. И я не вытерпел спросил "так кем же я могу быть" и тот же Федин ответил каменщиком-печником. Как будто каменщик на лесах не работает. Мартынов достал и такое направление и вот я вновь на врачебной комиссии, на этот раз Федину было некуда отступать и комиссия вынесла решение допустить меня на учебу на каменщика. Что ж поделаешь, это сейчас молодежь выбирает себе работу по желанию, и в наше время таких условий не было и я был сердечно рад что стал хоть и учеником каменщика. Я каменщик.

"Лесные жители"

О №60

И вот дорогие товарищи устраиваю минутный перекур, и использую я его для краткого изложения сюжетов моих сравнительно больших произведений. Нужно сказать, что все свои произведения я укладывал в той ситуации в какой находился сам. Вот самая первая повесть "Спутники".

В тот период я дружил с деревенскими мальчишками, а так как эти мои товарищи ставили на первый план разные неблаговидные поступки то и повесть моя сквозит этими поступками. Вот краткое их изложение. Пять мальчишек решили сбежать из дома, что и сделали. Но так как с дома многое не возьмешь и то что они захватили скоро и уничтожили а как же существовать дальше. Они встретили девчушку лет двенадцати она несла обед к отцу на сенокос. Ребята ее остановили отобрали отцовский обед и съели. Оставив девочку в недоумении толи идти к отцу с пустыми котелками, или вернуться к матери за новой порцией обеда. А ребята как ни в чем не бывало пошли дальше. Увидели купающихся девчонок. Они забрали их всю одежду, предоставив девчонкам нагим возвращаться домой. А эту одежду загнали в следующем поселке и пустили ее на питание. А потом научились и воровать.

А вторая повесть "Лесные жители". Это тот период когда нас было трое и Николай и Онисим поселились в лесу потом встретили Гришу и втроем стали жить в лесной избушке. Перебивали на питание благами леса. Собирали ягоды, грибы, орехи стреляли дичь заготовляли дрова все это отправляли на базар и закупали себе на питание продукцию. Даже березовый сок служил им верой и правдой. Не упускали никакую возможность чтобы жить. Даже занялись кустарничеством делали грабли, топорища, черни для лопат.

По протекции

О №61

Каменщика из меня так и не получилось. Недоучился. Первый сезон меня держали на приготовлении раствора. Почему сезон? Да потому что в те годы кирпичную кладку зимой не делали. А тяжело ли было на приготовлении раствора нужно признаться что тяжело, хотя я об этом не говорил никому. От напряжения по рукам пошли даже чирьи. День то повозишь робиком(?) так и натрешь. А в перерывах пробовал носить кирпич на козе. Ведь раньше все делалось вручную, такой техники как сейчас не было. По осени когда кладку закончили мы с Васей Заборовским еще месяца полтора лазили по стенкам заделывая гнезда после разобранных лесов, а зимой через биржу труда я выгружал кирпич. А выгрузка тогда делалась тоже не так как сейчас. Вывозили из вагона на тачках, а потом укладывали в плитки. Второй сезон я поработал не полный меня прикрепили к мастеру и я уже работал на кладке стен. Кое что, хотя и мало все же я уловил в искусстве каменщика, ибо интерес был. Мой дедушка Василий Иванович опять дедушка, что же поделаешь сочувствовал и потакал своим внукам он работал на лошади и видел как трудно мне дается учеба. На лошади он часто ездил в кладовые за материалами и там разговорившись со Степаном Ивановичем Малининым кладовщиком договорился что Малинин возьмет меня к себе в помощники и он это выполнил. Меня вызвали в контору и направили в кладовые где я работал сначала рабочим, а потом по мере познания кладовой стали продвигать по должности. Вплоть до кладовщика. Малинин меня полюбил и когда в духе называл Колинька но и я его изучил когда он нервничал, а это бывало часто я уходил в кладовые и поработав там с часок, я приходил в контору и меня уж Малинин называл Колинькой.

Странная привычка была у Малинина он почему ел чеснок, бывало стоит такой чесночный запах в конторе что невыносимо дышать но я подчиненный и надо все терпеть.

Я вас узнаю

О №62

Да, я вас узнаю вы Тося П. что не так. Так. Вы помните в тридцатые годы вы жили на второй церковной улице у Зубанова. Точно, да. А помните меня в те годы, что не помните? Так я напомню. Тогда молодежь собиралась у большого дома на Урицкой. Там и крыльцо было большое, и все сборища молодежи по вечерам были на этом крыльце. И я когда получился разрыв с Леной приходил на это сборище в надежде встретить ее но напрасно ее я так и не встретил, зато повстречал вас. А что тоже не помните? В последний мой вечер еще ты пошла меня проводить до дома. не помнишь? О чем говорили дорогой я тоже не помню. Но не доходя до нашего дома мы остановились посередине улицы. Мальчишки говаривали что ты кое кому давала. Вот и я решил попытать счастья. Правой рукой я прижимал тебя к себе а левой забрался под юбку, и понимаешь ты не протестовала. А я работал пальцами определяя что из себя представляешь ты и определил что девичья честь у тебя уже потеряна. Как я тогда тебя умасливал дать а ты уперлась и ни в какую не соглашалась. Может ты была и права. Ведь посреди улицы не ляжешь а я не додул. Надо было идти не улицей а огородом. И вот тогда зайдя за холодные постройки может и упросил бы дать. А здесь на дороге я предлагал перебраться через забор и здесь не соглашалась. А я пока шевелил там пальцами и сам дошел до точки кипения. И когда ты отказала в последний раз я оставил тебя на дороге. Сам быстро перелез через забор и только успел завернуть за угол как сперматозоиды устремились наружу. К тебе я больше не вернулся и как и когда ты ушла я не знаю я огородами прошел в сад где ночевал в те годы и забравшись в сторожку спокойно уснул. С тех пор я тебя не встречал, да и не стремился к этому, а вот сейчас вспомнил. Неужели ты так и не вспомнила тот вечер не помнишь? Да конечно в таком деле и признаться то конечно неудобно.

Большая разница

О №63

Если сравнивать труд каменщика тех далеких тридцатых годов с трудом каменщика в нынешних условиях, то это не поддается никакому сравнению. Ведь раньше весь труд был ручным. Кирпич носить на леса приходилось на козах, за спиной, а спроси у теперешнего каменщика он не знает на что эта "коза" и похожа. Ведь сейчас подъемный кран все что требуется подает к месту работы. А раствор сейчас бетономешалка все сделает и сгарцует и размешает все как следует, а ведь нам приходилось сначала на бойке(?) сгарцевать балласт и цемент. Одновременно приготовить известковое молоко. А спроси что такое "бок", "гарцовка" современного каменщика этого и не знают. А затем гарцованную смесь кидаешь в известковое молоко и вот шуруешь робиком взад и вперед пока раствор примет соответствующую густоту. Это не бетономешалка. А жилы заноют от напряжения. А скажите нынешние каменщики вы знаете что такое "робик" и "укоренок" Укоренок это половина бочки с ручками раньше большая часть цемента поступала в бочках. Ах вы этого не знаете к вам цемент идет россыпью. Да ведь вы сейчас и известь не употребляете. У вас же без нее дело идет. Ну что ж поделаешь вам сейчас подсобник положит раствор на стенку вы только разровняйте. Кирпич тоже вам подан на стенку. Ну за вами сейчас не угонишься. А вот попробовали бы вы в укоренках носить раствор на леса. Руки бы заныли. Точно.

Да что сейчас все по новому раньше считали что в морозы кирпичную кладку вести нельзя а сейчас кладут круглый год и все так. Даже кирпич не поливают. А у нас боже упаси если в стенку начнут класть сухой кирпич.

Вот так и выходит что теперь в сто раз легче работать каменщику по сравнению с тем временем когда мы учились на каменщика к счастью из меня каменщик не получился.

Неудавшая любовь

О №64

Вот я и совершеннолетний. Возраст требует нового положения в обществе. Я хочу иметь тесную дружбу, может даже любовь. Хотя что такое любовь я еще не понимаю. Но возраст меня неудержимо к этому тянет. Не помню где и при каких обстоятельствах я познакомился с Зиной девчонка как девчонка ничего особенного. Рост невысокий, курносенькая, но как девушка уже сформирована. И вот мы с нею как и вся молодежь ходим на бульвар. Это единственное место где молодежь проводит вечера. Там и влюбляются, а бывает и дерутся. Все можно понаблюдать. Как и положено я ее провожу до дома. С Зиной появились у меня первые поцелуи, а может и в самом деле, нет любви без поцелуев. А что может и у нас это уже любовь. Дедушка знал Зину и всячески мне отсоветовал не дружить, она и маленькая, и сопливая. Но меня такие разговоры уже не могли установить. Как вечер я уже спешил к ней. На ней я испытал и все девичье тело. Общупал говорится с ног до головы и она уже так мне доверялась что не возражала на мои действия. Ну я на этом не останавливался и продолжал свой эксперимент по изучению девичьего тела. Один вечер я залез под кофточку что называется ухватиться за голенькую. Девичья упругая грудь так и тянула меня под кофточку. И она не возражала. Ну а раз возражений не следует значит можно продолжить дальше и я руку через ворот стал опускать ниже к животу а может и ниже. На это она мне сказала "Чьи бы бычки не скакали а телятки мои" это меня как обожгло в те времена девчонка на кого укажет и пожалуйста плати восемнадцать лет алименты. О этого мне совершенно ни к чему. На следующий вечер я велел принести часы мои взятые на подержание и фото которыми мы успели обменяться она принесла все отдала. Наступил момент порвать все знакомства. Оставив ее на скамеечке на бульваре под видом туалета ушел и совсем любовь наша кончилась. И потом когда я приходил в клуб она старалась попасть мне на глаза, но я ее больше не замечал и не встречался. Что с ней было дальше не знаю и поняла ли она почему я порвал с ней знакомство. Тоже не знаю.

Кража

О №65

Пока мы работали в кладовой на пару с Малининым не обошлось и без происшествия. Нас обслуживал возчик Ваня Чикоткин и два грузчика одного я запомнил Ванька Кустов, а второго позабыл, они были обои из соседней деревни Залисье. Так вот выследив что мы уходя на обед оставляем ключи от кладовых на гвоздике в кладовой, они в обеденный перерыв ухитрились выставить в раме стекло и достать ключи. Сходив в кладовые похозяйничали украли несколько пар ботинок и несколько гужей для хомута. Вот на гужах то они и погорели. Кражу мы обнаружили в тот же день. Ключи валялись на полу и немедленно заявили в железнодорожную милицию почему то она тогда называлась ГПУ. Конечно в ту же ночь милиция нагрянула ко всем подозреваемым с обыском. Обнаружили и ботинки и главное злосчастные гужи. Началось следствие. Кустов доказывал что гужи купил в магазине. Мне дали гужи и направили в магазин узнать продавались ли в магазине такие гужи. Я в магазине предъявил гужи и получил ответ таких гужей в продаже не было, они сами вырезали гужи из кожи. Мне это и надо и я получил соответствующую справку. Когда справка была передана в милицию в моем присутствии вызвали Кустова на допрос. На вопрос "где взял гужи?" Кустов ответил "Купил в магазине". И тогда его этими гужами огрели вдоль плеч, и затем сколько не спрашивали сколько раз ни били, он отвечал все одно и тоже. Раз семь его ударили и он все равно твердил одно и тоже в "магазине".

Чем закончился допрос я не знаю, но нам с Малининым много раз приходилось заходить в ГПУ. Дело конечно кончилось тем что сумму украденного с нас списали. Виноватых осудили и они срок свой отбывали. Что с ними было дальше для нас было неинтересно. Хочется еще отметить что Малинин любил есть чеснок, а когда ушел в отпуск его заменил Паклинский Михаил Иванович. Я думал, что отдохну от чесночного запаха но оказалось ошибся. Паклинский тоже ел и всегда держал в запасе чеснок. Зачем они его ели я как-то не интересовался.

Ся и ся

О №66

Все больше и больше стала потребность иметь в товарищах девушку. Опыт с Зиной подтвердил необходимость в этом. Хотелось иметь девчонку чтобы была возможность поцеловаться, а то и пощупать. Девичьи груди стали притягивать как магнитом. У нас на складе рабочей по кладовым работала Дуся, и вот когда последовала команда сходить в Пачки и принять у прораба строящего мост цокольный камень. Я пошел и взял себе в помощь Дусю. Речку мы нашли без труда. Камень сосчитали все в порядке один камень находился в речке, но мы же его достать не смогли. Торопиться нам не куда мы сели перекусили. А после что мне взбрело в голову я захотел силой взять Дусю и подмять под себя, но увы здесь я убедился что правы медики утверждающие что хоть какой крупный мужчина, не сможет использовать слабую женщину если она не захочет этого. И эта Дуся доказала. Долго мы катались по траве несколько раз я был наверху но не надолго она сумела удачно вывернуться из под меня. Устали обои ужас как, но если не считать грудей больше я ничего не достиг. Даже не смог убедиться были ли у нее штанишки. Другой раз это Маруся, ее мать была у нас при кладовой сторожем, а Маруся иногда ее заменяла. Узнав что ту ночь будет дежурить Маруся я решил проверить ее бдительность перелез через забор и застал ее в конторке. Доказывать как я попал я конечно не стал, а вот попытаться использовать попробовал. Но и на этот раз неудачно. Верно говорят если курочка не схочет, то петушок не вскочит. Так и у меня получилось, я ее клал на скамью но даже под юбку залезть никак не смог и хотя ее груди не особенно привлекали, их почти не было, чуть припухли и высунулся вперед сосок. Сколько я пытался мучаться не помню, наверно до тех пор пока она заявила что будет кричать. Вот тогда я опомнился оставил ее в покое и велел меня выпустить через калитку. В дальнейшем никто из нас об этом не вспоминал.

Комсомолия

О №67

Вообще то я начал читать еще до школы родители даже приписывали мою близорукость мол я получил от чтения. У нас в поселке было две библиотеки и наверно я их всех перечитал. Помнится в райбиблиотеке тогда работали два парня Костров и Жулев и так как я менять книги ходил очень часто то мы познакомились уже крепко и однажды они завели разговор почему я до сих пор не комсомолец. И вот благодаря этих парней я и стал комсомольцем. В общем на стройку я пришел комсомольцем и сразу стал на учет, а также включился в комсомольскую кипучую жизнь. Нам для комсомолии была отведена комната там мы устраивали собрания, диспуты и когда решили организовать самодеятельность репетиции тоже проводили в комсомольской комнате. Я старался вовсю и хотелось везде успеть. Помнится репетиции где и я участвовал, а какова судьба, выступали ли когда я не знаю не пришлось мне выступать на сцене перед зрителями.

Тогда у нас вожаком был Борис Померанцев. Где то он сейчас. Под его руководством выдумывались и осуществлялись все комсомольские дела.

Вот я сейчас удивляюсь все собрания проводят в рабочее время и скоропалительно неужели у нас в то время было меньше забот, а между прочим собрания проводились после работы и с окончанием не спешили. бывало идут собрания до 12 часов ночи, а то и позднее и никто не уходит никто не торопится никуда все сидят слушают, и если надо говорят. Так и комсомольские и профсоюзные собрания шли пока все не обсудят основательно. часто приходилось ходить в колхозы, особенно на сенокосы. Уж где мы только не бываем по всей округе вокруг поселка иногда пешком уходили за 10-15 верст. И все пешком с ночлегом. Ведь в наше время автобусы не ходили даже в колхозах не было машин. Все силы были в живых лошадях. Но интересно у всех было столько энергии что никто не унывал а делали бегом один перед другим. Кто больше.

Нет, такой не было

О №68

В те дни когда я дружил с Зиной все в семье интересовались как у нас проходит встреча. И все были бесконечно обрадованы особенно дедушка когда я с Зиной прекратил встречи. Но сразу стали все интересоваться а нет ли у меня другой девочки и вот я чтобы успокоить родителей, придумал версию. Попалась мне в руки фотография незнакомки. В профиль с обнаженной спиной я ее тут же назвал Зоей и показал родителям. "Знакомьтесь это моя девочка". Конечно все были возмущены почему она обнаженная наверно ветреная, нехорошего поведения. Я как мог их успокаивал, что девочка хорошая. Но ведь любая версия имеет свой конец и я чтобы не запутаться придумал на мой взгляд хороший конец. Чтобы не волновались и не переживали в семье я придумал такой конец. Ее отца перевели работать в Новгород, и он забрал с собою и семью погрузили вещи в вагон и уехали. Может и на этот раз родители радовались все же у них осталось убеждение что девушка эта нечестная. Расстался я с ней ну и слава богу они даже не поинтересовались, что Зоя даже письма мне не написала. Вся эта выдумка так въелась даже в мое сознание что эта фотография под тем же именем Зоя до сих пор хранится в моих альбомах и как ее изъять я теперь уже не придумаю ибо все знают что это моя девушка. Ну и пусть она сверкает голыми плечами, что мне, я то знаю что такой Зои в жизни не встречал, чье это изображение понятия не имею. Но вот честное слово такой девушки в моей жизни не существовало, и как хотите верьте или нет. Я оправдываться не собираюсь. Пусть будет верно что я знаю а Зои у меня не было.

Перекур

О №69

Ну вы наверно уже знаете что во время перекура мы пересказываем краткое содержание особо важных моих сочинений. Вот сегодня я расскажу о повести Селениты Леса.

В то время нас было четыре друга, у которых дружба была очень большая. Но Шурка пристрастился к игре бабки, в деньги, его охватил азарт. И как мы его ругали, и стыдили что он изменяет нам, что он подался не в те ворота. Ничего не помогало. Так вот и в повести Шурка шел как подозреваемый на которого опасно положиться. Он может подвести, поэтому ему не все доверяли. Много скрывали к примеру когда со станции угнали платформу с досками. Пустили ее под откос. Доски вывезли к месту строительства Шурке об этом не сказали. Побоялись что он выдаст сказали что доски купили. Он поверил и от строительства не ушел. На краю большой поляны, окруженной лесом, построили сравнительно большую хижину. А поляну всю перекопали. Посеяли пшеницу, овес, посадили картофель капусту и другие овощи.

Дальше описывается как в овес повадился медведь, в капусту зайцы, а в картофель кабаны. Пришлось все поле обносить высоким и крепким забором. Но местами и забор ломали. Пришлось организовать ночные дежурства на месте преступления было убито несколько кабанов, десятки зайцев и даже была встреча с медведем. Когда сторож выстрелил он медведя ранил и он пошел на сторожа. Его выручили друзья услыхав выстрелы они выбежали и вовремя поспели. Выстрелив пулями с двух ружей одновременно медведь был повален. За это время они много насолили мяса на зиму для себя а излишки продали.

Перекур продолжается

О №70

А сейчас я вам расскажу о своей повести которую назвал "Сквозь землю".

Наряду с повестями вроде бытовыми я еще писал и в области фантазии, так вот повесть "Сквозь землю" это фантазия.

Все те же нам знакомые четыре друга изобрели аппарат который снабжен мощными двигателями и способен ввинчиваться в землю. Внутри этого аппарата помещены двигатели горючее, припас питания, все узлы управления и помещение где могли поместиться четыре человека. И вот аппарат установлен. Здесь уже появляются девчонки которые проводят в путь своих возлюбленных. Вот путники заняли свои места внутри аппарата. Включены двигатели и аппарат уходит и вот совсем скрылся оставив на земле курган свежей земли как будто громадный крот оставил след после своего пути.

Аппарат работает, ребята занимаются своим делом пока не прошли центр земли где притяжение изменилось все что не было прикреплено к полу полетело к потолку да и сами путешественники оказались на потолке. Следующее происшествие произошло в Америке где наши путники вылезли на поверхность. Испытав много неприятностей они связываются с нашими послами которые помогли поставить аппарат на обратный путь. Добавили горючего и продовольствия и ребята чтобы больше не иметь неприятностей уходят в обратный путь.

То же случилось в центре земли когда снова все очутились на потолке, а затем вышли на поверхность, проделав обратный путь сравнительно быстрее, так как шли уже по готовому пути по рыхлой земле.

Как и полагается ребят встречали шумно было много народа корреспонденты фоторепортеры и среди людей их встречали их девушки. Описывая торжественную встречу с девчонками эта повесть и заканчивается.

Упор был также сделан на негостеприимность которую пришлось перетерпеть нашим путешественникам когда они появились в Америке по другую сторону земного шара.

Остров смелых

О №71

Эта повесть в двух частях в первой описывается сам остров, площадью не более двух гектаров, в дельте реки впадающей в море, но он неприступен, так поднимается над водой метров на 30 причем отвесные скалистые обрывы не дают возможности побывать на нем. До сих пор на нем никто и не бывал. Так вот уже знакомая нам четверка решила покорить эту неприступность. Объехав несколько раз вокруг острова, они обнаружили небольшой уступ и с него решили проделать тропу на верх острова. Долго работали лопатой и киркой и на высоте метров 20 наткнулись на такую породу что не взять ни лопатой ни ломом. Пришлось отложить эту затею. Начали обследовать подводную часть острова. И их эта затея увенчалась успехом. В одном месте обнаружили пещеру уходящую внутрь острова. Сначала с веревками начали исследовать эту пещеру. она их вывела как к колодцу по которому они поднялись вверх и оказались на сухом берегу где то в глубине острова. Они определили что по закону сообщающихся сосудов, уровень воды в речке и здесь где они оказались должен быть одинаков. Зажгли карманные фонари нашли ход и дальше вверх правда он был слишком узким пришлось поработать его расширить. По этому проходу они вышли на край острова как на балкон. И поработав еще сделали уступ и вышли на поверхность острова. Он зарос лесом. Но вот четверка добилась своей цели они первые оказались на нем.

Вторая часть посвящена тому что они на этот остров проводят канатную дорогу устраивают там дома отдыха, а сами только тем и занимаются что охраняют сам остров чтобы не случилось пожара, чтобы не рубили зря деревья и не портили их разными надписями.

Остров стал излюбленным местом отдыха людей из соседних деревень и даже из ближайшего поселка. А ребят даже в поселке зачислили в почетные жители поселка.

Вот такой вкратце итог этой сравнительно большой повести (?) небывалыми приключениями которые выпали на долю уже знакомой четверки.

Совпартшкола

О №72

Примерно полтора года мне пришлось поработать со Степаном Ивановичем Малининым а потом Райком комсомола меня отозвал и направил учиться в Псков в Совпартшколу на комсомольское отделение. Там видимо планировалось из меня сделать комсомольского вожака. Ну учиться так учиться и я поехал, а когда на отделение съехались ребята из всех районов то оказалось что из нашего района было четыре человека Лиза Ф[едорова], Нюра Д[митрова], Ян Т. и я. Правда, Ян сбежал при первой возможности и мы трое учились до победного конца. Разместили по общежитиям и основная забота учеба. Но ведь не одной учебой живут студенты. Надо еще и заполнять свободное время, а его у нас было предостаточно. Ну после обеда бегали на речку купались по вечерам часто устраивали вечера танцев и хотя я не умел танцевать, но все равно на вечере толкался а в конце года даже решил научиться танцевать. Но нам молодым и этого было мало надо еще найти и девочку. Сначала мне приглянулась Галя [Эля - Е.С.], толстенькая, симпатичная девчонка но я чуть было не влопался, хорошо что вовремя меня предупредили девчонки. Оказывается она каждую ночь мочится в постели. Ну это уж мне ни к чему и я взад ...(?) Галя мне не подходит, она меня не устраивает. В это же время я прохожу допризывную регистрацию. Помню я ходил к глазному врачу он мне так расширил зрение что я еле добрался до дома. Полежал с полчаса, и на вечер. Ребята шумят, а разве и я смогу улежать в комнате. И я конечно тоже пошел на вечер. Позабываются все невзгоды и ты быстро оказываешься в самой гуще всех происшествий. Позже в следующем году я прошел призывную врачебную комиссию и был освобожден от воинской службы по причине сильной близорукости.

Река Великая

О №73

Обычно у нас занятия проходили с утра а после обеда мы были уже свободны, и все мальчишки устремлялись на реку. Благо Великая была совсем рядом. Там прыгали с вышки прыгал и я только солдатиком. По другому было страшновато. Играли в прятки под баржами. Прячась друг от друга под водой под баржами. В общем я то не особенно боялся воды, а однажды даже отчаялся переплыть Великую. Плыли втроем я Коля Воробьев и Леша Царев. Проплыли больше половины и мне стало страшновато, что я не доплыву. Я даже подумать не успел, что переплыв мог бы отдохнуть прежде чем пускаться в обратный путь. Нет кричу ребятам давайте обратно. Они меня пытались уговорить. Мол доплывем и отдохнем. Никакие доводы до меня не доходили и ребятам пришлось возвращаться и плыть обратно. Я чувствую что силы уходят. Зову мальчишек чтобы плыли рядом. Дело дошло до того что они плыли со мной рядом плечо в плечо, а я уже не могу больше и шевелиться ни ногами, ни руками.

Не знаю уж за счет каких таких внутренних сил я дотянул до помоста с которого обычно прыгали в воду, уцепился руками, а вылезть из воды не хватает сил, пока отдышался и собрал свои последние силы. После такого случая уж я больше не храбрился и никогда больше не пытался покорить Великую.

Позднее и сын мой купаясь на Великой нырнул и попал под помост. как он потом рассказывал он не растерялся, а сообразив что надо нырять глубже и так выбрался из ловушки. Вот какая коварная оказалась эта река Великая, не удалось получить в жертву меня, так сделала покушение и на сына но и здесь у нее ничего не получилось. Из нашей семьи она приношение жизней не получила. После этого я и сейчас опасаюсь воды и стараюсь от берега далеко не заплывать, как ребятушки плескаюсь у берега, а что ведь в народе говорится "береженого и бог бережет". Так уж пусть этот самый бог бережет нас и дальше и дает нам возможность помереть нам не насильственно а своей доброй смертью когда придет этот час.

Культповозка

О №74

Когда нас направили из СПШ на практику по своим районам. В нашем районе лучше не придумали как организовать торговлю книгами на селе. Для этого оборудовали телегу книгами и назвав ее культповозка направили нас троих Лизу Ф., Нюру Д., меня и придали еще в помощь библиотекаря Зою Б. И вот мы заброшены в Крутец. Нужно заметить что во всех сельсоветах где мы побывали, кроме торговли книгами мы выпускали стенгазету. И в Старовском сельсовете когда мы поместили одного парня за его неблаговидные поступки он нас чуть бы не побил. Хорошо что мы успели уехать дальше.

Путешествуя по сельсоветам вот случай который произошел в Глухой горушке. Девчата уезжая взяли с собой постельные принадлежности, а я ничего не взял. пришлось как то подделываться к девчатам чтобы они и меня взяли под одеяла. Так вот в Горушке мы устроились ночевать на сене в сарае ложились все подряд, а к утру мы с Лизой лежали рядом а товарищей наших не было. Нюрка с кооператором, а Зоя с председателем сельсовета находились в разных углах. Затем Домнинский, Славитинский, Старовский сельсоветы все идет по порядку мы обходим все деревни в сельсовете. А моя близость к Лизе все возрастает. Мы уже подружили и поэтому в Дерглец на Лизу загляделся Миша О[рлов] избач и хотел ее прижать в коридоре пользуясь темнотой, но Лиза закричала мне на помощь. Я конечно поспешил к ней на помощь. А Мишке пришлось ретироваться.

В Морино мы закончили свое путешествие я отпустил девчонок домой а сам пошел ее проводить но из вагона вылезти не успел и пришлось ехать тоже домой. Только на другой день я съездил и доставил повозку к магазину книгами. Не знаю как нас рассчитали за услуги но мы ничего не получили по-видимому тех денег что мы выручили от продажи книг только хватило чтобы рассчитаться с нами. Но мы и не претендовали дело сделано, работа выполнена и нам больше ничего не надо. Мы со спокойной душой поехали обратно в Псков продолжать свою учебу.

"Черная страна"

О №75

"Черная страна" это еще одно мое сочинение и притом на политическую тему. Название это произошло оттого что в повести описывается пожар, а как известно после пожара всегда остается черное пожарище. Но в этой повести описывается не просто пожар, а пожар мировой революции. Хотя мне тоже не нравилось такое название повести так и хотелось вместо "черной" поставить "красная" но никак было к этому названию не подобраться.

И вот на земном шаре полыхает пожар пролетарской революции. Охватывает страну за страной. Перекидывается через реки и моря. Уже прошел огонь по Европе захватил Азию а потом и Африку перекинулся на Австралию и Америку. Вся земля в огне. Вот так и хотелось вставить что после того как прошел огонь во всех странах подняли красные флаги. И так весь земной шар все большие и малые страны уничтожили капитализм сбросили со счета разные миллионеры и богачи у власти встали беднейшие пролетарии и крестьяне. Во всем мире свершилось то что в России совершилось в 1917 году.

Знакомые нам ребята теперь уже вместе с девочками едут на автодрезине по странам с доброй миссией. И куда бы они не приехали их принимают радушно. Переговоры проходят в дружеской атмосфере и все приходят к единому мнению что всем странам надо объединиться в единый мощный лагерь чтобы противостоять разным возможным вражеским вылазкам. Так как по опыту России враги попрятались в подполье. Не всех конечно пришлось уничтожить. Так вот чтобы не дать поднять голове недобитым врагам революции, все страны решили объединиться в единое государство и придумывать название новому государству. Название долго придумывать не пришлось. Во всех странах пришли к единому названию СССС что означает Союз Советских Социалистических Стран.

Неудавшая дружба

О №76

Вспоминается такой еще случай было мне тогда лет пятнадцать а может шестнадцать. Поехали мы с бабушкой и дедушкой как и всегда в гости в деревню к бабке Дуне бабушкиной сестре. Она тогда жила с сынами Леней и Павлом. Ну днем как и всегда вся молодежь ходила из конца в конец деревни беспрерывной цепочкой. А к вечеру стали утихомириваться. больше рассаживались на завалинках. Складывались парочки. Ну я конечно вышел под окно и решил тоже вечер провести с какой-либо девочкой. Сел с края какая попалась. Вечерело было уже сумеречно, а главное наверно не рассмотрел из-за своей близорукости и подсел как оказалось к девочке лет двенадцати. Нужно сказать что здесь же гостили мои тетки из Блошно. Настя была немного постарше меня она усмотрела мою ошибку и решила ее исправить. Отвела меня от этой девушки и подсадила к другой, как оказалось ее однодеревенскую Лелю Ш. О чем мы разговаривали трудно сказать наверно ни о чем, слушали о чем говорят рядом. Но я ее все же рассмотрел, полненькая сформировавшаяся девушка. До каких часов мы просидели трудно тоже сказать. Но я решил продолжить дружбу с лелей и после когда вернулся домой я несколько раз бегал в это Блошно. В надежде укрепить дружбу, но из этого ничего не вышло она меня вроде и не замечала и я решил это не продолжать и не стал больше бегать в это Блошно.

А еще в детстве мои родители были знакомы с семьей из Глухова у них была дочка примерно моего возраста и они все называли нас женихом и невестой. Но это было очень давно и я Шуру эту даже не знаю. Один раз даже ночевал у них но ее не видел.

Сейчас говорят она живет в нашем поселке и замужем не была. Но увы ведь я ее совершенно не знаю, и не нуждаюсь в детских шутках которые сочиняли наши родители когда мы были еще младенцами.

Легенда о купающих

О №77

Из той дружбы к которой я стремился познакомившись с Лелей Ш. у меня только образовалась вот такая легенда.

Что если бы у меня не было близорукости было бы зрение нормальное то я наверное разглядел бы следующее.

Я сидел на берегу реки в густом ракитовом кусту и мастерил от делать нечего дудочку. Вдруг из соседней деревни выбежали четыре девчонки и быстро стали приближаться по направлению ко мне. Я отложил свою работу и притаился боясь пошевелить хоть одну ветку куста чтобы не выдать своего присутствия, а девчонки остановились на берегу от меня метрах в пяти. Огляделись кругом и видя что кругом никого нет договорились купаться нагишом. Первая разделась Настя у нее груди какие то отвислые как у женщины и когда она бежала в воду груди шлепали по животу как пустыми кошельками. Казалось прислушайся я повнимательнее я услышал бы шлепки это груди шлепали по животу.

Второй в воду побежала Шура но у нее не было ничего девичьего. По летам ей еще рано иметь девичьи прелести грудь была плоской как у мальчишки и даже сосок не выделялся.

А вот когда Надя бежала у нее груди чуть-чуть вздрагивали виделась припухлость молочных желез, а соски как дуло револьвера были направлены вперед. Но вот разделась и Леля, пухленькая, беланешка(?) груди как булочки выделялись на теле. Только коричневое пятно вокруг сосков явно выделялось на белой коже. Но при том вроде груди даже не шевелились. Верно были такие тугие. Соски указывали только вперед.

Повесть эту я не заканчиваю неважно толи я просидел в кусту пока они купались или я выдал себя раньше времени это не имеет никакого значения.

Нерадостная работа

О №78

Когда мы закончили свою учебу в Пскове и приехали в свой район, начальство не придумало ничего лучшего как поставить меня председателем ОДН - Общества долой неграмотность. В те годы было и такое общество, как там и разные другие Осоавиахим, ОСВОД, Автодор и многие другие. Конечно Лядский был доволен что его освободили от этой работы, небось хлопал в ладоши не один день. А вот меня и всунули на эту неблагодарную работу. Общество было на хозрасчете если есть на счету деньги значит получаю зарплату, а нет денег нет и зарплаты. А откуда деньги берутся на счету. Это я должен ходить по колхозам, беседовать с председателями колхозов, доказывать им пользу и вовлекать их в коллективное членство.

Колхозов в то время по району было много в каждой даже малюсенькой деревушке колхоз, так что ходьбы было много именно ходьбы, тогда и машин то не было. Вот так появлялись деньги на счету ОДН. Я их снимал и выплачивал себе зарплату. Но были такие месяцы что я зарплату и не получал.

У Лизы тоже работа связана с колхозами она инструктор ОММ (Охраны материнства и младенчества). Ходит по колхозам проверяет ясли существующие, организует новые все время в колхозах. Но ей не надо беспокоиться о зарплате. ее то она получает своевременно.

Помню ехал я на сборный пункт допризывников в Белую. Взял билет до Вязье, а решил доехать до Бакога(?) но как на грех только проехал Вязье ревизор тут как тут. Безбилетники штраф. Но так денег у нас не было потребовали документы и я вручил ему старый профбилет. А что стало дальше с моим профбилетом? А бог его знает.

Встречи продолжаются

О №79

Все встречи когда мы свободны от колхозов, встречи с любимой продолжаются. Вот некоторые из них. На берегу ручья на тополевых пнях мы сидим вдвоем обнимаемся и целуемся кругом ни души и никто нам не мешает. Светит луна кругом так светло и нам вдвоем так хорошо. В нашем поселке далеко не разбежишься если сходить куда то один клуб. И мы в свободные вечера ходили туда. Если кино я покупаю билеты. А если спектакль то по совету старшей сестры с которой Лиза жила за одну семью, билеты покупает Лиза. И вот однажды собираясь на спектакль я решил свою любимую угостить яблоком. Выбрал самое красивое, но с земли его было не достать, а на яблоню лезть не хотелось я был уже одет для театра. Решил подскочить и сорвать, а вышло так неудачно что я подскочив задел очками за сук и прополосовал себе нос сверху до низу. А в театр то идти надо. Билеты куплены. Пришлось залепить нос и идти в таком неприличном виде. [Этого не было - Е.С.] Даже к ним в дом было неудобно идти, я вызвал Лизу но она выслушав мои объяснения не растерялась, не отвернулась, и мы пошли в клуб. Народ то смотрит на меня а я что могу поделать. Иногда с нами в клуб ходила и Ириша живущая у них в домработницах. Мне это ужас как не нравилось но ничего не поделаешь надо терпеть. Однажды так вышли дело было осенью, и решили пройти по молодому льду. Мимо их дома протекал небольшой ручей. Пошли а лед не выдержал и мы провалились на наше счастье там было неглубоко. Всего то может по колено. Я выскочил на берег и поспешил вытащить Лизу и Иришу уже после.

Бывало ее зять спросит, сколько времени, когда она вернется домой. Лиза не скрывала посмотрит на часы и скажет сколько есть. "Прожалась со своим Николашкой" "Прожалась". И он успокаивался. А еще что Лиза ничего не скрывает.

Первый раз она была у нас когда я вернулся из Морино с культповозкой. Я привез и ее постельное так вот она за ним и пришла к нам. Но тогда она и вида не показала что между нас есть что то. Второй раз я приболел и она пришла меня навестить. Но стоило немного поговорить я как воскрес вроде и не болел и мы в тот же вечер пошли в клуб. А однажды в клубе встретили Зину она старалась попасть мне на глаза но увы я и виду не показал что ее вижу.

Женитьба

О №80

Лизину сестру и зятя часто переводили из района в район. И вот когда я узнал что их вновь от нас переводят в Волосово, я задумался уж больно не хотелось расставаться с Лизой с которой так подружились и которую я так крепко полюбил. Выход был один надо жениться иначе все пропало и когда я ей предложил этот вариант она не возражала только просила обождать пока она переговорит с родителями.

Сестра вообще не возражала, ведь Лиза не маленькая и надо когда то выходить замуж. А вот зять был сильно против. Лизе надо еще учиться. А главное он видел во мне ненадежного мужа. Я близорук, а вдруг совсем ослепну что тогда она будет делать со мною с мужем который ни черта не видит. Такое решение меня нисколько не устраивало. На выручку пришла ее мать моя будущая теща Лиза ей написала письмо и она в срочном порядке приехала к нам в поселок.

Она то и решила окончательно что делать с нашей свадьбой. Раз мы любим друг друга и годы подошли, благословляю. И так все решено в лучшую сторону. Сватовство состоялось. А вскоре мы в горсовете зарегистрировали брак. Это случилось в мае [26] 1933 года. Брак был заключен в рабочее время, поэтому из горсовета мы ушли на свои рабочие места, а вечером по домам. потом уже мама сбегала позвала всех к нам. Мы собрались самые близкие с моей стороны, и с ее и посидев за столом и попив чаю разошлись. Ее родители ушли домой а Лиза осталась у нас. Это было поворотом в моей жизни. А работа не устраивала. Семья большая. Ведь Лиза в семье стала девятой. Это не шутки. А что делать чтобы освободиться от этой ненавистной работы. Лиза еще долго работала в ОММ здесь в РОНО завелся инструктор по дошкольной работе. Ею стала Валя К[альварий] вот Лиза с ней на пару стали бегать по колхозам. Ведь в Лизином ведении ясли а у Вали сады. А в колхозах все это было вместе поэтому и ходили они тоже все вдвоем.

На веки вместе

О №81

Та девушка которая согласилась дальше жизнь делить пополам. Все хорошее и плохое так вместе, была Лиза Ф. и поменяла фамилию стала Лиза В. Эта простая девушка родилась и росла в деревне. Проучившись в школе два класса отец больше в школу ее не пустил. Нечего трепать обувь. Письмо мальцам напишет и хватит надо дома прясть лен и помогать матери. В семье у них мальчишек не было поэтому вместе с мальчишками ей приходилось даже ездить в ночное пасти лошадей.

А когда немного подросла ее отдали в няньки в Псков к какому то военному. Но ей там долго не пришлось работать. Кормили все время кашей гречневой. И утром и в обед и вечером все греча. Ей так надоела эта каша что она до сих пор ее не любит. Упросила родителей и ее оттуда забрали. Потом нянчила детей у родственников и наконец ее забрала старшая сестра где сначала нянчила племянниц и потом переезжая из района в район она ездила вместе с сестрой и зятем. Много районов они переменили и конечно не по своему желанию а по распоряжению из области. Лиза работала заведующей детским садом, трактористом.

Перед отъездом учиться в Псков Лиза работала в нашем районе сливачем [приемщицей молока - Е.С.] в совхозе. Принимала от доярок молоко и отвозила в магазин. Пока принимает молоко так пропахнет коровами, что придя домой немедленно переодевала чистое белье.

Должен заявить что девушка была простая, не гордая, покладистая в общем такая какая мне и надо. Полненькая, имела увлекательную фигурку которая и привлекала таких как Миша Орлов в Дерглеце у которого разгорелся зуб смотря на девушку. Жизнь конечно длинная и было всякое и хорошее и плохое, что бывает в каждой семье. Но мы находили правильное решение и конфликт не запускали. И вот уже сейчас приближаемся к 70 годам а на жизнь не жалуемся и хотя Лиза постарше меня на год это не помешало нам быть дружными всю прожитую жизнь.

Трактористка

О №82

Об этой не женской работе хочется написать отдельно. Уж если эта работа не женская то уж ни в коем случае не девичья. Однако Лиза была послана на курсы трактористов. Училась в Ленинграде на Кировском заводе. Трактора тогда были ФП - Фордзон путиловский, а среди механизаторов называли просто Федор Петрович. Учеба шла успешно, и Лизе первой бригадир разрешил проехать на тракторе по цеху. И она поехала да так ловко что въехала в шкафы и шесть шкафов как не бывало. Бригадир ругался, но что поделаешь ведь он и сам виноват. Пустил первый раз одну. Надо было и ему первый раз ехать за страховку. Так что все обошлось шкафы отремонтировали а Лиза получив путевку уехала в район с правом работать трактористом. Но и в районе ее ждал сюрприз начальник МТС не поверил что Лиза сможет вести трактор. И посадив на трактор велел съехать с пригорка переехать ручей там развернуться и ехать обратно. Лиза села и благополучно вернулась обратно. Начальник даже не поверил. Она была назначена бригадиром, а в бригаде попался один парень туговатый на ухо. У него все трактор стучал. Лиза послушает ничего подозрительного и велит ехать снова. Он пробовал жаловаться но из этого ничего не вышло к нему не прислушались, так же как и тогда когда Лиза в карбюратор залила сапогом воду из канавы вместе с головастиками. Этот тракторист опять пожаловался. Но начальство отчитало его сказав что Федорова правильно сделала чтобы не вывести из строя трактор. Мол у них были и такие случаи когда за отсутствием воды заливали в карбюратор воду из туалета. Этим спасали трактора от порчи. Так полный сезон Лиза проработала трактористом. Получила за работу грамм от колхозов где работала хлебом ...(?)

Целая десятина

О №83

Так вот все же тот человек который мне предсказал слепоту стал для меня свояком. И хотя он мне пророчил несчастье такое несчастье постигло его самого. Сделал операцию одному глазу он вытек, а потом и второй вытек и пришлось ему носить вместо глаз стекляшки. Но я на него обиды не имел и когда ему было невыносимо проживать дома в Киеве он лета 2 или 3 приезжал к нам и жил по несколько месяцев. А ведь каждое описание имеет свои происшествия. Так случилось и на этот раз. У нас одно лето жил внучонок, было ему не больше 4 лет. Так вот его свояк подговорил чтобы он его свел в яблони. И Владик его свел а сам от него убежал. мы смотрим в окно свояк плутает среди яблонь и никак не может выйти. Куда руки ни притянет все натыкается на ветки. Пришлось мне идти и выручать попавшего в безвыходное положение свояка. Необходимо заметить хотя он был совершенно слепой но в жизни был очень аккуратный. Даже обедая он не уронит на пол крошки хлеба. Не прольет суп с ложки. Все сделает так что и видящий может позавидовать. С расположением дома он и на ощупь быстро освоился. В туалет ходил самостоятельно без поводыря. Сам выходил в сад. Делал физзарядку и загорал. В баню с ним приходилось ходить мне. И в бане он старался меня не обременять. Садился поближе к кранам. Сам набирал воду и только если сведу в парную, да потру спину. А вот на спине было где разгуляться. Он сам то был мужчина крупный, а спина ну целая десятина. Так что было где потрудиться. И в общем то пока он жил у нас особых затруднений не причинял. И еще требователен не был. Да и вообще и в характере он старался все делать самостоятельно. Уж какой большой город Киев но он самостоятельно на автобусе ездил в артель слепых там он состоял на партийном учете и даже без поводыря смог на Крещатик сходить в магазин за мясом. Вот такой был мой свояк это муж старшей Лизиной сестры которая была моложе его лет на 15 если не больше.

Опять учение

О №84

Освобождение от неблагодарной работы пришло неожиданно, и оттуда откуда я и не мечтал. Вызвали меня в Райком партии и предложили поехать на курсы по подготовке заведующих домами крестьянина. Я не раздумывая согласился чтобы избавиться от ОДН. Учеба проходила в институте советского строительства который помещался в бывших училищах благородных девиц. А расквартировали нас в областном доме крестьянина что размещался в левом крыле Смольного. И хотя ходить было недалеко, и дело происходило в зимние месяцы у меня подопрели между пальцами в обоих ногах. Пришлось обратиться к врачам и мне посоветовали утром и вечером умывать ноги холодной водой. Предписания я выполнял добросовестно и успешно. Опрелость прошла и я если не мог обувать ботинки и на занятия ходил в галошах, то с тех пор не знаю такого неудобства какое я испытывал тогда.

Как всегда не обошлось без приключения и здесь. У нас при ДК был кинозал. И там иногда ставили киносеансы. Мы конечно не пропускали ни одного сеанса. Но на сеансы приходили также и студенты из нашего института. И вот товарищи с которыми я жил в одной комнате, решили подшутить и познакомить меня с дивчиной. Написали ей записку, а она ответила утвердительно и знакомство состоялось. Несколько раз мы даже выходили на улицу и вечера проводили на скамеечке как раз против главного подъезда Смольного.

К моей радости наше знакомство далеко не зашло. Хотя руки у нее на груди я уже успел нагреть. Дело кончилось удачно в январе они уехали на зимние каникулы, а мы в это время закончили учебу и разъехались по домам. Больше никогда я ее не видел, да и желания к этому не было. Это было увлечение ради проведения свободного время, и ни о чем дальнейшем я и не мечтал. У меня дома была жена и не плохая. Об этой моей ошибке я по приезде ей рассказал, и тогда она просто и не прореагировала, так ведь бывает со многими.

Новая встреча с Фединым

О №85

Закончив курсы я как и положено явился в райком за назначением. К моему удивлению мне за назначением пришлось обращаться опять к своему знакомому Федину который так тщательно затирал меня когда я поступил на работу.

С Фединым у нас был примерно такой разговор. Он сказал "что у них сейчас заведующий домом крестьянина хороший. Дела ведет прекрасно и менять его нет смысла, а меня он пошлет туда же в дом крестьянина но массовиком". Я конечно воспротивился и наотрез отказался идти массовиком. Тогда он рассердился и заявил что и завом он меня не пошлет. После такого разговора я ушел возбужденным и решил действовать самостоятельно. Пошел на стройку и хотя участок был ликвидирован, а в поселке находился только прорабский пункт. Но прораб был мне хорошо знакомый Лапин он с радостью меня принял и устроил на работу в те же кладовые где я начинал курс обучения кладовщика.

Правда этим все не закончилось. Федин еще попытался завладеть моей персоной. позвонил Лапину и потребовал чтобы меня направили в его распоряжение. Но Лапин был упорен сказал что ему кладовщик нужен, и что принял он меня на работу законно по справке с последнего места работы из института. И требование Федина выполнить категорически отказался. Попрыгал, попрыгал Федин но у него так ничего и не вышло. А я продолжал работать в своих кладовых теперь уже самостоятельно и за главного и за подчиненного. И дело у меня шло неплохо так как пока работал с Малининым я освоил книгу количественного учета, а она то мне и помогала все время и в каких бы кладовых я не работал.

Лиза наоборот как пристроилась в Райздравотделе так и не изменяла этой организации до тех пор пока не ушла на пенсию.

Старший сын

О №86

В скорости после окончания курсов мне жена преподнесла дорогой подарок. Родила сына. Сын родился недоношенным семимесячным, малюсенький и очень спокойный. Было мать покормит грудью и опять на теплую печку. По этому поводу дедушка потом смеялся что вырос малец в печурке. А еще говорил о спокойствии "Да есть ли у нас ребенок хоть бы послушать его голос". Однако сын рос от сверстников не отставая. Вовремя пошел в школу, и без запинки проучился восемь классов. А затем? Отказался учиться дальше. Уж сколько мы ни бились никак не уговорить продолжить учебу. Мы думали что помог зять Артемьев но сам сын мне признался что дядя Федя его не убедил только напоил(?) пьяным(?). А его ученики ездили куда то поступать и неудачно вернулись обратно и он решил учиться дальше. И вот уже закончил последний класс. Встал вопрос что делать дальше.

Он сам решил поступать в Политехнический институт и поступил. Но проучившись год снова застопорило. Не хотел дальше учиться. Пришлось нам ехать в институт и его выручать. Оказалось что растратил казенные деньги был профоргом группы. Пришлось гасить его задолженность и его самого забирать из института. Что поделаешь раз парень не хочет очно учиться. Поживет поймет свою ошибку. Придется ее исправлять может с большими трудностями но это уже будет его личное дело.

Так и вышло уже работая имея семью он заочно окончил техникум а потом и институт. Дома конечно пошел работать. Немного поработал и председателем спортобщества, потом монтером в связи. И конечно заимел уже девочку. Но главное это то что он не выбивал от нас одежды. Ему нравились мои казенные шинели так он в них и вырос до своей женитьбы в этих шинелях.

Новые семьи

О №87

Но вот сын уж вырос. Стал самостоятельным. Пошел работать. Появились и девочки и конечно пришло время что он заявил о своей женитьбе. Мы конечно не возражали. Раз надумал пусть женится, все меньше будет беспокойство родителей будет свой контроль. Женился сам Валя и жену взял тоже Валю. Так организовалась новая семья Васильевых. А потом народился сын Анатолий, а потом и Владислав. Сын мне как то заявил что какая это жизнь что каждый год приходится отпуск проводить дома благоустраивая свое жилище. И наконец заявил что он уезжает в Великие Луки.

Уехал там долго жил на частных квартирах но в конце-концов получают казенную квартиру. Жизнь налаживается дела идут на лад. Жена у него попалась беспокойная хозяйственная. Все старается что сделать для семьи. И по ее настоянию они строят себе дачу. За городом в колхозе. Место красивое на берегу озера, и лес кругом. В общем там хорошо можно отдыхать. Земельный участок маловат пять соток. Но они ухитрились посадить на этом клочке все яблони, вишни, малину, смороду, клубники и разные овощи и цветы. В конце-концов они сумели и мотоцикл променять на машину теперь он автолюбитель.

Но и старший его сын вырос. Поступил учиться в мединститут женился перешел в военно-медицинскую академию. И образовав еще одну семью с нашей фамилией уже успел купить для нас правнука а для себя сына Павла. Сейчас продолжает успешно учиться, темпов не сдает и скоро станет врачом-хирургом на каком-либо военном корабле а в какой флотилии время покажет. Вот так жизнь и идет вперед. Дети растут уж и младший сын у Вали заканчивает восьмой класс. И тоже учится прекрасно.

Иду на выручку

О №88

По-видимому вся молодежь подвержена мании в самом начале трудового пути часто менять работу. Был по-видимому подвержен этому недостатку и я. Пользуясь тем что больше меня не посылали на врачебную комиссию, я тоже стал менять работу. Вот и сейчас казалось бы работа по вкусу. Все ее детали мне знакомы. Да и клиенты которые пользуются кладовой мне известны. Работай да и только. Так нет. Двоюродному брату исполнилось восемнадцать лет. Надо было ему идти на паровоз. Ведь он закончил школу. А в кладовую никак не может найти себе заместителя. И вот я решил идти ему на выручку. Все же организация солидная депо паровозное. И вот я увольняюсь со стройки и перехожу на новую работу. Сначала было очень трудно. Запчасти паровозов и вагонов о которых я раньше и представления не имел. А здесь надо вроде переучиваться. Надо изучать новый материал с которым я встретился. Благодаря настойчивости я все наименования изучил. Количественный учет мне и здесь оказал свою услугу.

То что хранилось в кладовых я конечно без требования не выдавал. Не прислушивался ни к каким мольбам. А крупные запчасти которые хранились на улице, мастера свободно брали и в мое отсутствие. Но и к этому я подобрал ключи один раз а то и два раза в месяц я производил самопроверку особенно тех материалов что хранились на улице. Все недостающее брал на заметку и шел в депо к мастерам. И надо отдавать справедливость все мастера беспрекословно выписывали требования на все то что я им предъявлял. Так что эта кладовая изучена. Все порядки взяты на вооружение и дело идет как по маслу. Вроде и здесь можно бы работать.

Новое увольнение

О №89

Работа в кладовой паровозного депо уже вошла в свой ритм. Все шло нормально. Но не долго. Старшая сестра жены с новым мужем переехала работать в Лычково. Муж ее был председателем Райпотребсоюза. И вот при встрече они стали нас звать к себе на работу. Мы с Лизой переговорили и решили попробовать жить без моих родителей. Нас хотя и долго уговаривали но в конце концов мы согласились. У Лизы увольнение прошло как то благополучно без всяких трений. Зато у меня встретило такое сопротивление что я не ждал такого. В то время моя кладовая находилась в ведении отделения паровозной службы так что мне пришлось обращаться к начальнику отделения Самойлову. Встретил мое заявление об увольнении в штыки. Никакие мои доводы на него не действовали, никак он не хотел меня отпустить. Пришлось к нему ходить несколько раз и все безрезультатно.

Помнится последний разговор. Самойлов все настаивал на том что он меня увольнять и не собирается. Тогда я заявил что две недели прошло и я завтра не выхожу на работу. Самойлов затопал ногами, закричал "да знаешь я тебя тогда посажу" а я не долго думая, снял телефонную трубку и подаю ему "Вот пожалуйста, звоните чтобы меня уже сейчас посадили". Видя мое упорство, как говорится "Нашла коса на камень". Пришлось ему согласиться и подписать мое заявление об увольнении. Заместитель нашелся быстро и я в конце концов освободился.

Забрали стол, кровать, чемодан отвезли на пакгауз и отправили малой скоростью. Сына пока оставили с моими родителями. Помнится тогда в депо была уже машина и на этой машине мы повезли вещи сдавать. Дорог не было всюду грязища и мы с машиной завязли. Пришлось все вещи снимать выносить но все же дело довели до конца.

Работа в торговле

О №90

Ну вот и мы в незнакомом поселке, среди незнакомых людей. На совершенно незнакомой для нас работе. Уж не одну кладовую я сменил, но в торговле еще не работал. Ну что ж попробуем и в этой отрасли народного хозяйства свои силы. Лиза приняла кладовые в столовой, а я главные склады Райпотребсоюза называемые попросту базой. База большая и продуктов много, хотя разнообразия большого и не обнаружили. Но что ж работать все равно надо, да и работа не забойная. Бывают такие дни что и ни одного клиента нет. Просидишь на базе рабочий день и пробездельничаешь. Уж для книги количественного учета время вести хватает. Да и отчеты все сдаю своевременно. Штат у них на базе небольшой, я завпродскладом и Недовесков зав промскладом. Один рабочий на двоих и бригада Балалайкина грузчики и возчики под руководством экспедитора Тихомирова.

Ну когда приезжают представители из сельпо так немного поработаешь. Отбирали товар потом выписывали фактуру. С этой фактурой они идут в контору там калькулятор обработает сделает где наценку где скидку. Выведет общую сумму и лишь тогда я выпускаю товар с базы. Правда только что освоился с работой как фортуна отвернулась и уже осенью свояк мой новый попал под репрессию в 1937 году а из-за него и на меня взгляды изменились. Приехал новый председатель сразу приказ об увольнении за всякий развал лома и хлама на базе. Придирка ведь какой может быть лом на продуктовой базе. Но так или иначе я пошел под увольнение. Один раз пока сдавал пришел на базу и Наумов. Комиссия считала и вешала а я следил по книге чтобы записи все совпадали. Наумов посмотрел и ушел, а вечером вызвал к себе и предложил мне остаться работать но ведь я тоже имею свой принцип и отказался, сославшись на то что тот маленький авторитет который я имел вы выбили(?), а что ж теперь скажут об мне. Нет уж раз замахнулись так бейте и базу я продолжал сдавать Вырипаеву тоже какому то родственнику Наумова.

Лычково

О №91

Поселок Лычково где нам пришлось жить и работать летом 1937 года небольшой. Если не считать маленьких закоулков и тупиков то в нем одна центральная улица идет с одного края в другой. Эту улицу делит на две части железная дорога. И если идти от вокзала то левая сторона так называемая самими жителями Охта где расположена контора Райпотребсоюза и Заготскот. Остальные административные здания, торговые точки все расположены на правую сторону улицы. Жителей в нем не больше 10000, а грязи по уши. Весной и осенью хотя мы и не жили но предположить можно что по ним не проехать, а пешим и не перейти грязищи по колено. А летом пылища. Если машина пройдет то после нее полное солнечное затмение. Хорошо что в те годы в Лычково машин было мало. И пыль поднималась не так уж и часто. Хорошо тем что для прохода людям по одной стороне улицы над кюветом (канавой) проложен деревянный тротуар. Все таки не так уж и страшно жителям осенью грязи.

Параллельно главной улице протекает по-за огородами речка Полометь. Небольшая но все же и мне приходилось в ней купаться. Даже ходили артельно с женами на пикник.

А там где эта речка перетекает эту единственную в поселке улицу сооружен деревянный мост. Это сборище молодежи там танцуют поют, влюбляются. Больше молодежи податься некуда одно кино и то не каждый день. А все же молодежи погулять охота. На этом мосту и я бывал когда приезжал на ревизию.

Весь поселок деревянный. Я прожил больше полугода ни одного кирпичного здания не видел. Лычково деревянный одноэтажный поселок.

Во время одной такой поездки в Лычково на проверку я был свидетелем лесного пожара. Горел лес у самой окраины поселка это страшное зрелище и весь народ был мобилизован на его тушение. Чуть-чуть и я в этом помогал.

Сборная семья

О №92

Не нам судить почему так получилось, но дело было сделано. Старшая сестра почему то выбрала себе мужа лет на семнадцать старше себя. Может подействовало его высокое служебное положение все же работник областного масштаба. Но брак был заключен и ее путешествие по районам началось. И в Волосовском районе произошел в его жизни переворот. Повстречался мужчина помоложе и они друг друга полюбили. Неважно что он разбил свою семью оставив жену с двумя детьми. Они поженились и мой новый свояк смеялся и говорил: "Вот соединим двух моих ребят, двух ее а потом двух общих и комплект будет полный". Но завершить свой приговор не пришлось один то сын общий народился [Владик]. А сборную семью создать не пришлось, в 1937 году его репрессировали и он канул с концом. Старшая сестра растерялась одна осталась с тремя детьми из Лычково немедленно уехала. Немного поработала в нашем районе и решила поехать к первому мужу. Он в это время работал в Таджикистане. Перед самой войной уехала и вроде зажила хорошо. Но после войны его посылают на Украину, а с ним уезжает и сестра с детьми. Как бы не было муж стареет а у нее еще кровь играет, находит ухажера и на Украине [? - Е.С.] но семью новую создать не удалось. Так и продолжала жить в Киеве теперь уж не с любимым мужем, а стариком которого не стеснялась назвать и "паразитом". И умерла раньше мужа. Свояк прожил с младшей дочкой еще несколько лет. И сейчас уже обоих нет. А старшая сестра забрала к себе и сына, который немного стал неполноценным, мнил из себя изобретателя но патент никто не давал. Умер от удушья, вскочила в дыхательное горло конфета и пришлось младшей сестре его похоронить и хоть жил не по человечески так хоть похоронили как подобает.

Легенда о пикниках

О №93

В субботу обычно раздается на базе телефонный звонок. Разговор всегда короткий. "Звонит Кузьмин [Павел], не забудь что завтра воскресенье" и все значит я должен из базы наносить домой вина и водки как можно больше. И я это делал. А в воскресенье Кузмин, завторготдел, завзаготконторой и я все с женами нагружались чемоданами и уходили в дубраву на берег Поломети. Уходили с утра и на весь день. Пили много. Пьяные на четвереньках добирались до реки. Поныряешь немного и вроде хмель проходила. И опять пьешь и так пока вся водка выпита а то еще и мало бывает так приходится мне как всех моложе и по летам и по должности бежать в поселок за подкреплением. И эти пикники бывали все лето и почти каждое воскресенье. Выпить все любили. Только я не мог много выпить.

Вот такой рассказ вроде может показаться и правдой. Но это только кажется. В самом деле этого не могло быть. Во-первых на базе не было телефона. И во-вторых браковалось очень мало. А если что и браковалось то оно заливалось керосином и зарывалось в землю. Никаких списанных запасов на базе не держалось.

И еще один случай свояк хотел меня приучить пить водку однажды сидя у них он наливал чайными стаканами. Я выпил один а после второго бежал в туалет, все вырывало. А Кузьмин на этом не успокаивался и вновь наливает стакан. Жена выручила выпили и все были пьяны как сапожники. И несмотря на все усилия так и не привык я к вину. А сам Кузьмин в обед выпивал только один стаканчик для аппетита. А вечером если не в буфете то приносил домой и напивался до основания. Не знаю почему только он понравился сестре. Может и сын то оказался неполноценным лишь потому что делали его пьяные.

Я сам видел

О №94

[Отсутствует - В.В.]

Трагедия

О №95

Работа в торговле для меня окончилась плачевно, просто трагически. Если Лиза свою кладовую сдала благополучно то у меня после сдачи базы насчитали 12000 р. недостачи. Я конечно не согласился зная свою аккуратность в работе я просто был не в силах поверить такому результату. Правда дома изобретали разные причины по которым я мог оказаться в таком положении. Но я никак не мог этому поверить. Была назначена новая проверка и недостача уменьшилась до 8000. И я снова акт не подписал. И нужно сказать что для каждой проверки я из своего поселка ездил в Лычково. Следующую проверку произвел ревизор недостачи стало 4000. Количественный учет проделанный бухгалтером незаинтересованной организации уменьшили недостачу до 2500. Я все не соглашался. Была создана авторитетная комиссия которая установила недостачу 1200. Мне уж надоело ездить. Ведь при каждом моем визите я брал в Райпо деньги под отчет. И вот дело поступило в нарсуд, где я предъявил один документ на 400 рублей который ни одна комиссия в счет не принимала. А нарсуд этот документ признал правильным. И вот я судимый за 800 рублей недостачи. Дело ясное я растратчик и предстоит выслушать приговор. А приговор гласил 1 год принудительных работ по направлению милиции. Дело до суда тянулось не один месяц. А жить то надо было на что и меня приняли на работу десятником конечно временно заведующая больницей Нотариус Белла Мироновна хорошая и ладная женщина я работал и меня с работы отпускали беспрекословно на все поездки для проверки. И после вынесения приговора я еще работал там же в больнице вместе со знакомым мне прорабом Селезневым и работал до тех пор пока меня милиция отозвала и направила работать в совхоз "Массив" что в полукилометре от поселка.

Легенда о суде

О №96

Все таки как мне хотелось чтобы суд окончился вот так бы. Еще в процессе проверок я встретил случайно товарища с которым еще учился в шестом классе и оказалось что он в Лычково работает защитником. Разговорились и он согласился меня защищать в нарсуде. Спешно ознакомился с делом и был включен в состав суда.

В процессе суда он задал истцу вопрос "Сколько я сделал оборот, и сколько положено с меня списать естественной убыли и сколько за это время ее списали".

Истцом выступал бухгалтер ревизор, и на такой вопрос ответить не смог. Тогда защитник внес предложение дело слушаньем отложить на два часа пусть истец доставит необходимую справку. И вот бухгалтер ревизор Махов бежит в Райпотребсоюз за нужной справкой там мобилизует всех счетных работников и готовят необходимый документ. А нарсуд пока разбирает другое дело.

Когда Махов принес документ, что с моего оборота надлежит списать естественной убыли 1200 р и что не списано ни одного рубля, даже судья покачал головой "За что же мы судим Васильева". Дело завертелось быстрее и приговор был объявлен быстро. Недостающие 800 рублей списать на естественную убыль, а за все прогулянное время проверок мне выплатить зарплату. Вот это прекрасный приговор. Удержав все что я получал под отчет во время проверок я еще получил приличную сумму на руки. Уплатил гербовый сбор за защитника. Выпили с ним по стаканчику и я уехал домой с шелестящими в кармане купюрами.

Но увы такого результата не было это только возрождение после многочисленных дум о предстоящем суде. На самом деле так не случилось. Это сон. Все закончилось одним годом принудительных работ по назначению БИРа - Бюро исправительных работ при милиции.

Еще о сочинениях

О №97

Кроме больших повестей, были мною написаны и поменьше. при этом описывались всякие разные случаи. Вот к примеру "Дневник Коли Таратайкина" это можно сказать невыдуманный. Тот же дедушка Василий Иванович дал задание уже знакомым нам друзьям "четверке неразлучных". Нужно было вырубить ольховые заросли против заначи(?) (короткая полоса) в Попкове. Ребята взялись дружно. Выбрались к месту работы, соорудили палатку и дело пошло трое рубят а четвертый поварит. Нужно сходить на речку за водой и приготовить обед ужин. Время уходило много, а если справлялся раньше то шел сжигать сучки и ветки. Однажды повар пошел за водой и там на дороге его выследили неприятели, и собрались побить. Но у всех друзей были свистки, которые издавали очень резкие звуки. Повар свистнул и это послужило остальным сигналом. Они побросали работу и поспешили к месту происшествия. Увидев помощь недруги струсили а заметив что у ребят топоры в руках бросились на утек. Все эти похождения записаны в виде дневника причем поглавно.

Вторая повесть "От Самары до Сахары". Это случилось с мухой которая сидела на потолке оклеенном газетами. Сидела на слове Самара. И почему то свалилась с потолка в ложку, а из ложки была выплеснута в рот. Началось ее путешествие. От зубов увертывалась не попала. Проходя по пищеводу слыхала как кует сердце и дышат лемеха легкие. В желудке было не лучше пришлось скрываться от желчи соков и кислоты. И здесь все обошлось благополучно. Вот уж и двенадцатиперстная кишка пройдена. Правда долго пришлось идти вместе с пищей по тонким кишкам. Уж больно они длинные но и этот путь преодолела. И оказалась в бумажке на которой была карта пустыни Сахара и была выброшена вместе с бумажкой в глубокую яму туалета. Вот так и закончилось ее путешествие.

Ленинградцы

О №98

У моей тещи было четыре дочки, так одна была на 1-2 года постарше моей жены. На крестьянском труде она была искусной работницей никакой труд не страшил. Но крестьянкой быть не суждено. Выйдя замуж она вскоре уехала с мужем в Ленинград да там и пустили корни на всю жизнь. Работали на одной фабрике, туда же пришла и дочка когда стала совершеннолетней. Там в Ленинграде приобрели дочку и сына. Сейчас эта сестра живет с дочкой и зятем, правда, с зятем особенно не дружит но деваться некуда. У дочки тоже уже есть дочка которая сейчас уже вовсю невестится. Младший сын был за драку осужден и после отбытия наказания его в городе не прописали и он с семьей уехал в Череповец. У него две дочки первая совершив ошибку молодости сейчас воспитывает дочь хотя замужем так пока и не была. Вторая дочь вот-вот выйдет замуж. До войны они жили дружно. Но война их вынудила эвакуироваться в Красноярск. Там свояка призвали в армию, а свояченица переехала в Сталинобад к нам. Когда старшая сестра переехала на Украину и эта сестра уехала тоже. И жила на Украине пока муж демобилизовался и приехал в Ленинград занял свою довоенную квартиру. И семья его уехала в Ленинград. Сначала жили в маленькой комнатке а потом получили большую квартиру. Но вот свояк спортив сердце водочкой умирает. Он всю неделю ловил в Неве дрова а в субботу и воскресенье пропивал.

Оставшись вдовой эта сестра так и живет с зятем и дочкой. Хотя с зятем бывает и не ладит но жить приходится. Сейчас уже на пенсии. Как скандал небольшой уезжает или в Череповец, или как прошлый год к нам на все лето.

Тяжелая участь

О №99

Вторая сестра если считать по возрасту была не обучена крестьянским рукоделиям но в крестьянском труде была всегда первой и недосягаемой. Вот поэтому когда все сестры из деревни уехали она одна осталась в деревне. Вышла замуж за такого же трудолюбивого мужчину и успела до войны нарожать пятеро детей. Мужа призвали на войну и он там погиб. Сестра осталась одна с пятерыми детьми. Горюшка во время войны хлебнула немало. Уж наверно для спасения жизни своей и детей она отчаялась и пешком собирая милостыни направилась в Киев к старшей сестре. Но что ей могли там оказать. Ведь после войны всем было не сладко. Поработав на родине в совхозе она перебралась под Ленинград и там сумела немного жизнь направить. Дети подросли и она работая сама и всех сыновей и дочку заставляла работать. Обзавелись хозяйством купили корову поросенка завели овец и кур. И в комнате купили всю обстановку. Только бы жить но болезнь никого не щадит и наша мученица умирает [в сентябре 1970 - Е.С.]. Но о семье видимо и там беспокоится забрала с собой двух сынов и дочку. В общем тех детей которые были умными и работали старательно. Правда любили выпить но кто не любит этого.

Остались два сына старших. Тот что помоложе трудяга и боится куда либо уезжать. Нашлась женщина и живет себе на месте. А вот старший оказался большим лодырем и любителем разъезжать. Если бы были деньги уехал бы на край света. Все мотался между двух совхозов. Никто его не мог научить уму разуму. Вот мы живем недалеко так приезжает к нам, мы помоем и выстираем. Да еще и на обратную дорогу денег дадим. Это он понял и всегда являлся без денег. Но хоть и неразвитый а вот ведь живет и не тужит.

Принудиловка

О №100

Когда я с направлением из БИР милиции прибыл в совхоз, директор был в командировке и меня поставили собирать картофель после картофелекопалки. Устал очень и работа не понравилась. Но что поделаешь ведь здесь придется работать целый год. Второй день был переломным вышел директор, а им оказался старый знакомый Степанов вместе работали на стройке и учились на курсах десятников. Он забрал меня к себе и поручил руководить строителями. А стройки в совхозе было много. Но не только руководить я и сам много работал вместе со строителями. С Васей Никитиным мы сооружали забор вокруг пастбища из жердей и соорудили не один километр.

Приходилось ехать за постройкой. Для жилых домов совхоз в деревнях покупал постройки. И вот раз на молодой кобыле я поехал вместе с бригадой в деревню. Далековато километров 20 туда доехал хорошо. Нагрузили и обратно моя кобыла заартачилась ей все хотелось идти быстрее. Мне посоветовали дать ей дорогу. И вот я всех обогнав поехал вперед. Но не доезжая до дома каких то пять километров моя кобылица встала и никак ни по хорошему ни по плохому не идет. Все меня догнали и уехали вперед а я все нянчился с ней. И вот наконец поехали дальше. Но вот сломалось колесо и пришлось в деревне срыть(?) воз и ехать домой на трех колесах.

Ездили в Заклинье за кирпичом. А на обратной дороге набрали столько грибов что возы получились такие что нам негде было сесть. И пришлось остальную дорогу идти пешком. Подъехали к своим домам грибы разгрузили и только тогда поехали в совхоз. По моему предложению стали печи из двух квартир соединять со стояком через стенку патрубком, а до этого делали на чердаке своды. По моему предложению шло меньше кирпича и сокращался объем работы. Так я год и проработал у директора в подручных.

Легенда о директоре

О №101

Директор совхоза меня превратил как бы в своего денщика. Куда бы он не шел он все старался забрать и меня. В совхозе на полянке за свинарником была устроена бойня там забивали поросят. Убоем руководил старик с белой бородой и очень суровым взглядом. Но это не мешало ему быть добрым и уважительным к директору. И всегда завидя издали приближение директора он жарил лучшие куски свинины и печенку и угощал директора. Ну а я как адъютант тоже пользовался этими угощениями. Его сожительница работала на молочной ферме. Принимала молоко. И когда мы с директором заходили к ней она всегда нас угощала сливками. Даже продавец из магазине как получит свежий товар старался поставить меня, а значит и директора в известие что поступил новый товар и какой. Особенно директора интересовала водка. Я конечно своевременно ставил в известность директора получал задание и быстро его выполнял. По-видимому поэтому директор и дорожил мною за мое расположение к нему.

В кабинет к нему не всякий мог войти без разрешения и с ведома секретаря, но на меня этот запрет не распространялся я в любое время без всякого стука заходил к нему, и он был доволен что я часто бываю у него.

Вот поэтому я был в большом доверии и если до этого была выдумка то это было на самом деле. Мне пришлось ездить в командировку в Тосно за овсом. Задание было выполнено успешно. И за все это по окончании срока принудработ мне выдали отличную характеристику и я был доволен что так легко отделался от заработанной неприятности в Лычково.

Жена моя как приехала устроилась в больницу кастеляншей и работала там до самой войны. В это время у нас народился еще сын которого мы назвали Толиком.

Толик

О №102

Толик это наш второй сын. Детей я вообще любил и всех укачивал спать носил по комнате на руках распевая им песни особенно любил петь "Слу-шай" Щепкиной Куперник. Но раз начал о втором сыне так уж поведаю все до конца. Двухлетним ребенком его пришлось увозить из родных мест началась война и нам пришлось эвакуироваться. Войну мы жили в Сталинобаде долго пришлось жить в камышах. На подсобном хозяйстве. там Толик рос и стал очень потешным мальчиком. За обедом скажет "Жарко", ему посоветуют "Фукай", а он в ответ "Нет губ". "А где же они" если спросишь он скажет "На крыше". У него были друзья он из себя представлял директора, а мальчик еще был завхозом, а девочка бухгалтером. Забрались они в персики. А потом он в семье и рассказал что они были в персиках. Если ребята что-либо делали не так он быстро их усмирял "Пойду к директору". И все унимались знали что он свою угрозу выполнит. Был он очень ласковый. Как то после обеда всех нас обцеловал а сидящий директор сделал замечание "а меня". Толик не растерялся и ответил "Ты казенный".

Если куда ему надо войти он обязательно постучится. Так к Бирюкову его позвали и он пошел несколько раз постучал они уговорились молчать тогда он открывает дверь и заявляет "вы что оглохли". Любил свою бабушку. Однажды мы посмеялись что бабушка ушла в камыш так он не страшась темноты пошел за поселок и все звал "Маму Мусю".

В общем был прекрасный ребенок и все его любили. А умер неожиданно. В больнице поставили диагноз "туберкулезный менингит" не иначе наградила бабка Пачаниха наша соседка. Смерть мы очень переживали, такого ребенка потерять это несчастье.

Ни одного кирпича

О №103

Отбыв свой срок принудительных работ я вновь вернулся в Райздравотдел к Селезневу там хотя рабочих было и немного но работ зато было очень много. Строили прачечную она стояла уже под крышей. Надо вести отделочные работы. Тоже самое было и с женской консультацией. Кроме того вели большую стройку по сооружению санэпидстанции. Но главное внимание в те годы было уделено церкви это здание церкви сначала хотели приспособить под пионерский клуб, но не разрешили так как поблизости больница. Тогда было решено здание церкви приспособить под поликлинику вот там в основном и велись все работы. И нужно сказать как все раньше делалось добротно и на века. Кладка велась без цемента на одной извести. Но когда пришлось по новому плану пробивать оконные проемы, это был адский труд. Зубилом не взять ни одного кирпича. Рассыпались на щебень, а от стенки и друг от друга никак не отделить. Говорят и на кладбище когда разбирали там церкву тоже не могли взять ни одного кирпича целым. Все разбивалось на щебенку. И еще интереснее обнаружили когда разбивали полустолбик там оказалось заделанным вересовый кол и неокоренный но он так там в стене закаменел что не взять ни топором ни пилой. Пришлось спиливать ножовкой по металлу. Вот это кладка и с фокусами. А в алтаре для крепости стенки были скреплены полосками железа толщиной миллиметров 15 а шириной 50. Ну как здесь не скажешь что старинные мастера вели работу на века. Теперь не то хотя и цемент применяют но если коснется разбирать каждый кирпич отстает от соседа свободно. Да и кирпич даже в стене от дождей и морозов разрушается. Техника то шагнула вперед, а вот качество никудышнее. И приходится восхищаться теми мастерами которые так добротно строили а секретов своих наверно поколению не передали.

Сказки

О №104

Мне кажется что я испытал на себе все жанры. Писал юморески, фельетоны, разные мелкие рассказики, были. Но об этом уж ладно их содержание не припомнишь. Сейчас я хочу рассказать о жанре сказки. Этот вариант сочинения я тоже испробовал.

В ранние годы была написана сказка которую я назвал "Головотяп". Сюжетом послужила народная сказка о палочке самобойке. Я же использовал поперечную пилу которая после слов "Пилка выручай" выскакивала из мешка и хлестала противника и плашмя рвала белье и тело зубьями. И била до тех пор пока жертва не падала на землю. лежачего не била. Но стоило жертве подняться, владелец вновь повторял "Пилка выручай" и избиение продолжалось. Особенно доставалось разным драчунам, хулиганам, ворам и прочим нечестным людям.

Вторую сказку под названием "Саид" я написал позднее когда находился в эвакуации в Сталинобаде. Сюжетом послужило восточное сказание. А содержание этой сказки вкратце вот таково. Бедный дехканин Саид полюбил Истону дочку местного бая. А бай хотел Истону отдать за богатого заграничного купца. Но Истона тоже любила Саида и не соглашалась стать женой купца. Тогда отец Истоны и купец договорились что купец украдет Истону, конечно сам отец всячески будет ему помогать. И вот Истона похищена и ее спеленатую везут за горы. Здесь нападает горный дух. Купца бросает в ущелье а Истону увозит в свое царство. Саид узнал о случившемся от купца. И решил найти и выручить свою возлюбленную. Много испытаний перенес Саид пока искал Истону. Побывал у колдуньи которая пояснила где ему искать свою Истону. Как боролся с драконом охраняющим владения горного духа и победил все же противника. Нашел камеры где горный дух держал в заточении всех девушек которых хотел сделать своими женами, а они отказывались. Нашел и Истону. все девушки были нагими свое белье уже сотлело, а нового дух не давал. Всех заключенных вывел на белый свет и захватив все богатство вернулся и сам с Истоной к ее отцу. Выкупил Истону золотом прихваченным у духа и зажил во славу.

 

Часть 3. Эвакуация

Начало войны

О №105

Теперь пожалуй и школьники знают что война началась после вероломного нападения гитлеровской Германии. Это они знают из рассказов старших, из разговоров и телепередач. Перед самой войной Гитлер сконцентрировал у советской границы многочисленные людские силы и военную технику. Наше правительство об этом знало но считало что Гитлер не решится нарушить заключенный договор о ненападении. Когда же участились пограничные инциденты немцы стали засылать на Советскую территорию диверсантов и шпионов. Когда немецкая авиация стала нарушать границу совершая полеты над советской страной. Тогда наркоминдел дал ноту немецкому послу, но эта нота была предъявлена несколько позже. На несколько часов раньше Гитлер отдал приказ войскам чтобы они перешли советскую границу и победным маршем заняли Россию. Он считал что ему и в России победа придет после стремительного без предупреждения без объявления войны.. Он не учел что те страны Западной Европы которые он прошел были маленькими. А Советская Россия кусок большой и он не учел что Россией можно подавиться, а в самом деле так и вышло.

Наш поселок о начале войны узнал сразу же и все население затосковало. Меньше стало разговоров на улице. Тоска охватила поселок. Пустила корни и паника когда в поселке появились военные "Пятая колонна" что это за части мы не знали. Наши или чужие и это вселяло больше тревоги в население. А после первой бомбежки поселка паника стала разрастаться. Пошла мобилизация и через несколько дней было уж заметно уменьшение мужчин. Дошло время и до женщин на станции сформировали несколько санитарных поездов и туда были призваны многие врачи и медсестры.

Эвакуация

О №106

Заметно уменьшили деятельность все учреждения и предприятия. Меньше стало на улицах населения. Началась эвакуация в советский тыл. У нас со стройки призвали всех рабочих осталось два старика. Строительство прекратилось. Я уже превратился в сторожа охраняя строительство санэпидстанции. В первых числах июля попался мне навстречу начальник ...(?) Кранапан(?) он удивился что я не уехал и дал распоряжение немедленно пойти в горсовет получить удостоверение и со всей семьей немедленно выехать из поселка.

Время военное и надо подчиняться в горсовете мне на всю семью дали эвакуационное удостоверение что мы эвакуируемся в Ярославль. Когда я об этом объявил дома, жена конечно уже знала что такое эвакуация. А ведь проклятый Гитлер мы до этого и понятия не имели что это слово означает. Мать конечно, согласилась раз так надо придется уезжать. Не захотела уезжать бабушка. Пришлось все силы семейные приложить чтобы уговорить.

Зарезанный на днях поросенок был уложен в два ведра. Захватили подушки, одеяло, кастрюли, ложки. Погрузили на подводы и поехали грузиться в вагон. Холодец наваренный накануне пришлось оставить. Вещи которые поценнее в подвале закопали. И вот мы погрузились в вагон. По пути видели результат вчерашней бомбежки по Невской улице не то что стекла, а даже рамы были выбиты воздушной волной. Да бомбежка это страшная вещь в первую бомбежку погибло несколько человек, было много раненых. В магазине стояла очередь. У кассира была дочка около нее и сидела на окне. Осколком от бомбы дочка была убита, а саму спасла каменная стена. Или машинист Кукушкин спасаясь от бомбежки побежал в кусту и там был убит, а помощник и кочегар оставшись в паровозе оказались живы.

В путь дорогу

О №107

Нам никак не верилось, что наш отъезд из поселка будет длительный. Не может быть чтобы немцев допустили так далеко. Не верили что такой железнодорожный узел будет отдан немцам. Хотелось верить что если и выедем то ненадолго, самое большее на две недели. Но наши желания и догадки не оправдались. Изгнание из родных мест было очень продолжительным. Но так или иначе мы уже погрузились в вагон конечно в товарный. Людей ехало много. Даже в нашем вагоне были многие знакомые. Рано утром мы выехали из поселка но проехав немного может километров 20 мы остановились и простояли весь день до вечера. И только в ночь мы поехали дальше. проезжая видели следы бомбежек, линии связи поковерканы. Много столбов повалено, а вдоль линии ямы от воронок как будто вдоль железной дороги прошелся огромный кабан оставив после себя огромные ямы.

Ехали и все боялись налетов. Поезд останавливается в поле. Тревожный свисток паровоза и все едущие вылезают из вагонов и бегут подальше от линии. Мне было особенно тяжело. Пока я снимал с вагона мать, бабушку, двоих детей и жену. Ведь она только что вышла из больницы после операции. Пока я их снимал паровоз уже дает отбой воздушной тревоги и вновь подсаживаю всех в вагон. Выбежав так раза два мы решили больше не выбегать. Убить всех могут и в кустах. И больше мы не выбегали. Так проехали Бологое, Рыбинск. И нас ни разу не бомбили по-видимому мы были такие счастливые. Все города мы проезжали еще были целыми, но замечалось отсутствие мужчин как и у нас в нашем поселке. Но вот мы едем в дальнейший путь. Остановка мы приехали в Ярославль.

Ярославль

О №108

Вот и Ярославль, но он для нас оказался негостеприимным и людей прибывших с нашим поездом отказались принять. Да ведь это и мы убедились сами. У вокзала и вокруг него было столько народу что негде яблоку упасть. А говорят что и весь город загружен. По нашему эшелону прошла весть что мы поедем в Иваново. Значит не услышим больше тихой песни старика Таенбаха. Ведь до самого Ярославля он качал внука на коленках и тихонько напевал свою песенку:

Ха-ха-ха Как мне жалко петуна

Почему петуна а не петуха этого мы не знаем и вопроса такого ему не задавали. Он пел тихонько и хотя в вагоне было народу полно он никому не мешал своим пением. А еще он распевал песенку которую сам и сочинил

Едем, едем, едем, едем Едем, едем в Ярослав

Он вопреки запрещению высадился в Ярославле этот старик с внуком и с ним еще ехало две дочки. Остался в Ярославле и дядя Осип по тем мотивам что раньше в этот город приехала его сожительница и он остался чтобы ее разыскать и продолжить совместную жизнь. Дорога до Ярославля прошла благополучно только было неудобно готовить обед. Поезд двигался с большими остановками. Станции все были забиты поездами и мы подолгу стояли у семафора. Воспользовавшись такими продолжительными стоянками, люди вылезали из вагонов разводили костры и варили себе пищу. Но вот паровоз дает отправку. Мы забираем неготовую пищу и спешим а вагоны. Довариваем в следующую остановку, а то и в третью. Как это сложится. Хлеб добывали хоть бывает и с трудом но все же без хлеба не ехали. Да еще к тому же у нас было два ведра свежего свиного мяса. Так что делать едем.

Иваново

О №109

По прежнему постукивают вагонные колеса на стыках рельс. Помаленьку покачивается вагон. Мелькают километровые столбы. Ярославль остался позади. Как и до Ярославля готовим пищу на кострах недалеко от железной дороги. И готовим за три четыре приема. Кое где достаем что либо съедобного. На одной станции достали килограмм ливерной колбасы и это было подспорье в питании. А в пути это было большое дело. Медленно с длинными остановками но упорно продвигаемся на восток. В вагоне народу много и не будешь пользоваться парашей. Так что за естественными потребностями пользовались остановками эшелона чтобы выскочив из вагона здесь же у букс совершить естественную потребность. Устроишься у вагонного колеса, а по другую сторону вагона тоже у колеса взглянешь а там женщина подняла платье и выставив обнаженный зад делает свое дело. Уж здесь конечно не до стыда. Сделал свое дело и скорее в вагон, благо хоть успел дело сделать и это уже достижение. В дороге не знаю от чего вдруг запоносили мои обои сыновья. Что делать. Люди ехавшие с нами в вагоне посоветовали заваривать корни толокнянки. На наше счастье на очередной остановке мы обнаружили на откосе много мелких кустиков толокнянки. Выбравшись из вагона я быстро надергал толокнянок с корнем и в вагон. Дальнейшую обработку проделали женщины вымыли заварили и очень хорошо помогло. Понос переняли. Оказывается и советы людей бывают полезны.

Дымит впереди паровоз, мы движемся все вперед и вперед. Уже близок к Иваново. Но вот по эшелону пронеслась весть что Иваново нас принять не может. И так уж город забит людьми до отказа. Наш эшелон едет дальше в Казань.

Казань

О №110

По пути в Казань мы проезжали станцию Сережа. До сих пор хочется поблагодарить жителей этой станции. Когда мы ринулись в хлебный магазин, а туда бежало очень много пассажиров. В магазине стояла очередь за хлебом местных жителей. И они сочувствуя нам отошли в сторону и дали возможность нам получить хлеб. Есть же хорошие люди на свете сочувствующие и благородные. Так бы и послать им жителям Сережи свое сердечное спасибо за их заботу о нас военных странниках.

Увы Казань мы так и не видели. Провезли нас ночью. И отъехав километром семьдесят за Казань на станции Арск наш эшелон загнали в тупик и объявили что утром придут подводы и мы поедем по колхозам. Чуть забрезжило утро мы выбрались из вагона с супругой и решили пойти на базар благо он был против того места где стоял вагон. На базар съехались крестьяне. Мы посмотрели на них и пришли к общему мнению "Здесь нам не место". Крестьяне все как один были обуты в лапти и домотканые армяки. Уж армяки ладно можно бы и привыкнуть. А вот лапти мы их никогда не носили, а портянки и завертывать вокруг ноги не умеем. Нет Арск нас не устраивает. Надо пробиваться в Сталинобад к старшей сестре. На станцию прибыл эшелон из Белоруссии. Мы пошли по вагонам узнать в какой можно нам погрузиться. И такой нашел. Вагон большой "пульман" в одной стороне ехало две семьи евреев. Мы погрузились в этот вагон во второй конец вагона.

До свидания Арск мы едем дальше, а куда бог его знает. Мысль не покидает чтобы пробиться в Таджикистан. Пока ехали в вагоне вместе с евреями они нам так надоели и днем и ночью толи они разговаривают, толи ругаются не поймешь но они нам надоели.

Свердловск

О №111

Все дальше и дальше забираемся на восток вот уже и Урал. Поезд прибыл в Свердловск и снова происшествие все население эшелона покинуло вагоны и поспешили к вокзалу. Решили что дальше не поедем. Но наше решение ничего не означало. Свердловск принял только детский сад, прибывший с этим эшелоном из Белоруссии. Их где-то бомбили много детей погибло, а те что уцелели от бомбежки, были приняты Свердловском. Я попытался узнать можно ли поехать на Оренбург, но мне объяснили что по этому пути поезда не ходят. Я успокоился решив что доеду до Омска и оттуда вернусь в Оренбург. А в Свердловске между прочим у вокзала появилась и конная и пешая милиция дружинники оцепили всю привокзальную площадь и никого в город не выпускают. Хорошо еще что разрешили общаться с детьми Свердловска. Вот тоже молодцы хотя и дети. Мы давали им деньги и они бегом бежали в магазин и приносили нам хлеб. Отчитывались в деньгах полностью и довольствовались лишь теми копейками которые мы им давали сами. А у эшелона началась работа дружинников они в красных повязках подходили к людям забирали их чемоданы, грузили обратно в вагон. Мы по своему решили не ждать когда и нас погрузят. Раз нельзя выехать на Оренбург мы сами погрузились в вагон решив что поедем дальше до Омска. А оттуда опять попытаемся вернуться по другому пути в Оренбург чтобы выехать на прямую дорогу ведущую к Аральскому морю и на Ташкент.

И вот все приехавшие и выгрузившие в Свердловске вновь все погружены в вагоны. И поезд отправлен дальше. Замелькали поля Сибири мы едем все дальше и дальше. Где будет конец нашего пути, не знаем. Хочется в Сталинобад.

Тюмень

О №112

Уселись путники на пол вагона свесили ноги из вагона и сидят молча, любуются картинками мелькающими в дверном проеме вагона. Едут люди разные. Вроде торопиться некуда, и планы строить ни к чему. Если в Арске железнодорожники решили вернуться в Казань и продолжить службу на железной дороге то здесь когда давно едем по Сибири, таких думок не приходит на ум. сидят молчат, и каждый думает по-видимому о своем. Что же будет дальше когда зайдем глубоко в Сибирь. В вагоне люди разные но все еще живут тоской по родным местам поэтому взаимных разговоров не получается и едут дальше в молчках.

Но вот очередная остановка. Перетрубация. Это Тюмень. Он остался в памяти по двум случаям. Одна старуха везла двоих детей к дочке в Сибирь. Они жили на отдыхе у бабушки. Но началась война старуха забеспокоилась и решила внуков отвезти к родителям. Там в далекой Сибири забеспокоилась и мать и решила сама поехать за детьми. Где-то в пути разъехались. А старуха в Тюмени пошла за кипятком и попала под поезд, ее подобрала скорая помощь. Осталась ли она жива кто ж знает и что стало с детьми тоже неизвестно. Администрация решила весь эшелон принять на своей земле. Это вроде конец пути. Но кому то только не нам. Ведь у нас в планах был Омск и Сталинобад. На наше счастье сформировали два вагона до Красноярска и один до Иркутска. И мы чтобы не оставаться в Тюмени делаем новую пересадку и грузимся в вагон который пойдет до Иркутска. Нас никак не покидает дума о Сталинобаде. Вся семья покорилась моим знаниям. Я разбираюсь в делах путейских. Знаком как можно проехать в Сталинобад и поэтому молча мне подчиняются. Ну а я головой кумекаю. Все думы сейчас занимает Омск.

Новосибирск

О №113

Долго я вынашивал план насчет Омска. Но эта задумка оборвалась неожиданно. Омск проехали ночью. А когда утром я решил узнать где же мы находимся оказалось далеко за Омском. Ведь по Сибири мы продвигались быстрее. И дорога то прямая все на восток. Не то как мы петляем в Европейской части России. Ну что ж теперь надежда на Новосибирск. А вот и он. Мы без всякого спроса покинули вагон и обосновались у вокзала. Я не затягивая дело пошел искать эвакбюро. Семья осталась около шмоток. Бюро найдено, но разговор затруднился я хотел получить разрешение до Сталинобада а дежурный соглашался только до Алма-Аты. Что ж делать пришлось согласиться. Там в Алма-Ате будем пробиваться дальше. Дежурный потребовал наши паспорта, но их со мной не было. Сказал что я сейчас принесу и побежал к семье. А там жалоба милиция велит перейти в вокзал. Хорошо я все утрясу пообещал я забрал паспорта и бегом в эвакбюро. Но увы пока я бежал, дежурный сменился и надо все разговоры начинать снова и здесь я схитрил. Думаю куда барыня хлыснет. Стал объяснять. Вот мол я договорился с дежурным он мне обещал выписать на мою семью билет до Сталинобада (об Алма-Ате смолчал). Но этот дежурный оказался покладистым парнем "Ну что ж - он говорит - это сделать и мы сможем".

И выписал на всю семью билеты до Сталинобада. Я их сразу и получил в билетной кассе. Но когда я уже с билетом пришел к семье, там все чуть ли не в слезах. Милиция покоя не дает. Приказывает немедленно перебраться в вокзал. Делать нечего надо урегулировать и этот вопрос. Я велел им еще немного обождать, а сам опять побежал в вокзал. Нашел носильщика и нанял его посадить нас в сталинобадский поезд заблаговременно. Такой человек нашелся. И вот мы теперь уселись в пассажирский вагон ведь до сих пор мы ехали в товарных. Все переживания и мои и всей семьи кончились. Мы поудобнее уселись и успели пообедать пока не началась посадка. Народу набилось много. Но мы едем дальше.

Ташкент

О №114

Вот и остался позади как говорили пассажиры самый большой вокзал в России. До свидания Новосибирск. Мы начали свой путь по Турксибу. Ехать теперь что можно все же в пассажирских вагонах. Ну едем себе как большие. В пути ничего замечательного не происходит. Поезд все же идет сравнительно быстро не то что до Новосибирска. На станции Или к нам в купе подсели молодые муж с женой и мы с ними разделили путь до Ташкента. Но вот и Ташкент. попутчиков мы своих больше не видели. Обосновались в привокзальном скверике. Администрация согнала нас в санобработку. Это облегчило получить компостер на билет. Но все же пришлось в кассу постоять в очереди. Так вот очереди в кассу и на посадку отняли порядочно времени. А простояв на солнце мне так накалило голову что я готов был свалиться. Но вот вагон. Семья вся уже в вагоне. А я вышел из вагона в надежде постояв в тени облегчить головные боли.

Здесь подошел милиционер и признал во мне пьяного посоветовал помыть голову под колонкой. И указал где. Я конечно с удовольствием вымыл голову холодной водой. Боли хоть и не прошли но значительно уменьшились.

Поезд тронулся мы пускаемся в последний перегон. Всю семью я кое как разместил все расселись хоть и в разных купе. Не осталось места только мне. Но я вспомнив как хорошо ветерком на ходу поезда обдавало ноги когда мы ехали в вагонах свесив босые ноги на улицу. Я решил выставить голову в окно вагона, думал так ветерок выдует из меня хворь но и здесь ошибся. Ведь мы ехали по Голодной степи и меня обдувал не приятный холодный ветерок, а жар как из топящей печи. Пришлось это дело отложить. И я забрался под сиденье где и поспал немного а потом уступил свое место бабушке.

Так вот чередуясь мы ехали этот последний перегон от Ташкента до Сталинобада. Уж позади Самарканд. Промелькнуло множество тоннелей. Это Термез, а впереди долгожданный Сталинобад.

Сталинобад

О №115

Наш поезд идет по самой южной оконечности Узбекистана. Там в районе Термеза. О сколько же здесь туннелей. Не успеешь проехать один, немного и поезд вновь входит в туннель. Вот только выехали из туннеля. Поезд идет по какому прорубленному карнизу. Взглянешь в левое окно. Там пропасть и кипит там внизу горная речка и пенится. Невольно приходит в голову мысль. А что если поезд сорвется и полетит в эту пропасть. Вот уж и костей не соберешь. Да и обломки вагонов не так просто будет достать из этой пропасти. Взглянешь в правое окно, а там крутая скользкая стена. Высоко поднимается даже небо не видать. Но поезд идет осторожно ходу не набирает. Вот по этому карнизу мы проехали благополучно и поезд вновь уходит в новый туннель. Так сколько же мы их проехали пока выехали на равнину. Несколько еще станций и въезжаем в Солнечный Таджикистан как когда то писал старый Ло..(?). Проехали Тиссор и Айни а вот и Сталинобад. Последняя остановка. Правда железная дорога еще идет и дальше до Орджоникидзебада. Но нам это уже ник чему. Нас интересует Сталинобад.

Вышли из вагона и первое что меня озадачило это вроде у ботинок отвалились каблуки и в обоих ботинках разом. Я даже проверил нет каблуки на месте. Это просто так расплавился асфальт что каблуки в нем тонут. Вот какая разница в Новосибирске еще и осеннее пальто лишним не было. А здесь асфальт плавится. Выгрузились из вагона и к стенке какого-то здания сложили свои вещи это на привокзальной площади. Правда на солнышке. Но где же найдешь тень в незнакомом городе. Ладно переживем и это. Пусть мои старушки на таджикском солнышке погреются.

Конец путешествия

О №116

И вот оставив на привокзальной площади у вещей бабушку, маму и младшего сына мы втроем отправились искать второй стандартный городок. Я, жена и старший сын. Идем по улице Лахути что начинается у вокзала. Красивая улица вся в зелени. Посредине пешеходная дорожка, а по обои ее стороны проезжая часть для транспорта. Улица эта идет до почтамта, а там уже улица Ленина, А за Путовским спуском эта улица уже носит имя Кирова. Мы идем и спрашиваем тюрьму, ибо нам писали что рядом с квартирой где живет старшая сестра с семьей находится тюрьма. Спасибо нас направили на нужную улицу. Вот и пришли влево от нас возвышаются стены тюрьмы. А где же второй стандартный городок. У кого не спросишь все не знают. Что делать оставив жену и сына на перекрестке я решаюсь идти к постройкам виднеющимся там вдали. Надо же искать куда мы спешили всю дорогу. И вдруг жена меня кричит. В чем дело не понимаю. Вертаюсь, а они уже разговаривают с младшей дочкой. Оказалось и городок то нужный нам здесь же через дорогу. Майя нас провела к себе на квартиру. Было воскресенье и все были дома. Гости нежданные как на голову свалились. Это было прибавление заботы старшей сестре. И она заволновалась. Наняла подводу и мы вдвоем едем к вокзалу. Там погрузили свои вещички. Уселись мои усталые семьяне и трогаемся в обратный путь. Извозчик не торопится, лошадь шибко не гонит. Доедем потихонечку. И доехали. Первое время нас приютили у старшей сестры. Женщин свела в баню, а я ходил со свояком. Всех вымыли. Вот это было уж конец всему нашему путешествию. Хотя еще качается под нами пол ведь мы жили на колесах почти месяц. Но мы сознавали что все же это конец.

Первое знакомство

О №117

На следующий день и идущими за ним еще несколько дней, нас знакомили со Сталинобадом. Побывали мы в зеленом театре. Прямо на улице торговали и жарили шашлык. Надо было нас познакомить с этим национальным таджикским блюдом и шашлык куплен и мы его пробуем. Может и вкусно обычное баранье мясо жареное на углях. Но я особенно не восторгался. Еда как еда. И в дальнейшем меня на шашлыки не тянуло. Уж лучше виноград да таджикская лепешка. Это мне больше нравилось. Побывали на сталинобадском базаре. Вот уж где овощей сколько угодно. Арбузы и дыни горами. Помидоры баклажаны. Как я потом убедился и пришел к выводу что в Таджикистане все растет. И то что у нас растет, здесь растет и что у нас не растет тоже здесь растет.

А спустившись по Путовскому спуску и пройдя Душамбинку по мосту, мы побывали на искусственном озере. Свояк рассказывал что это озеро выкопали сами трудящиеся в выходные дни и после работы. Озеро порядочное с лодками. С вышкой для прыжков в воду. А мы купались с другого берега. Там пройдешь метров пятьдесят и все еще можно идти ногами. Такое ровное дно. Купались с удовольствием и дети наши два мальчика и две девочки старшей сестры. В общем старались как можно больше впечатлений произвести на нас. А нам в свою очередь было все интересно.

А сам Сталинобад растянулся на много километров между гор и речкой Дюшамбинкой. Вширь не давала природа ему расстраиваться, мешали горы и река. Так вот и вытягивался вдоль речки. Вот таково наше первое знакомство со Сталинобадом.

Райпромкомбинат

О №118

Для старшей сестры мы прибавили много беспокойства. Надо было нас определить на работу. Она это сделала. Лиза стала работать в грибковой больнице "апеляторшей" в ее обязанности входило пинцетом выдергивать все до одного волоса на голове у больного, для успешного лечения. И там она работала как и всегда в родной стихии Райздравотдела. Затем нам выходила комнату, на Кирпичном заводе. Но мы в то время лучшего и не думали. Мимо нас изредка проезжали по узкоколейке поезда везущие уголь, известняк. И маленький паровозик называемый "Кукушка". А иногда по этой линии проходили развеселые татары. Пели песни под гармошку с колокольчиками. За стеной была чайхана, и таджики по выходным пили "Кок чай" зеленый чай полными днями слушали патефон.

Меня устроили в Райпромкомбинат на должность не поймешь какую. Как кладовщик я принял камень заготовленный по берегам Дюшамбинки. И кроме того в моем ведении находился кирпичник известковые печи. Печи не работали не было мастера. Но я больше находился у них. Там был сделан навес можно было укрыться от палящего солнца. И там сторож молодой мальчишка давал мне первые уроки в учении таджикского языка.

Но вот мастер появился печи загрузили и зажгли и нам пришлось спасаться на столе. Пока печи стояли холодными все щели забили фаланги "большие ядовитые пауки". Говорили что по весне их укус смертелен. Но зажгли печи и им в щелях стало не климатить и они миллионами стали разбегаться. Несчетным количеством шли они и мимо стола где мы сидели. Обедать я не ходил домой выйду на улицу куплю полкило винограда и лепешку. Зачерпну из арыка кружку воды и вот весь мой обед.

Водоканалсвет

О №119

В Райпромкомбинате мне пришлось поработать совсем мало. Вскоре моя должность ликвидировалась и я оказался вновь без работы. Но не надолго. Скоро я поступил в качестве десятника в трест Водоканалсвет. В моем ведении находились приводимые из тюрьмы заключенные человек 30-40. Эти заключенные возводили у насосной станции защитную дамбу, чтобы уберечь во время паводков от затопления водой насосной станции. Работа была каторжной. Ломами и кирками отбивали скальный грунт, и на носилках и в тачках относили на сооружаемую дамбу. Был такие работники особенно мне запомнился один узбек который не хотел работать и все у него "гомузен(?) курсак(?) пропал". Когда я поинтересовался а что же с ним будет дальше мне дали ответ. На обед он получит кружку воды и кусок хлеба а когда совсем ослабнет поместят в тюремный госпиталь. Но там среди заключенных была одна бригада молодых, бригадиром был бывший управляющий банком. Они работали как лошади. Нормы всегда перевыполняли. И поэтому получали горячий завтрак, обед из трех блюд. И вечером обильный ужин. А кроме того они получали еще и деньги. Но деньги эти уходили на водку. По сговору с разводящим они просили меня достать им водки. А я что мне не тяжело я им приносил и они ее выпивали. Я же их должен был снабжать инструментом. Замерять выполненные работы. А на это уходило совсем мало времени. Так что свободного времени было предостаточно.

И постоянным моим местом был берег реки Дюшамбинки где располагалась эта насосная станция. А речка была буйная часто меняла русло. В паводки затопляла все и вот чтобы уберечь ее от затопления и возводили эту дамбу обхватывающую всю станцию от речки.

Что было дальше

О №120

Для знакомства с работой в Водоканалсвете меня один из руководителей водил как на экскурсию на отстойники канализационных вод. Это грандиозное сооружение занимало огромную территорию и все сточные воды проходили через многочисленные различные фильтры. Переходили из одного отстойника в другой. А и отстойников было очень много. Так что в конечном результате все воды так очищались что в Дюшамбинку сбрасывалась совершенно чистая вода.

А когда начальника ВОХР (военизированной охраны) призвали в армию то меня назначили на эту должность. Работа тоже не тяжелая но беспокойная приходилось среди ночи вставать и идти проверять сторожевую охрану на водонасосной станции. Вот однажды сидим мы с разводящим в будке и я заметил что один узбек из кишлака расположенного выше нас в горах, бежал к речке. Я поинтересовался "К чему бы это?" И получил такое разъяснение. "Этот человек поимел дело с женой и теперь бежал подмываться на речку". Таков уж здесь обычай. А если даже где нет поблизости речки во дворе всегда стоит в запасе бочка воды. Уж не странный ли обычай. А по нашему кажется что подмываться сподручнее жене.

Но увы и здесь долго не пришлось работать ведь недаром я проходил допризывную подготовку. И вот получена повестка из военкомата. Я иду на призывной пункт. Получен расчет. В военкомате я прошел медкомиссию признали годным к военной службе. Вот оказывается и я еще смогу стать на защиту Родины. А я этого и не предполагал - считал что моя близорукость окончательно сделала из меня непригодного человека на данное дело.

Мобилизация

О №121

После того как я был признан годным для службы в рядах Красной Армии, спешно стали готовиться к отправке. Родные меня снарядили заставив одеть все что я смог и имел в своем гардеробе. Не знал я что все это ни к чему. Надо было одевать такую одежду которую не жалко бы было бросить. Или в крайнем случае там в Самарканде продать. Все это я не обдумал. Приказали упаковать для отправки. Я как и все это сделал. Зашил в рубашку, надписал адрес и сдал на каптерку. И оказалось что все это я сдал насовсем. После демобилизации моей одежды не обнаружили. Не иначе как старшина ее пропил.

Но вот в полном снаряжении я во дворе военкомата. Родные меня проводят. Построили в строй и так строем мы промаршировали до вокзала. Родные шли рядом в стороне. Вот и вокзал. Погрузка в приготовленный заранее поезд много времени не отнял. Распрощался с родными и до свидания Сталинобад.

Поезд наш привез в Самарканд. Шел сильный дождь и нам его переждать пришлось в вокзале. Но как только закончился нас вывели из вокзала построили и погнали во временные казармы. Там нас вымыли, и мы там прожили карантин две недели. А затем опять строй и своим ходом дальше. Теперь уж наступало такое время что строй был необходим повседневно. Минули Самарканд и полем-полем дальше. Куда ведут не знаем. Да ведь это не играет никакой роли не все ли равно куда.

Примерно километров за двадцать от Самарканда стоит село по местному кишлак Тайляк вот до него мы топали в строю, поднимая сзади себя огромные тучи пыли.

Тайляк

О №122

Тайляк это небольшой кишлак где нам отныне предстоит и жить. Разместили по сараям, толи это были склады, а может и скотные дворы. Да какая нам разница. Спали на соломе на полу. Да так плотно что если захочешь повернуться на другой бок то сначала встань перевернись, и только потом как клин ложись на прежнее место между соседями. А это однако нас и выручало, когда из учения мы возвращались в мокрой одежде, то эта одежда и высыхала от тепла соседей. Других способов сушиться у нас не было. Меня зачислили сначала в полковую школу, потом ее расформировали, нас передали в пехотные части. Но затем школа снова была организована и я вновь был зачислен туда.

Вот так примерно мы жили. Подъем и бегом гнали на речку умываться недалеко примерно с километр. Но пробежать бегом это заменяло утреннюю физзарядку. Потом завтрак и полевые занятия. Полевые занятия ежедневно, до обеда, и после обеда до отбоя. Так что за время своей службы три месяца я много земли перекопал. Наступаем. Надо окопаться, а земля каменистая. Пака копаешь ячейку все руки обтрясешь(?). Но только что выкопал, устроился, командир дает команду "Оставить" несколько небольших коротких перебежек и вновь окапывайся. Занятие не из приятных но что поделаешь ведь из нас хотят сделать отличных солдат. Даже когда водили в Самарканд в баню нам этот путь давался не легко. Пока проделаешь эти 20 километров несколько раз окопаешься. Развернешь строй и обратно соберешься на дорогу. Так что нас кормили не даром. За тот обед который мы получали мы расплачивались обильным потом который проливали на учении.

Дальние походы

О №123

Особенно трудно мне приходилось когда ученье проходило в противогазах. Дело в том что на очки противогаз не одеть, а без очков ни черта не вижу. Или наступаю идущим впереди на пятки, и они ругают меня, или мне наступают на пятки и тогда меня те ругают. Куда ни повернись все ругают. Но вот однажды объявили поход на Пенджикент. Это далеко. Если бы гнали все время по дороге пусть даже строем, мы так бы не устали, но ведь всю дорогу ученье. Входили в Пенджикент совсем разбитыми. Но ведь нам предстояло еще идти в атаку. И вот интересно как скомандовали "Ура", начали стрелять из винтовок конечно холостыми, куда только девалась усталость. Мы воодушевленные выстрелами бесстрашно бросились в атаку и победили. Обратно шли с песнями, даже я был в строю запевалой. И как не петь песни если в этот раз мы победили.

Помнится и такой случай. Ночью подняли по тревоге. И в кромешной тьме надо было наступать окапываться. А ночью мне даже очки не помогали. Не видел ни черта. Приходилось рассчитывать на слух. Сделаешь перебежку и прислушиваешься когда сосед приземлится слева. Услышишь что справа человек побежал вперед и ты бежишь. И вдруг прослушал когда мои соседи убежали вперед. Решил значит надо окапываться. А пока приготовлял ячейку где то впереди раздалось "Ура" это мое подразделение пошло в атаку, а я остался один посреди поля. Игра окончена, строй построен и я обнаружен как отсутствующий. Бойцы пошли меня искать и нашли приготовленным к отражению неприятеля. Конечно командир поругал, а я что мог сделать если меня подвели уши. На глаза в этой ситуации я не рассчитывал. О данном моем случае было доложено по форме вышестоящему начальнику.

Самарканд

О №124

Когда вышестоящие командиры узнали о моем состоянии, я был направлен в Самарканд на гарнизонную комиссию. Оказалось еще один боец, страдающий также слепотой будет мне попутчиком. И вот вдвоем мы идем в Самарканд. Однажды нам навстречу попал командир роты и ему не понравилось как мы его приветствовали и он нас заставил несколько раз повторить как надо приветствовать старших. Но наконец все же отцепился.

Хочется забежать вперед заметить что с этим Королевым мы можно сказать уже и подружились и с нами случился такой случай во время присяги. Мы стояли в строю я уже присягу дал. А по алфавиту ему давать еще не скоро и он созвал меня сбегать в колхозную кладовую. Там мы выпили ради присяги. Да и изрядно. Когда пришли в строй нас не заметили и мое отсутствие так и осталось незамеченным. Но вот мой дружок погорел. Когда пришла его очередь давать присягу, обнаружили что он пьян. И его вместо присяги отправили на гауптвахту. Что ж и такое в армии бывает.

Однажды возвращаясь из Самарканда а нам туда пришлось ходить много раз пока попали на комиссию, мы воспользовались попутной подводой. Там узбеки ездят на телегах с высокими колесами, а под телегой приделан такой кошель для сена так вот мы незаметно для извозчика влезли в этот кошель и благополучно доехали до самого почти расположения части. Все же сэкономили свою энергию и то дело.

Сначала нам обедов не хватало. У кого были деньги покупали грецкие орехи, а однажды ученье проходило на морковном поле так мы там желудок наполняли морковкой. Да ведь и морковь бывает полезной когда хочется есть.

Ученье продолжается

О №125

Ученье каждый день с подъема до отбоя. Ученье днем, но бывает и ночью. Помнится мы были на полевых учениях. Отрабатывали броски в атаку, подходы незамеченными. Преодолев ровное место мы вышли к рисовым чекам. Рис сняли воду спустили а грязи было еще много солнце не успело ее высушить. Мы рванулись чтобы перебежать эти чеки но стоящий на возвышении командир роты закричал "Местность открытая. По-пластунски". И вот мы считай что вплавь по этой грязи форсировали эти рисовые чеки. На пути встала речка думали сейчас еще и речку надо перейти. Но команда "Отставить. Перекур" нас остановила от броска через речку. А перекур мы использовали чтобы в этой речке ее водой смыть с фуфаек грязь. Хорошо что спали мы плотно друг к другу, так вот пользуясь теплом товарищей и фуфайки сушили. Если не за одну ночь то за несколько и одежда высыхала. К этому времени мы были обмундированы. Фуфайка и ватные штаны, ботинки и обмотки и поэтому вспоминается еще. Спать нам обутыми не разрешали, дежурный ходил проверял. Но мы по разному обманывали, а если не удавалось то при подъеме натягивали ботинки, а зашнуровывали и обертывали обмотки уже стоя в строю, прислонившись плечом друг к другу. Делали конечно это чтобы не нарушить строй, и чтобы комвзвода не заметил нашей хитрости. А и сон в очках все же неудобно, очки пристраивал где либо в головах, так чтобы по первой надобности они оказались под рукой. Вот так и продолжалась наша военная служба, туго приходилось но мы были полны силы и надежды что и с нас могут получиться полноценные защитники родины. Надо бы гордиться своим положением на как то не получалось. Нет-нет да и прорвется наружу наш главный дефект близорукость. Видимо от этого недостатка не избавишься теперь до гробовой доски. Такова участь.

Это же проступки

О №126

Запомнился и такой случай из моей военной биографии. Мы с Королевым ходили в Самарканд на гарнизонную комиссию. Проголодались и решили зайти в хлебный магазин попросить хоть грамм 200 хлеба. Я стал уговаривать продавца, а он не сдавался. Ведь хлеб шел по карточкам, а у нас их не было. Но я доказывал кто мы такие, и почему мы просим так слезно. Наконец все же убедил мне отвесили кусочек хлеба и я вышел из магазина там меня ждал Королев уже с полной буханкой под фуфайкой. Оказалось пока я уговаривал продавца, он сумел с весов украсть целую буханку. Ну значит живы будем. Пошли в чайхану. В чайхане заказали чайник чаю. И только начали трапезничать откуда появились около нас две еще молодые женщины. Попросились к нам в компанию. А нам что жалко буханки и на четверых хватит.

И вот чай выпит, хлеб съеден. И эти женщины позвали к себе нас ночевать. Ну понятно зачем они нас позвали им нужен мужчина, но и нам было понятно зачем мы им нужны. Но все же пошли. На окраине Самарканда стоит обычная кибитка, правда, двухэтажная, и мы входим. По приставной лестнице девки поднимаются на второй этаж. Королев лезет за ними. Я поднимаюсь последним и когда голова оказалась выше пола второго этажа я увидел большую и пустую комнату. У стенки лежали кучи соломы. Грязь и пыль везде и я просто струсил уж если у женщин столько грязи в помещении то уж наверно они и сами такие грязные. Можно поймать бог знает что я не полез дальше. Меня звали и девки и Королев но я ушел в часть. По дороге догнал меня мальчишка везущий удобрения я к нему на телегу он меня посадил рядом, чтобы не перетягивать повозку. И так я благополучно и удачно добрался до Тайлека. Королев ночевал там у этих девок и в часть пришел только утром. Как он шел ночью я представить не могу. Но на утреннюю поверку он не опоздал. И это похождение осталось нераскрытым.

Увольнение

О №127

Наконец один из походов в Самарканд на гарнизонную медкомиссию увенчался успехом. Мы ее прошли и нас обоих признали негодными для военной службы. Все же и здесь не оправдались наши надежды о полноценности глаза и здесь свое взяли. Мы освобождены по чистой. Об этом были поставлены в известность наши командиры и вот нас готовят для отправки по домам. Домашнее белье конечно не нашли. Да ведь зря старшина и вид делал что искал. Уж он то знает куда девалось наше белье. Оно ведь давно уже пропито. Выдали нам такое белье что оно было чуть живое. Пилотка еле держалась на голове была маловата. А шинель такая трепаная что я приехав с Сталинобад постыдился домой идти днем, дождался сумерек и прошел по малолюдным улицам. Получили заработок что то по 12 руб и выдали аттестаты на билет и сухой паек.

Помнится фамилия одного бойца Желтов, он поручил нам загнать пару нижнего белья на базаре. Я то не брал, а Королев взял, загнал но отдавать было некому. Ведь мы больше в часть не приходили. Проделан очередной путь до Самарканда. Вот уже и проездные документы на руках и мы наконец в вагоне едем по домам.

Я как в Самарканде залез на самую верхнюю полку и не слезал до Сталинобада. Хлеб получал Королев и за меня. Получит подает мне наверх я там его съем и дальше еду. Королев вагон покинул где то в Кагане или вроде этого, и остальной путь я ехал один. На верхней полке ничего не видать. Когда мы проехали множество туннелей так запомнившихся мне я не видел. Дома аж ахнули каким оборванцем я прибыл домой и узнав о пропаже моих вещей успокоились. А что ж можно предпринять. что упало то пропало. Главное я опять в семье, дома.

Беглец

О №128

Здесь мне хочется остановиться на судьбе моего младшего брата. Из поселка он был вывезен в Ярославль раньше нас. Когда мы проезжали Ярославль он не знал, и мы встретиться с ним не сумели. А их училище стало отмирать. Кормежка стала плохая. Ребята стали разбегаться кто пробивался в армию, а многие бежали чтобы скитаться по стране. Бежал и Олег, но он был намерен пробраться к нам в Таджикистан. И пробрался, зайцем, где на пароходе по Волге а то поездом держал путь в Сталинобад. Правда у Кагани заблудился и чуть было не уехал в Ашхабад. Но ему подсказали и он вернулся в Каган что ли и оттуда уж взял правильный путь. Была казенная шинелишка он ее дорогой проел. Завшивел ужасть. Но все же приехал нижнее белье кишевшее вшами засунул в подвальное окно и явился беженец домой. Вскоре он был устроен на работу, ходил на допризывную подготовку и в конце концов был призван в армию. Он был парнем полноценным не таким как я. И военные навыки проходил в городе Кант около Фрунзе. Тоже по его рассказам сладко не было. Приходилось много учиться и босому. А при поездке в Фрунзе за хлебом на обратном пути пока ехали до Канта съел буханку хлеба и хоть бы что.

А после года учебы его повезли на фронт. Конечно долго его подвозили. А где и пешком гнали ужасов он насмотрелся. А вот воевать так и не пришлось в первую же вылазку как снайпер он попал под обстрел, был ранен и попал в плен. В плену было еще хуже. Ему там ампутировали ногу, а вместо лечения бинты пришили прямо к телу. Когда его освободили наши войска у него операция в полном смысле загнила и нашим врачам пришлось ее делать по новому еще окорачивать ногу и все обошлось. Сейчас он без ноги но водку хлещет лучше здоровых. Выписавшись из госпиталя он опять приехал и явился уже на пригородное хозяйство.

Жизнь для себя

О №129

Мы справляли свадьбу Юры и Наташи. Юра это сын моего брата. Народу на свадьбе было как и всегда очень много. После записи в ЗАГСе собрались на квартире Олега, немного выпили, закусили и прежде чем ехать на свадебный пир в деревню решил мой старший сын сделать фотографию на память. Он изолировался в темной прихожей а нас закрыл в кухне. И вот здесь то и сделал такое неприятное заявление Сергей это муж Нины Олеговой дочки. Зачем это он сделал не знаю, но это заявление запало в мою душу тревогой. "Хочу пожить для себя". Так он заявил и так стал поступать в своей дальнейшей жизни. Несмотря на то что он уже имел двух дочек он стал здорово пьянствовать. Забыл и о семье, и о жене, и о детях. Водка была на его первом плане. И все думы сводились к тому как бы ему выпить. Получку стал в семью не отдавать. Да и на работе его долго держать не стали. Пожалуй все возможности в Бахчисарае где они жили он уже исчерпал. [Видимо, имеется в виду Дно - В.В.]. Больше его никто не хотел брать на работу, тогда он перебрался в Тихвин, квартиру со всеми удобствами меняет на неблагоустроенную, а пить не бросает. Уж своей зарплаты стало не хватать. Стал вымогать у жены. Пускал в ход и кулаки не раз жена и дети убегали с квартиры и спасались у соседей. На Новый год ее родители поехали к ним в гости. Их конечно никто не встретил. Но придя на квартиру им и в квартиру было не попасть. Сергей лежал пьяный и не пожелал принять тещу и тестя. Нина их высвободила от соседей. В то время она уже с Сергеем не жила и была приючена у его брата. Там пожили и Олег несколько дней и поняли как живет их дочь как не пишет правду в письмах уехали домой.

После этого Нина решила произвести развод но сделали это не знаем но на днях приехала их младшая дочка рассказала что папа с мамой живут и он сейчас не пьет. А ведь семья разрушается неужели Сергей не может этого понять и опомниться.

Пьесы

О №130

И вот подводя итоги моих сочинений хочу остановиться еще на одном жанре, в котором я тоже испытывал себя это пьесы. Еще в раннем возрасте я написал пьесу для постановки силами художественных сил нашей группы. Назвал я ее "Красный флаг". И дело описывалось такое отряд пионеров разделившись на красных и зеленых затеяли в лесу игру. Зеленые выкрали у красных красный флаг, а красные применяя разные способы его ищут. И дело кончается тем что флаг находят. Красные победили.

Вот на этом я хочу поставить точку о своих сочинениях чтобы в дальнейшем больше к ним не возвращаться. Много было и других сочинений но они небольшие в памяти не остались и поэтому о них я вспоминать не решаюсь.

Несколько других штрихов из моей жизни. Перед самой войной как будто предчувствуя большую беду, мы стали собираться компаниями и устраивать вечера чуть ли не каждую неделю. Собирались последнее время все чаще у нас. Приходили медсестры и санитарки с мужьями. Пили, пели, танцевали, как будто предчувствуя надвижение беды. И она пришла. Война сразу отняла все наши веселые нотки. Все посуровели посерьезнели и веселье не шло в голову. Даже по радио не хотелось слушать музыку. Да собственно и с радио пришлось расстаться на многие годы. Там в Сталинобаде у нас не было радио, а когда переехали в камыши на подсобное хозяйство там и вовсе мечтать не приходилось о радио.

А между прочим на этих вечерах было и разногласие однажды муж одной санитарки меня приревновал к жене. Пришлось ему предъявить ультиматум чтобы он больше на наши сборы не приходил. И он действительно с тех пор на наших вечерах не бывал. Помнится праздновали 8 Марта в поликлинике и тогда главврач велел хирургической сестре поднести по стопочке мужчинам для веселья. И это было сделано.

Электрорадиотехника

О №131

Если по узкоколейке проходящей мимо окон нашего дома пройти в сторону вокзала до тех пор пока выйдешь за ворота Гульбистинского завода то окажешься на улице идущей вверх в горы. Вот на этой то улице за ГУМом (ГУМ это главное управление милиции) через дорогу на правой стороне и расположена "артель Электрорадиотехника" это не что иное как артель кустарей. Вот в ней то мне и пришлось работать в качестве завхоза правда очень недолго. Ну что из себя представляет эта артель. Пока я работал я не видел чтобы там делали какую то электрическую или радио- технику. По-видимому и эта артель была перестроена на военный лад. Так как основным изделием были телеги и железные бочки которые необходимы были нашей доблестной армии ведущей войну с ненавистными немецкими фашистами. В мои обязанности входило в первую очередь обеспечить лошадей кормом. Сколько было в артели лошадей, я не знал. Не знал даже где они и размещались. А сходить в конюшню я просто боялся. От такого корма там стоят не лошади а скелеты покрытые кожей. Я должен ежедневно ловить таджиков едущих с гор на базар, везущих соман. А знаете что такое соман. Это дробленая солома. Корм очень грубый для скота и тем более для лошадей. А если учесть что даже соман купить я ежедневно не сумел то невольно закрадывалось сомнение. Ведь от такого корма даже не ежедневного, лошади могут подыхать, и тогда меня обвинят в том что я их не сумел обеспечить кормом. Дело могут передать в суд и я сесть на скамью подсудимых. Нет уж этого я никак не желал и выход был один немедленно из этой артели уволиться. Посоветовавшись со старшей свояченицей она тоже поддержала мои опасения и вот чтобы избежать этих неприятностей я из артели уволился.

Радиостанция

О №132

Уволившись из артели я благодаря материнской заботы все той же свояченицы, я без работы был совсем мало и был устроен опять завхозом на радиостанцию. Вот здесь мне выписали новую трудовую книжку но даже это меня там не задержало. Условия оказались не лучшими. Я размещался на приемной станции а за несколько километров за городом находилась вторая часть передающая. Там находились лошади. Изо дня в день меня начальник станции помнится Мозолев все нагружал меня новыми и новыми поручениями. Ходил я на швейную фабрику в надежде достать там ненужные для них обрезки тканей так необходимые радиостанции для ухода за аппаратурой. К моему сожалению этих тряпок я не застал. На фабрике мне выдать их отказались. Это конечно меня огорчило. Первый экзамен и такая неудача. Тогда я получаю путевку сходить в колхоз за отходами от обработки хлопка. Помню этот колхоз был где то далеко за вокзалом. Но и этот поход оказался напрасным отходов там не оказалось и я вернулся не выполнив поручение. Хуже было дело когда мне поручили доставлять горячие обеды на станцию из столовой на почтамте. Я ездил на лошади конечно с извозчиком несколько раз вроде все получалось но когда мне поручили этот обед и раздавать тут уж я просто возмутился. Я и дома кушал готовое когда подадут, а здесь я никак не мог представить как я буду делить обеды. И я заявил категорический протест. Мозолев уперся ноя не долго думая подал заявление об увольнении и к моей радости Мозолев меня не задержал. Я был уволен. Здесь на станции я узнал что мясо черепахи можно есть, что оно по вкусу похоже на куриное. Это рассказал инженер станции когда он здесь же на станции поймал черепаху. И хотя на работу было ходить недалеко, условия вынудили меня распрощаться и с этим предприятием. Уж лучше идти куда-либо в разнорабочие чем подвергать себя разным унижениям.

Гульбистинский завод

О №133

Я до сих пор не пойму почему его называют заводом. Если применить его к железнодорожной терминологии то это просто-напросто станция. Этот завод ведал узкоколейной железной дорогой а это миниатюрная копия настоящей железной дороги. Так вот завод ведал всеми перевозками на этой дороге для всех организаций расположенных вблизи нее, от вокзала до цементного завода. Ходят по этой узкоколейке маленькие паровозики "Кукушки" таскают за собою как игрушечные платформы по несколько штук и везет туда и обратно грузы. Так вот свояченица видно учитывая то что из меня не получается полноценного работника куда бы она меня не пристроила, видно решила все же я железнодорожник и может здесь из меня что и получится. В общем я с бумажкой от нее прибыл к директору этого завода с просьбой дать мне работу. Там была свободная вакансия начальника станции. А дядюшка мой между прочим там уже работал диспетчером. Когда рабочие обслуживающие эту узкоколейку узнали что начальника станции берут со стороны подняли полный скандал, почему на эту работу не выдвигают из людей давно работающих на узкоколейке. Я был озадачен узнав такое отношение рабочих к моему назначению. Видимо и директор был озадачен таким обстоятельством, что он в этот день не решился оформить меня на работу и предложил прийти завтра, а он все это обстоятельство обмозгует, обсудит с профсоюзом и тогда завтра будет видно какое решение он сможет принять. Но я забегая вперед должен сказать что начальником станции на этой узкоколейке мне так работать и не пришлось. Хотя и работа была рядом. Но в чем обстояло мое обязательство что я должен делать как начальник я так и не узнал, не пришлось в этой должности поработать ни одного дня. Сожалею ли я об этом? Затрудняюсь конечно. Но пожалуй что нет.

На другой день

О №134

Когда я как и договорились на другой день явился к директору этого Гульбистинского завода, у него в кабинете удобно развалившись в кожаном диване сидел пожилой мужчина, солидный на вид, одутловатый и сосал папироску через мундштук.

Когда я вошел в кабинет директора, он завел со мной разговор о вчерашнем инциденте и спросил что не пожелаю ли я, чтобы избежать дальнейших скандалов, пойти работать на пригородное хозяйство в качестве завхоза-кладовщика. Я не долго думая и даже не посоветовавшись с семьей дал согласие. "Я поступил в ваше расположение и дело ваше, вам виднее где меня использовать я готов выполнить любое ваше назначение". И вот вопрос был решен. Я назначен завхозом-кладовщиком на подсобном хозяйстве, а сидящий в диване мужчина оказался директором этого хозяйства Евгением Моисеевичем Цигельбаумом. По национальности как он и сам считал он бухарский еврей. Но душевный и сговорчивый человек. Ввиду того что только что прошли дожди, и дорога испортилась, так что проезда на хозяйство не было. И нам пришлось ожидать когда хоть немного просохнет дорога чтобы нам добраться до места моей новой работы. А ждать пришлось полную неделю. С хозяйства на завод в магазин приезжал хлебовоз на бричке запряженной парой лошадей. И вот я все дни когда он приезжал бегал к Цигельбауму узнавать когда мы сможем выехать, а он все откладывал и откладывал наш отъезд. Но вот наконец отъезд был назначен. Я забрал кое что на первый случай из одежды, одеяло, погрузили все на хлебовозку и мы с новым начальником уселись поудобнее ведь путь предстоит не малый восемнадцать километров по разным дорогам в том числе по полевой по которой после дождя проехать невозможно. Итак я еду к новому месту работы.

Подсобное хозяйство

О №135

Через несколько часов после выезда из Сталинобада, как следует протряхнувшись за дорогу ведь проехать восемнадцать километров по тряской каменистой дороге, а затем по полевой дороге преодолевая разные рытвины и ухабы. Конечно мы значительно устали. В дальнейшем когда приходилось мне ездить в город я предпочитал в город ехать, а обратно идти пешком. Ведь идя из города идешь все время под гору так как наше хозяйство было на 60 метров ниже Сталинобада. Ну что из себя представляет подсобное хозяйство. Все постройки выстроены в один ряд. Первым от сада двухквартирный жилой дом за ним декоративный сад, где часто устраивали пикники приезжие из города директора заводов и наркомы, а затем рядом подвал для зимнего хранения картофеля и соленостей, а рядом кладовые это мой штаб где я должен работать. Дальше идут жилые постройки, а там в конце весь ряд построек заканчивается животноводческими постройками, конюшни, Курятник, свинарник и коровник. Когда я приехал на хозяйство все комнаты были заняты, и меня взял к себе агроном. У них был большой коридор. В одном углу стояла корова а в другой поставили мне кровать. Ночевать с коровой в одном помещении мне было как то неприятно и я после двух ночей решил перебраться прямо в кладовые. Агроном видимо хотел меня принизить чтобы я попал под его влияние. Но я оказался упрямым и ушел, не вытерпел унижение которое создал агроном поместив меня рядом с коровой. Кладовые большие и я переносил кровать с места на место смотря по обстоятельствам где было свободное место. По прибытии на хозяйство вскоре пошли огурцы и мне пришлось принимать первый урожай давая ему место, а себя я устраивал где либо в свободном углу. Так в кладовых я прожил до прибытия семьи. директор побыв пару дней опять уехал в город и вся власть перешла к агроному который и пытался всех себя подчинить.

Игроном

О №136

Не думайте что это грамматическая ошибка в слове агроном. Нет это так себя величал наш агроном на хозяйстве Бирюков. Это эгоистический человек, который видимо любил только себя. Все рабочие должны беспрекословно выполнять его указания подчас даже абсурдные. Но у меня сразу создалось к нему недоверие. Никакой он не агроном, самозванец. Ибо весь урожай овощей нисколько от него не зависел. Как уродится тем он и довольствуется. Но при подсчете урожая не упускал никаких браков. Все битые и полугнилые арбузы, огурцы он старался сдать на склад чтобы ему иметь хороший показатель в урожае, а я этот бракованный овощ потом списывал на скотный двор.

Если поспели какие то овощи и рабочие их обрабатывающие съедят ну к примеру огурец так он поднимет крик на все хозяйство. Это грабеж они весь урожай сожрут. А между прочим сам любил брать овощи прямо с поля минуя кладовые, чтобы они ему были бесплатными. Я еще не знал правил хранения и по его совету для вентиляции кладовой в стене прорубили отверстия. И эти отверстия он же использовал для того чтобы его сын проникал в кладовую и брал все что велит отец. Так они взяли у меня из кладовой несколько десятков яиц. Он сразу заявил что у меня не хватает яиц. Но я это и без него обнаружил и приложил все силы чтобы недостачи не было. Не приходовал сдаваемые. А он настоял чтобы сделали проверку. Сам он принял активное участие, и не поверил своим глазам что в яйцах было все нормально. А признаться что он взял он не осмелился. Да и вообще он все время пытался избавиться от тех кто знал больше него. Писал кляузы в наркомат на директора и добился того что директор узнал о его делах. Выпил и ворвавшись к нему на квартиру, когда он еще не успел встать. Заругался и пустил с лету в него нож конечно не попал но это дало возможность Бирюкову срочно уйти от нас с хозяйства.

Инцидент

О №137

Об инциденте произошедшем между агрономом и новым директором хочется остановиться поподробнее. Агроном Бирюков был очень самолюбив и старался всем кто даже по грамотности выше него вставлять в колеса палки. И когда поменялся новый директор, то он с агрономом не нашел общего языка не пожелал попасть под руководство агронома и Бирюков не стерпел хотя у него и грамотность была не ахти все же сочинил кляузу и послал в наркомат желая избавиться от нового директора. Вызвал нарком для объяснения но когда нарком показал директору заявление он сразу понял чьих это рук дело. Выражение "щегольские штиблеты" Бирюкова выдало с головой даже нам было понятно так как такое выражение мог употреблять только Бирюков. Конечно директор разволновался и приехав домой решил свести счеты с агрономом. Для смелости выпил и взяв кухонный нож направился на квартиру к Бирюкову, его он застал еще в постели и сразу от дверей запустил в агронома ножом. К счастью директор в него не попал нож вонзился в стену чуть повыше. Это было серьезным уроком для Бирюкова он в одних кальсонах выскочил из комнаты и убежал в декоративный сад. И видимо это пошло в пользу Бирюкову он вскоре увольняется с нашего хозяйства и переходит директором хозяйства на консервный завод. Раз не удалось стать директором на нашем хозяйстве он этого добился на соседнем хозяйстве. Чуть раньше когда у него умерла жена он хотел взять в жены мою мать но она конечно не согласилась и он женился на бывшей Селезнихе которая теперь для него стала Нюсей. У нас был обычай мужьям ходить в баню вместе с женами. Так вот эта Нюся в бане занимала такую позицию чтобы Бирюков видел все ее прелести. Чтобы соблазнить старика. Мы с ним здорово не ругались и даже один раз ходили на хозяйство консервного завода навестить Бирюкова их хозяйство стояло в голой степи не было там ни одного деревца.

Кляуза

О №138

Под стать Бирюкову была у него и первая жена сама готовила мужу обеды, а хоть бы раз позвала меня похлебать горячего хотя бы бульона. Нет этого она не сделала, а когда курятница Ларионова мне сварила компот она увидела и раздула дело до того что мол у нас уже и интимные связи. И когда была в городе повстречала мою жену и такое ей наплела что Лиза сразу же прислала мне грозную отповедь. Хорошо что вскоре она и сама приехала и поняла видимо что на меня сделан наговор. Бирючиха видимо знала нечистоплотность своего мужа. Она его ревновала к Селезнихе, а в этом она может была и права ибо после ее смерти Бирюков взял в жены именно эту Селезниху. Она считала что и у нас с Ларионовой было то же самое. Но кляуза ее не помогла, семья сохранилась и мы до сих пор живем одним коллективом и подозрения Бирючихи не подтвердились.

Когда приехала ко мне жена я еще жил в кладовой но директор разрешил временно занять его квартиру ведь он приезжал на хозяйство может одну две ночи и потом уезжает обратно в город на неделю а то и больше. И так поселившись в комнате директора мы одновременно начали приспосабливать курятник под жилье. Куры к этому времени на хозяйстве исчезли. По словам Бирюкова Ларионова их скормила своим хахалям, он даже у их комнаты искал кости. Когда курятник переоборудовали под жилье потолок подбили берданом, сложили печку тогда к нам на хозяйство приехали сыновья и бабушка. Мать еще долго держала квартиру в городе. Проводила Олега в армию, и только тогда приехала к нам на хозяйство. Наконец-то вся моя семья опять в сборе. Значит будем приспосабливаться к жизни на сельском хозяйстве. Лиза пошла в полевую бригаду. Работать с кетменем ох как было тяжело но ничего втянулась, а мама была поставлена на сушку овощей здесь во дворе сушила помидоры, алычу, арбузы.

Цигельбаум

О №139

По национальности, как он сам себя считает он бухарский еврей. Тучный мужчина лет пожалуй уж под шестьдесят. Хозяйством он руководил доверяя все агроному Бирюкову, а сам он на хозяйство приезжал налетом. Приедет побудет сутки-двое и опять уезжает в город. Летом когда идут овощи он конечно забирает с собой и овощей на хозяйстве не появляется неделю а то и больше. Когда он бывает на хозяйстве я ни разу не видел чтобы он побывал на полях где работают люди. Выспится, позавтракает и полный день сидит на скамейке против своей квартиры. Любимая его поза это одна нога под собою, и беспрерывно курит махорку. Конечно через мундштук. Любит поговорить и если попадались собеседники такие как я он начинает считать урожай хотя поля только засадили. Сколько будет выручено средств. Какой будет урожай того или другого овоща.

Он хорошо знал языки всех среднеазиатских народов и узбек то или казах он с ним свободно разговаривает на их родном языке. Еще его любимое дело игра в шашки он частенько вечером зазывал к себе и меня чтобы сразиться в шашки. А однажды он собирал весь мужской персонал хозяйства и мы поехали на Дюшамбинку ставить сипал(?) чтобы больше воды поступало в канал из которого хозяйство поливает свои гектары. Сипал это три бревна связанные вверху и разведенные внизу. В нижней части из проволоки делается вроде кошеля и он загружается камнем. А пока загружают остальные держат сипал потому что вода в реке быстрая и легко сможет унести сипой(?), и холодная так что долго в воде не пробудешь, директор с берега командует и не дает находиться долго в воде.

Пройдя некоторое время Цигельбаума с хозяйства забрали в город и он стал директором ОРСа Полиграфкомбината. Директором стал Астапов тоже неплохой мужик.

Новые знакомые

О №140

С Астаповым Никитой Николаевичем я познакомился когда он был еще директором подсобного хозяйства Полиграфкомбината. Он тогда еще меня угостил огородником. Обед был приготовлен из моркови но был очень вкусным. Потом его хозяйство было передано в наше ведение и отныне считалось вторым отделением. Так как мне было не сочетать работу кладовщика и работу завхоза. Как кладовщик я должен быть всегда на хозяйстве в кладовой а работа завхоза это разъездная, но я не мог часто и надолго уезжать. Поэтому должность завхоза занял Астапов. А когда Цигельбаум ушел в ОРС Астапов стал директором вот он то и не ладил с Бирюковым. Но для меня Астапов был человеком неплохим. К этому времени я уже кое как мог объясняться с узбеками и таджиками так Астапов меня использовал в качестве переводчика. В горд любил ездить верхом, а когда возвращался то обязательно привозил что либо хмельное и выпить обязательно приглашал меня. Однажды он привез две бутылки спирта. Одну развел, а вторую не стал разводить, а когда я пришел он по ошибке мне налил неразведенного спирта у меня и дух захватило. Он видя мое состояние понял свою ошибку, заругался и велел больше пить воды. А однажды он позвал Исламова узбека работающего на нашем хозяйстве и усадив угостил его вином. Он знал что узбеки не пьют водку и не едят свинину. Он заставил Исламова выпить, а потом и закусить свининой. мы смеялись потом то Исламов ел чушка а он отмахнулся и заявил а Исая(?) все равно арак пил, чушка кушал где один грех там и два.

Еще Исламов любил очень мясо. Когда зарезали последнюю свинью так он приходил в кладовую и ел даже сырое. А когда нет мяса он настреляет скворцов и ест. Все равно говорит мясо не все равно. Он меня научил чтобы у меня в кладовой всех овощей был избыток, так как он любил угощать директоров заводов и наркомов, и чтобы не списывать я держал излишки а и мы пользовались и я и он даже бухгалтерша.

Дюшамбинка

О №141

Своенравная капризная река как и всякая горная речка она быстра и холодна. Когда в горах тает снег или пройдет обильный дождь она становится еще лишее и злее. И хотя по окраине Сталинобада для нее люди сделали ложе шириной метров 50, хотя она сама не шире 10 м. Но во время паводков она заполняет все приготовленное для нее ложе и несется неистово шумя и пенясь, как видимо хочет не опоздать на свидание к седому Аралу. Если до паводка речка течет у правого берега ложа то после паводка она обязательно пророет себе новое русло и может оказаться если не на середине то и переберется к левому берегу. Правее моста в нее впадал маленький ручей Луговик, но во время таяния снегов он как будто взбесился и затопив всю пойму разрушил дорогу и ушел в Дюшамбинку уже левее моста у самого Гисарского канала. Так случилось когда мы делали последний путь с хозяйства уезжая на свою родину после окончания войны.

А был еще и такой случай на этой Дюшамбинке. Во время паводка водой сорвало плавучий мост который возводили каждое лето против районного сельского центра. Если не изменяет память то за хлебом ездил Скиба и так как моста не было, он решил переехать вброд. Рискнул и напрасно. Волной смыло лошадей они оборвав постромки выбрались на берег вытащив за собою и Скибу который крепче ухватился за вожжи и так был вытащен на берег. А бедную телегу кувыркало-кувыркало пока не прибило к устоям какого то моста. Там с помощью подоспевших людей телегу извлекли из речки. Но все подарки которые он вез директорам заводов и наркомам, очутились в воде. Были подхвачены водой и быстро понеслись вперед. Как будто Дюшамбинка собиралась эти подарки донести до Аральского моря и поднести ему в дар а не тем кому они предназначались. Вот такова эта девица Дюшамбинка, которая теперь течет уж не по окраине говорят и на другом берегу много понастроили.

Дорога к хозяйству

О №142

Дорога из города на хозяйство мною изучена как следует. Сколько бы я ни ездил в Сталинобад обратно я шел пешком. Подвода уедет, а я схожу в кино а потом пешком иду домой. благо идти приходилось все под гору, ведь наше хозяйство стояло на 60 метров ниже. Так вот давайте я вас проведу по этой дороге. Спустившись по Путовскому спуску к Дюшамбинке мы переходим ее по мосту и сворачиваем налево. Так что искусственное озеро остается справа. Переходим по мосту Гиссарский канал и железную дорогу и все прямо и прямо доходим до сельского райцентра. Все учреждения остаются справа, а мы мимо базарчика и все прямо идем дальше. Вот слева хозяйства Наркомзема, Совнаркома, табачное и за ними дорога сворачивает направо идет по Шайнаку, а мы все прямо выезжаем на полевую дорогу и все прямо если не считать маленьких изгибов. Вот слева колхоз "Озоди зенон"(?) а впереди курган. Не доезжая до кургана несколько метров дорога сворачивает направо, и у поворота справа второй участок хозяйства Военторга, а за поворотом налево, опять таки справа большой колхоз "Дружба народов". Он объединяет несколько кишлаков (там в Таджикистане кишлаком называют деревню) образуя несколько отделений. А мы опять едем прямо. Вот справа еще колхоз "XVIII партсъезд". Это уже наш сосед. Дальше если идти прямо надо перейти по мосту там хозяйство Военторга, а мы не переходя мост сворачиваем направо и обойдя сад, выходим на широкий двор нашего хозяйства. Официально оно называется подсобное хозяйство Кирпичного завода а в народе просто "Гюльбиста". Обычно если идешь пешим ходом то сад не обходишь, а входишь в него и по алычовому саду, а затем мимо парников и вдоль персикового сада остающего слева ты выходишь на двор хозяйства. Того хозяйства где мне с семьей суждено прожить несколько лет, пока не окончилась война. Здесь я похоронил бабушку и двух сынов Толика и Сашу, который народился и через два месяца умер.

Сватовство

О №143

Как то случилось что когда я приехал работать на хозяйство, там не было тракториста и трактор стоял на приколе. Дело было еще при Цигельбауме. У него была знакомая дивчина Наташа Гринь, трактористка но она работала на хозяйстве Мулзавода это от нас километров четыре-пять. Так вот Цигельбаум ничего лучшего не придумал как завладеть этим трактористом. Он посылает Наташу Ларионову как сваху, а меня как жениха на это хозяйство, и мы выполняем волю директора. Ларионова знала где это хозяйство, знала и Гринь, а я что подставное лицо как свидетель. Вот приходим на хозяйство мулзавода. Наташу Гринь застали дома объяснили зачем мы пришли и она побежала оформлять увольнение. Мы и из квартиры не выходим. Наташа оформила увольнение, получила расчет и забрав в узелок свои вещички пошла с нами. А на Мулзаводе все узнали что Наташа Гринь вышла замуж, все любопытные высыпали на улицу посмотреть на молодых, а мы не останавливаясь пошли прямым ближайшим путем на свое хозяйство. А на нашем хозяйстве Цигельбаум уже подстроил нам торжественную встречу вышли с бубнами и криками встречали нас когда мы подходили к своему хозяйству. Вот так благодаря нашим стараниям Цигельбаум переманил на свое хозяйство Гринь. Но вот работала ли она на тракторе что то я не припомню. Знаю что она ходила в поле вместе с женщинами. А позднее уже при Астапове ездила за хлебом.

По рассказам жены она оказалась очень грязной за собой не наблюдала, да оно и нам было видно она вечно ходила в грязном, когда белой юбке. Но активно участвовала в хоре. Астапов как то договорился девки когда вы идете на обед, или вечером по окончании работы пойте вы песни. Пусть знают кругом что мы живем неплохо. И девки пели и пели громко, пели многие, с ними в хоре пела и Наташа Гринь.

Бригадирша

О №144

После того как Бирюков с позором бежал с нашего хозяйства, одно лето у нас не было агронома. Астапов Лизу поставил бригадиром и у нее дело шло. Урожай в то лето как назло Бирюкову выдался большим. машины не успевали вывозить овощи с хозяйства. Вот это и доказывает то что Бирюков не агроном, и для овощей больше ухода и они расплачиваются урожаем. Так вот и получилось когда Лиза была бригадиром.

Здесь на хозяйстве у нас народился еще один сын которого мы назвали Сашей. Когда Лиза ходила последнее время, они молотили на складе кукурузу. Лиза опасалась поднимать ящики с кукурузой, а здесь появился Павлуха сын Бирюкова и сделал Лизе замечание почему она не относит ящики. Лиза послушала его упрек и стала относить ящики и зря. Пришлось преждевременно родить Сашу. А когда об этом узнал Астапов, он Лизу и отругал, зачем она послушала Павла, который к ним никакого отношения не имел. Саша у нас прожил недолго и умер, да почему то у Лизы в грудях было мало молока. Наверно высыхало на солнце. В заключении скажу что пока мы жили на этом хозяйстве мы схоронили Сашу и Толика наших сыновей и бабушку которая хотела лечь рядом с мужем но не вышло смешала война.

Все они были похоронены на втором участке колхоза "Дружба народов". Там был отведен для кладбища небольшой клин земли. Но когда Олег с семьей ездили второй раз в Таджикистан они нам потом рассказывали что кладбище где похоронены наши родные, колхоз запахал и там сеют хлопок. Ну что ж это дело колхоза а нам конечно на могилках не бывать уж больно далеко они похоронены от нас.

Следует еще заметить что в то время еще бедно жили и у нас на хозяйстве радио не было, а и свежие газеты приходили поздно на второй а то и третий день их привозил с завода хлебовоз. Так что нам приходилось жить задним числом. Ничего не поделаешь опять виновата война.

Дружба народов

О №145

"Дружба народов" это название соседнего колхоза, от нашего хозяйства до него километра четыре. Но и наше хозяйство вполне можно называть Дружбой народов. Ведь у на по скромным подсчетам было одиннадцать национальностей:

1. Русские 2. Украинцы 3. Белорусы 4. Таджики 5. Узбеки 6. Татары 7. Мордва 8. Башкирцы 9. Немцы 10. Евреи 11 Казаки.

Но несмотря на такой набор национальностей мы жили дружно и сплоченно. На национальность никто не обращал внимания. Все были едины люди все были за одного и один за всех. И Астапов любитель разных вечеров не раз привозил бочонок а то и два пива и мы вечер гуляли единой семьей. Никто никого не обижал даже словом, и никто ни на кого не обижался. Полное единение.

Пили, пели и плясали как это было у нас на родине перед войной. Женский день или 1 Мая уж не пропустит чтобы не отметить. Как то в последний год нашей жизни на хозяйстве к нам приехало несколько семей ростовских немцев. Тоже веселый народ часто после работы выходил Федька Миллер с гармошкой, Это наш новый тракторист. Играет гармонь и кружатся в танце пары. Один немец фамилию не помню Филипп любил танцевать с Лизой. И у них хорошо выходило. Даже успел пожаловаться в танце что у него жена болеет по-женски и уже давно.

В такие вечера даже Астапов не вытерпел и позвав свою супругу Федосью Павловну заказал "Лезгинку" и показал как танцуют кубанские казаки. Молодо залихватски со стороны посмотреть интересно.

Вот так и жили, особенно дружно когда ушел с хозяйства Бирюков обычно вставляющий роги против каждого. Всех он считал не людьми а скотом и обдираловкой(?) только он один был "полноценный человек".

Исламов Абдурасул

О №146

На хозяйстве было несколько семей таджиков и узбеков. был даже такой Азизов который имел двух жен. Сам одноглазый, с 1910 года. Первая жена 1912 года и вторую взял молодую 1929 года рождения. И вечно жены жаловались старая говорила "что Азизов молодую лучше любит", а у молодой выходило что "Азизов старшую больше любит" и кто их разберет поймет.

Но речь не об Азизове особенно большая дружба у меня сложилась с Исламовым Абдурасулом это мужик еще тот. С ним можно было дружить. И исполнительный безоговорочно. Если надо ехать на мельницу то посылали обязательно Исламова он все это сделает как лучше не надо. Попутно давал и я пуд а то и полтора кукурузы он и для меня перемалывал кукурузу. А однажды дал кукурузы и попросил ее продать и он продал за 1000 рублей и деньги сполна отдал. Даже когда мы уезжали то свою кукурузу еще на корню продали этому нашему другу за 1000 рублей.

Как то идет он на работу. А ведь узбеки даже летом носят длинные ватные халаты. Я его остановил и спрашиваю "Ака гамузом, иссык" это значит "дядя очень жарко" а он отвечает "ек гамузом савук" что в переводе "нет, очень холодно". Я пощупал его тело действительно оно прохладное, а он пощупал меня, я рубашку не носил и конечно тело на солнце было горячее. Оказалось они и этот халат носят для того чтобы пропотеть, а потом в поте им уж не жарко. Местная хитрость.

Исламов держал корову и если жена приготовила катык это вроде нашего кефира, то он мимо не пройдет постучит в окно и маме скажет "мамашка катык бери". Мать сходит и принесет. А хорошо его макать с блинами. У него и жена была славная. Лиза как то рассказала что девки захотели посмотреть какие они носят штаны. Повалили, заголили оказалось порчины от косточек до пахов, а дальше все голо. И она не обиделась. дружба была дружбой. Семья у нее была трое детей. Но мы так дружили что когда я уезжал домой он даже заплакал и сказал на прощанье "Николай ака твоя Россия кеп ты моя Андижан". Кеп это уезжай.

Картофель

О №147

В тот год выдалась по Таджикистану очень суровая для тех мест зима. Мороз перешагнул десять градусов. Я еще с осени беспокоился все ставил вопрос о ремонте подвала, так как картофеля в подвал засыпали очень много. Дирекция на мои просьбы не откликнулась. А в подвале между прочим даже дверь закрывалась не плотно. Уж я спасая картошку дверь закладал соломой но это мало помогло. Когда морозы спали и мы обнаружили мерзлые клубни пришлось поставить людей на переборку картофеля. сверху картошка померзла и при переборке дирекции показалось что очень много. В естественную убыль мол не уложится. Конечно обвинили меня что я не сумел уберечь картофель от мороза, но мне кажется что я вовремя бил тревогу но к ней не прислушались. Как бы там ни было я и сам чувствовал свою вину и решил принять необходимые меры чтобы отвести неприятность от себя. Что это неприятности преследуют меня все время. И было принято решение сходить мне на экспериментальную базу которая находилась недалеко от Шайнака там было их подсобное хозяйство и я отправился. От хозяйства это километров десять не меньше. Но я в то время был молодой, сил много. Уж если с города ходил пешком 18 км то уж десять пустяки. И я дошел благополучно нашел директора с ним пошли лабораторию, там подняли много справочников и когда я дал пример ...(?) сколько было картофеля и сколько померзло, они нашли пункт в справочниках что при таком морозе как был в тех местах в тот год естественная убыль увеличивается, но все еще не достигает количества какое обнаружили у меня. Конечно выдали официальную справку что моя недостача может быть списана на естественную убыль. Я конечно торжествовал я и на этот раз вышел победителем и даже директор просветлел когда прочитал справку. А то ведь в каждом деле ищут виновного и почему то всегда останавливаются на мне. По-видимому потому что после бухгалтера я был самый грамотный.

Хлебные карточки

О №148

Был еще и такой случай в котором также долгое время подозревали меня. Я был как отпущение всех грехов. А на этот раз вышло так. В то время хлеб возила Рысина. А еще шла молва что она живет с Астаповым. Вот может поэтому и Астапов первое время обрушился на меня.

У Рысиной пропали хлебные карточки вместе с выручкой и чемоданчиком. Украли его или она где сама потеряла кто ж знает. Но в ход была пущена версия что она чемоданчик оставила в кладовой и я его забрал. Неприятность куда уж хуже. Даже приезжал милиционер расследовать. На следующий день чемоданчик нашли подброшен в подвал где хранились овощи. Он конечно раскрыт все карточки повысыпались, а денег конечно не оказалось. И после этого пришли к выводу что если бы я не стал бы подбрасывать в свои владения. Это сделал кто то другой. И так беда от меня отодвинулась. И в тот же момент и Астапов изменил отношение и ко мне. А так в общем и целом я с Астаповым жил дружно и даже когда уехали на родину мы с ним продолжительное время даже переписывались. Ну а Рысина конечно обрадовалась что нашли карточки и продолжала еще долго возить хлеб. А вообще то хлебовоза часто меняли. Чуть что и вот поехал новый. Хлеб обычно привозили на два три дня. Получишь вот и дели на три дня и на всех членов семьи чтобы никого не обидеть. Ну хлеб делили или мама и жена а я уж за это дело не брался. Говорил тогда вот когда будем хлеб есть без нормы вот тогда я буду его делить. Мы то еще пользовались овощами из кладовой и легально и нелегально, так что к жизни применили и очень то голод не ощущали. А вот другие получат хлеб в один день съедят, а потом хочешь не хочешь надо воровать в поле огурцы, арбузы или другие овощи чтобы чем то набить желудок. Ведь он просит пищи и к работе с кетменем ее требует еще больше.

Горные пейзажи

О №149

Наше хозяйство расположено в Гиссарской долине. Там вдали виднеется Кокташ, а кругом горы-горы. Горы куда ни взглянешь далеко высокие со снеговыми шапками а ближе гряды гор пониже. На этих горах что пониже обычно таджики сеют бочарные посевы это распахивают по снегу склоны, чтобы земля получила больше влаги и потом на эту пахоту сеют пшеницу или ячмень. И она должна вызреть за счет той влаги которую крестьяне (дехкане) запасли во время пахоты. И вот когда выпадет снег а это бывает очень редко. Выйдешь из дома кругом белым бело как у нас в России. К обеду уже на белом ковре появляются черные заплатки это распахали бочару. А к вечеру как и всегда снег стаивает и опять вокруг серые неуютные горы. А бывает такой снегопад, что приходится поднимать людей и ставить в сад чтобы стряхивать с деревьев снег он сырой липкий и его столько налипает на деревьях что он снега ломаются сучья.

А вообще то в Таджикистане зима легкая, если имеешь резиновые сапоги и фуфайку то перезимуешь свободно. Для тепла вполне хватает фуфайки, не надо никакие шубы, а вот резиновые сапоги необходимы для того что зимой много грязи. Даже за хлебом иногда приходится снаряжать быков так как лошадям по грязюге не вывезти телегу. А грязь такая глинистая так прилипает что бывает еле поднимаешь сапоги столько к ним прилипает земли.

Зато лето горячее. Босиком по песку не пройдешь горячий как сковорода на плите. И все спасение или ходи по травке или спортсменки тогда были в ходу сшитые из лоскутков. Бывает что одних на лето и не хватает. В горячем песке сгорает и кожа на спортсменках. Я был прост и летом даже рубашку не одевал. И так жарко. Работа была рядом поэтому больше щеголял и босиком. Рубашку приходилось одевать когда приезжали на хозяйство наркомы да директора заводов.

Кукуруза

О №150

До войны когда мы жили в своем родном поселке мы и понятия не имели что из себя представляет кукуруза, с чем едят и как она растет. А вот здесь в Таджикистане мы с ней познакомились и оказалось что кукуруза дает большое подспорье хлебу. И когда мы это поняли то на индивидуальном участке земли которое выделяло хозяйство рабочим мы большую часть земли занимали кукурузой. Да и как не занимать если ее можно скушать по разному. Еще не спелую в восковой спелости ее варят в соленой воде получается просто деликатес. мальчишки ее с удовольствием кушали. Да мы и взрослые не прочь ее немного солоноватой полакомиться. Но вот ее убрали, высушили обмолотили и то Исламов когда везет казенную кукурузу на мельницу возьмет и нашей пуд а то и полтора. Но и мы и сами ходили на мельницу не раз. Мельница это "тегирман"(?). А один раз мы с Лизой даже ходили на мельницу молоть кукурузу за горы в кишлак на речку Коферниган. Это далеко но ходили.

А потом из готовой кукурузной муки готовили оладьи. С катыком очень даже вкусно. А та крупная мука что оставалась после просеивания, пускали в приготовление каши. А и каша была вкусная вроде манной. Научились из этой муки и первые блюда приготовлять "затируху" это тоже шло на пользу в питании. Ко всему можно приготовить и привыкнуть и это мы делали с успехом. А еще знаете что такое "беляши". Не знаете а это блюдо из кукурузной муки и тоже вкусное и приготовляют его так. В плошку кладут тертую на терке сахарную свеклу. А потом поверх свеклы выкладывают в ряд комочки размером с куриное яйцо. И в этом свекольном паре и доводят беляши до готовности. И представляете тоже вкусно. А еще кукурузу жарили на сковороде, она потрескается и тоже кушали как подсолнечное семечко. Наберешь в карман и ходишь и хрумкаешь. Вот такая она кукуруза.

"Зеленый базар"

О №151

А еще для пополнения питания мы повадились ходить на "зеленый базар". Знаете что это такое. Это отлогие склоны ближайших гор заросшие травой. На этих склонах водились черепахи. А черепашье мясо говорят похоже на куриное. Так вот за этим мясом мы бывало соберемся человек пять-шесть и идем в выходной в горы. Сначала все приносили домой живьем и дома разделывали но директор это делать запретил, заставил все кости выкинутые после разделки закопать. А костей получалось много пожалуй больше чем мяса. Так после этого запрета мы перестроились и забирали с собой молоток или топор и там в горах, на месте черепах разделывали кости оставляли на месте а домой несли только мясо. А и мяса то в черепахах немного лапки да голова. Панцири сдерешь и выбросишь ну еще внутренности. Забирали там особенно у самок бывало много яиц приготовленных к откладке. все мои члены семьи ели черепашье мясо и похваливали, а вот я никак не смог кушать черепашину. Говорили что получаемый по карточкам яичный порошок американцы приготовляли из яиц черепахи. Я его ел, а принесенные с "зеленого базара" я никак не мог кушать. Ходили на этот базар и сестры которые бывали у нас на хозяйстве.

А ребятишки еще использовали в пищу и продукцию полевых воробьев. Их гнезд у нас на деревьях было несчетное количество. Так вот мальчишки сначала вынимали из воробьиных гнезд яйца сотнями, а потом жарили яичницу. А когда яйца кончались, и у воробьев появлялись дети, мальчишки выдирали воробьиных детей а потом нанизав на проволоку, жарили на огне как шашлык. Конечно мои сыновья этого не делали все же у нас с питанием дело было поставлено неплохо. И воробьи их не интересовали. А остальные мальчишки, у которых с питанием было затруднение пользовались воробьями продолжительное время. Пока уцелевшие воробьята не бросали гнезда и улетали на поля вместе со своими родителями.

Чуточку обо всех

О №152

На нашем подсобном хозяйстве всегда в штате было рабочих 30-40. И конечно вся работа делалась женскими руками. мужиков было раз-два и обчелся. Я, директор сначала один потом второй и агроном. Был еще вернувшийся с фронта Елисей Винник но он был инвалидом в хозяйстве не работал, только ходил ловить рыбу для своей семьи. Было еще несколько мужиков но они долго не задерживались лето поработают и уходят. А такие как Князев и Шаталин с семьей даже из города от голодовки ушли чтобы спасти свою жизнь и работали у нас. Не обошлось без происшествий откуда появился у нас некто Степан. Астапов его поставил сторожить бахчу. Что то стали замечать что кто то ходит воровать арбузы так этот Степан подкараулил и выстрелив убил человека. Конечно его за это посадили. Были еще мужики таджики узбеки те были без ...(?) и больше в свободное время уделяли внимание своему хозяйству и семье. Как я уже говорил вся работа на поле и на бахчах проводили женщины. Это была основная рабочая сила на хозяйстве. Все женщины были в большей части вдовами, мужья служили в армии, а они и конечно с детьми работали у нас. Делали всю работу какая бы она тяжелая не была. Делали безропотно и на совесть. Хотя жилось им очень трудно. Питания не хватало. Пайки были небольшие. А если получат хлеб на два дня, то его съедят за один день а то и за один присест. А потом до следующего привоза хлеба и перебиваются впроголодь. Зато за зиму отощают так что остается кости покрытые кожей. Казалось толкни и они упадут. Но за лето на зелени на овощах окрепнут, нальются здоровьем. Пополнеют, раздобреют и смотришь уже ищут ухажеров. И находят недаром между ними ходила присказка "Война все грехи спишет". А если посмотреть на них бесстрастно со стороны то ничего в них привлекательного не найдешь. Война, бедность у других и на смену белья нет. Вечно ходят в юбках которые давно надо было бы постирать, а как смены то нет. Приходилось дома немного покомкать в воде, а самим переспать нагишом, а утром опять те же одежки одевают подчас еще и непросохшие. А стирка эта до чистоты не доводится. Ведь мыла не было и достать его было не так то просто. Даже девушки молодые и те ходили в такой одежде что сломилась от грязи и выхода видно не было.

Обеденный перерыв

О №153

Летом в Гиссарской долине стоит такая жара что днем дышать нечем. Босиком по песку не пройдешь. Жара достигала до 40° и выше. Вот поэтому в самую жару устраивали обеденный перерыв и продолжительный с 12 до четырех. Пока жара мало-мальски спадет. Несмотря на такую жару в горных речках вода была очень и очень холодная просто ледяная. Мы нашли одно хорошее местечко и в обед все бегали туда купаться. В воду влезешь и проплываешь не больше десяти метров. Вылезаешь и зуб на зуб не попасть. Задрог. К счастью на берегу был песок, а он на солнце так нагрелся, что ляжешь на него не улежать так и подымает. Так вот покатишься к месту где влезали в воду и дрожь уже прошла влезаешь снова в воду и плывешь. И любил мой младший сын ехать на отце когда он плыл по воде. Вот так проплывешь несколько раз и бегом домой, тогда еще не успело прогреться тело ложиться в кровать и тогда еще немного можно и заснуть.

Иногда ходили умываться и на арык в котором шла вода с риса сбросная. Там теплая как ...(?) но говорят что в рисе водится много комаров и именно там мы все и заразились малярией. Болезнь изнурительная так трясет что кровать ходит ходуном. Всю одежду на себе соберешь и не согреться. А потом перебьет и ты встаешь разбитый как пролежал в кровати месяцы. Идешь и шатаешься. И этой болезнью переболели все члены семьи. Думали что это на всю жизнь но нет как приехали домой и малярия исчезла. А сколько мы съели хины и акрихина страшно подумать. Идешь из города лежит на обочине человек. Подойдешь, может пьяный, может надо помочь. Наклонишься и спросишь он тихо прошепчет "Малярия" и станет все понятно. Полежит пока малярия перебьет, а потом встанет и дальше пойдет.

Для оповещения рабочих о начале обеда и окончании рабочего дня мне Бирюковы установили жердь и поднимали на нем флаг. Так как рабочие жаловались что звонок иногда они и не слышат.

Вокруг камыши

О №154

Да мы жили а вокруг шумели камыши. Стонут по ночам в камышах гиены, перекликают фазаны, и жалуются на жизнь удоды. "Худо тут" выговаривает удод, и моя бабушка услышав этот крик разговаривает "Да птичечко худо тут это верно но ничего не поделаешь".

Пойдешь на второй участок, дорога идет по камышам. Стоят они во все стороны как лес. Высотой выше человеческого роста. И простираются далеко-далеко. Вот на этой дорожке и увидел Кадыр мальчишка таджик со второго участка когда к нам за хлебом. Он увидел что Полина стояла на четвереньках, а Гриша старался попасть с разбега. Пока Кадыр ждал когда подъедет хлебовоз, весь участок уже знал о эксперименте Полины и Гриши. Кадыр был страсть боевой мальчишка и раззвонил всем кто приходил к кладовой в очередь за хлебом.

А по канаве в сторону кургана камышей было столько, что всем живущим вокруг его хватало на топку. На камышах готовили обед и даже баню мы топили камышом. Топили еще кизяками но их всем не хватало. Колхозники по осени еще топили гузапаей это основание хлопчатника. Но нам его не доставалось. После работы мы с супругой ходили за топкой, нажнешь по большому оберемку и принесешь домой. А жали ураком это нечто вроде нашего серпа. И у всех против окна своей кибитки лежали кучи топки, запасенного камыша. Иногда ночью глянешь в окно, а на камыши залез шакал, поднял кверху голову и воет как волк. А да ведь это и есть волк только поменьше размером. А между прочим и волки у нас водились. Был слух что ехал человек на лошади, на него напали волки, и так все уничтожили что потом нашли обрывки одежды да кости. Вот и такие случаи оказывается случались в тех местах. Жутко мурашки пробегают по телу. А ничего не поделаешь жить то надо.

Рабочим вход запрещен

О №155

Такой аншлаг казалось надо было повесить при входе в декоративный сад подсобного хозяйства когда там гуляет начальство. Но этого не делалось лишь только потому что до этого директор хозяйства провел работу с рабочими чтобы они своим присутствием не нарушали темп гуляния и не ставили в неудобное положение гуляющих. И рабочие это вы поняли знали что и им будет гулянье в скором времени. Поэтому сегодня они собирались где либо неподалеку от сада слушали патефонную музыку и нестройное пение подгулявших начальников. А все начиналось с того что накануне хлебовоз привозил напитки конечно которые покрепче и набор продуктов для плова. В день гуляния директор хозяйства ставил одну а то и двух женщин готовить плов. И он к приезду гостей всегда был готов. В большом железном тазу он выносился на площадку в саду где заранее было делано все берданами. А берданы это циновки сплетеные из камыша. Через немного времени кто то перепив улегал под куст в тенечек спать под охраной супруги. Кто то пытался рассказать анекдот. особенно хорошо они получались у директора Цигельбаума. Хотя он и еврей, а анекдоты были только про евреев. Кто то под патефон танцевал. И пели громко и вразнобой.

А через несколько дней директор устраивал такое же гулянье и для рабочих здесь уж сами рабочие гуляли как им хотелось. Однажды в разгар такого гуляния меня послали за узбеками. Я их организовал и идя впереди прыгал как козел и бил в таз откуда оказавшегося в руках. Задание было выполнено но я чувствовал что и я перебачил коленки подгибались, ноги не слушались и я тихонько добрался до своей ...(?). Хотел сесть но зад перевесил и я упал на спину, раскинув руки моментом уснул. Но жена и мать схватились что меня нет но гулянье пошли меня искать. И наконец нашлись. Но первое что им пришло в голову что я мертвый. Накануне со склада исчезло несколько комбинезонов, мы подозревали Галю Бешлину недавно пришедшую из тюрьмы. И вот женщины решили что Галя в отместку за подозрение расквиталась со мною. Но подойдя и разбудив они успокоились я был совершенно жив хотя и не здоров. Вдвоем они меня увели на квартиру уложили на кровать где я снова мигом уснул. А сами пошли опять на гулянье догуливать до конца, чтобы не упустить такого веселья.

Зуб? Дергай!

О №156

Кроме малярии, которая часто сваливала в постель и меня да и всех из моей семьи. Я еще часто мучался с зубной болью. Но так как никакие аспирины мне не помогали, приходилось обращаться к врачам. Но я почему-то ужас как боялся бор машины, и поэтому никогда зубы не лечил, а вытаскивал. Помнится с такой болью попал в республиканскую поликлинику еще хорошо что врач был мужчина. Он мне делал три укола с перерывами а боль нисколько не уменьшалась. Тогда он все равно решил тащить. Мобилизовал весь персонал. Одна сестра держала голову, Другая взгромоздилась мне на колени, прижала их чтобы я не дрожал. Санитарка держала мне руки за креслом. Врач ухватился одной рукой за нижнюю челюсть наложил клещи и начал зуб расшатывать. Я терпел сколько мог, но боль так пронзила меня что я рванулся с кресла. Сестры отлетели в сторону. Санитарку я так ухватил за ляшки что она потом все их растирала. Врач спотел но зуб все же оказался у него в руках. Это не единственный случай когда я тащил зубы с болью.

Однажды возникла такая боль что ехать в город я уже не мог, решил обратиться к фельдшеру, в колхозе "Дружба народов". Там была молодая девушка только что приехавшая с училища. Я ее знал Леля Золотарева. Когда я пришел она не соглашалась мне вырвать зуб но я уговорил. Мол она этого не делала. Так я сказал надо тогда начать дергать. Она призналась что клещи она накладать сможет. "Вот и наложи" сказал я. Взял одной рукой за нижнюю челюсть а второй надавил на ее руку так что у нее и клещи выпали из рук. К счастью и зуб был выворочен. Кровь шла всю дорогу до дома. Но ничего все прошло. И в дальнейшем я зубы только дергал. Врач уже у нас хотел полечить, я отказался и только тогда когда я собрался уходить он согласился вытянуть.

Только когда решил вставлять протезы, я решился потерпеть бормашину. Пять зубов источили под коронку за один присест. Дым из рта валом валит, а на языке осколки зуба в виде пыли. В то время у меня было оставши восемь зубов. А сейчас протезы тоже оказали корзубыми, ибо пришлось еще несколько зубов удалить и сейчас во рту своих зубов осталось только три. Надо бы обменять протез но никак не соберусь.

На избирательном участке

О №157

За время нашего проживания на подсобном хозяйстве проводились выборы. Не помню уж в какие органы избирались депутаты. Но мне пришлось в избирательной комиссии быть представителем от нашего хозяйства. Избирательный участок был расположен в здании школы колхоза "Дружба народов". Но так как голосование начиналось в шесть часов утра то мы члены комиссии решили прийти на участок с вечера и там переночевать. Так как в шесть часов очень рано надо вставать дома чтобы не опоздать. Так и сделали, собрались все как один кроме местных жителей. Но переспать так и не пришлось, часов в десять к нам пришел раис (председатель) колхоза и принес с собой большой таз готового плова. Как и подобает у местного населения мы уселись вокруг таза и пиршество началось у всех дело шло спорко. Ведь в Таджикистане плов едят без ложек. Прямо горстями. Но у меня это не получалось никак. Я как не подхвачу плов на пальцы пока несу до рта все и растеряю, пришлось у раиса просить ложку. Но ее в колхозе оказалось не так то легко и найти. Ведь здесь ложками не пользуются. Все же поиски раиса увенчались успехом. Он нашел ложку но какую она засохла в мелшалде (это такая сладость) и я ел плов и не понимал вкуса. От ложки переходила сладость в плов и он казался совсем не вкусным. Вот такое случилось со мною на избирательном участке. Потом голосование, подсчеты голосов, домой пришел уже поздно и сразу повалился спать. Из общественной работы следует еще отметить что я на хозяйстве пробовал выпускать стенгазету "Огородник" выпустил два номера но дальше дело не пошло. Что я знал использовал, а больше мне никто не помогал и выпуск больше не состоялся. А ведь в стенгазетах я участвовал давно еще с комсомолии "Болт", "Кимовец" вот газеты где я участвовал.

Предание о бае

О №158

По рассказам директора хозяйства Цигельбаума да и других старожилов до нас дошло такое предание. В этих квартирах где ютились рабочие хозяйства когда то проживал бай (помещик). Вся округа кишлаков (деревень) была у него в рабстве и работали на бая, а он жил себе припеваючи в этих постройках. А эти квартиры были не что иное как гаремы для его жен. Ведь жен у него было восемь. каждая жена имела свою комнату. Конечно выходов на улицу не было это проделали после побега бая. А у него были проходы из одной комнаты в другую там внутри и мы видели в стенах эти проходы впоследствии заделанные. И вот бай и ходил к женам ночевать по очереди. Каждую ночь спал с другой женой. И правду медицина говорит что мужчина может спать с женщиной каждую ночь и даже в ночь не один раз, а женщина может воздерживаться и без мужчины жить долго. Вот и бай имел дело в ночь может по пять раз с разными женами. И каждую ночь. Тогда как его женам приходилось воздерживаться не менее чем неделю пока подойдет ее очередь и бай придет к ней ночевать. С этой стороны вроде баю было и хорошо но с другой у нас не заведено иметь по несколько жен, мы живем всю жизнь с одной. И если надо купить новое платье купил пять метров материалу вот тебе и новое платье. Купил туфли и жена щеголяет в новой обувке. А вот баю чтобы не обижались жены если купить новое платье то надо сразу сорок метров. Это кусок большой а если купить туфли то надо покупать сразу восемь пар. Конечно это накладно. Но ведь и он на то и бай чтобы куда то тратить свои богатства. Ведь и на жен сколько он ухлопал сбережений. Ведь жены сами к нему не приходили приходилось всех покупать. А калым (выкуп) бывает такой что надо стадо овец но бай и перед этим не останавливался ради жены.

Самогонщики

О №159

Зимними вечерами, хотя какая там зима грязь и дожди. Мы собирались у завхоза и дулись в карты в дурака. Да так доигрались что договорились организовать гнать самогон. И вот схлестнулись на этом деле директор, завхоз и я. Благо у всех у нас была собственная сахарная свекла. И завод заработал начал директор заложил бражку из сахарной свеклы и кукурузной муки. А когда выходила начал гнать самогон. Мы с завхозом ходили пробовать какой получается. А потом директор выгнал, завхоз закладает бражку, и пока она бродит мы все ходим к директору в гости. Когда у директора самогон кончается, завхоз начинает свою гнать а я закладаю бражку. Начал гнать завхоз и мы с директором сначала ходим пробу наводить, а после окончания гнатья ходим в гости к завхозу. А как у завхоза кончается самогон, начинаю я гнать к поэтому времени бражка уже выходит. Я гоню, а директор с завхозом ходят пробовать а потом они ходят ко мне в гости, а в это время уже у директора уже бродит бражка. И так у нас шло по очереди пока не перегнали всю свеклу тогда принялись за хозяйскую. А зима то все же длинная мы и хозяйскую всю извели. Тогда завхоз поехал в колхозы искать еще свеклу и привез полный воз. Так всю зиму у нас завод и не прекращал работу. А однажды я гнал самогон и вдруг вижу идет директор и инспектор милиции коровин. Я уж думал что погорел. Сейчас все рухнет. Но опасенья оказались напрасными они подошли ко мне и директор попросил пробу навести. И так стакан за стаканом наш Коровин так напробовался что пришлось подсаживать на лошадь ему уж самому было не сесть на лошадь. Но все же кое как мы его усадили на лошадь и он поехал восвояси. Не знаю как он доехал. Но в седле сидел очень неуверенно все его клонило на сторону.

Браконьеры

О №160

Видимо для удобрения полей на хозяйство было завезено несколько тонн суперфосфата но на удобрение он не использовался. Видимо Бирюков хоть и называл себя агрономом, а как применять суперфосфат не знал. Поэтому он и лежал без пользы. Но другие люди на агрономы нашли ему применение. Приезжали на хозяйство директора заводов. Иногда даже привозили с собою пустые бутылки, а то собирали по рабочим их и наполняли примерно на три четверти этим удобрением. Прилаживали плотную деревянную пробку и шли на светлый арык (речку). Там набирали в бутылку воды и закупорив покрепче бросали бутылку в воду. Раздавался взрыв. Это реакция суперфосфата при присутствии воды рвала бутылку. Конечно осколки оставались в речке, это было нарушение очень важное. Но главное то нарушение заключалось во взрыве.

Взрыв оглушал рыбу, и она оглушенная всплывала на поверхность. А горе рыбаки старались ее сачками выловить. Но так как в речках вода очень быстрая, то часть оглушенных рыб сазанов и губанов уплывало по течению. В таких случаях не зевали ребята с хозяйства устраивали метров в ста заслон и всю рыбу которая уплывала от рыболовов они сами вылавливали. Значит польза не только директорам но и хозяйским мальчишкам. Но ведь такой способ ловли рыбы не разрешен и эти рыбаки просто были браконьерами. Другое дело дядька Елисей Винник он инвалид на хозяйстве не работал и ходил ловить сазанов удочкой. Вот это отлично правильно и законом не запрещено. Брат Олег тоже пристрастился к этой ловле и тоже частенько забирал удочки и шел ловить рыбу. И ловил после его ловли вся семья угощалась свежей рыбой. Но это уже не осудишь это законно.

Раскулаченные

О №161

Когда в стране развернулась коллективизация, находились люди из зажиточных кулаки и им подобные которые восставали против колхозов, и этим мешали государственному переустройству стране. Тогда и были приняты строгие меры. Всех кулаков, и особенно зажиточных стали раскулачивать, но нужно заметить что эти раскулаченные сумели приспособиться и здесь в знойном Таджикистане.

Я знал одну династию Золотаревых, они осели в соседнем колхозе "Дружба народов". Может сколько и в колхозе работали чтобы их не трогали. Но они заимели бочары и личное хозяйство. У всех был слеплен дом по-таджикски кибитка и надворные постройки. Каждый имел земельный участок в личном пользовании. В сараях стояла корова а то и две, обязательно поросенок и куры. У всех имеется лошадь а если не лошадь то на худой конец ишак (осел). На приусадебном хозяйстве садил подсолнух больше подсолнуха, имели сад и у всех были пасеки пчел. Осенью продавали семечки и обеспечивали себя питанием в лучшем образе. Так они и живут припеваючи и там вдали от родных мест.

Одна из таких раскулаченных еще по договору ухаживала за пчелами и на нашем хозяйстве. Я тогда имел горячее стремление научиться ухаживать за пчелами. И первые опыты я уже постиг. Я пчел не боялся ходил без маски и дымаря. Пчелы садятся только не трогай их они посидят и улетят. А если тронешь вот тогда обязательно жалнут. И я их не трогал и не было случая чтобы они меня искусали. А мы и мед качали и с рам их стряхивали, и все обходилось без укусов. Однажды для подкормки пчел директор велел хлебовозу купить сахару, он купил а оказалось сахар смешанным с солью.

Мелкие штрихи

О №162

1. Сашка Почанин работал хлебовозом и однажды возвращаясь на хозяйство, а он ездил на быках додумался жечь быкам хребет. Чтобы они шли быстрее. Конечно после этого он был от работы отстранен.

2. Миля Рупель работала свинаркой. И вот однажды бежит к директору и кричит "Директор поросенок в целку (щелку) попал". Пришлось идти директору и тащить поросенка из щели.

3. Азам сын моего хорошего знакомого Исламова тяготел к технике, и больше обитался около трактористов. И кто там додумался сделал Азаму наколку фашистский крест. Сначала Азам все хвастался. Но когда ему объяснили что означает этот знак, он бедный стал его сводить кислотой. Долго мучался ходил со шрамом от кислоты но все таки добился своего и вывел неподобающий для нас российских знак.

4. Вот сколько было нас мужчин на хозяйстве и большинство курящих. Но так как в войну и с махоркой был дефицит, мы стали сажать сами табак. А мы овладели техникой приготовления махры сначала лист томили чтобы был табачок покрепче. А потом завелись такими машинками измельчать табак и получался табачок на вкус какой только пожелаешь.

5. Была у нас бухгалтер Анна Савишна полная грузная женщина. Но вот с ней я жил очень хорошо и она не раз меня выгораживала особенно от нападок Бирюкова который не находил со мною общего языка и хотел сжить меня с хозяйства но я то удержался а он слетел.

6. Мишка Винник ухитрился украсть чемодан из юрты вновь прибывших к нам на работу башкир Порезнояновых(?). Чемодан потом нашли в камышах пустой конечно. Но подозревали все же Мишку. Он такой лоб был а на хозяйстве не работал.

7. Много еще можно припомнить случаев но ладно пусть хватит.

"Приключения Яна Грэ"

О №163

Примерно в это же время, перед концом войны, я написал приключенческую повесть "Приключения Яна Грэ". Содержание вкратце этой повести следующее. В глухой деревушке, вдали от больших дорог в ущелье среди гор, в семье крестьянина рос единственный сын Янок. В семье он был баловнем, а это сделало его эгоистичным. Не было в семье ни одной семьи где бы Янок что либо не набедокурил. У одних козу за ноги привязал к забору так что ей не пошевелиться и она бедная так простояла больше полудня. У других связал за ноги двух кур. В общем на выдумки он был горазд. И не было ни одного дня чтобы к его родителям не поступали жалобы. Отец все терпел но в конце концов стал Янка наказывать но было уже поздно Янку в то время шел семнадцатый год. И он наказаний не мог терпеть. Ожесточался на родителей все больше и больше и в конце концов собрав небольшой узелок с бельем и провизией он ушел из дома, ушел из села и по горным тропам добрался до железной дороги. И хотя до сих пор не видел он паровоза он смело сел в вагон и поехал не зная куда и сам. Начались его приключения в одном городе благодаря тому что он хорошо играл на гитаре и имел прекрасный голос его заметила молодежь особенно с подмоченной репутацией. Он приглашен на вечер, там его обхаживала одна девушка, и в конце вечера Ян все же использовал ее и заразился. Госпиталь усердное лечение и он здоров. Пока лечился познакомился с сестрой. И ту использовав бежал из этого города. Много городов проехал наш Ян и нигде долго не задерживался. Добьется от девушки чего надо, и бежать. В одном городе завел сразу двух Тамар, и их использовав бежал. В конце концов ему надоело бегать с места на место и он решил вернуться домой. Мать была уже похоронена отец еле управлялся с хозяйством и Ян взял все дела на себя. Женился на той девушке с которой дружил еще в детстве. Получилась хорошая семья. Обои трудолюбивые и дело шло в гору. Даже сельчане удивлялись такой дружбе.

Война кончилась

О №164

Собравшись у квартиры директора как всегда вечером мы обсуждали текущие дела. Говорили о последних сообщениях газет насчет войны. Обсуждали поступки других. И вот девятого мая так собрались беседуем и вдруг увидели над Сталинобадом огни разных цветов. Фейерверк. Кто высказал что это войне конец. Из газет мы тоже предполагали что война должна кончиться. Но как то не верилось и вот все решили командировать директора в город и разузнать все подробности. Директор у нас был кубанский казак. На лошади ездить любил и вот поехал верхом. Весь день мы его ждали поглядывая на дорогу. Время как то шло тревожно. Все недоумевали что же произошло.

Но стоило директору появиться на хозяйстве, его окружили и чуть ли не на руках сняли с лошади. Все собрались и он нам поведал.

Действительно война кончилась. Наши доблестные войска заняли Берлин. Долго бились на улицах и на подступах к рейхстагу и все же овладели последним логовом Гитлера. Даже говорят что Гитлер не захотел попасть победителям в плен и отравился в своем бункере. Ну да ведь собаке собачья смерть. Туда ему и дорога. Осиновый кол ему в душу. Так ругались открыто все рабочие и они конечно были правы. Рассказал нам директор все подробности какие смог узнать в городе. Что наши воины водрузили красный флаг над рейхстагом и что многие бойцы оставили свои подписи на стенах рейхстага что с победой возвращались домой. И что в Москве был парад Победы и к стене Мавзолея были брошены знамена гитлеровских войск которых наши наголову разбили. Невольно рабочие огласили хозяйство громовым ура. Да и как не радоваться когда такое большое переживание кончилось. Что скоро разъедутся по домам все эвакуированные которые так мужественно переносили лишения военных лет. Вдовы будут ждать с войны мужей, дети отцов. Наша семья на войне потеряла брата Сергея он погиб в первый налет фашистов.

 

Часть 4. Родные места

Сборы в дальнюю дорогу

О №165

Началась у нас жизнь в ежедневных ожиданиях. Установил переписку с поселком родным стал отвечать двоюродной сестре Наде, соседке Соне, наш бывший квартирант Вася. Но на все мои просьбы помочь нам приехать домой ответ был одинаков: они ничего сделать не могут. Да и ехать некуда. Домов осталось немного и они так переселены что туда уж больше пихать некуда. Написали письмо сестрам жены в Карамышево. Они помогли достали нам вызов в Псковскую область. Но когда я с этим вызовом обратился в милицию мне сказали что сейчас нет разрешения ехать на Псков и они в визе на выезд отказали. Потом через дядю Колю мне вызов прислал начальник склада Габровой(?) и тоже ничего не вышло меня отпускают, а семью задерживают. Да разве я смогу бросить семью уехать один нет конечно. Придется ждать когда выйдет правительственное разрешение на возвращение к родным местам всех эвакуированных. И такое постановление не заставило себя долго ждать. Как только мы узнали об нем дело закипело. Надо все хозяйство свертывать. Поспел картофель. Стали ее копать и возить в город на базар. Продавали даже по 20 р за кило, хотя Астапов говорил, что он первую продавал по 40-45 руб. Продали картошку. Продали все что не собирались с собой везти. Кукурузу я продал на корню своему приятелю Исламову. Таким образом набрали около 14000 рублей. Сумма приличная. Мама все складала в кожаные мешки и прятала в матрасы. А когда вытряхивали матрасы она и денег несколько тысяч вытряхнула. К счастью их обнаружила Лиза и они были прибраны ...(?) Упаковали кровати так чтобы отправить их малой скоростью по железной дороге. Спасибо Каменеву директору керамического завода он нам любезно прислал машину. Все погружено, семья уселась в машину. До свидания люди, с которыми мы коротали военные годы. Со слезами на глазах прощался с Исламовым и он мне сказал на прощание "Николай-ака твоя Россия кетти (уезжает) а моя кетти в Андижан". Не знаю уехал ли он как обещал. Но машина пошла в сторону Сталинобада мы уезжаем домой.

Счастливого пути

О №166

Замелькали в последний раз кишлаки и поля мимо которых много раз приходилось ездить и ходить. Но на этот раз мы смотрели внимательнее ведь едем в последний раз. И вряд ли удастся в своей жизни увидеть эти места. Олег не вытерпел еще раз с семьей ездил сюда. Но снова не прижился и хотя спутался с Машей Жадан, но жена не отпустила и они вернулись на родину. Вот и сейчас мечтали о Гюльбисте хотелось бы хоть одним глазком посмотреть как это там. Но это несбыточная мечта. Конечно нам там теперь не бывать. Вот проехали райцентр поднялись на мост через канал и перед нами словно море бушующей воды. Это все еще Луговик стремилась по новому руслу образовав вправо от Дюшамбинки полное море воды. Нам пришлось объезжать озеро слева хотя там дорога не была но все же шофер мастерски провел машину по насыпи и вот мы въехали во двор Кирпичного завода по путевке шофера это конец его работы. Но нас теперь не устраивал Кирпичный завод нам нужна товарная контора. Пришлось по телефону найти Каменева директора хозяина машины и с ним договариваться чтобы шофер нас перебросил к станции. Спасибо ему были же хорошие люди среди нас о которых и сейчас с благодарностью вспоминаешь. Вот мы и у товарной. Шофер уехал. Вещи сданы в отправку. А мы перебрались на вокзал. Я решил сходить на завод поблагодарить Каменева за все что он сделал нам для отъезда на родину. Каменева я нашел в кабинете и мы беседовали с ним несколько минут. На прощанье он сказал: "Если там на родине будет плохо, ведь там прошла война, не устроишься с жильем или работой, то приезжайте обратно в Сталинобад, здесь мы вам все предоставим и работу и жилье". Ну как забыть таких людей. Такие дорогие слова нам в дорогу. Значит и мы были не плохими раз нас так ценят. Спасибо всем хорошим людям оставшимся в Таджикистане которые для нас были прекрасными людьми.

Пятьсот веселый

О №167

Олег с женой достали два билета через комнату матери и ребенка, Валентина была беременная и уехали днем раньше. Мы выехали на следующий день поездом, который почему то называли "пятьсот веселый". Он шел по графику пассажирского поезда а вагоны были товарные оборудованные для перевозки людей. Но какая разница на чем ехать лишь бы ехать на родину. Лишь бы скорее туда попасть. И поезд шел добросовестно нигде в пути не выбиваясь из графика и мы радовались что каждый день мы все приближались к родным местам. Давно миновали Ташкент и Аральское море уже проехали. А вот и Волга. В Пензе ухитрились купить шесть пар валенок всем членам семьи по валенкам. Ведь зима в наших местах нам знакома, и валенки ох как пригодятся. Не доезжая до Москвы на станции Раменское объявили что поезд идет на Павелецкий вокзал, и кого это не устраивает могут пересесть на электричку. Мы так и сделали начинаются частые пересадки но что ж поделаешь ради желания быстрее попасть домой можно перенести и тяжелее мучения. Здравствуй Москва мы приехали на Казанский вокзал. Не раздумывая перебрались на Ленинградский обойдя Комсомольскую площадь справа. На нашем вокзале разместились на проезжей части во дворе вокзала. Вокруг было море людей. Даже дождик не испугал и мы с места не тронулись. Все вытерпим лишь бы скорее домой. Теперь уж на пятьсот веселом ехать не придется. Поедем на перекладных. И сейчас из Москвы небольшой бросок до Бологова. Но как его осуществить ведь вокруг нас столько народа и вероятно все желают куда то ехать. Но видимо нам повезло. Долго сидеть у вокзала не пришлось достали билеты до Бологова и опять мы в поезде и снова считают колеса вагонов километры пути а мы в такт вагонов покачиваемся с бока на бок но радость не покидает нас. Ведь мы едем домой и теперь уже недалеко.

Здравствуйте, родные места

О №168

Москва нас долго не задержала уже на следующий день мы ее покинули держа путь к родным местам. Зато Бологово оказало ненужное нам гостеприимство. В Бологово мы приехали 30 и к сожалению поезд в нашу сторону уже ушел. Мы на него опоздали и к нашему недовольству узнали что следующий поезд необходимый нам пойдет только 2-VIII. Он ходил по четным дням. Вот сколько приходится прожить нам в Бологово. Но ничего не сделаешь все испытания мы вынесем до конца лишь бы попасть в родные места. Пока жили в Бологово освоили здешний базар сходили все в баню помылись. Здесь я впервые встретил что в мужском отделении бани в гардеробной работает женщина. Вот уж наглядится всяких и больших и малых, и живых и вялых. Но впоследствии и у нас в железнодорожной бане работала в мужском отделении женщина Вера Королева. Но самое главное я увидел немецких солдат. Это впервые их военнопленных гнали на восстановление того что они сами и разрушали. Это конечно справедливо, а в то же время чем виноваты рядовые солдаты. Они осуществляли зверства по указке своих командиров. Но вот наконец поезд у перрона и мы грузимся и едем дальше. Но долго ехать не пришлось. Только до Полы там на речке восстанавливали мост. И мы решили пешком дойти до Парфино. Перевел через речку по кладинам всю семью, перенес груз по мокрым скользким двум бревнам. И все же мы на том берегу. Поднялись на насыпь, и на наше счастье там стояло два товарных вагона, в которых привозили продукты питания солдатикам которые восстанавливают мост и жили недалеко, в избах. В вагон набилось столько народу, что сесть было невозможно. Так стоя и ехали до Старой Руссы. Все же не пешком. Устали ужас но ничего Старая Русса нас долго не задержала. Мы почти с вагона и на поезд, идущий в нашу сторону. Делаем наверно последний бросок. Здравствуйте родные края. Встречай Родина. Мы уже близко.

Первые впечатления

О №169

Наконец и наш родной городок. Но где же он ничего похожего на городок нет. Вместо прекрасного вокзала два деревянных строения где разместились все станционные службы. На месте пешеходного моста стояли исковерканные опоры. Это все что оставили нам фашисты. Что б им осиновый кол в душу. А когда вышли на улицы так их и не узнать стоят по бокам обгорелые тополя. А там где были дома пепелища, местами уже успевшие порасти бурьяном да крапивой. Изредка как памятники о пережитом торчат обгорелые черные печные трубы. А кругом пожарища, кругом пустыри. Путь у нас был один к дяде Коле Голубеву он раньше нас приехал в город. Успел срубить себе домишко хотя из шпал. В кухне разместились приехавшая его новая семья жена две дочки и внуки. Нам пришлось занять "горницу", но что это за помещение. Нет ни полов ни потолка. Даже крыша еще не покрыта. Приходится ночевать под открытым небом, а что поделаешь сейчас лучшего не найдешь. У нас в кармане были и денежки попробовали походить в надежде может что можно купить из жилья. Да где уж там такие цены что нам со своими и лезть нечего. Так что наши походы насчет дома на месте успеха не имели. Навестили и свой участок там тоже кругом пепелище, а на месте бывшей школы груды кирпича и бетона. Враг школу взорвал. Поискали свои вещи они были закопаны в подвале. Сундук нашли но он видимо был закопан неглубоко. Так что в нем прогорел один угол а потом вода дожди сделали свое дело и все вещи что были в сундуке настолько сотлели что мы смогли выбрать только на две кепи. А огород порос крапивой и малиной. Кто садил картофель на небольших двух кусочках. А остальное потом пришлось долго раскапывать и очищать от корней. Делов было ох сколько но нас радовало то что наконец то мы дома.

Ремстройконтора

О №170

С устройством на работу у нас проблемы не было. Как только обратились к старому довоенному знакомому Селезневу Александру Ивановичу он и меня и жену принял на работу. Лиза все время пока работала в конторе занималась хлебом. Получала его в магазине привозила в контору и там выдавала рабочим. Я принял кладовую. Все там наладил, завел количественный учет но потом как то сама по себе работа в кладовой отпала. Мне Селезнев поручил в обузу принять выпускников плотников и каменщиков-печников. Я пошел в эту школу, принял там пятнадцать человек плотников и четырех печников а потом мне же пришлось ими и руководить. И должен заметить что эта работа была не по вкусу. Ребята работать не желали. Пока я нахожусь около них они еще шевелятся, а стоит мне отойти работа приканчивается и ребята дуются в карты под деньги. Придет время выводить зарплату, и никак ее не набрать. Они столько сделали, что им можно и вообще не платить. Какие то копейки. Начальник конторы не раз заставлял меня переделать наряды прибавить расстояние увеличить груз. Это было не что иное как приписка но что ж поделаешь. Надо было как то хоть немного заинтересовать ребят. Но и эта махинация их не устраивала. Деньги им нужны были только для игры в карты а продукты они привозили из дома, и им их хватало. В конце концов еще ребята стали и бежать то один а то и компанией уходят из конторы. А когда доведываешься куда они бегают оказывается ушли из конторы совсем. Единственно чем они оказали мне как то помощь это помогли артельно пересадить яблоню которая мешала мне строить дом. А два печника молодых мальчишки сложили мне русскую печь в доме который я строил. Помнится один случай ко мне в квартиру как то пришли секретарь райкома и предрайисполкома они шли с работы и услыхали как сторож пилит себе дрова. Остановились у порога так мы спали до самой двери поругали немного и ушли.

В командировке

О №171

Я еще до войны имел влечение к работе на лошадях это подметил и Селезнев и одну зиму послал меня с Мосеем Неподобным в командировку в деревню Рвы вывозить строительный лес из леса к железной дороге. Для этой цели мы расквартировались в деревне у одной вдовы у не же во дворе ставили и лошадей. Утром встанешь затемно сводишь лошадей на речку напоишь, а потом запрягаешь и едешь в лес это километра два-три. Погрузишь а потом потихоньку выезжаешь из леса чтобы не наехать подсанками на дерево или на пень но зато когда выедешь на дорогу едешь спокойно лошади дорогу знают можно и не управлять. То проедешь, а замерзнешь пробежишь. А то однажды набрали льняной тресты и разложив на возу развели костер чтобы погреться. Пока едешь до станции, разгружаешь бревна и возвращаешься домой уже в сумерках. Уберешь лошадей, Мосей сварит картошки поужинаем и ложишься спать. А когда приезжал завхоз Тимоша Сергеев то к нам приходили и бабенки, а однажды даже привели на мою долю, но я даже не познакомился поужинал и ушел спать. Перед сном пришло на ум как я в Сталинобаде заболел желудком. На попутной машине добрался до города, а там врачи уложили в республиканскую больницу с проходящим камнем из печени. Боли ужасные. Делали уколы наркотиком. Врач сделает укол и я сплю сутки, после чего опять боли, снова укол и снова сплю сутки. После пяти уколов врач сказал что больше делать такие уколы нельзя, а то я превращусь в наркомана. Один укол я все же выпросил у врача, а второй умолил сделать сестру. И после того как укол сделала медсестра, как в руку пошло. Утром проснулся боли нет, и день не болит и второй и меня из больницы выписали. С тех пор таких болей у меня больше не было. Под такие воспоминания я и заснул, а Мосей и Тимоша все еще развлекаются. Щупают видно и щипают бабенок что те так заливчато хохочут. Когда разойдутся я уже не знаю, к этому времени я засыпаю.

Важная покупка

О №172

У Голубевых мы жили недолго, Селезнев ...нировал(?) нам квартиру. Там где мы строили райисполком во дворе стояла небольшая избушка которая шла на снос. В этой избушке жили две женщины, им построили другую избушку а нам разрешили занять эту избушку. Мы въехали немедленно, но первые ночи спать не пришлось в ней столько клопов, что покою никакого. Несколько раз жена и мать шпарили кипятком все стены помогало но ненадолго. А нас там жило много людей нас четверо, Олег с женой, а потом приехал и Зосим, а к еще нему присваталась медсестра Малинушкина которая тоже поселилась около нас. Но мы отказать не могли так как с продуктами в те годы было трудно. Ели лебеду, и шелуху картофельную, жмых и крапиву. А Малинушкина таскала нам из больницы рыбий жир и на нем мы жарили себе пищу из той же шелухи картофельной. Клопов мы конечно завезли и в свой дом когда его построили и наверно и в казенный дом немного прихватили на развод. Так как нет-нет и появятся. Выводим беспощадно, и вот сейчас вроде их нет. Вот пока жили в этой избушке мы все мечтали построить свою избушку. И вот прослышав что в деревне Блошно продается изба мы с братом туда и направились. Купили за 8000 избу, двор и хлев. Это была большая покупка для нас и очень важная. На те деньги что у нас остались от Таджикистана да с помощью Селезнева мы в горкомхозе оформили ссуду в 10000 р. Мы рассчитывали что все же сможем свить себе гнездо. И свили хотя и не до конца. Вторую половину мне пришлось достраивать одному. Зосим завербовался и с семьей уехал в Улан-Удэ, а я нашел семью за счет их достроил вторую половину дома и затем они жили у нас пока не рассчитались со всеми долгами которые мы у них взяли во время строительства.

Незадачливый извозчик

О №173

Хотя я и любил работать на лошадях, но и здесь меня подстерегали неудачи. Одно случилось самое страшное в моей жизни это когда возили купленный дом из деревни в свой поселок. Вышло так из деревни дорога шла под горку до самого ручья, и там узенький мостик. Нагрузили воз и поехали. Зосим сидел за управляющего лошадьми а я тормозил не давая разбежаться возу. Казалось уж и горка кончилась я решил отпустить колесо. Однако воз набрал скорость и Зосим не справился с управлением и не попал на мост. Одна лошадь сорвалась мимо моста и повисла на шорке(?). Пришлось разрубать шорку. Тогда лошадь упала в ручей, а он струился в крутых берегах метрах в пять внизу. Падая лошадь попала одной ногой за опору моста и ей самостоятельно было ногу не вытащить. Тогда Зосим распряг вторую лошадь пустил пастись вскочил ко мне в ручей и стал держать голову чтобы лошадь не нахлебалась воды а я откуда только взялась сила сумел лошадь за хвост вытащить из за опоры и освободить ногу. Лошадь встала вроде ушибов сильных не получилось. Потихоньку вывели ее из ручья. Выправили телегу она тоже одним передним колесом висела над водой. Сшили шорку. Снова запрягли и поехали но проехали только метров 50 как сломалось колесо. Пришлось разгружать воз и домой ехать порожняком на трех колесах. Хорошо что начальник был хорошим не ругался и продолжал давать нам лошадей пока не перевезли всю постройку. А одну зиму мы со стариком Миронычем всю зиму возили дрова к конторе и общежитиям. Зима была студеной и дров шло много, а то водил ковать лошадь, а затем решил провести ее ближней дорогой по льду ручья. как на грех лед не выдержал и лошадь оказалась в воде. Правда ручей не глубокий, но лошадь потом пришлось погонять чтобы спотела, предохранить от простуды. бывает и такое. А ехал я один из Рвов домой сбился с дороги. Подъехал к бывшему стогу и дорога оборвалась. Что делать пришлось по следу вернуться на дорогу и продолжать дальше путь. Проблудал я тогда и домой то приехал поздно.

Мы строители

О №174

Но вот с помощью начальника ремстройконторы мы перевезли всю постройку. Привезли из леса заготовленные для стропил осины. И приступили к строительству. Строит пришлось нам с братом Зосимом вдвоем. Не раз прежде чем приступать к строительству обшарим гряды пожуем моркови да огурчиков а потом начинаем работать. Делали все капитально вырыли под углы ямы глубиной не меньше двух метров, забутили битым кирпичом и бетоном который брали с развалин школы которые были поблизости. Потом забутовку залили крепким цементным раствором, а сверху положили по большому камню. Первый венец уложили по уровню для чего использовали плошку наполненную водой. За мохом съездили и жена была с нами, а сложить стенки было уже легче по готовым разметкам подбирай венцы разложи мох и клади следующий венец. Мох раскладать помогала и жена. Когда пошли простенки Зосим предложил вместо деревянных шпилек вставлять железные принес с работы обрубки круглого железа и мы их применили. Стропила перевернули поставив новые. Сами драли щепу и сами крыли. Переехать мать никак не соглашалась пока не вставили все окна. Наняли Осипова он нам обсадил окна и двери. Затем Никитин остеклил рамы и вставил. Рамы делали тоже в нашей конторе. Вот вроде все готово. Переехали в свой дом. И стали собирать коридор хотя и неказистый. Наконец то мы въехали в свой собственный дом. На строительство ушли все запасы и ссуды. Даже уплату за постройку пришлось задержать конечно не по нашей вине и когда нам об этом напомнил хозяин я усилил свои способности. Добыл денег из ссуды и выслал долг в налоги. А ссуду потом много лет платил ежемесячно. И рассчитываться пришлось мне одному так как Зосим не выдержал тяжести стройки и завербовавшись уехал в Бурятию забрав с собою и всю свою семью жену сына и дочку.

Перепланировка

О №175

Вы спрашиваете что такое перепланировка? Поясняю это когда уже имеющий план приходится поменять. Вот так как это получилось у нас когда встал вопрос в какой точке нам ставить дом. То первы(?) это мы имели полное право поставить свой дом на старом фундаменте но в этот раз запротестовали пожарники получалось очень близко друг от друга три жилых дома что опасно в пожарном отношении. Однако горсовет не возражал если я свой дом поставлю на старом фундаменте, тогда они вынесут постановление о передвижке соседа внутрь участка. Я же нашел вариант такой чтобы не беспокоить соседа с такой большой работой как передвижка готового дома. Да ведь и старый фундамент меня не устраивал все равно его надо было переделать под размеры купленной избы. Так что не все ли равно где мне ставить избу. Лишь бы не причинять беспокойства соседу. Я высказал мнение поделить наши с соседом участки поперек. Мне его задняя часть а ему моя передняя. Правда ему придется разрабатывать мои фундаменты зато дом его останется на месте. Первое время он обижался на меня а потом успокоился. а президиум горсовета решил утвердить мой вариант. Вышел землеустроитель в пять минут поставил колышки и нам осталось только перенести заборы, что мы и сделали. Стройка моего дома отодвинулась ближе к школе и пожарный интервал был выдержан. С забором пришлось труднее вдоль улицы и от школы я лично один ставил забор а от Жени Рубенки тоже пришлось забор ставить мне видите ли ей как женщине это сделать не под силу. Ну что же весь участок на 2/8 я поставил свой забор. Распланировал и весь участок где что садить. Я с годами посадил большой сад одних яблонь было 26, а еще и вишен наверно больше ста. Вдоль всех заборов в несколько рядов.

Конца не видно

О №176

Ну, вот кажется дом построен. Брат Зосим сбежал испугавшись трудностей строительства завербовался и уехал в Забайкалье. Мне пришлось одному приделывать прируб. А потом подрос сын и я его мобилизовал себе в помощники. А у дома делов ежегодно хоть отбавляй. Хочется чтобы дом выглядел не хуже других. Он уже женился жил в приделе невестка через райпо где она работала достала шиферу мы перекрыли крышу а потом достали обрезков обшива и обшили дом. Ста выглядеть красивее, а когда еще и покрасили совсем стал хорош. Решили опустить полы. Подвал был высокий а в жилье от пола до потолка и двух метров не было. Так что очередные отпуска посвятили этой работе. А потом ликвидация временного туалета и сооружение его капитально. Строительство нового коридора, и конечно покраска. Я навозил досок. Соорудил сарай с двойными стенками а внутри между зашивками засыпаны опилки. Потом сам решил к сараю пристроить гараж для мотоцикла. Пристроили. А затем я решил возвести навес для дров. Тоже пристроили а у нас дров было всегда много. Любили чтобы их был запас. Потихоньку в этом сарае и стенки зашил. Так что конца работы никак не видно. Сын притащил трансформатор осветили шестивольтовками все постройки и подвал и чердак и сарай и даже садовую сторожку. Я еще планировал это когда и сын уехал в Великие Луки заявив по честному что ему надоело все отпуска проводить дома. Я еще хотел сделать летнюю комнату на чердаке чердак у нас был высокий и вполне позволял это сделать и проложить асфальтовую дорожку от крыльца до тротуара но эти мечты осуществить не удалось. Горсовет вынес решение что наш дом идет на снос. Избу мы продали за сад уплатили. Предоставили нам казенную двухкомнатную квартиру.

Александр Иванович

О №177

С Александром Ивановичем Селезневым мне пришлось много работать и до войны в системе Райздравотдела и после войны в Ремстройконторе. Он много хорошего сделал для меня и поэтому я с благодарностью его вспоминаю. Еще до войны я ему даже помогал составлять смету на какое то строительство за что получили деньги и он мне сколько то дал. А сколько он мне сделал во время строительства моего дома. А в общем то он очень интересный человек. Активно участвовал в наших ежедневных гулянках до войны. А после войны он также принимал участие в таких встречах. Он рано лишился жены, остался с детьми и стариками. Может женщины у него и были не знаю но это неофициально. А вот Надя решила жить с Селезневым невзирая на его детей. Для этого она ушла от мужа который за что [то] отбывал наказание и жила с Селезневым как жена без всяких укрытий. Об этом знали все соседи и знали и мы. Однажды произошел такой случай. Собрались на квартире где жила медсестра Малинушкина на вечер чтобы погулять. Пришел и Селезнев. В самый разгар гулянья влетела Надя и с ходу вцепилась в волосы Малинушкиной так что полетели клочья волос. Это была ревность и наверно обоснованная так как Селезнев и мы это знали симпатизировал Малинушкиной а она была падкая до мужиков и не возражала на ухаживания Селезнева. Потом она нашла молодого и уехала. А для Нади вернувшись муж в Вырице построил дом. И подписал его на Надю надеясь что она будет с ним жить но она отказалась и он все равно передал дом ей с условием что она не будет встречаться с Селезневым но и этого Надя не выдержала. вскоре Селезнев из нашего поселка выехал и переехал в Вырицу где благополучно и живет с Надей до сих пор. А у Малинушкиной с молодым жизнь не состоялась и она уехала в свой Кологрив на свою родину.

Земельный участок

О №178

За те годы пока мы жили на земельном участке записанном на мое имя мы не уставали его благоустраивать. И вот ко дню когда наш дом пошел на снос наш земельный участок выглядел не хуже других расположенных рядом. Вдоль дворика около тротуара стояло несколько берез. А под самым окном три липы между которыми как забор размещались акации. Под окном выгорожен цветник где летом полное море одних пионов не считая других цветов. Как войдешь в калитку справа обнесен забором специальный выгул для кур так как одно время было запрещено чтобы куры выходили на улицу. А вокруг забора в несколько раз высажены сливы и вишни и их ежегодно пополняли. особенно ревностно к высадке новых вишен относилась жена. Все поросли которые надо вырубать она выбрасывать не давала и все садила и садила. Так что вишен и слив было уже больше восьмидесяти корней. А за выгулом для кур был яблоневый сад. Одних яблонь разных сортов было двадцать шесть корней. А между яблонь и вторую часть половины участка садили картофель. Хотя под яблонями можно сказать уже и картофель не росла. Затенены. Но мы землю не запускали продолжали перекапывать и садить картофель. Тоже был у нас специальный участок под картофель и в поле. Посреди участка были гряды где садили всю огородную мелочь, начиная от ...(?) бобов и гороха до огурцов и помидор. И здесь же был парник где высаживали рассаду помидоров. Капуста у нас почему то не росла. А за парниками несколько еще яблонь и кусты крыжовника, было три куста красной смороды сколько ягод на них росло всю зелень покрывала красная а вот черная у нас не росла. Был и терн(?) который я принес по просьбе мамы и даже дуб. А сколько рождалось вишен не убрать. А сколько их отбивали скворцы не боявшие даже тряпок которыми мы хотели их отпугивать. Приходилось специально гонять. Как сгонишь их поднимется темная туча.

Родная стихия

О №179

В 1948 году мы распрощались с Ремстройконторой. Ушли по хорошему. Лиза была сокращена по штату, я уволился по собственному желанию Селезнев нас отпустил без задержки и мы унесли в своих сердцах самые хорошие воспоминания о нем на долгие годы. Лиза вернулась в свою родную стихию в органы Райздравотдела. Принята в качестве кастелянши в больницу, а потом по собственному желанию перешла санитаркой где и проработала до пенсии без всяких побегов и все время была на хорошем счету. Я перешел но в материальный склад после настойчивых приглашений Габроволя(?) начальника материального склада. Все же железную дорогу я считаю своей родной стихией. И быть хотя маленьким винтиком в общем организме дороги. Принят был в качестве кладовщика на запчасти работа знакомая я уже на запчастях работал. Отдел запчастей был самостоятельной единицей и в штате нас было только пять человек. Начальником был Ходынский вредный мужчина и я его недолюбливал всю дорогу. В этом отделе я работал недолго. Вскоре отдел запчастей объединили с материальным складом. Мы стали в полном подчинении у Гоброволя а потом и наши постройки были перевезены и все наши владения. В складе я быстро освоился был на хорошем счету у начальника, а когда ушел Ходынский я был командирован в Ленинград в службу где был утвержден заместителем начальника склада. А после смерти Голубева который был кладовщиком запасов, меня поставили на его место ведать запасами. В этой должности я отработал до конца своей трудовой деятельности. Пока не был переведен на пенсию. За всю работу было и плохо случались ошибки, но и благодарностей в трудовой книжке было записано немало и вот сейчас от делать нечего я бывает возьму свою трудовую книжку и с любопытством почитаю когда и за что объявлена благодарность а их было много. Были и неприятности но о них в трудовой книжке не писалось. В конце работы я был представлен к правительственной награде и был награжден орденом Знак Почета. Но это послужило мне дорого. Затребовали довоенную трудовую книжку и где то ее затеряли. Весь довоенный стаж у меня пропал ни за что.

Infektion

О №180

Не удивляйтесь подзаголовку это инфекционное отделение районной больницы. В народе это отделение районной больницы. В народе это отделение называют "заразный барак". По специфике болезней он в те времена теперь уже далекие располагался в здании бывшего ФЗУ это за городом по Порховскому шоссе. Казалось ему там самое подходящее место подальше от населения. Но зато какое неудобство обслуживающему персоналу. Особенно санитаркам. Больных надо кормить, да еще и не один раз в день, а обеды готовят в кухне при центральной больнице. Вот санитаркам и приходится ходить эти два километра от отделения до кухни в любую погоду. Дождь или снег жара или мороз. Пойди на кухню получи обеды и обвешавшись кастрюлями и ведрами пробирайся в отделение. Однажды зимой был гололед. Гололедица. Лиза работала в этом отделении и идя уже с обедами поскользнулась это может делать каждый даже без груза а несла в одном из ведер гороховый суп и половину этого супа выплеснула на себя пришла в отделение как обложенная ребенком после поноса. Телефона в отделении не было и если потребуется врач санитарка идет в город за врачом. Днем или ночью безразлично. Врач придет сделает свое дело и санитарка его проводит обратно в город. Видите ли он один идти боится. А разве санитарка не женщина и разве она одна ночью ходить не боится. Врачам до этого дела нет. А то был случай в отделении прибилась собака, а ночью за ней пришел волк и сестрам и санитаркам пришлось помогать собаке отбиваться от волка. Жуть, а что поделаешь приходится работать. В те годы у нас работы не особенно и найдешь. Зато когда на территории центральной больницы выстроили новое здание под заразку, санитаркам сразу стало облегчение. Обед носить не надо кухня рядом. С бельем далеко ходить не надо чтобы грязное обменять на чистое прачечная здесь же. В бараке было печное отопление хуже приходилось с дровами. Завхоз привезет а санитарки сами напилят, наколют, и наносят в барак чтобы больные не замерзли. Позднее город да позднее устроили местное печное отопление еще больше облегчив труд санитарок.

Вагон раздатчики

О №181

Вообще то у нас на железной дороге был такой винтик вагон раздатчик. В его функции входило развозить по станциям и полустанкам необходимые материалы. Едет человек от остановки до остановки выдавал на станциях и полустанках затребованный материал. Был вагон раздатчик и у нас при складе но он выполнял другую работу он ходил из нашего склада в Ленинград на главный склад и шел с ним обратно. Ездил и я с этим вагоном. Приедешь в склад получишь и погрузишь все в вагон и везешь к себе. Здесь весь материал сдашь кладовщикам и свободен. Однажды я должен был получить колбу для связи стеклянную с отростками наполненными ртутью. В вагон грузить я побоялся вдруг что-либо в пути упадет и испортит колбу и зря взял ее к себе в кабинку, а у нее как назло один отросток и отвалился и мне пришлось платить из зарплаты для возмещения убытка. Если бы было погружено в вагон я бы не отвечал а раз взял к себе так и отвечай. А ведь я думал как лучше. Но ничего не помогло. Ездил я еще с этим вагоном в Старую Руссу на контейнерную площадку куда пришел контейнер с зимней одеждой в наш адрес. На этот раз все обошлось благополучно. Разъезжать мне приходилось в разные места раз ездил в Сольцы получал в тамошней заготконторе мешки негодные для зерна. Получил много мне машиной привезли на пакгауз и здесь уж я сам дождал вагон погрузил мешки и отправил в главный склад. Приходилось ездить в Парфино на лесозавод проталкивать доски для нас. Тоже день там провел а на заводе я не был туда не пускают посторонних. Все же доски отгрузили и я вернулся домой. А еще вот привычка у молодежи в Парфино видимо им некуда больше ходить. Сколько их собралось в зале вокзала и песни и музыка и танцы в полном смысле клуб. И я невольно был свидетелем этого гуляния так как мне пришлось в вокзале ждать поезд на котором я должен был уехать домой.

Вагоностроение

О №182

Особой нагрузкой в моей работе и пожалуй основной были доски вагоностроения. Это толщиной 22-25-30 это так называемая вагонная обшивка 40 мм обшивка для полувагонов и 50-6080 половая доска для полов в вагонов. Был также и ...(?) который шел на брусья в вагонах Досок поступало очень много, порой приходилось набирать временных рабочих до сорока человек. Однажды из Финляндии поступило одновременно сорок платформ так что имеющие в складе два тупика и обои с конца и до проходной завалили досками. А между прочим с досками много мороки. Выгрузить это что любой человек их может скидать с платформы а вся работа дальше надо их рассортировать по ширине длине и сорту разложив на площадке в пачки(?) и такая сортировка и места занимает много да и трудов не мало. Но вот доски рассортированы, надо их перемерить и записать на бумагу чтобы скубатурить и сравнить со спецификацией которую завод отправитель прикладывает к отправочным документам. Но вот скубатурили, все нормально, можно приходовать по сортовым карточкам для этого составляешь приемный акт и берешь эти доски на материальную ответственность. Но это еще не все. Эти распущенные на полянке доски надо убрать и уложить в штабеля. Начинаешь с самых широких и что выше укладываешь все уже и уже. Вот уже и штабель сложен. Надо выбрать из переписи те доски которые уложили в штабель и записать в штабельную книгу. Мороки много но такая уж работа. А ведь их еще приходилось браковать по сучковатости по гниловатости. Все это на моей совести. Начальство мне в целом доверяло и не было никаких недоразумений. Особенно верил в мою правдивость при обработке досок Гоброволь начальник склада. Временами на моей материальной ответственности находилось до ста двадцати штабелей, а иные штабеля вмещали в себя более ста кубометров. Так что хоть я и старался не знать сколько у меня имеется досок но ведь не трудно сосчитать это более чем 6000 кубометров.

И родился человечек

О №183

Примерно через год с небольшим после того как мы ушли из ремстройконторы мне жена преподнесла большой подарок. Родила мне дочку. До этого как то не получалось ни естественные роды ни искусственные дочки нам не приносили. Все получались мальчишки, а здесь девочка о которой мы так давно мечтали. Значит надо приложить все родительские знания чтобы воспитать вырастить и дочку. И заботы были проявлены. Годы послевоенные еще тяжелые с питанием еще вопрос не налажен. В грудях у жены молока было не ахти сколько и мы решили купить козу, чтобы хоть молока хватило дочке. Козу по кличке Цыба купили у поповских дочек. А куда ее поставить ведь в то время даже худенького сарая еще не было. Разместили под коридором. А ухаживать за Цыбой пришлось матери. Цыба Лизу не уважала и бесцеремонно ее била. Не раз приходила она с синяками на ногах или с порванным рогами платье в те дни когда она пойдет ее встречать из стада. А возни с козой тоже было немало. Надо утром свести в стадо, а это не близко. Надо на ту сторону железной дороги это километра два а вечером надо идти ее встречать. Подоить и все это лежало на обязанности мамы так как жену коза к себе не допускала. Дочка растет, крепнет и растет здоровенькой. Вот уже и коз зарезали и съели. Ведь пока держали Цыбу она нам принесла Березку и Зорьку. И вот уже всех съели а девчонка наша на нашу радость пошла уже в школу. Училась не так чтобы быть отличницей но из класса в класс переходила как по ступенькам. Нужно заметить что и сын наш когда ходил в школу отличником не был. Вот уж и повзрослела наша девочка, уже дружит с мальчиком. А подруги ее одноклассницы так и остались верные уже и тогда когда все завели свои семьи. С мальчиком с которым дружила здесь в поселке ей семью создать не пришлось. Он подрался и получил заключение два года а за эти два года дочка уже поступила в техникум, а там в Ленинграде ее нашел другой мальчик Володя С[пиридонов] с которым и суждено создать семью.

Приобщение к труду

О №184

При окончании десятого класса наша дочка Люся получила и документ о получении профессии. Она может работать воспитателем детского сада. И вот отгуляв выпускной вечер, некоторые из ее соучениц устроились в детские сады города а Люся была направлена воспитателем детского сада в совхоз "Искра" это от города километров шесть. Два года она там отработала и живя там же в совхозе. Домой приезжала только на выходные дни. Чтобы ее заинтересовать в работе мы договорились, так как на наши зарплаты было трудно что то купить для Люси, так решили так кормить мы прокормим а те деньги что она получит за работу будем тратить на ее наряды. На работу после выходного дня ей приходилось добираться на попутных машинах так как весной и осенью автобус туда не ходил. Приспособилась ездить на почтовой машине, вместе с газетами, и это у нее получалось так как шофером там работал наш сосед. Конечно ухажеров у нее хватало и там в "Искре" нашелся парень который не раз приезжал на мотоцикле к нашему дому. Так как за эти два года она что называется прибарахлилась, одежда и обувь у нее завелась самая модная, и против подруг она беднее не выглядела. Так как девчонка уже стала взрослая работящая к ней приходили подруги а у нее с подругами появились девичьи секреты и мы когда освободилась вторая половина избы выехали квартиросъемщики мы решили эту часть дома отдать в распоряжение дочери. Для удобства проделали дверь в стене так что из общей комнаты в ее комнаты можно попасть не выходя в коридор. Сосед хороший столяр дед Тимофей нам дверь обсадил и навесил полустеклянную дверь. А заодно такую же дверь навесил и на дверь ведущую из комнаты на кухню. Понемногу все устраиваем улучшаем свой быт. Люся в своей комнате часто хихикала с подружками, приходил к ней и Женька Т. парень с которым Люся дружила много лет подряд но дружба оборвалась так неожиданно.

Поездка на восток

О №185

По мере возможности мы старались чем то разнообразить жизнь дочки. Так один из своих отпусков я решил посвятить поездке в Забайкалье в гости к брату конечно вместе с Люсей. Пусть посмотрит хоть маленько нашу огромную страну. И вот решение приводим в действие. Билет мне давали бесплатный как железнодорожнику взяли с собой немного денег и поехали. А путь неблизкий, езды пять суток. Пересадка в Москве и мы пытались попасть в мавзолей Ленина но неудачно походили по Красной площади а в мавзолее был выходной. И потом на обратном пути в мавзолей мы не попали. И вот Ярославский вокзал и мы едем дальше в дороге мы ехали в купейном вагоне измеряя Сибирь и с нами до Иркутска ехал мужчина как сейчас помню по фамилии Шуба с сыном. Так вот он умудрился пока мы ходили обедать в вагон ресторан слазить к нам в чемодан и забрать десять рублей. Хорошо что хоть не все. Боясь что не хватит на обратную дорогу я занял эти десять рублей у невестки а отдал когда они приезжали к нам гостить. Пересадка в Улан-Удэ и на пригородном до станции Сульфат. Это конечный пункт по железной дороге. Поезд оставили и обнаружили себе по пути мужчину после операции с сыном ехал в тот же поселок. Попробовали звонить в поселок не дозвонились. Оказывается брат в это время был в кино. Машин попутных не оказалось и мы решили идти пешком. Далековато но что поделаешь. Километра два не дошли нас забрала машина и вот мы у Зосима. Зосим режет козла для гостей. Устроил поход в тайгу за кедровыми шишками по пути объяснял как их добывают и показал инструменты для сбивания шишек и очистки все это так и находилось в тайге. Ездили тушить лесной пожар. А на обратном пути у меня получился приступ язвенной болезни. Насилу доехал до Москвы а в Москве меня хотели положить в институт им Склифосовского но шел дождь я уселся поудобнее боль утихла и я потихоньку и до дома доехал.

Поездка на юг

О №186

Вернувшись из Забайкалья мы застали у нас сына с невесткой они собирались поехать в Брянск и Киев. Сын пригласил с ними поехать и сестру и она с удовольствием согласилась. Таким образом продлила свое путешествие. Я же вернувшись домой попал в больницу и вылежал срок со своей язвенной. На юг ездили мы как то и с сыном к свояченице в Переславль-Хмельницкий. До Киева доехали хорошо, сходили в зоологический сад и дальше до Переславля. Приехали на станцию уже к вечеру а до районного центра было далековато. В ночь идти мы не решались переночевали в каком-то сарае, а утром нас подобрали какие-то начальники и довезли до Переславля-Хмельницкого. Там побывали в доме музее Шевченко, и пожалуй все. В обратный путь нас подбросили до станции по ходатайству свояченицы. А вот с дочкой поездку на юг совершили в Ессентуки к моим двоюродным сестрам. В Москве и ехав туда и на обратном пути пытались попасть в мавзолей Ленина но так и не попали. Зато побывали в Третьяковской картинной галерее и то дело. В Ессентуках ездили в Кисловодск, побродили по нему. Забрались на беседку на Соколиной горе, а обратно спускались по тропинке и видели нагую девушку которая загорала вдалеке от народа. Мы думали что она мертва но нет она сняла с лица газету и посмотрев на нас убедилась что мы случайные прохожие вновь заняла прежнее положение лицом кверху. Побывали в Пятигорске. Там посетили дои музей Лермонтова, а также пешком сходили на место дуэли и гибели Лермонтова. В самих Ессентуках ничего примечательного не видели. Дочка была очень довольна такими поездками ведь она молода и ей хочется видеть больше. Намечали в следующий год поехать и на запад. До Риги, но съездить так и не пришлось. Позднее она ездила уже без меня с дочкой в Латвию и там на машине ездили в Ригу. Так что мы старались по мере возможности удовлетворить интересы дочки и делали это как смогли, и она была довольна нами.

Сестринские дети

О №187

В Ессентуках у меня живет две двоюродные сестры. Так вот сейчас рассказ о них и о них детях. Сначала о Жене. Когда уже дети сын и дочь были взрослыми завели свои семьи Женин муж бросил семью и ушел жить к молодой женщине. Полдома продал зятю. У Жени было двое детей старший сын Толя баламошный имеет прекрасную профессию бульдозерист. Но пристрастился к выпивкам а вино до хорошего не доводит и хотя он имел уже двоих детей и хозяйственную жену водка сбила Толю с правильного пути и он бросил семью уехал в Находку. Завербовался но и вернувшись продолжал пить и к семье не вернулся живет с матерью, платит алименты и по прежнему хлещет вино. Вторая у Жени дочка Таня вышла по подначке(?) замуж за молдаванина. Купили у отца полдома но решили поехать в Молдавию. Полдома продали и уехали. Там Таня не понравилась свекрови и Таня оставив все свои вещи с ребенком вернулась к матери и теперь живет с Женей. Вторая сестра Тася вышла замуж за летчика. Родила сына Женю и муж в войну погиб. Женя учился в институте в Воронеже там нашел вдову с ребенком. Женился и остался жить в Воронеже. Тася выходит замуж еще раз. Но опять муж умер в лесу. Ходил на охоту и там помер восемнадцать дней его искали всем городом. Насилу нашли. От второго мужа у Таси тоже сын Сергей Гордынь. Ему купили мотоцикл он не раз разбивался. Был даже при смерти разлетелась печень. Сложили ее и врачи и родные ждали смерти, а он выжил. Печень на редкость срослась и он выписался из больницы совершенно здоровым. Мотоцикл продали купили машину и на машине любит проехать с ветерком. Женился сейчас живет с матерью. Бабку мою крестную похоронили она как и моя мать умерла на 84 году жизни. Сейчас у Сергея растет сын Саша. А Тася на пенсии и живет ради сына нянчит внука. На жизнь все время жалуется. Ведь она как и мать привыкла к роскоши, и трудности пережить не умеет. Сестра Женя тоже на пенсии и часто болеет с ногами.

Киевские наследники

О №188

Моя старшая свояченица после отъезда из Таджикистана поселилась в Киевской области работала на партийной работе в разных районах области, а выйдя на пенсию поселилась в Киеве Мы любили ездить к ней она была добрая и гостеприимная и мы там чувствовали себя прекрасно. После смерти она оставила троих наследников. старшая дочка воля окончила медицинский институт и работала врачом была даже в Германии. Замуж вышла тоже за военного врача. Правда сама не блещет здоровьем но все же воспитала двух сыновей. Старший закончил институт уже работает самостоятельно, а младший в этом году пойдет уже в десятый класс. Живут в Ереване в трудные дни им помогает вторая сестра Мая которая живет в Киеве. Проучившись 18 лет Майя имеет ученую степень кандидат педагогических наук имеет свои труды сейчас на педагогической работе читает лекции в институте. Получает хорошо имеет возможность помогать и старшей сестре. Имеет по льготе трехкомнатную квартиру. Да ей положено по закону. Третьим наследником был любимец и баловень мамин сын Владик, он окончил техникум по хладотранспорту. Дружил с девушкой мать достала ордер ему на квартиру но жизнь не устроилась. Жена ушла, а Владик возомнил себя изобретателем носился с идеей какого то предложения. Работать не хотел. Домогался у Майи ежедневно на мелкие расходы по десять рублей. С идеей вроде даже помешался и был уже в психиатрической больнице. Приезжал и к нам, меня в то время дома не было. Жена его снабдила продуктами дала денег и уехал в Москву там хотел продвинуть свое изобретение но попал в дом сумасшедших, откуда его переправили в Киев а там подержали немного и выпустили. Работал грузчиком в магазине видимо выпил закусывал конфетой она вскочила в дыхательное горло и задушила Владика. Заведующая три дня искала родных пока не нашла Майю. И Майя взяла на себя все заботы по похоронам. Если жил не по человечески то хоть похоронили как полагается в одну могилу с мамой. И Майя теперь успокоилась ей больше нечего бояться брата который мог все совершить без ответа.

Поездка на север

О №189

Как и в любом спектакле, перед пьесой идет репетиция. Так и у нас с Люсей перед большими поездками предшествовали тренировки. Для удовольствия мы на велосипедах ездили на Полонку купаться. Люся ехала на детском трясучем велосипеде. После такой поездки конечно устала но в этом не признавалась удовольствие от купания было выше всяческой устали. Второй раз поехали по бровке Старорусской дороги до Суповского переезда откуда по дороге въехали в город и по окраинной дороге улице я хотел попасть на улицу Социалистическую но заблудился и даже растерялся когда оказался на улице Совхозной. Дно уже сумерялось но все же я выехал на нужную дорогу и в темноте прибыли домой.

А последняя поездка с Люсей на пару состоялась на Север в Ленинград. Это Люся решила поступать в техникум а я с ней поехал чтобы она себя чувствовала с отцом посмелее. В одном техникуме у нее что сорвалось и она чувствуя провал забрала документы и пошла сдавать документы в другой техникум и там она сдала прекрасно была зачислена в техникум. Но техникум не имел общежития пришлось искать частную квартиру. Я ездил к дяде на улицу Красной Конницы но дяди дома не было. К свояченице мы не захотели их связывать и зависеть от них. Нам в поисках квартиры Люсе помогла Лизина двоюродная сестра Саша Анисимова. Люся была пристроена к старушке за пятнадцать рублей. Старушка полюбила Люсю и когда решила поменять квартиру на новое место жительства и Люсю взяла. В этой квартире и мы один раз ночевали. Тесновато на полу мы не смогли улечься рядом пришлось на одну подушку в разные стороны ногами. Конечно Люсе было нехорошо. Во всем надо было подлаживаться но ничего не поделаешь. Когда приезжала домой ее нагружали продуктами, а чтобы не так было обременительно с деньгами Лиза уже была на пенсии, пошла работать чтобы помочь Люсе. Два года с лишком проработала чтобы помогать Люсе, а заодно заработала небольшую прибавку к пенсии.

Даниловское поколение

О №190

Хорошим был человеком ленинградский свояк если киевский был выше моего развития политического и эстетического то полуяковский пожалуй будет пониже меня. А вот ленинградского свояка я считал пожалуй своей ровней. Но и он последние годы пошел не по тому пути пристрастился к водке. А ведь водка до добра не доводит вот и он видно испортил свое сердечко что и умер нелепой смертью пошел в туалет да там и сердце перестало биться даже трусы не успел одеть так со стульчака и свалился. Взломали дверь а он оттуда выпал уже мертвым. Из поколения он оставил на этом свете дочку. Ну а дочка известно замуж вышла и стала носить другую фамилию. В замужестве родила девочку. Одну единственную а такие семьи я считаю ненормальными где два человека после себя оставляют только одного. В общем со стороны дочки фамилия свояка прикончилась. Посмотрим теперь что с сыном. Он учился на портного но не окончил. женился и я на свадьбе был. Помню народа было очень много. Был испанец и хорошо спел "Сормовскую". А потом Женька так звали сына подрался, получил срок. А отбыв ему отказали пропиской в Ленинграде и он с семьей уехал в Череповец. Там у них с женой родилась вторая дочь. как видно и здесь на Женьке кончается фамилия свояка. Родня по этому руслу с фамилией свояка кончается. Сначала Женька тоже много пил вина, но потом говорили что стал очень мало пить. Купил катер. Но неудача постигла в первые же рейсы. Видимо все же выпили перед поездкой. Да видно и изрядно наверно в глазах двоилось что он катером врезался в баржу и сам чуть не утонул пришлось откачивать. Но если у него все обошлось благополучно то катер то придется ремонтировать. итак у Женьки две дочки у старшей получилась ошибка молодости родила в девках. Теперь не девка не баба воспитывает девочку но что ж поделаешь она поверила, а ее обманули. Вторая Света более смелая физкультурница что с ней станет посмотрим.

Обмундирование

О №191

А работа между тем идет своим чередом я получил приказ выехать в Ленинград для получения воинского обмундирования на военных складах. Взял одного рабочего и выехал в Ленинград. Свидание было назначено у Балтийского вокзала. Туда же пришел Ульянов кладовщик из Луги а затем на автобусе подъехал Лаврентьев заместитель начальника отдела. Когда все команда была в сборе мы поехали на воинские склады и переезжая от одного лабаза к другому получили все начиная с портянок и обуви и кончая головными уборами пилотками, зимними шапками, ремнями и звездочками. И все на полный взвод. Так ч то автобус набили как говорится под завяз. выехав со складов Ульянов и Лаврентьев поехали домой поездом а я с рабочим поехал автобусом сопровождать полученное обмундирование. В Луге немного перекусили и до Пскова. В Пскове приехали к вокзалу и шофер заявил что дальше не поедет. Ушел а нам пришлось в автобусе и ночевать. Утром связался с начальником первого отдела. Что он там сделал я не знаю но пришел шофер и мы поехали дальше. В нашем складе мы автобус не задержали рабочие быстро разгрузили. Машина ушла а мне пришлось долго повозиться пока я все разобрал уложил по полкам. Написал бирки. А для шинелей пришлось делать плечики и вешать на специальную вешалку по размерам. В общем делов все прибавляется. И до того была у меня зимняя спецодежда фуфайки шаровары валенки приходилось каждое лето вывешивать на проветривание свертывать по другому чтобы не получились складки слеживания. Ну а теперь еще больше придется возиться с этими шмотками чтобы не дать им слежаться. А ведь придет срок надо будет их и освежить. Вот еще головоморока. К счастью обменять мне не пришлось. Недолго мне пришлось возиться с этим обмундированием вскоре я закончил свой трудовой путь. Вышли годы и стаж выработан так что можно со спокойной душой идти на заслуженный отдых на пенсию.

Совершенно секретно

О №192

После смерти дядюшки когда я был назначен на его место в кладовых запаса я прошел специальную подготовку и был согласован на секретную работу в первом отделе при отделении дороги. Нужно сказать что работы по моим кладовым прибавлялось с каждым годом а когда склад построили для меня было отведено больше половины помещений для хранения запасов. Не буду говорить что у меня было на хранении все кроме продуктов питания. Особенно донимали доски которых было несчетное количество больше ста штабелей. Когда поступило распоряжение все связевое отгрузить в Батецкую там открыли еще склад запасов я отгрузил несколько вагонов. Здесь же в моих кладовых принимала кладовщик из Батецкой. Но когда все отгруженное поступило по месту нового хранения в Батецкую в здании бывшей электростанции кладовщик разбирая полученное не обнаружил четыре телеграфных аппарата. Был вызван инженер из ЖУ(?) Солдатов но и он не нашел пропажу. Пришлось мне ехать самому и искать эти злосчастные аппараты и к счастью я их нашел очень быстро и сама кладовщик подтвердила что это действительно нужные аппараты. И тогда все встало на свои места. В присланном товаре был полный ажур. Когда же отделение дороги было переведено в Псков мне ежегодно приходилось по весне ездить в Псков на сверку. Сверить что сделали за год и что не правильно получилось у меня или Мелониновой начальника отдела по запасам. Но все поездки заканчивались прекрасно никаких расхождений и описок не находили. Так что работа у нас шла в полном порядке. А сколько беспокойства доставляли комиссии приезжающие с весенним смотром. За месяц приходилось мобилизовать весь трудовой народ чтобы привести все в порядок а то такие как начальник службы даже на носовой платок проверит наличие пыли. Но и комиссии уходят от нас удовлетворенные ибо все было нормально.

Теперь не так

О №193

После моего ухода на пенсию, в тех кладовых где я проработал много лет сменилось несколько кладовщиков. Сначала принял Бощанов временно пока подберут кладовщика. Потом появился Филиппов но ему не понравилось и он просто сбежал. Кладовыми руководил сам начальник, а потом пришла Настя Васильева бывшая кладовщик из кондукторского раздела(?). Вот Настя работает уже несколько лет но что теперь за работа. Во первых доски все перебазировали в другое место у Насти осталось несколько штабелей. И то как дело идет с досками ей помогает и начальник и Бибиков который настропалился около меня. Одно время когда я работал заместителем он работал в кладовых и его жена сокрушалась что когда должность заместителя ликвидировали и я вернулся в кладовую она ругала мужа за то что он отдал мне кладовые. Я бывало все делал сам, все бирки, все сертификаты. все старался делать лично. теперь не то дело. В этих кладовых работает все наличие рабочей силы. Я вел разговоры чтобы мне прикрепили одного рабочего. Вроде договорился человек работает. Но вот пришел вагон его забирают на выгрузку и обратно не отдают приходится опять все начинать сначала. А сейчас я не знаю что делает Настя. Бирки всякие там паспорта к товарам делает Сергей. Что нужно переложить просушить пожалуйста весь народ к ее услугам и начальник другой болеет за запасы. Вот поэтому что все силы отдаются кладовым запаса даже такие строгие комиссии приезжающие с весенним смотром признают наши кладовые образцовыми. И это правильно не зря он начальник так здорово печется о порядке в этих кладовых. Даже железо я хранил в живопырках построенные на скорую руку. теперь же отгрохали такие капитальные кладовые что любо дорого смотреть и даже съемное воинское оборудование которое отнимало у меня немало времени сейчас от Насти убрано и им ведают вагонники. Да теперь мне кажется работать легко.

Народная дружина

О №194

На каждое начинание наш склад откликался своевременно как и большие хозяйственные единицы. В те годы когда поднимался вопрос о создании народных дружин по борьбе с нарушителями правопорядка, наша хозединица тоже откликнулась. Но так как наш коллектив слишком мал и свою дружину мы создать не смогли то бывший начальник Габроволь решил по своему он составил список в который вошли три человека он сам, Сергей Бибиков и я и таким составом мы влились в народную дружину угольного склада. Совместно выходили на дежурство, и проявляли своего рода активность не пропуская ни одного дежурства. Нас конечно начальник не спрашивал согласны ли мы быть дружинниками, записал и все тут. А когда начальником был уже Куликов он решил сделать нас настоящими дружинниками. Ведь до этого повязки мы брали напрокат. Значки купили сами. А удостоверений вовсе не было. Так вот Куликов решил сделать эти удостоверения собрал фотокарточки но дальше дело так и не двинулось, удостоверений мы в глаза не видели. А пришло такое время что и фотокарточки Куликов вернул нам. Да пожалуй и дружина распалась тем более сейчас когда в складе всего и мужиков остался один Бибиков, Быть дружинниками некому.

А вообще пришел на память такой случай с первых дней работы в складе мы были обязаны раз в месяц проверять сторожей и со мною был такой случай когда пришла ночь по графику идти на проверку я проспал. Утром получил от начальника взбучку и предложение в следующую ночь произвести проверку. Но я и эту ночь как назло проспал. Тогда начальник и вовсе вышел из терпения сделал мне такой разнос что и сейчас не забылся, объявил выговор за невыполнение служебных обязанностей и проверить все же велел в следующую ночь. Здесь уж я приложил все усилия чтобы не проспать и все же нагрузку выполнил, сторожей проверил. А о проверке мы делали отметку в журнале проверок. И наконец Габроволь успокоился когда проверил журнал и обнаружил что я все же свой долг выполнил.

Врио начальника

О №195

Был на складе такой период что не стало руководителей. Ушли на пенсию или померли начальники. Гаврилов ушел с дороги. Он хотя и не особенно разбирался в складских делах но советуясь с нами опираясь на наш долголетний опыт правил и дело шло неплохо. Но вот не стало Гаврилова не стало в складе начальника. Я же по своей должности как кладовщик запасов был заместителем по расписанию. И в данный период пришлось руководство складом возглавить. Хоть и не любил я руководящую должность но ничего не поделаешь раз так сложились дела. И вот я Врио начальника. Невольно приходит на ум когда заместителем был Ходынский, а в его функции входило разгрузка вагонов, он прибегал к нам зная что мы не прочь были заработать лишнюю десятку в добавление к нашему скудному бюджету. И мы шли на выгрузку и в ночь и за полночь. Вот так же и мне пришлось ночью искать рабочих для выгрузки. Ведь железная дорога работала круглосуточно и простоев вагонов под выгрузкой не терпела. Штрафовали безбожно. Были и у меня работники безотказные которые так же как мы когда то были рады пойти на выгрузку. Правда эти работники были женщины и тут получалось большое но. Ввиду того что ночью я иду из дома, то что по делу жена в счет не брала шел к женщинам и ревность возрастала до неслыханных размеров и хотя у меня в голове не было никогда дурных мыслей, чего то добиться для себя все это во внимание не принималось, все шло на чистую монету. И я несказанно был обрадован, когда наконец на складе появился человек желающий возглавить склад. Это был Куликов старый знакомый и о котором у меня сложилось нехорошее мнение. Но в данный момент я отбросил все свои неприязни к Куликову лишь бы он освободил меня от этой неприятной должности которая часто не дает выспаться по ночам, да к тому же еще получаются и семейные непорядки. Куликов согласился стать начальником и я с облегчением вздохнул. Наконец то я вернусь к своей спокойной и такой уже привычной работе запасника. Пусть мне еще и еще прибавят товаров но я в своих кладовых как рыба в воде чувствую себя на месте где приношу какую-то пользу.

Аппендикс

О №196

Совсем неожиданно заболел живот причем правый низ живота. Вроде таких болей у меня еще и не бывало. Попробовал погреть водяной грелкой, но что то и это плохо помогает. Пришлось вызвать на квартиру "скорую помощь". Приехал врач хирург и установил что у меня аппендицит. Что за болезнь, аппендикс это слепая кишка это то я знаю. Но врач конечно констатировал что я грелкой более помогал воспалению. В таких случаях грелкой нельзя пользоваться. Приказал немедленно идти в больницу. И пока я шел до больницы да проходил процесс оформления и переодевания прибыл и сам врач. Молодой Михайлов я шел из туалета и меня прямым сообщением на операционный стол. Это была первая в моей жизни операция. И хотя сами врачи говорят что это операция не трудная, все же было страшновато. Ведь меня будут резать. На столе одну руку привязали. Вторую взяла сестра прослушивать пульс. Михайлов делает операцию Редькин ассистирует. Конечно уколы я переношу без страха. Так и здесь сделали несколько уколов в правую нижнюю часть. Сделали местное замораживание и я все слышал как резали. Никакой боли. Когда нашли аппендикс а его очень долго искали вся операция продолжалась 45 минут. Когда нашли врач сказал что теперь будет больно. Но больно было под ложечкой и это все. Вскоре меня уложили на каталку и я был доставлен в палату. Операция закончилась. На второй день пришел врач и велел начинать ходить. Я прошел до окна, а обратно меня уже скрючило в бараний рог но врач похвалил и велел так ходить несколько раз в день. Через неделю сняли швы и отпустили домой. Правда я еще болел находился на бюллетене. Ходил на прием к врачу с заплаткой на животе. Но все закончилось хорошо. А один токарь из депо ему делали операцию в тот же день что и мне но он и со стола в палату пришел самостоятельно. А через несколько дней еще и швы не были сняты уже выпить вина попробовал. Но зато потом к врачу ходил дольше рана заживала хуже чем у меня. Итак у меня на животе первая расписка хирургов.

Удельный князь

О №197

Было такое сословие в дореволюционной России. И наш новый начальник Куликов видно был хорошо знаком с таким титулом. Что вместе с руководством складом он всю его территорию превратил в свою вотчину. Как только приехал ему под жилье отдали лучшую половину конторы так что у него получилась большая комната и отдельная кухня. Затем он свободный сарай приспособил под личный курятник. Видимо очень любил яички что держал кур полное стадо. Но ведь кур нужно кормить и он нашел простой выход. На складе имелась рабочая лошадь для нее получали фуражное зерно. Так он решил зерно давать сам. Ну и конечно с выгодой для себя. Лошади попадало может половина а может и того меньше. Он наполнял овсом все карманы и из конюшни шел прямо в курятник. Куры завидев своего хозяина лётом устремляются сзади и не напрасно они знали что хозяин их накормит зерном. Лучший участок в саду он распахал и сделал личные парники, а в заду склада распахал полосу и посадил картофель. Но как известно картофель требует ухода, окучки, прополки. А Куликов не особенно любил трудиться. Картофель зарастал сорняками и конечно не получалось урожая, и тогда Куликов больше картошку и садить не стал. В кустах на территории склада росли грибы разные даже обабки. И он рано утром старался их собрать. В этом деле ему мешали сторожа, обычно они собирали грибы раньше его. Но что же этот самый Куликов. Деревенский мужик в складе начал работать с ученика бондаря. Женился на своей деревенской и нажив четверых дочерей ее бросил. Сошелся с Женей, хорошая баба бывало мужа в обед накормит и идет к нам в рабочую комнату играть в домино. И после ее смерти он не вернулся к старой жене а нашел молодую Дусю. Она моложе его лет на 15-20. Ему было уже ее не удовлетворить и поэтому бегал в аптеку за возбудителем о чем смеялись аптекарские работники. Вот таков был новый наш начальник, и к тому же порядочно сумасбродный.

Стимулирование

О №198

Физически грамотный человек, политически грамотный и умелый руководитель, такого мнения о себе был Куликов. Мы же были другого мнения. Один год он решил показать себя как руководитель политкружка и тема то была всем знакомая Биография В И Ленина но он так преподносил материал что и сам наверно был не уверен что он говорит. Поправлять его было неудобно все же он преподаватель. Да и опасно. Ведь он ядовит и все непорядки складывает как кобра в ядовитый мешок. Газеты он конечно читает уж если сам не выписывает то местком выписывает несколько газет и он их мог читать с корки до корки. Но я все же его раз подловил. В газетах только что стали обсуждать стимулирование труда и вот раз с утра еще до начала работы я сказал "тов. начальник скоро вы нам будете платить за стимулирование труда". а он еще такого слова не слышал он его спутал со словом симулирование и разразился таким гневом что все присутствующие разразились смехом. Пришлось ему грамотному и развитому всесторонне человеку разъяснять что стимулирование и симулирование это две разных вещи. Он конечно потом понял свой промах, но на меня еще отложил кусок своей злобы за то что я его перед народом так унизил.

А потом к нам приехал ревизор проверять правильность хранения. Конечно всякий ревизор на то он и едет чтобы найти какие-либо неувязки. Так и на этот раз больше - недоразумений. Не нашел так отразил в акте мелочи, недописки в карточках то сорта то завода-изготовителя конечно выводов никаких не было только предложили заполнять пропущенные указатели. Я это как то перенес без особых волнений а Куликов так был напуган, что несмотря на то что и человек то был невысокий и сухопарый то попал в больницу с инфарктом. Вишь как ему тошно ощущать даже мелкие замечания. Да и вообще мы были уверены что Куликов критику не любит, может мстить за то что его критикуют и может долго таить в себе обиду за критику.

Возмездие

О №199

Пока Куликов работал в складе все собирал по крупицам все мои слова сказанные в неугоду для него. Все мельчайшие ошибки шли в зачет ядовитого пополнения и он не терял надежды этот сброд выплеснуть в меня. И такой случай подвернулся. Если пока работал такого случая не подвернулось, то уже уйдя на пенсию он несколько лет использовал возможность два месяца отработать и получать все на руки и пенсию и заработок. И вот в такой короткий период он все же выбрал момент чтобы осквернить мою репутацию. В тот год он замещал начальника, а я с дочкой ездил в Ессентуки и как на грех обратно было никак не выехать. Не компостируют билет да и все тут. Уже через начальника станции билет был получен и посадку надо было делать на бакинский поезд в Минеральных Водах. Такое положение меня конечно взволновало и я написал письмо и к жене домой и начальнику. По приезде домой я первым делом узнал получила ли жена мое письмо. Оказалось, она получила, а вот Куликов уперся что их не получал хотя я этому и не верил. Вот этот момент Куликов использовал истолковал все как прогул без уважительных причин об этом он убедил и начальника отдела Анисимова конечно начальники друг друга всегда поддержат. Никакие мои оправдания во внимание не принимались. Учинили полный разнос особенно Анисимов когда вызвал меня к себе в Псков. И вот я схлопотал выговор хотя и сейчас не пойму за что. К ноябрьским праздникам выговор с меня сняли. А в конце года даже предоставили отгулять дни за которые мне был объявлен выговор. Как то получается взыскали а затем все возвращают потерпевшему. В тот год мы должны были первый раз получить тринадцатую зарплату. Стимулирование и здесь Анисимов все нажимал чтобы меня лишить этой зарплаты. Но здесь восстал коллектив и благодаря дружного выступления отвоевали мою стимуляцию. Анисимов был согласен и мне выплатили хотя и половину. А Куликов потом все поняли что променял квартиру в складе на казенную. Ему квартира в конторе больше нравилась и больше устраивала с поместьем расставаться трудно конечно.

Ликвидация усадьбы

О №200

И вот горсовет решает на месте моего земельного участка строить 48 квартирный дом, наш дом идет на снос. Пропали все наши заботы о земле, ведь наверно вся земля побывала у нас на ладошке, так мы холили свой участок. Но такова судьба надо свертывать все тяжело переживать но ничем не помочь прислали нам письмо без подписи от ...(?) архитектора что это ее дело сносить наш дом мы почему то ей помешали. Но пусть все будет так. Дело сделано. Я подал объявление в газету. Повесил объявление на базаре что наш дом продается на снос. Несколько месяцев не появлялись покупатели. мы уже начали волноваться и вот все же появился покупатель два мужичка немного для меня знакомые. Пришли осмотреть покупку, я не возражал они отпарывали обои проверяли стены на гниль и вот начались торги я спросил тысячу. Они дают семьсот. И вся торговля сошлась на 800 рублей. Сделка заключена я выдал им расписку что деньги получены и постройки проданы. Правда со стен покупатели не могли много взять. Ведь все стены со временем перерезаны на коротыши. А покупатели этого не учли а я конечно не стал об этом и говорить. Восемьсот это не так уж и много. Одного шифера можно покрыть огромную крышу а сколько досок. Только за доски и шифер да еще я отдал восемь телеграфных столбов которые я готовил планируя сменить нижние венцы только это и то этих денег стоит. После я их не видел. Дом разобрали увезли а на деньги я что мог сделать купил телевизор и выдал дочку замуж и вот дома не стало и денег нет. За сад мне горсовет перечислил на мою сберкнижку девятьсот с небольшим рублей. Из этих денег я частицу дал сыну и частицу дочке а остальные оставил на книжке на всякий пожарный случай. Ведь не долго уж нам осталось и жить. Предстоят похороны и вот на этот случай мы и держали денежки часть их использовали на похороны мамы а остальные так и держим ведь мы с женой не бог знает сколько проживем и уж пора готовиться и на погост.

Новая фамилия

О №201

И вот дочка решила выйти замуж учеба в техникуме подходит к концу на носу распределение, куда попадет может в Калининград, а может и на Дальний Восток. Но вот нашелся человек которого по-видимому полюбила и выйдя за него замуж, конечно останется в Ленинграде. ;00 рублей наш взнос на свадьбу, да столько же со стороны родителей жениха. Ох какие безобразно дорогие стали справлять свадьбы. Уйма денег уходит на эту церемонию. Народу на свадьбу собралось очень много человек около ста и празднуют это дело не один вечер, а еще и на завтра продолжается пьянство. Водка течет прямо рекой. Наши родные конечно тоже приехали в Ленинград где будет это торжество. Сначала на машинах во дворец бракосочетания. Масса фотографий сделал сын, а дворец кроме того изготовил специальный альбом, что является памятью такого торжественного события.

И вот в нашей фамилии появились новые родичи Спиридоновы. И дочка моя с тех пор стала Спиридонова. Первый день отгуляли допоздна, кое кто особенно из родных разъехались ночевать в другие квартиры к своим родным. А интересно ленинградские все остались ночевать у жениха. весь подъезд лестничная клетка была заполнена спящими. Здесь же была дочкина свидетельница даже попробовала с одним парнем. Правда он потом все же женился на ней. Семья у дочки оказалась большая, Люся стала восьмой. В квартире тесновато молодым отвели уголок и завесили ширмой. Конечно никаких удобств. Это теперь дело рассосалось. Свекор и свекровушка умерли мужнина сестра построила коммунальную кооперативную квартиру, а еще старший брат в порядке расширения тоже получил комнату. Правда за выезд сумел вырвать с младшего брата сотню. Но все же съехал. И теперь наши Спиридоновы живут своей семьей в двухкомнатной квартире и все идет хорошо и дружно.

Слово о внучке

О №202

Ну вот у нас появилась и внучка Наташей ее нарекли родители. А судьба у внучки сложилась такая что и отец и мать работают и ей половину жизни предстоит прожить с дедушкой и бабушкой. Еще года не было когда решили внучку отнимать от груди. Лишить ее материнского молока. Ее привезли к нам в наш поселок. И с тех пор сейчас уже внучке восемь лет она каждое лето проводит у нас как на даче. У нас она сказала первое слово, у нас она начала ходить. С нами она чувствует себя прекрасно и свободно и сейчас когда уже пишет родителям письма самостоятельно она в каждом письме пишет что чувствует себя хорошо. Родители рады когда она осенью возвращается домой ведь все лето они не видели свою дочку и конечно не прочь побаловать. Вот сейчас по грубому подсчету нашему у нее уже больше тридцати кукол. Однако на днях призналась что она еще о какой то кукле мечтает. Какой же еще не хватает не знаю. Если в наше детство было проблемой купить балалайку, то сейчас дочке родители уже купили пианино и она уже три зимы отходила в музкружок. Кое что играет но очень быстро все позабывает. Вот и сейчас все лето прогуляла за пианино ни разу не села да у нас близко его нет. Что будет дальше с музыкой не придумаю но мне кажется все же музыка тормозит в ее учебе в школе, а ведь она нынче уже пойдет во второй класс. Первый закончила хорошо. Все лето учила таблицу умножения. Но что то с памятью у нашей Наташи не очень. Не может всего упомнить а ведь во втором ох как таблица понадобится. Вот в куклы играла бы день и ночь. Нарезала из журналов и ежедневно кроит им одежду и вырезает. И все делает так увлеченно.

 

Часть 5. Тугой узел

Тугой узел

О №203

Чем ближе подходит конец повести тем тужее становится узел в который сконцентрировались разноцветные жизненные нити. Вот собрались эти нити завязались в узел и вот теперь попробуй развяжи этот узел. Придется видно понемногу по одной ниточке разбирать этот узел. И вот сейчас хочу проследить эту черную ниточку которая пришла в узел через все мои болезни. Ни с того ни с сего у меня на правой руке пониже локтя сел карбункул по простонародному просто чирей. Да такой огромный и большой что пришлось прибегнуть к помощи врачей. И вот я у хирурга на приеме а хирург оказался старый знакомый Иван Захарыч Гарбузов. Он посмотрел потискал и заявил надо резать. Я конечно верил авторитету этого уже старого хирурга. Уложил меня на стол и вот режет чирей. А боль такая острая что я зубами скриплю, не удержался и завопил "Иван Захарыч неужели у тебя нет поострее ножика ведь такая боль не могу больше терпеть", а он улыбается и отвечает: "Да твою кожу надо пилить тупым топором а не ножом". А что с него возьмешь. Но вот разрез сделан, рану прочистил и запихал в рану бинта наверно больше метра. А потом забинтовал. Несколько раз я приходил к нему на прием и каждый раз он вынимал бинт из раны и туда запихивал новую. И так все же болезнь побороли бинт извлекли последний раз и рана стала заживать. Сейчас остался шрам сантиметров пять. Это смеясь теперь говорю что это Гарбузов оставил роспись на моем теле. Такая же подпись как оставил в свое время Михайлов вырезав мне аппендицит. Редко все же мучают меня чирьи. Давно я их не носил на своем теле. Как в то время когда учился на каменщика. Вот тогда от тяжелой работы я их сносил много и на руках и на шее. Но это вроде было давно и я уже вроде позабыл те удовольствия которые причиняет чирей здоровому телу. Но что ж таких чирьев которые нужно резать я еще в жизни не переносил. Это первый такой громадный поселился на моей руке.

Двенадцатиперстная

О №204

В конце 1960 года у меня заболел живот боль какая то новая я таких еще не знал не знаком. Но боли сильные вызвали скорую помощь и она меня увезла в больницу. Врачи пробовали все что знали и ничем не смогли снизить болевые чувства. И то ли из-за того что в больнице не было хороших хирургов или уж такая установка была в узловой больнице но меня решили отправить в Ленинград. В санитарном специальном вагоне в сопровождении медсестры и жены меня со страшными болями привезли в Ленинград. Кое как с помощью сопровождающих я добрался до медпункта. А там вызвали карету скорой помощи и меня отвезли на другую сторону города в больницу Пролетарского завода. Жена меня сопровождала до больницы, а оттуда на этой же машине ее отвезли на Большеохтинский проспект, тогда еще Горушечная улица к ее сестре. Лиза долго жила в Ленинграде приезжала меня навещать. Приезжали свояк и свояченица. А только тогда когда дело пошло на поправку Лиза уехала домой. А я домой попал только к Новому году. Дома моему возвращению были рады не знали чем и угостить. Зная что я люблю холодец, мне и дали его поесть. Я поел с жадностью и на второй день попал в свою больницу где пришлось вылежать еще три недели. И так с тех пор я ежегодно посещаю больницу счастье мое если один раз. Но бывает и два а вот в 1978 году ухитрился пролежать три раза. Но вот удивительно много раз лежал в больнице лечили разные врачи и никто не предложил операцию по поводу моей язвы, которую теперь называют язва ...(?) двенадцатиперстной кишки. Правда лечил меня Попов он пришел к выводу что операция необходима он боялся что язва зарубцуется и закроет выход пищи из желудка в кишечник я сначала колебался боялся. Но потом почему-то он сам отказался от операции. Угроза миновала никакой закупорки не произошло и вот я до сих пор живу. Правда язва часто мучает но теперь уж я всегда под руками держу весь арсенал лекарств и многие приступы ликвидирую самостоятельно.

Отметка Докиша

О №205

Пока лежишь в больнице на излечении приступов язвенной болезни врачи много раз прощупают живот. И вот при таком прощупывании обнаружили грыжу так называемой белой линии. После окончания лечения меня направили на консультацию на Боровую в Ленинград. Там меня посмотрел терапевт и свел на прием к хирургу. Как сейчас помню хирург который меня принимал был профессор Борисов и он порекомендовал удалить эту грыжу. С таким решением я по прибытии в свой поселок лег снова в больницу. Где молодой врач хирург Докиш при ассистенте хирурге на пенсии Зориче делает мне удаление грыжи под местным замораживанием. Укол и все боли никакой. Но они решили посмотреть и желудок хотя и не спрашивали разрешения сначала стали тащить желудок из правого бока до тех пор пока я почувствовал боль о чем сообщил им тогда они плехнули туда новокаина и стали тащить желудок из левого бока и опять до тех пор пока я им не сообщил о наличии боли. Опять новокаин и операцию продолжили. Попутно вырезали бородавку на животе хотя я им и не разрешал. Но вот операция сделана и я в палате. После операции пить не дают только смачивают во рту. А я не утерпел и самостоятельно попил после чего меня вырвало так сильно что пододеяльник и одеяло санитарке пришлось менять. Но это не главное, главное то что лопнули внутренние швы и грыжа как была так и осталась хотя наружная кожа срослась хорошо. После операции меня снова направили в Ленинград все на ту же Боровую на этот раз на консультацию к онкологу специалисту по раковым заболеваниям это в связи с тем что мне была вырезана бородавка. Может в самом деле было все хорошо как сказал онколог но ведь я мог и сомневаться о раковых заболеваниях вообще-то больным не говорят. А мне кажется что рачок у меня есть. Из книг знаю что у курильщиков он чаще бывает, а я то ведь курю уже полсотни лет. Но как бы не было вот и доктор Докиш при содействии Зорича поставили свою отметку на моем теле. Расписались.

Заворот

О №206

Был со мной и такой случай. Болевые приступы в животе внизу. Таких болей я еще не испытывал на наше счастье в нашем доме и в нашем подъезде на четвертом этаже живет главврач районной больницы Куваева. Она всегда приходила к нам как только позовем. Позвали и на этот раз и она сказала не что иное как непроходимость или попросту заворот. Срочно в больницу. И вот я в районной больнице в хирургическом отделении. Дежурный врач моя двоюродная сестра Козлова делает мне сифонную клизму. Влили в задний проход два ведра воды. И лили до тех пор пока оттуда вода ударила как из брандспойта. После этого в палату и под капельницу. С десяти часов вечера всю ночь и до двух часов дня я лежал под капельницей. Сколько и чего мне влили я не знаю но за такой срок влили много. Вливали и кровяную плазму. А после всего этого открылись такие боли что я застонал на счастье хирург Ира Александровна была в больнице и быстро поспешила ко мне на помощь. Смоченную в эфире простыню возложили мне на живот. И живот как бы замерз. Но зато боли стали утихать и вскоре совсем прекратились. А ведь были такие хоть на стенку полезай. А потом хирург говорила "счастливый ты что избежал операции", а то и она боялась за меня уж вырезать несколько метров тонкой кишки не так страшно. А вдруг пришлось бы вырезать из толстой, а этого и она боялась. Но все обошлось. Полежав еще пару дней я был выписан и без всяких воспоминаний и напоминаний болей я вернулся домой. А может и в самом деле я счастлив ведь сколько уже лежал в больнице а живот как следует до желудка не резали. И на этот раз избежал благодаря умелых действий медицинского персонала районной больницы и в первую очередь хочется поблагодарить Иру Александровну Марулло(?) Надежду Семеновну Козлову а также Галину Николаевну Куваеву которые приняли все меры чтобы я остался жив и даже без операции все обошлось. Видимо счастьице.

Болезнь Боткина

О №207

Не больше чем через месяц после того как я вышел из хирургического отделения после заворота, как попал в инфекционное отделение с болезнью Боткина по простонародному это желтуха. Не иначе как мне влили некачественную кровяную плазму, видимо взятую у больного человека. Да до этого по такой же причине в инфекции оказались две санитарки из хирургического отделения. В общем все дело было так. Жена заметила у меня в лице неестественную желтизну и велела сходить к врачам. А как только я попал к врачу он велел немедленно идти в инфекцию. Я от него вышел решил зайти домой рассказать что меня ложат в больницу и был дома не более пяти минут но этого хватило чтобы к нам явились уже дезинфекторы делать в квартире дезинфекцию. Но в этом вопросе обошлось все благополучно. Жена сказала что сделает дезинфекцию сама и поаккуратнее чтобы не испортить наши вещи хлоркой. Дезинфекторы еще не ушли как подъехала скорая помощь и меня чуть ли не под конвоем отвезли в инфекционное отделение районной больницы. Лечащий врач и она заведующая отделением Михальчук Ольга Ивановна. И вот лечение началось. Пролежал я сорок шесть суток и больше сорока дней мне ставили капельницу с глюкозой. Старались промыть всю мою кровь и я должен был измерить сколько в сутки я приму в себя воды, и сколько воды отойдет. И вот так считай шесть недель ежедневно под капельницей лежишь по два-три часа когда это скапает двести грамм глюкозы. Удовольствие не из хороших. Но боли не было никакой просто притворялся не иначе. Жена и внучка приходили меня навещать почти каждый день и хотя нас из помещения не выпускали, но было лето и мы открывали окно, и через открытое окно говорили. Я даже пробовал шутить. Положили в коридоре Аньку парикмахера, и вот я шутя все ее уговаривал подвинуться дать мне возможность около нее погреться и в это время появилась Ольга и спросив в чем дело сказала: "Оставь ее все равно вам вдвоем на этой кровати будет тесно". А вот морковь мне советовали есть я никак не мог, и все же кровь промыли и наконец я на свободе. И потом приходил проверить но все было в норме.

В.-М. Академия

О №208

И после ухода на пенсию я еще пользовался на складе клочком земли. Садил картофель иначе в садовой тени ничего не росло. Да и он то урожая не давал. Так вот в последний год мы снимали картофель. Больше уж потом не сажали. Накопали один мешок, и вот для перевозки использовали детскую коляску., ту самую которую и сейчас используем для транспортировки тяжестей. Я картофель вынес с участка погрузил на коляску, а при переезде через железнодорожные пути он свалился и я опять его поднимал и видимо от тяжести что то сделалось с правым глазом. Сначала я не обратил внимание и мы уехали в Ленинград. Но там я заметил что глаз видит только вниз. Пошел в поликлинику что на Кронштадской почти против нашего дома где мы остановились. На прием попал и врач долго что-то смотрела в глазу и сказала что надо госпитализировать я в общем врачам верил и доверял и поэтому сказал: "Хорошо, только разрешите дойти до дома сказать своим что я ложусь в больницу". Врач мне это разрешил и я выполнил. В назначенное время я уже был в клинике. Вскоре подъехала карета скорой помощи забрала меня и повезла. Куда я и сам не знал привезли в Военно-морскую академию что на берегу Невы недалеко от Финляндского вокзала. Когда дочка пришла с работы она с женой и внучкой отправились меня искать. Много клиник обошли и все же нашли. Я еще проходил приемную процедуру. Лечащий врач и профессора посоветовали делать операцию. Я подумал и пришел к решению что операция мне ни к чему. Если и до операции я плохо вижу то после операции могу остаться с пустой глазницей, а может и на второй глаз отразится. От операции отказался. Не бог знает сколько мне осталось жить. Проживу и с одним глазом. Ведь я не молодой и мне рассчитывать не приходится. Раз от операции отказался меня выписали из академии. Однако хоть правый глаз совсем ничего не видит. даже на солнечный свет не реагирует. Но и второй глаз из месяца в месяц становится все хуже видеть. Я уже и в очках не могу читать. Сливаются буквы а что же будет дальше. Приходится жить и переживать не зная что будет в дальнейшем. А ох как не желательно ослепнуть вовсе. И я не завидую.

Мигрень

О №209

Ну уж раз решил тянуть одну ниточку так потяну ее до конца. Пока совсем не освобожу из общего узла. Разговор идет о моих болезнях которые в разный период моей теперь уж длинной жизни обрушивались на меня. Еще в детстве у меня признавали малокровие. На этой почве часто болела голова. Помнится бежишь с ребятами купаться на купальню сделанную самими нами на ручье под названием Петрунина Нива. Обычно каждый год мы ставили запруду и в образовавшем скоплении воды купались. От дома это было метров может 300-400. В этой своеобразной купальне всегда была вода мутная не успевала отстаиваться так как купающих было много а купален не где сделать еще. Так вот пока проделаешь этот путь от дома до купальни мне в полдороги приходится ложиться на траву носом кверху так как носом пошла кровь. Полежишь несколько минут кровь успокоится и идешь дальше и так каждый раз. Солнце греет, и видимо его лучи и вызывают прилив крови и естественно головные доли. Головные доли меня преследовали всю мою жизнь, то немного уменьшаясь то новыми и сильными приливами боль увеличивалась. Одно время врач невропатолог направил меня на физиотерапию. Я прошел несколько сеансов электрофизиотерапии. Каким то утюгом гладили лоб, а то вроде гребенки причесывали голову при этом током как то приятно покалывало. После этого боль немного отодвинулась, на несколько можно сказать лет, но потом все пошло по старому. Вот и сейчас я не расстаюсь с головными болями. Всегда у меня под рукой порошки от головной боли причем какие то там цитрамон или аскофен мне почти не помогают и приходится пользоваться более сильными так называемая "тройчатка" или даже "петерчатка". О сколько я их проглотил за свою жизнь наверное пуд. Бывает одной таблеткой боль не снять принимаю две или три и добиваюсь своего. Но не надолго. Ежедневно или почти ежедневно приходится их принимать. Врачи говорят это устойчивый хронический мигрень. Но какая разница факт остается фактом голова болит и бывает очень сильно и я самолечусь этой самой тройчаткой.

Малярия

О №210

До того как мы жили дома я об этой страшной и изнуряющей болезни и понятия не имел. Но вот война нас загнала в Таджикистан и там пришлось с ней познакомиться. И не только мне все члены моей семьи да и вообще наверно весь народ страдает от этой болезни. Хина, акрихин уж какое горькое лекарство, а ничего завертывали в тоненькую бумажку и глотали. А я так напрактиковался что проглотишь и горечи не почувствуешь. Но в чем же состоит болезнь. Начинает знобить бьет лихорадка. Что есть из одежды велишь взвалить на себя, и все равно тебя так трясет что чувствуется и кровать под тобою ходит ходуном. И так бьет часа два-три, а потом начинаешь потеть. Не успеешь сменить белье а оно опять мокрое. И хоть сколько меняй безрезультатно все смокает. Но вот вроде и потеть перестал. Болезнь отступила но какой ты разбитый. как будто месяц отвалялся в кровати идешь и тебя качает как ветром настолько теряешь силы и все движения стали какие то неуверенные и вялые. Местные жители видимо к малярии привыкли бывает идешь и замечаешь на обочине лежит человек. Узнаешь в чем дело оказывается его настигла малярия и он свалился. Полежит, малярия отобьет и он встает и продолжает свой путь. Так откуда же она берется. Там еще говорили что источником болезни является специальный малярийный комар, которого бессчетное количество водится на рисовых чеках. А эти рисовые поля подступали к самому нашему хозяйству, и мы не раз ходили на сбросный арык стирать белье там вода шла нагретая как ...(?) Так она нагревалась пока шла из одного чека в другой. Пока перешла все поля. Даже купаться пробовали в этой теплой воде ведь в речке не искупаешься там вода ледяная, а здесь не простудились. Зато вот другая болезнь подстерегла. Мы уже думали что от малярии мы не излечимся это останется на всю жизнь. Но ничего ошиблись. По приезде домой еще била но год от года все реже и наконец совсем исчезла. В дальнейшем мы уже стали и позабывать о прелестях которые причинила нам малярия в свое время там в Азии.

Зубопротезирование

О №211

Однажды на приеме у зубного врача по поводу выдергивания очередного зуба, а я к такому врачу обращался только для удаления, зашел разговор. Врач мне посоветовал вставить искусственные зубы а то зубов во рту остается мало. Пищу пережевываю плохо а это отражается на желудок. Я подумал что пожалуй и правда желудок не справляется с кусочками непрожеванной пищи поэтому так часто и болит и согласился на протезирование зубов. Мне выписали направление в зубопротезную лабораторию что расположена на набережной Фонтанки в Ленинграде. И вот я поехал. От Витебского вокзала это не так и далеко если выйти на Московский проспект и дойти до Фонтанки. И я все разы ходил пешком. Началось мое турне на Фонтанку пока мне вставляли коронки да примеряли пришлось съездить не много не мало семь раз. Да и какие поездки ночью уеду а вечером уже вертаюсь обратно и в лаборатории этой было всяких страхов. Я с детства и до сих пор боюсь бормашины а здесь отчаялся и решил все перетерпеть раз решил вставить казенные зубы. Машина во рту стрекочет, дым изо рта как от костра пахнет жженой костью, и даже на языке оседает пыль от зубов. Надо было подготовить под коронки шесть зубов. После трех врач хотела закончить обтачивание. остальные в другой раз но я настоял боясь новой встречи с бормашиной обточить сейчас все. Так было и сделано. я за один присест перетерпел. Но вот коронки одеты я за них уплатил двенадцать рублей а остальные зубы сделали бесплатно. Я прошел какую то комиссию там же при лаборатории и учитывая что у меня во рту осталось мало зубов решили протезы сделать бесплатно. Вот наконец и протез во рту, как то стало тесно языку но главное долго не мог привыкнуть с ними кушать как кушать вынимаю. Но мало помалу все же привык и теперь не расстаюсь с ними и даже разговаривать без них как то не умею шепелявлю. Но на ночь все же вынимаю как то уж к этому привык. А сейчас уж наверно их надо менять, еще зубы удалили и все корзубый остаюсь.

Алкоголизм

О №212

Как то получилось в жизни что хотя отец и любил выпить, он говаривал "год не пей два не пей а с получки выпить надо" и все же он нас детей к выпивке не приучал. сами научились. Олег мой брат самый настоящий алкоголик, да и Зосим не прочь напиться но его жена держит в рамках ему иногда приходится прятаться от нее чтобы напиться. И я когда стал на ноги, сам стал зарабатывать выпить был не прочь. Бывали случаи что напивался до безумия до беспамяти хотя таких случаев было мало. Одно время наладил идя домой на обед забегал в ларек и выпивал кружку пива. А то с получки заходил и в распивочную. Но сильно не напивался. А уж с получки бутылочку на троих это выпивали обязательно. Так продолжалось до тех пор пока лечащий врач по поводу язвы сказал что мне выпивать нельзя особенно бормотухи и разные чачи даже пива надо избегать там много вредного сивушного спирта. Уж если захочется здорово выпить немножечко и только белого. Но потом я сам решил. У меня очень болит голова причины разные не досплю, не поем, с бани и разные еще особенно болит с похмелья. Ну прочие причины неизбежны а вот похмелье это же в моих руках, и зачем я буду себе вредить и вызывать сознательные головные боли да такие что приходится сильных порошков принимать по несколько. Нет надо с пьянством кончать. Так я решил и так сделал. Вот уж много лет я не только пиво но и разрешенное врачом белое вино не употребляю и представьте себе чувствую себя прекрасно. Сейчас даже как то странно смотреть на валяющих пьяниц. До смеху доводит их чудачество. Ведь скажи что ему он не поверит тому что вытворяет пьяный. А мне даже противно стоять рядом с пьяным даже с таким от которого несет перегаром противно. Не могу нюхать спиртные испарения. Всех друзей потерял лишь только потому что не стал с ними выпивать. Ну и пусть все же свое здоровье мне дороже всех хороших друзей. Как бы то ни было а с алкоголем я покончил и навсегда.

Вредная привычка

О №213

В годы своего становления, когда я хотя и с трудом поступил на работу я изменил и свои взгляды на жизнь. Если до сих пор к куренью меня как то не тянуло, здесь все изменилось. В артели каменщиков было много молодежи больше подсобники и все заядлые курильщики. Но так как мне первое лето приходилось общаться среди подсобников то естественно и я приспосабливался к их укладу к работе. Когда объявляли перекур все садились и закуривали кругом стоял табачный дым как из печки. Его подхватывал ветерок и относил в сторону но его хватало и для моего дыхания вот поэтому когда кто-то из рабочих предложил мне закурить я был соблазнен и неуверенно закурил. От первой затяжки меня потряс страшный кашель но меня тут же успокоили что это только вначале а затем кашель пройдет и все встанет на свои места. Так я с помощью рабочих выкурил несколько папирос, а затем уже потребовалось иметь свои папиросы. Было это очень давно лет пятьдесят назад. К курению я привык и уже не смог бросить. Курил и махорку и самосад, и все же в те годы жена ничего не говорила о том что от меня пахнет табачищем. А сейчас видите ли ей вредит даже запах. Ну то что вредно курить я слыхал и много читал, я знаю но вот как отвыкнуть и при лечении язвы врачи все время твердят необходимо бросить курение. Я два раза при участии врачей делал от курения уколы. Не помогло. Помню врач Плотников делал уколы и заставлял курить через разные промежутки времени ожидая эффекта но увы это так и не помогло. Пробовал принимать таблетки "Тэбекс" тоже ничего. Как видно требуется сила воли а ей то как видно у меня и не хватает. Ведь лежал в году три раза в больнице по три-четыре недели и не курил. Что за причина не пойму и не хотел вроде, а как только покинешь стены больницы сразу безумно хочется курить. И вот сейчас сознавая что курить вредно особенно мне при наличии язвы, надо бы бросить эту вредную привычку на как же мне набрать силы воли чтобы преодолеть это пристрастие к никотину.

Народные заседатели

О №214

Да приходилось за свою жизнь участвовать и в заседаниях народного суда. Как я был одно выборное время народным заседателем так же и Лиза была несколько периодов заседателем. Но поговорю о себе мне как то ничего нового это участие не давало. Я вроде был в курсе всех процедур суда. Во-первых меня самого два раза судили за Лычково, а потом еще я любил ходить в нарсуд и слушать процессы так что и сам участвуя в суде в разбирательстве чужих грехов я принимал активное участие. Но у меня была энергия, уж если человек оступился и сделал проступок за который его судили то я всегда был за больший срок. Вот это знание судебного заседания мне помогло и в другой своей общественной работе. Когда проходила массовая компания по созданию на предприятиях товарищеских судов. Был такой создан и у нас на складе. И я был избран председателем товарищеского суда и даже провел несколько заседаний. Судил двоих сотрудников за разные мелкие прегрешения в работе. Впоследствии выяснилось что в таких маленьких хозединицах как наш склад товарищеские суды не создаются и естественно наш суд был аннулирован и я освободился от этой миссии. То что работа народным заседателем мне лично нравилось встречаться с разными преступниками и разбираться в их делах. А потом пошли выборы на профсоюзных собраниях, и по количеству работающих в нашем складе народные заседатели не избирались так и мне больше не пришлось поработать народным заседателем. Так же как у нас при райкоме партии на пропагандиста не пришлось им работать. Некого пропагандировать ведь в нашем складе работали 30 а то и 20 человек. Был и такой случай сам первый секретарь райкома тогда еще Перлов предложил нам с Куликовым учиться в техникуме мол чтобы быть руководителем надо иметь техническое образование но мы его разуверили. Учиться надо два-три года и к тому времени когда мы получил техническое образование пора будет уходить на пенсию. А пенсионеру не обязательно быть техником. Так Перлов больше нас с этим вопросом и не беспокоил.

Награждение

О №215

Вот уж не знаю из каких соображений начальник отдела материально-технического обеспечения при Псковском отделении Октябрьской железной дороги Овчинников Вадим Петрович решил представить меня к правительственной награде. Мне кажется что я работал равно не хуже других да пожалуй и не лучше. Но видно я свой труд не мог оценить. Мне казалось что я работал обычно, а вот начальники наверно рассмотрели больше. Конечно со стороны виднее. И они видимо рассмотрели. Но ведь не так легко выхлопотать награду правительственную. Потребовалось много данных о моей жизни о моей трудовой деятельности. А потом ухватились что я вроде до войны нигде не работал. Трудовая книжка мне была выписана на радиостанции там в далеком Сталинобаде а довоенную трудовую книжку я хранил у себя так она никуда пока не требовалась а вот здесь и она потребовалась и из Пскова потребовали чтобы я им выслал эту книжку. Пришлось подчиниться. Книжку то я послал и больше ее не увидел. Куда то затеряли. Даже уходя на пенсию обошлись без нее. Пенсию выходили без моего участия. А может и пенсия такая маленькая что стаж не весь учтен. Но увы книжки нет и все мои старания ее разыскать не увенчались успехом. Так и не стало у меня трудовой книжки довоенных лет. Но вот ко дню железнодорожника и меня вызвали в дом культуры где лично первый секретарь райкома партии Перлов прикрепил мне на грудь орден "Знак Почета". Но к чему мне орден теперь тем более теперь как пенсионеру. Лежит и ни разу не был водружен на грудь где ему и положено быть. Вот медали за отечественную войну куда то забрал внук и тоже с концом их сейчас в нашей копилке их нет. Зато повторные в день в день пятидесятилетия нам вручили и они у нас сейчас хранятся Такая медаль лежит и моя и Лизина. Но и Лиза как и я медали не одевает да и некуда их одевать. На торжества посвященные медалям нас не приглашают ну и пусть мы не особенно и желаем там быть.

Принадлежность к партии

О №216

А вот с партийностью у нас с Лизой вопрос сложился по разному. Если ее еще в Пскове приняли в кандидаты, а вскоре она стала и членом партии с тех пор она и является коммунистом. У меня же было совсем по другому еще по рекомендации комсомола я был принят кандидатом в партию. Но толи юношеская беспечность или недооценка но я в те годы много менял должностей. Естественно переходя от одной работы на другую я от парторганизации не открепился чтобы встать на учет по новому месту работы. А так как я на учет не становился то не платил и членские взносы. только несколько лет спустя меня нашел секретарь парторганизации паровозного депо Киселев и предложил сдать кандидатскую карточку как механически выбывшего из рядов партии. Пришлось подчиниться и я долгое время был без партии. Но нужно сказать все время себя чувствовал как то неловко. И когда я уже работал в материальном складе, секретарь Никитин завел со мной разговор о партии я же высказал свои недостатки. Но Виктор Федорович мне объяснил что эти недостатки несущественные. то что был кандидатом это не важно тогда я был молод а теперь у меня другие взгляды я успокоился но сходил узнать как обстоит дело с моей судимостью. Но и судья меня успокоил такая статья что она уже давно считается утраченной свою силу и я даже в биографиях могу писать что я не судим. Ну раз так то я и подал заявление в партию. Проходил год в кандидатах и был беспрекословно переведен в члены. Во первых не было у коммунистов сомнения что из меня выйдет неплохой коммунист я это доказал своей работой и второе дело после смерти дяди Коли я был начальником назначен кладовщиком запасов, а это обстоятельство требовало с меня быть коммунистом. И я все силы приложил к тому чтобы оправдать высокое звание коммуниста. Не раз был избран секретарем парторганизации и в райкоме обо мне было сложивши прекрасное мнение. Отзывы были всегда лестные. И вот это было давно вроде в 1956 году и с тех пор я честно и достойно ношу партбилет в кармане. Даже чистка меня не подвела.

Общественная работа

О №217

С общественной работой я был тоже своего рода активным. Несколько лет подряд я избирался секретарем парторганизации а одно время даже было так. У нас на складе работала Оковалкова так вот мы с ней менялись много лет должностями если я секретарем парторганизации то она председатель МК в следующий год я становился председателем а она секретарем и так на протяжении долгих лет. Пока не подросла смена из молодых. Особенно же мне нравилось править стенгазетой. Еще Рубаев организовал стенгазету я был тогда членом редколлегии а потом Рубаев от нас ушел а я бессменно вплоть до пенсии создавал газету. От большой газеты огромного размера я отказался она требовала много материала и могла выходить только к красным датам это как то умаляло ее значение я стал выпускать маленькую в два столбика но зато регулярно два раза в месяц. Газета получалась всегда свежей успевала откликнуться на все новости в стране и в складе. Была критична. Плохо обстояло с ответами на критические заметки приходилось не раз обращаться к людям которые должны дать ответ и этого я добивался. Не раз получал премии на выставках стенгазет которые организовывались в райкоме партии редакцией районной газеты. Беспокойная это работа выпускать газету но она мне нравилась. Вот я ушел на пенсию и газета отмерла. Сейчас даже поспокойнее начальству никто их не критикует в ...(?) вроде это и не их дело никакого внимания и что касается секретаря парторганизации то такового сейчас в складе нет. Коммунистов стало мало и парторганизацию слили с парторганизацией цеха водоснабжения. А у нас и у них разные цели, разные производственные задания и им нет никакого дела до склада только так можно оценить теперешнее отношение в складе. Все затихло. Я даже не знаю проводятся ли профсоюзные собрания ибо и пред МК какой то бездеятельный. Да все стало отмирать. Тихо стало на складе.

Проводы на пенсию

О №218

В этом вопросе моя и жены моей дела сливаются в одно целое. Если Лиза на пенсию ушла с пятидесяти лет это ее заслуга в том что она десять лет проработала в инфекции санитаркой что считается вредным цехом. Но и после этого когда дочка училась в техникуме она еще два года проработала, за что заслужила прибавки к пенсии пять рублей. На проводах она получала подарок от месткома атласное теплое одеяло. У меня же в этом вопросе получилось иначе как и всю жизнь. Когда пришло время идти на пенсию мне исполняется шестьдесят лет я находился на излечении в больнице по поводу все той же язвы. Так что все хлопоты по оформлению пенсии взяли на себя начальник склада и парторг. К выходу из больницы я уже был пенсионер. Правда пенсию назначили маленькую пятьдесят семь рублей но что ж поделаешь всю жизнь у меня была маленькая зарплата и по-видимому больше было неоткуда взять. Ну да ладно моя и пенсия жены 106 рублей нам и хватит из одежды нам ничего не нужно я уходя на пенсию выписал себе казенную шинель и костюм, а на питание уж хватит. По приходу и расход.

У меня как и везде принято тоже состоялся выпускной вечер с закусками и конечно с вином. На проводы приехал начальник отдела Овчинников и мой начальник первого отдела Мельникова. Было сказано много лестных слов в мой адрес. А с ответным словом я подкачал слезы обиды что я покидаю свой коллектив с которым долгие годы тянул воз дел в складе не дали мне говорить слезы задушили. На проводах мне подарили много подарков правда не дорогих но все же часы настольные, рубашку, чайник электрический и два стакана. Я был растроган таким вниманием до слез. После первой же рюмки я ослаб сказывалась болезнь от которой я только что избавился. Видя такое удрученное состояние и нервозность Овчинников дал распоряжение на своей машине отвезти меня и жену домой. Так было и сделано. Нас отвезли а ходить на склад после этого я всячески избегал трудно было переносить что я теперь на складе ненужный человек и я твердо решил раз я там лишний так нечего туда мне и ходить.

Заслуженный отдых

О №219

И вот мы со своей подругой на пенсии выдали замуж дочку, похоронили мать и остались вдвоем. Ну и что а жить то все же надо. Первые годы еще занимались огородом на складе но решив что все равно там ничего не родится бросили напрасные труды. И вот уж сколько лет нигде ничего не сажаем и ничего живем хотя и все куплено получаемой пенсии нам на пропитание вполне хватает. Как то невестка предложила может вам трудно жить на пенсию тогда они с дочкой будут нам присылать хоть по десятке. Мы отказались пока нам хватает пенсии, а уж когда придется туго тогда мы попросим а пока спасибо. Нам хватит. Время идет. На склад особенно последнее время я стал ходить совсем редко несколько раз в год. так же как и жена в свою больницу на партийное собрание и то не на каждое. А мне претит еще и то что когда я еще работал и на склад приходили пенсионеры бывшие работники склада Гоброволь, Куликов, Богомолов то рабочие не скрывая своей неприязни к пенсионерам говорили "чего это они бродят сидели бы уж дома". А вот теперь и я пенсионер значит и обо мне могут так говорить. Так чтобы не попасть в эту касту уж лучше я реже как можно реже буду посещать склад. А может это будет и к лучшему. По состоянию здоровья особенно претит мне глаз не желает видеть солнце туманится. Приходится его жалеть и на улицу без нужды не ходить. Но Лиза любит выйти во двор на женские сборища посидеть послушать новости, и каждый раз расскажет и мне что слышала нового. Вот так и идет наша пенсионная жизнь. На базар даже ходим редко уж больно далеко да еще и мост надо переходить. Так что стараемся пореже ходить туда за линию. А что поесть так обходимся магазинами под боком совсем близко два, и еще несколько чуть подальше. Так что обходимся продуктами купленными в магазине. Да дочка присылает из Ленинграда. Вот так и проходят дни нашего заслуженного отдыха.

Новый адрес

О №220

Ордер на получение квартиры во вновь выстроенном доме нам вручили двадцатого марта и когда мы ходили знакомиться с нашим новым местожительством то жена сказала что в эту квартиру нам не вместить свои вещи. Но это была ошибка все перевезли и все вместили да еще и свободно. Но квартира оказалась хорошая невысоко второй этаж и не угловая значит должна быть теплой. Солнечная сторона и с балконом чего же еще лучше две комнаты. небольшая кладовка, встроенный шкаф. отдельная кухня, прихожая и главное своя ванна. вот уж теперь покупаемся досыта до отвала. Газ, вода и тепло все для наших услуг. Хотя с теплом-то и не особенно балуют. Но получив ордер мы долго перетаскивали вещи из своего дома больше месяца. В общем весь апрель. Возьму в складе лошадь воз отвезу и дня через два еще воз. А пока все что привезли расставлю, приберу, освобожу место для следующего воза и так потихоньку помаленьку к первому мая все же перебрались окончательно. Хотя праздновать новоселье было еще неудобно газа не было и обед готовили в старом доме а потом готовый уж носили в новую квартиру. Должен заметить что квартиру нам дали взамен снесенного нашего дома. Дали без всякой очереди даже когда я пришел в горсовет председатель увидел и сразу увел в кабинет. Квартиру дали тоже такую и там где мы сами пожелали. В общем во всем вроде нам угождали. А сад то еще мы не успели уехать уже начали выкапывать молодые яблони и уносить. Ну а квартиру нам дали на четверых, кроме нас в списке значилась дочка Люся. Но ей так и не удалось пожить на Профсоюзной улице. Училась вышла замуж да так и осталась в Ленинграде. А мать умерла, остались мы с женой вдвоем вроде уже в жилплощади появились излишки. Ну и пусть, семьдесят копеек за излишки куда ни пошло или как часто говорит жена "где наша не пропадала". Вот и живем вдвоем на 28 метрах. Правда на лето приезжает внучка да и дочка потом приезжает навестить свое потомство. Частый гость и сын и так хорошо принимать своих родненьких в этой квартире свободно и есть где уложить на ночлег. Вот таким образом мы и сменили местожительство теперь наш новый адрес: улица Профсоюзная дом 13 квартира 21.

Посягательство

О №221

Наша квартира нравится не только нам но кое кому и еще. Особенно она приглянулась бывшим нашим соседям Исачковым. Дело в том что сын тети Нюши Ваня живет в однокомнатной квартире. Ну вот и решили позондировать почву не сменяемся ли с ним ему нашу двухкомнатную, а нам его квартиру однокомнатную. Да разве это обмен у Вани кухня и туалет все выложено плиткой. Ну и что зато нет ванны, надо ходить в баню. А это нам уже не по летам. С бани в мороз плестись домой километр. Это удовольствие не для нас. Да и зачем же нам себя стеснять ради Вани. Нет и нет такой обмен нас никак не устраивает. И хотя обещают нам уплатить за обмен тысячу рублей. А зачем нам деньги мы до них не жадные. Нет и с такой придачей нас не завлечете. Нам и самим хочется пожить на свободе. Даже помню комиссию приводили смотреть нашу квартиру как будто уже и сделка состоялась но я уперся и жена поддержала меня на этот раз нет меняться обождем нет никакой на то нужды.

А то еще невестка олегова жена додумалась мол у нас все равно зиму квартира пустует пустили бы Юру с семьей он бы и за квартиру платил. Здравствуйте новый вариант. Нет уж уважаемая Валентина Ивановна за квартиру мы и сами уплатим. А если ты жалеешь сколько-нибудь сына так ведь вы получили квартиру и на его. Так вот и пусть он живет у вас. Ах его жена Наташа боится Олеговых пьяных мороков. Так мы здесь не при чем. Может я еще хуже Олега откуда вам знать. А то все они же предложили пустить на зиму Юрину свояченицу. Она уехала от мужа из Красноярска и ей негде жить. Пусть живет в деревне у мамочки. Или вы пустите у вас тоже две комнаты и до денег вы жадные. А нам и этот вариант ни к чему. Получать за квартиру десять рублей за зиму пусть получим сотню и потом после таких квартирантов, тем более она с ребенком. Это уж вверную надо снова делать ремонт. А ремонт обходится недешево вся сотня да и с лишком. Так какая же выгода никакой. А постой пустой квартира может и ремонт не потребуется.

"Казбек"

О №222

Принесли к нам маленького щенка по нашей просьбе мы хотели заиметь хорошего сторожа. Собака была неопределенной породы что-то между овчаркой и дворняжкой. Но потом из нее выросла хорошая, умная и смышленая собака. Насчет клички приходили много хороших кличек но я почему то выбрал "Казбек". И вот "Казбек" уже из щенка превратился во взрослую собаку, довольно солидного размера но на редкость умным оказалась. Теперь уж простая цепь его не удерживала, пришлось купить конскую, понадежнее и на ней он не мог уйти. Раза два я его учил этой цепью и должен сказать что эта учеба пошла ему в пользу. Он еще сильнее ко мне привязался и слушался с полуслова. Как будто понимая что я от него требую. Если вынесу кости на руке он до одной все соберет с руки и так аккуратно что удивляешься. А попробуй у любой собаки отобрать кость уж она определенно кусит. Но с "Казбеком" таких чудес не бывало даже изо рта если потребую он отдаст самую лакомую кость. Видно знал что с ним играют и кость сейчас отдадут ему обратно. Каждый вечер я снимал ошейник и пускал его погулять он моментом убегал со двора и где он находился бог его знает но не было ни разу жалобы чтобы он кого то искусал или даже напугал. Если бежит мимо окна стоит постучать в раму и он сейчас же бежит во двор. Даже если бежит сзади подруги и в этих случаях он ее оставляет и бежит к хозяину. И вот еще что интересно свою кошку он знал всегда при встрече нос в нос обнюхают друг друга но если попадал кот чужой тут уж он не оставит его в покое пока не выгонит со двора. Даже в дождь будет сидеть на дожде если его конуру заняли куры. Не раз приходилось Казбеку помогать выгонять кур из конуры. И только когда он убедится что конура свободна тогда он занимает свое жилище. И был такой случай сидели ребята во дворе друзья сына и среди них был Игорь Савицкий он никогда не бывал битым и он решил что ему можно дразнить собаку, пьяного собака не тронет я его предупреждал чтобы не трогал, но он стоял на своем и продолжал дразнить. В конце концов Казбек не выдержал и укусил его за руку. Я был прав, а Савицкий убедился что и пьяного вполне собака может укусить.

Грибники

О №223

Еще мальчишкой меня отец приучал походам за грибами. Знакомил с названием и я как сейчас помню любимые отцовские грибные угодья. Это Могилицкие пустыри и хутора Глухово. Пустыри эти крестьянские полосы разделенные межами друг от друга и заросшие ольховником. А хутора это несколько домов построивших на расстоянии друг от друга и вот бродя от хутора к хутору по канавам поросшим деревьями или по отдельным березкам мы и собирали обабки и подосиновики. Где-то дальше был лес под названием "вешки" и хотя отец старался меня свести и туда но так и не свел. А потом я и сам со своими друзьями ходил в эти же грибные места за урожаем. Но все как то отмирает как ушел я от своих друзей так потихоньку остыл и к лесу. Ну а теперь уж тем более пожалуй я и гриб не найду, так ослабло мое зрение. И главное не переношу яркости. Если пойду в лес то оттуда мне и не вернуться от яркости в глазу туманит и я обратно прийти не смогу. Я для опыта ходил на вокзал и обратно приходил в тумане чуть ли не ощупью. Жена не сознает что я оберегая зрение не хожу в лес хотя и так я его любил но что поделаешь время меняется. А вот жена и сейчас любит ходить за грибами и всегда что либо приносит. Пустая не приходит но сейчас в тот лес куда она ходит обычно с Олегом ходить опасно. Какая то банда там завелась недавно молодую женщину 25 лет мать двоих детей остановили по видимому насиловали так как белье на ней было все порвано их по-видимому был не один. А затем ударом по голове проломили череп выкололи глаза и убив бросили в тракторную колею и зарыв дровами ушли. Несколько дней ее искали по лесу всем заводом. И наконец нашли увидев между дровами ногу. Даже ее платок был на шее стянут как жгут видимо и душили чтобы не кричала. Вот от таких чудес не захочешь да и побоишься идти в лес. Уж бог с ними и грибы это же деликатес и без них вполне можно обойтись не подвергать же себя таким ужасам. А может это орудуют те шесть волков о которых говорил один мужчина по весне что он встретил в лесу. Волки в человеческом облике.

Приспособление

О №224

За детские и юношеские годы многие я бы сказал не плохие на первый взгляд привычки так плотно вошли в мое сознание что потребовались долгие годы чтобы от них отучить. такую видно задачу поставила перед собою моя жена. К примеру читать я начал еще до школы. И за свою жизнь прочитал ох как много книг. Но жене это занятие не понравилось она стала ревновать к книгам. Я мало уделял внимание ей как жене, как подруге жизни, а все свободное время вместо того чтобы развлекать ее я уткнусь в книгу и нет ни до чего дела. Это очень больно сказывалось на моей психике. Но ничего не поделаешь такой уж у меня характер, что я сделан не как все люди а из пластилина. Это видно было понято и поэтому лепили так как надо было. Я пробовал читать вслух для жены это ей нравилось, но я не привык читать вслух и очень скоро уставал язык. Так как читки вслух одной книги затягивались, значит уж книг прочитанных становится все меньше и меньше. А вскоре громкие читки стали меня настолько утомлять, что я постепенно перестал читать. И вот сейчас может жена торжествовать в этом вопросе все в порядке больше не читаю да к тому же и не могу. Один глаз и тот быстро устает буквы сливаются и я только что просматриваю свежую газету. А все чтение отложено. Привык я и к сочинительству. Сколько разных творений и в прозе и в стихах поглотила война. Когда уезжали в эвакуацию все мои архивы оставались на чердаке, а когда вернулись не только архивов но и дом был сожжен. После войны я продолжать сочинять это было моей по-видимому потребностью но писал уже тайком чтобы не раздражать писаниной жену. И тоже собралось уже немало. Правда жена иногда добиралась до моих творений читала и конечно искажала до безобразия у нее выходило что во всех сочинениях главное действующее лицо это я но ведь дневник я не веду очень давно и глупо все это воротить на меня. А попробуй докажи сразу нервы и слезы. Ругань и однажды все же добралась до моих архивов и все уничтожила. Это было потрясение. Но Лиза этим хотела вообще вытравить все мои привычки. Перевоспитала.

Юрий-Георгий-Егор

О №225

Был в детстве у меня такой товарищ. Но годы отодвинули всех друзей. Кто-то уехал в другие места, кто то погиб в боях Отечественной войны, кого то отодвинула водка а вот Юрка Федоров остался и сейчас при встречах еще скажет в разговоре то товарищество к которому так стремился в свое время Юра. Но мы почему то ему в те годы ему не особенно доверяли. Не по всем нашим сокровенным делам мы его допускали. Не знали мы тогда еще как следует друг друга а между прочим впоследствии он рос и оказался прекрасным организатором, хорошим руководителем и сердечным человеком. Окончил какое то учебное заведение не то техникум не то институт железнодорожного транспорта но что то окончил. Долгие годы после войны работал заместителем начальника паровозного депо. Часто мне приходилось с ним встречаться по службе. Ходил к нам в депо на планерки а также по делам моих запасов. А затем стал начальником депо да и не плохим в Райкоме партии пользовался уважением и не раз висел его портрет на районной доске почета. Но с выходом на пенсию ему не повезло. На работе между прочим необходимо заметить его все звали Юрий Иванович, хотя по паспорту он значился Георгий, а в народе просто Егор. Так вот не прошло и года как Юрка ушел на пенсию как с ним получился инфаркт миокарда. Долго тогда полежал в больнице по очереди то жена то единственная дочка сидели около него, кормили и ухаживали. Как осложнение после такой болезни его парализовало. Хороший уход и питание, его могучий организм способствовали справиться с этим недугом. Сейчас паралич отступил. И хотя чувствуется еще в движениях, да ведь ему теперь не марафон бегать. Потихоньку ходит и ладно. Хуже с речью. Долго не мог вообще говорить. Сейчас разговаривает но чувствуется что это ему очень трудно но как доволен встрече. Ведь из преданных товарищей друзей в нашем поселке он остался один. И как хочется о многом переговорить но чувствуется ему то трудно говорить о себе. Но вот благодаря тому что он не пристрастился к водке, и я тоже ненавижу пьянство вот эти связи и не разрушили нашу дружбу.

От рабочей до начальника

О №226

В 1948 году пришла на склад невысокая хрупкая девушка и назвала себя Быстрова Нина. С работами в то время у нас было не легко и она поступила в качестве рабочей-грузчика. Нелегкая работа но надо было где-то работать. Нина оказалась очень любознательной и трудолюбивой девушкой. ее любопытство не осталось незамеченным и ее стали ставить на разные работы. Прошла все должности по складу и куда бы ее не ставили она работу делала с усердием и любовью. И это еще более стимулировало выдвигать и на следующую должность. И так пока она работала она познала все тонкости нашей работы. И вот в конце шестидесятых годов когда стал вопрос о том кому быть начальником склада все работники высказались за кандидатуру Нины Быковой. К этому времени она уже имела свою семью, двоих детей и брата инвалида за которым они ухаживали. Предложили ей она засомневалась но начальник склада из Пскова обещал помогать и она согласилась. Но так как время требовало чтобы начальник имел техническое образование, то Нина поступает на заочное отделение железнодорожного техникума. Тяжело ей было. Конечно тяжело. Семья и хозяйство. Да еще и работа врио начальника все это усложняло ее учебу. Но ей не привыкать было преодолевать трудности и эту она победила. Ученье закончилось и она стала начальником склада имея на это все основания. Помощи из Пскова ей особенно и не требовалось так как она все дела в складе знала доподлинно но и дело у нее пошло. Из месяца в месяц коллектив склада руководимый ею выполняет план снабжения. Часто почти ежемесячно склад занимает первое место в соревновании с другими складами занимает наш склад. Премии за хорошую работу вошли в традицию. А это стимулирование коллектив и все старались работать как можно лучше. Читал я в газете даже по шефской работе над колхозами наш склад занимал высшую строчку в сводке. Он выполнил задание на 150%. Ну а теперь начальнику пришедшему из рабочих конечно легче работать хвалится коллективом. Дети заимели свои семьи и только брат остался обузой на ее попечении. Счастливого пути тебе Нина.

Невестушка

О №227

По крайней мере у меня две невестки по имени Валя. Одна это жена брата о ней то и пойдет речь. Помнится еще когда мы жили в Сталинобаде она с младшей сестрой Раей приходила и к нам. Жили очень бедно мать выдирала с осенних пальто подкладку и из нее шила дочкам юбки. А пальто одевали хотя и редко без подкладки. Редко лишь потому что большое количество дней теплые и теплая одежда не требуется. Зима там мокрая все время идут дожди. Снег если выпадет ночью то за день растает. Вот грязи там полно и на зиму необходимо иметь резиновые сапоги. Не знаю уж как случилось вроде Олег каждый вечер бегал в колхоз "Дружба народов" там по его словам была его идеал. Девочка Валя из достаточно зажиточной семьи. Но там в колхозе ничего не вышло. Эта Валя на нашем хозяйстве перебила интерес Олега. Толи она дала попробовать раньше времени так авансом и ему понравилось это дело. Но это лишь догадка. Об этом конечно никто кроме их не знает и не узнает. Но факт остается фактом перестал Олег бегать в колхоз и стал все чаще встречаться с Валей. Но такие встречи были недолгие вскоре он объявил что женится. И вот интересно пока была Валя девушкой жили можно сказать впроголодь. Хлеб привезут на два дня, она съедала за день а второй день кое как, и большей частью на голодовке. Но вот ее привели в нашу семью и вскоре так заелась что стала даже в хлебе черные корочки не любить. итак она стала нашей невесткой, ну это не наше дело раз сошлись пусть живут. Нажили дочку и сына. Пробовали съездить в Сталинобад еще раз уже после домашнего окопа(?) в своем поселке. Но там Олег спутался с Машей Жадан. Пристрастился к водочке и Валя чтобы сохранить семью уговорила его уехать обратно к нам. Отчасти семью сохранила Олега от Маши увезла, а вот водочку употреблять он не бросил а год от года стал пить больше. Жизнь у невестки не улыбалась. На почве пьянства у нее разошлись нервы, так серьезно заболела что раньше времени перевели на инвалидность. И стала Валя скуповатой деньги бережет копит для чего то ...(?) а сама день ничего а два еле дышит. Много денег уходит на помощь детям и дома лишнюю копейку не выбросит. Так вот и живут.

Исповедь

О №228

Об интимных связях женатого мужчины с посторонней женщиной, только не с женой никогда и никому не рассказывается. Это остается в глубокой тайне и об ней знают только они двое. Я же по глупости видно еще не имел жизненного опыта когда немного прикрутил с женщиной в Ленинграде рассказал жене. Правда у нас ничего страшного не было. Встречались но даже не целовались. По наивности я этот эпизод так раздул в своих сочинениях что и до прочтения у жены конечно в голове сложилось какое то нехорошее чувство, а когда прочла мои записки то уж пределу ревности не было конца. И все это обрастало новыми деталями и изо дня на день мне на голову выливались все новые и новые ушаты зелья ревности. Дело дошло до абсурда уж по мнению жены я вроде обладал таким свойством что ни одна женщина не могла устоять от соблазна против меня. Как будто все женщины с которыми мне пришлось работать были так слабы от соблазна что при первом моем желании они с удовольствием ложились под меня. Ведь так же в жизни не бывает. Встречаются в жизни и такие женщины да к моему счастью я таких не встречал. Вот уж такой я испорченный человек что без пакостей с женщинами вроде и не жить. Как однако обидно и горько переносить такие упреки но и винить то некого сам виноват рассказал маленький случай. А описал такие похождения на которые пожалуй я не способен. И все это сказалось черной обидой, может ненавистью что я и сам теперь не рад. Но должен сказать что все эти обвинения напрасные все они раздуты до небывалых величин, а если не считать той ошибки в Ленинграде чист как ангел. Никогда и ни к кому я с интимной связью не стремился. Как то и в голову не приходило что какая то женщина согласится на связь со мной. Какая то а не каждая. Даже такие невинные действия как ухватить за грудь я если делал то просто нахально не спрашивая разрешения и доставляя конечно удовольствие ни себе ни женщине. Это так от делать нечего. А в общем и целом я однолюб. Не могу я сменять жену на золотую женщину. лучше ей моей Лизы на свете женщин нет. Хочешь верь хочешь не верь но кроме Лизы я никого не любил так крепко.

Дачный вопрос

О №229

В нашей жизни никогда не стоял вопрос о даче. Зачем она нам когда мы имели свой такой прекрасный сад. бери одеяло расстилай в любом месте и загорай сколько тебе необходимо. Дочка с подругами не раз так и делала. И теперь когда живем в казенном доме опять дача ни к чему. В полукилометре расположены сосновые посадки. Пожалуйста туда в выходные устремляется много народа. Вот тебе и дача. Другое дело у сына. Он получил квартиру в центре города. Таких условий как у нас у него конечно нет. И хотя недалеко протекает река Ловать но она летом так мелеет что годится только для детей. Да ведь и в земле покопаться хочется. Вот поэтому он с одним знакомым Кожуховым решили строить дачу на двоих. Место облюбовали прекрасное за сорок километров от города. Но туда ходят автобусы и от остановки пройти до дачи не больше одного километра. Кроме того у них имеется свой транспорт. У сына был мощный мотоцикл. Он забирал всю семью и ехали на дачу без нужды. Ну а теперь еще проще стоит вопрос как добраться до дачи. Наконец сын стал автомобилистом. Заимел свою автомашину правда небольшую "Запорожец" но все же лучше чем мотоцикл. Дачу построили на пригорке далеко виден обшитый тесом и покрашенный огромный дом. У сына две комнаты кухня и большая веранда столько же у Кожухова. Под горку недалеко озеро. Купайся хоть полный день но можно половить и рыбку. А вокруг лес. Пользуйся лесными дарами грибы и ягоды. И надо сказать что невестка этой возможности не упускает. Черника, малина, брусника и клюква всегда на зиму заготовлена. А грибов даже в сельпо сдают полными возами. Да к тому же хоть маленький имеется земельный участок несколько яблонь, вишня, малина, сморода, крыжовник есть чем полакомиться. А клубника занимает наверно пол-участка. Несколько раз и мы бывали на этой даче. Хорошее место, а солнца хоть отбавляй. Рядом земля неиспользованная колхозом. Пахать неудобно и трава не растет. Даже коровам взять нечего. Вот на ней то и принимают солнечные ванны желающие. В общем место хорошее и отдохнуть есть где. Только нас почему то на дачу не тянет. Не хочется и все тут.

Лишний человечек

О №230

Да теперь именно лишним я оказался в жизни. И эту оценку дал не кто то а я сам себе. И вот почему. Здоровье становится все хуже и хуже желудок мучает почти ежедневно и приходится без конца пить микстуры, глотать таблетки. А что сделаешь ведь боли приятными не бывают. А зрение так село что я даже газету просматриваю с трудом и становится вопрос надо ли на новый год их выписывать. Все равно я наверно скоро вообще не могу в них ничего прочесть. Раньше дома я все же делал все дела которые должен делать мужчина, а теперь даже гвоздь не могу заколотить молотком не попасть по гвоздю. Приходится бить на ощупь а это неприятно когда колотишь не по гвоздю а по рукам. Вот сходишь в сарай за дровами думается и что там принести мешок сухих швырков(?). Вроде ерунда, а оказывается даже это дело становится для меня проблемой. Принесу какую-то тяжесть и это отражается на желудок уже заноет и опять новокаин, атропин и в лучшем случае чайную ложку питьевой соды. И доколе это будет продолжаться видимо до конца моего существования на этом свете.

Ну раз все меньше и меньше я могу оказывать помощи в доме, значит зачем же жить. И невольно приходит в голову скорее бы конец моим мукам. Только бы еще не отказался мой единственный глаз хоть чуть-чуть светить. Ведь закроется глаз и я совсем стану негодным. Сейчас я все же стараюсь супруге помогать по дому. При большой стирке я у нее правая рука и выжимаю и помогаю вешать на просушку и даже снимаю сухое. Помогаю пол мыть, убирать стол после обеда, но ведь все это ерунда. Неужели я и этого не смогу делать, неужели меня подведет глаз в конце концов как это страшно. Сейчас я себя чувствую как то неловко вроде в жизни я лишний. Из за трезвенности растерял всех друзей. Сейчас в жизни все отрада когда в семье идет все хорошо и ладно но стоит жене накричать у меня начинают сдавать нервы и я готов расплакаться. И как не плакать обида проступает в организм и невольно выжимает слезы а слезы стали моим постоянным спутником с тех пор как я лежал в академии с глазом. Что случилось и я постоянно плакал особенно при встрече с родными. Вот с тех пор и душат меня слезы обиды что я стал лишним.

Свадьба по-кавказски

О №231

И вот получен последний бесплатный билет для проезда по железной дороге. Мы с женой решили поехать на Северный Кавказ в Ессентуки на свадьбу племянника это сын двоюродной сестры и тем более жена в Ессентуках не бывала. Решили и поехали у меня бесплатная дорога, а на проезд жены и мелкие расходы все же ушла полная сотня. Приехали хотя и званные но нежданные но ничего прием был как и всегда суховат. Но не об этом речь. Речь о свадьбе. Этот церемониал у каждого народа происходит по разному. Племяш Сергей в жены брал девушку из казацкой семьи поэтому и вся свадьба проходила по обычаям казаков.

Вот жених на легковой машине подъехал к дому невесты но ворота и калитка закрыты накрепко со стороны двора ходит вся родня невесты. Жениха во двор не пущают, он должен откупиться. В ход пошли конфеты, вино и даже деньги. И вот родня невесты немного ослабила запоры и родня жениха врывается во двор. Но на этом еще не кончилось испытание для жениха. И оказалось и в дом вход перекрыт. Опять надо жениху откупаться теперь от женщин. пробовали силой дверь не поддается только рама в веранде вылетела. Ничего не получается. Уплатив назначенную сумму жених входит в дом. Но чтобы добраться до жены которая сидит в задней комнате надо еще платить выкуп и братьям и сестрам невесты. Наконец эти процедуры выполнены. Жених психует готов отказаться и от свадьбы. В доме бракосочетания пар много. Но вот оформлен и наш брак и все гости, родные в дом бракосочетания не пришли такой у казаков обычай, на машинах поехали на кладбище где жених должен был нести невесту на руках из машины до могилы отца. Сергей после операции это делать не мог выручили его свидетели. Потом ездили к бабке невесты. Там их встречали хлебом солью. Бабка благословила и поехали на смотровую площадку все поднялись в беседку распили бутылку и поехали к дому. Вечером ужин. Народу хоть отбавляй, угощений разнообразных очень много, а вот потанцевать и помещения не осталось. Вот так нам и пришлось быть свидетелями как справляется свадьба у казаков на Северном Кавказе.

Бывшая "Акулина"

О №232

Нет, нет "Акулиной" она стала позднее, а родилась она под Брянском, там окончила восемь классов школы и техникум торговый. Семья у нее была небольшая кроме родителей брат постарше ее. Но судьба подсмеялась отец у нее умер и мать вышла замуж вторично, и замужество оказалось неудачным муж оказался настоящим пьяницей. Может из за этого и страдает младшая дочь их Люба. Видимо зачатие произошло под пьяную руку, а все говорят что ребенок от пьяных родителей родится некачественным. Может из за этого она и мучается в такой страшной болезни. По окончании техникума ее и подругу пригласили к нам в поселок в райпо товароведами. Вот здесь то и произошла у Вали встреча с сыном Валей. В компанией друзей Валю называли "Акулиной" почему так кому же известно. Но в компании так дело и было. Валя жила с подругой на частной квартире и приглянулась сыну и он зачастил ходить к ним. Сначала как потом смеялась Валя они даже не знали к кому симпатизирует наш сын но потом все прояснилось.

Вместе уехали на целину убирать урожай и там произошла размолвка но ненадолго. Вернувшись они скоро опять подружили, а потом и поженились в жизни Валя оказалась хозяйственной женщиной. Ничего из рук не выпадало. По ее инициативе они уехали в Великие Луки и там по ее же наставлениям была построена дача. Обед ли приготовить или законсервировать овощи и фрукты на зиму все сможет. А мужу на радость, да и нам их предкам Валя родила двух сынов. Уж после женитьбы она закончила десятый класс общеобразовательной школы и интересно в последний год застеснялась ходить на уроки по беременности. На этот вопрос с нею поговорила свекровушка и она школу закончила а потом еще благодарила мать что уговорила не бросать школу. Но на этом ее ученье не окончилось она поступает в торговый институт на заочное отделение и его окончила. Конечно в учебе помогал и сын, как потом когда учился сын ему помогала жена. Вот и институт окончен уж и старший сын женился, а младший показывает в учебе прекрасные результаты. Жизнерадостная и деловая женщина оказалась Валя бывшая "Акулина" наша невестушка. Наша девочка.

Зятюшка-батюшка

О №233

Его родители наши земляки псковичи но рано уехали из родных краев и поселились пожизненно в Ленинграде. Жили неплохо ибо он сам был неутомимый труженик работал даже на двух должностях чтобы обеспечить прожиточный минимум растущей семье. Очень плохо жили когда свата призвали в армию, и сватья осталась в Ленинграде с тремя детьми. Пережила блокаду и действительно хлебнула горюшка. Мало того что с питанием было неважно ведь это не секрет и об этом сейчас знают все на свете. Так к тому же приходилось переживать и артобстрелы и бомбежки. Вот из за этих испытаний и пострадали сыновья. Обои стали заиками. Но несмотря на такой недостаток они не испытывали одиночества даже когда и повзрослели. Старший сын женился и когда ему жена принесла детей да сразу двух он с ней не стал жить и до сих пор платит детям на воспитание алименты. Нашлась другая женщина и та оставшись с ребенком выиграла такого мужа который кроме того что заикается так что не сразу поймешь что хочет говорить, так еще и пристрастился к выпивкам. И еще находятся женщины и находятся так что в них Толя не ощущает недостатка. Второй сын Женя тоже заикается, имеет жену но из-за выпивок часто остается голодным. Как получку жене не отдаст так жена его и не кормит. ...(?) и делает много раз расходились и опять сходились. Другой масти был наш зять, который родился уже после окончания войны когда сват вернулся с войны. Учился не особенно, но как женился и стал нашим дочка его принудила окончить десятилетку. Сейчас работает водителем автобуса. Работа ответственная и тяжелая но хорошие заработки удерживают его на этой работе. Выпить то и он не прочь бы но от этого недостатка его братьев Володю удерживает жена. Дочка как и я не любит пьяных. А Володя уважая жену и как он сам говорит крепко любя воздерживается от лишних выпивок. И вот поэтому у них вроде и жизнь протекает нормально. Ну выпьет как и полагается в праздники, принимая гостей или сам находясь в гостях так ведь так делают все. В общем пока на зятя обижаться не на что.

Юрмала

О №234

Далеко на берегу Рижского залива, начиная от реки Елгава раскинулась Юрмала, латвийский курортный город. Много селений впитала в себя Юрмала и едешь поездом много остановок и все это Юрмала. Нам надо в Кемени это почти уже конец Юрмалы. Но вот и Кемери. На вокзальной площади нас подобрал автобус и мы поехали по Кемери. Но вот водитель объявил санаторий "Чайка", он то нам и надо. Вышли из автобуса перед нами двухэтажное деревянное здание. На балконе женщина трясет одеяло. Обращаемся к ней с вопросом "Где "Чайка"". Она пожала плечами и неопределенно проговорила "Не знаю" а оказалось это и есть она "Чайка" мы на этом же здании увидели вывеску стоило только обойти за его угол. Если курорт "Латвия" и "Кемерджи" располагались в специальных зданиях, то наша "Чайка" разбросана по Кемери и разместилась в таких же маленьких зданиях. Вот рядом тоже двухэтажное здание внизу помещается администрация где мы проходили процедуру записывания в санаторий и на верху клуб. Там кино, и чаще танцы. Я был несколько раз на танцах но ходил не танцевать а слушать гармониста, он играл и сам пел. Интересно. Поместили нас в главном корпусе в палату с двумя койками моим соседом оказался куйбышевец Воскобойнен(?) с ним то я и проводил больше время. Была зима на улице холодно и мы много времени проводили в холле играя в карты в дурака. Воду пить ходили в специальное здание а столовая еще дальше. Поликлиника отдельно и на ванны ходили еще дальше тоже в специальное помещение. За все время мы ездили на экскурсию по Кемери потом по Юрмале, и даже свезли на экскурсию в Ригу. Везде нас много фотографировали и я взял несколько фотографий на которых жена рассмотрела что я стою всегда рядом с одной и той же женщиной. А я вот не замечал кто останавливался со мной рядом и женщину эту не знаю. Да и не интересовался я женским сословием хотя в нашем корпусе жили и мужчины и женщины но были корпуса специальные для мужчин и женщин отдельно. В женское общежитие мужчин вообще не допускали и близко. Но я ограничивался своим соседом Воскобойненом.

Старая Русса

О №235

Второй раз и последний я побывал в Старой Руссе. Здесь корпуса построены специальные. В нашем корпусе была и столовая и танцевальный зал куда я ни разу не ходил, что то не привлекало. Помещался в комнате на двоих. Моим напарником был москвич Федюнин. Вот с ним то да еще с соседней комнаты Петров тоже москвич мы и проводили время. Но с территории курорта я никуда не выходил. И все походы были это на прогулку вокруг водоема, в ванны это подальше от корпуса да пить воду. Здесь уж в карты не играли зато в коридорах был телевизор и у него отдыхающие проводили все вечера.

Больше в санатории я не поехал если бы даже и была возможность. Очень ревностно переживала мои пребывания на курорте жена. Она внушила себе что на курортах только и знают что блядуют. Но ведь кто способен на это он и здесь на курортах не зевает, да видно и дома он не хлопает ушами. А ведь на курортах с этим делом строго. Хотя отчаянные любители других женщин и ухитряются эти правила нарушать. А когда оформляют на курорт знакомят со всеми правилами поведения в том числе строго наказывают не увлекаться женщинами. Если заметят нечистоплотность в отношении к женщинам или женщин к мужчинам из санатория выписывают и сообщают по месту работы. Это очень большое взыскание и его лучше не добиваться чтобы тебя еще за интимные связи и на производстве обсуждали. Правда находятся отчаянные что им не стерпеть. Заводят хаханьки с женщинами и потом слезно расплачиваются я этого очень боялся и никогда не думал о женщинах хотя жена меня всячески подозревала что я тоже имел там женщин. Даже какие то адреса выдумывала именно женщин. Но вот ей богу теперь уж дело прошлое, но в этом признаться как напрасные наговоры никак не могу. Вот только из за этого я и не старался больше попасть в санаторий. Бог с ним и с болезнью надо сама отстанет но переживать такие наговоры нет уж увольте. Буду больше находиться у жены на глазах. Докажу может что ее ревность необоснованна.

Отложение солей и др

О №236

До этого я все говорил о болезнях которые прилипали ко мне. Но не меньше их и у жены хотя и другого характера. Такая болезнь как малярия об ней уж не упоминаю ею переболели все в нашей семье. И даже аппендицит стал семейной трагедией он вырезан и у меня и у жены и у сына и у невестки.

А вот о других недугах жены немного стоит поговорить. Отложение или попросту шпоры ее мучают несколько лет подряд уж чем она их не лечила и разные натирания и ванны, и физиотерапию и даже принимала таблетки ломотета(?). Что помогло она и сама не знает, ибо делала все что только ей посоветуют, и все же болезнь поборена и отступила. А уж как она мучалась утром не могла встать на ноги, а ведь надо ходить еще и полный день да еще и на работу идти. А потом привязался радикулит. Тоже болячка неприятная и мучает до сих пор. Тоже идут в ход врачебные предписания в частности физиотерапия и народные средства чем только не натираем ей поясницу и тигровой мазью, и змеиным ядом "Випросал" и муравьиным спиртом а здесь научили да выходит что ей и помогает нашатырный спирт настроенный с мухомором. Да ведь такая нудная болячка что предпримешь бог знает что лишь бы ее успокоить. А здесь еще были тяжелые приступы каменной болезни, где то из печенки проходили камни. Один раз даже лежала в больнице, а потом научилась и эти боли успокаивать домашними средствами. Ведь к каждой болезни приходится приспосабливаться. А вот сердечко сдает это уже очень серьезно. Арсенал лекарств имеется и от этого недуга карвалол, нитроглицерин, валидол, ношпа, атропин. Ну что ж поделаешь за семьдесят без малого лет все запчасти поизносились. Приходится жить без замены, медицина еще не придумала замены частей человека. Ну что ж лекарства и еще раз лекарства да врачи помогут нам еще пожить и побороться за жизнь с болезнями. Но самое страшное недомогание у жены это нервы. Так их она расшатала что не знаешь что будет дальше. Руки трясутся как у алкоголика и часто вспышки нервные которые больше всего приходится перетерпевать мне.

Чудеса в решете

О №237

В детстве мне часто приходило желание пожить где либо в стороне от людей. Где либо на хуторе, вроде хутора дяди Вани Червякова или даже одному где либо в лесной хижине. Так чтобы весной и осенью даже за хлебом в поселок приходилось ходить в болотных сапогах. И это наверное еще больше бы отразилось на уравновешивании моей нервной системы. В ранние годы я на нервы не жаловался. Не было у меня никаких инцидентов связанных с нервным расстройством. Но жизнь показала другое. Со временем нервы все больше и больше расходились. Бывает так что даже их и не собрать вместе. И причиной всему этому как я считаю послужила жена. Она очень изменилась по сравнению с тем временем когда она была девушкой и в первые годы замужества. Не знаю откуда у нее разрослось подозрение ко мне стала она сильнее и сильнее ревновать, а это по-видимому и отразилось так же и на мне. Если она накричит на меня мне становится так обидно что хоть плачь. Казалось слезы где то совсем близко.

Но бывают срывы что и я повышу голос. В таких случаях она замечает мне что я кричу. А если она кричит то ей это вроде и невдомек. А у меня как то получается само собой это уж начинают расходиться нервы. И как то невольно приходит на ум те детские замыслы пожить бы на уединении. Чтобы не растравлять нервы. Казалось это бы послужило очень благоприятно на нервное состояние. А то ведь и все болезни которые мучают нас обоих не иначе как от нервных расстройств. Это же чудеса в нашей жизни. Надо же так измениться нервам а видно годы свое берут. Все в организме изнашивается а вспышками придется доживать остаток нашей жизни. Уж здесь надо как то приспосабливаться. Я со своей стороны делаю все чтобы не расстраивать жену не давать ей повода повышать голос на меня. Хотя это и не всегда помогает, но все же мне кажется сколько то способствует меньше играть на нервных струнах. Вот с таким условием и будем жить дальше и спокойно ждать своей кончины.

"Думы о доме"

О №238

"Размышления у самодельной лампы" и "Думы о доме" это название двух сборников которые я составил пока жил в Таджикистане. Хотя в окружении камышей, под вечерние голоса шакалов у меня должность считалась ненормированной. Часто приходилось открывать кладовую и по вечерам. Особенно когда запаздывал хлебовоз. Тогда я сидел в кладовой до тех пор пока хлебовоз раздаст весь хлеб рабочим. Но это было не каждый день. Много вечеров было и свободных и если мы не играли в карты в подкидного дурака то время было предостаточно для разных размышлений. Еще за ужином мы начинали вспоминать дом который пришлось бросить. Больше обсуждали о доме с женой, но бывало и мать включалась в наши рассуждения. И долго уж лежа в кроватях мы представляли себе свои родные места. Но часто и я один мечтал о доме. Вот как наяву перед глазами стоит наш большой пятистенный дом. И хотя семья у нас была большая всем хватало места. Даже квартирантов держали все время насколько хватает моей памяти. Сколько их прошло и не сосчитаешь.

А под домом подвал под одной половиной хранили все зимние запасы вторая половина не использовалась и всегда пустовала. Когда то отец там устраивал хранилище яблок. Но потом и это не стали делать. А вот отцовская ...(?) мастерская а какой огромный чердак и хотя там по требованию пожарников многого не хранили. Веники зимние рамы и так кое что. Там на чердаке я последние годы хранил свои архивы. И там они были уничтожены огнем который послали изверги фашисты. Вот крыша была несгораемая покрытая соломой пропитанной глиной. Но и она сгорела видимо жарко пылал наш родной дом.

А огород припоминали все яблони все их расположения, грядки на какой что росло. Все тропки и улицы поселка. Много думали и о людях с которыми пришлось вместе работать. Вспоминали о хороших людях и вредных, а что такое. Вечера большие, делать особенно нечего и чем заняться если не воспоминанием. Вот и эти два сборника были в большей части заполнены очерками повестями в которых приводились наши думы о доме, описывались разные детали многих наших родных краев.

Вася Гащицкий

О №239

С этим по годам старше нас человеком знакомство состоялось еще в 1926 году. Так вот кто же он. Семья у них большая три брата и сестра, и родителей уже не было. Но в деревне жизнь была нелегкая поэтому Вася подался на заработки в наш поселок. Работал вначале сельскохозяйственным работником у Белобаных а потом перебрался к Рухмановым. Вот здесь то и состоялось наше знакомство. Хотя ему свободных часов было очень мало, встречались мы редко но когда состоялись встречи, то говорили кое о чем, и он ничем не выдавал что он постарше нас. А когда земля отошла под колхоз и Вася оказался без работы, тогда он снял угол у бабки Пишева(?) и устроился кондуктором. Потом попал в аварию пострадав. После излечения стала у него одна нога короче. Был в годках а все еще не женился. Красотой не блистал, а работа не давала свободного времени для увлечения девочками. Женился как то неожиданно на женщине хотя и специалистке хорошая была портниха и скоро умерла. так что Вася опять остался холостой.

Когда мы эвакуировались он оставался у нас в доме за хозяина. Была еще квартирантка Нина но она в тот же день ушла в Порхов к родным. Но и Васю из нашего дома выгнала и он перебрался в деревню. Уж когда мы вернулись из Средней Азии мы повстречались. Так как я переписывался с Васей хотя и изредка так что он знал о нашем возвращении. А против нас жила деятельная бабенка. Хороший кулинар, она часто ходила к нам на беседы и мама решила сватать эту Марию Алексеевну к Васе и представьте себе сосватала. Они жили и сравнительно долго и дружно. Вот за это то время Вася как будто кто подменил. Каким он стал жадным до денег. На огороде садил лук и редиску и все шло на рынок. Яблоки, сливы, вишни все шло в обмен на деньги и чем больше их становилось у него тем жаднее становился Вася. После смерти Марины у него остались сберкнижки на которых лежала не одна тысяча. Пошел на пенсию казалось бы чего теперь жадничать но он привык и за деньги трясся. А после смерти и тысячи остались бог знает кому. Разграбил его двоюродный брат все их имущество. Продал владение и вот и все к чему так стремился Вася.

Наша Нина

О №240

До войны у нас на квартире проживала много лет Нина Александровна Мыкина, а после войны она почему то из своих соображений стала Минина. В нашу семью она как будто вросла. Все свободное время проводила в нашем кругу. Поэтому мы ее и стали называть нашей Ниной. По вечерам мы часто играли в лото по копеечке. Она была завсегдатаем таких игр. Бывает вечер играешь а к концу подсчитаешь или выиграл или проиграл копеек двадцать не больше. Пару слов откуда она взялась. Где то она жила с мужем имея дочку. Но муж хотя и занимал приличную должность прокурор, все же видимо и юристы подвержены такой ржавчине как любовь к другим женщинам. Вот и у Нины муж стал бегать по другим. А когда она уж достаточно узнала об этом у них разразился скандал. Он собирался пойти к любовнице а Нина воспротивилась "Никуда не пойдешь". Он сидел у зеркала и прихорашивался он категорически заявил что он все же пойдет. Тогда она не долго думая схватила его наган и первым же выстрелом его уложила на смерть. Вот уж теперь он не сходит ни к какой любовнице.

Конечно за такой проступок она получила изрядный срок наказания. А когда отбыла по месту жительства ей жить не разрешили. Выслали на сто первый километр. И так как этим километром был наш городишко, вот она и приземлилась у нас на квартире. В Порхов часто ездила там у нее дочка воспитывалась у тети. Правильно ли она поступила с мужем судить не нам но так она была компанейская женщина. Те вечера когда мы собирались попеть и поплясать она не пропускала и всегда была с нами. А помнится такой случай. Побаловаться и она была не прочь. Все же были молодыми. Я ее облил из ложки. Она мне ответила со стакана. Я ее из кружки, тогда она меня из ведра. Чтобы был мой верх я ее поймал и целиком опустил в бочку с водой. Вот было смеху то. Разгорелся сыр бор из одной ложки. После войны она оказалась в Риге. Живет все так же вдовой. Уж и дочка стала выдавать замуж своих детей. А она все живет одна к дочке не пошла ей не нравится зять, а тетя так и живет с Олей. Были мы у нее в гостях не раз. Как то и она приезжала к нам все такая же неунывающая. Здоровая о чем пишет и ходит по взморью до десяти километров в день.

Воспоминания

О №241

Как когда то теперь уже давно когда мы жили в камышах Таджикистана. Там на подсобном хозяйстве "Гюльбиста" мы вспоминали о доме. Так и сейчас снова вспоминаем так полюбившую нам Гюльбисту. Вот я вспоминаю ее. Каким то образом я пришел на хозяйство. Вышел из алычового сада во двор хозяйства и увы я не узнал. По левую руку вдоль персикового сада стоит двухэтажный жилой дом. А там против конюшен на берегу арыка еще один. Над домами высятся телевизионные антенны. По двору стоит несколько столбов с электрическими фонарями. Вот какая стала наша Гюльбиста. Вот как теперь там живут люди. Прошел по двору никаких знакомых не встретил. Много людей но все незнакомые. Спросил у одного где директор мне показали на прежние жилые комнаты и вот вхожу. Большой кабинет. Пол из линолеума. Окна большие светлые не такие как были у нас когда мы там жили. У огромного стола накрытого красным сукном сидит пожилой лет под пятьдесят тучный мужчина. В белой с короткими рукавами рубашке с ярким галстуком. На столе рядом с телефоном лежат небрежно брошенные очки. На стуле за спиной висит пиджак. На стене рядом с головой висит широкополая шляпа мексиканское сомбреро. Спросив и разрешив мне войти я вхожу. Человек незнакомый фамилию теперь уж не помню толи Самбеев, то ли Собеев. По образу или узбек или таджик. Когда я представился он с сожалением пожал плечами и утвердил что он меня совершенно не знает. Но ведь и я его не знаю. Поинтересовался о коллективе, и здесь оказывается что моих знакомых никого нет и он их не знает. Так я ничего и не узнал о тех людях с которыми трудился в дни войны. Вышел из кабинета, осмотрел вокруг я и не заметил что весь двор заасфальтирован. Рядом с домом против конюшни заложен еще один фундамент по-видимому еще жилье строят. Строится Гюльбиста. Расширяется. И люди видимо обеспечены что большинство имеет телевизор. А у многих даже имеются свои автомашины. Жить стали хорошо. И как все это приятно осознавать что вот, все же люди добились такой счастливой и я бы сказал уже богатой жизни сельских тружеников.

Запустение

О №242

Я иду по алычовому саду и сердце щемит от жалости. Что же это делается в саду. Стоят деревья с обломанными ветвями. Несколько деревьев стоят вообще сухие. Куда ни взглянешь всюду чувствуется отсутствие человеческих рук. Надо бы эти деревья выкорчевать и вместо них посадить новые. Но видно некому да и дела нет до этого сада начальству которое теперь далеко. Вот яблони сучья висят сухие а на земле валяется полный ворох сухих обломанных ветвей.. Видимо мальчишки делали налет на яблоню или какой то нерадивый человек попользовался плодами этой когда то чудесной плодовой яблони. Жуть и боль щемит сердце. Вот и персики стоят тоже обломанные. Сучья которые только отпороты опираются верхушками в землю и жалуются на свою судьбу шелестя сухими листьями. Но вот и двор. Абрикосы не заходил не был и в декоративном саду. Овощехранилище провалилось и даже деревянные части все растащены стоит подвал как рана зияя провалом и вселяя еще грусть. Да что же это такое делается с таким живым хозяйством какое оно было при нас. А двор пустынен никаких живых следов жилище где мы жили заколочены некоторые просто подперты палочкой. Это говорит что здесь теперь никто не живет. Вот конюшня одна половина ворот валяется на земле. Попробовал поднять но не осилил. Видно давно она лежит на земле и так вросла в грязь что не хватило сил сдвинуть ее с места. А хижина где жили Азизов и Лена Хижняк вообще развалилась как после землетрясения, а крыша укрыла руины. Даже мостика по которому мы ходили нет. А сооружения где Груня Винник готовила обеды для рабочих тоже одряхлело. Покосилось. Верится что толкни и оно вообще развалится. А баня входных дверей нет. Унесли. Окна выбиты а внутри деревянных полок нет. Даже котел выдран и унесен. Ох какое неприглядное зрелище. Лучше бы уж я и не ходил на это такое памятное место. Заглянул на поле где когда-то выращивали арбузы, картофель, овощи, там все занято хлопком. Море хлопка уже созревающего. Покрывается коробочек. Забыла земля свою обязанность выращивать овощи. Переквалифицировалась на выращивание хлопка.

Конец Гюльбисте

О №243

Однако хватит бередить душу этими ужасными картинами. Загляну ка я на второй участок на бывшее хозяйство Полиграфкомбината. Вот между камышей по знакомой тропинке я прошел до арыка. С риском по полуразрушенному мосту перешел и вот оно хозяйство. Все тот же один единственный дом. Да там в излучине арыков две кибитки таджиков. Почему то в Таджикистане человеческое жилище называют кибитками. Кругом ни души но вот от кибиток послышался стук молотка по металлу. Иду на звуки. Вот за углом в тени сидит широкоплечий мужчина лет 50 и отбивает кетмень. Здороваюсь он поднимает голову, но ведь это же Надыр. Те же бешеные быстрые глаза, ямочка на подбородке. Здороваюсь еще и называю его имя думаю не ошибся. Да точно это Надыр и вот что он мне поведал. Здесь живет он один со своей семьей, трое детей и жена а в доме хранилище. Земля и все вокруг принадлежит колхозу "Пахтакор". Я поинтересовался о судьбе Гюльбисты и Надыр мне поведал ужасную печальную повесть.

Оказывается не только Гюльбиста, а все вокруг хозяйства Кожзавод, Военторг, Спецторг и другие а также колхозы XVIII партсъезда и "Озади ганон", все влиты в колхоз "Дружба народов". Теперь везде основной продукт это хлопок. Ох как печально выглядит судьба Гульбисты. Но что поделаешь видимо так нужно.

О людях Надыр ничего не знает. Некоторые уехали в свои родные места, кое кто перебрался в город. А вот Скиба живет со своей большой семьей в Табачной. Ну это по пути. Пойду в город обязательно зайду.

Ну и в заключение считаю долгом напомнить что все эти похождения я проделал в воображении, а может и в самом деле так и есть. А кто знает конечно нам в Душанбе теперь не бывать. И вряд ли мы сумеем узнать что то поточнее о хозяйстве и людях с которыми прожили все суровые военные годы. А как бы хотелось побывать в тех местах. Нет не надолго. Только посмотреть. Долго жить там уж не хочется.

Рассказ о Скибе

О №244

По берегам реки Дюшамбинки, вертя ногу то вправо то влево по гальке, обтесанной водой до круглого мяча, я все же по знакомой дороге когда то я по ней ходил и вот еще не позабыл, добрался до экспериментального хозяйства которое в народе называют "Табачное". Я пришел вот она "Табачная". Навстречу идет молодая девушка по выкройке таджичка или узбечка. Я ее остановил вопросом "Где живет завхоз Скиба". Девушка бросила на меня пронзительный взгляд и указав рукой сказала: "Вот окно открыто, это и есть квартира завхоза".

Иду по указанному направлению. В квартире недалеко от окна сидит человек склонившись у бумаг. По-видимому это и есть Скиба. В ответ ни звука. Стучу еще. Что то промолвил но я не понял ничего. Вхожу. "Здравствуйте". В ответ опять что то невнятное. "Разрешите пройти". Только здесь этот человек как будто опомнился. Пригласил присесть. Да передо мною Скиба, то же длинное лицо, и те же бегающие глаза а вместе с глазами и голова вращается то вправо то влево. "Здорово Гриша думаю не ошибся".

Он посмотрел на меня как видимо позабыл и не узнает. Говорит: "Да я Гриша но с кем имею честь разговаривать". Пришлось и здесь напоминать годы когда мы вместе работали. Вспомнил. Живет вот все с Полиной, нашел двух дочек, уже замуж отдал. Я работаю, а Полина нянчится с внуками, их у ней четыре. У Генки двое и у дочек по одному. Сейчас ушла с внуками за пасленом(?). Вечером разведет свое хозяйство по родителям и тогда придет домой. В квартире чисто, опрятно это похоже на Полину ведь она даже в те тяжелые военные годы сумела наблюдать за собою и была всегда опрятная. Конечно веером пришла и Полина. О сколько было разговоров воспоминаний. Рассказали что Лена Хижняк умерла а Люся и Витя живут с Любою в Кулебе. Остался ночевать. Скиба обещал завтра меня подбросить на машине в город. Вот она жизнь. Скиба имеет свою машину. Как все это здорово. Богатеем, становится жизнь лучше и это так хорошо.

А утром Гриша меня разбудил, позавтракали. Полина пошла собирать внуков а мы поехали в город. Ведет машину Гриша аккуратно и не гонит как некоторые.

Кубанские казаки

О №245

Машина остановилась и Гриша протянув руку куда то влево промолвил: "Вот это поместье Астапова, я конечно к нему не пойду у нас с ним счеты". Какие счеты он не стал пояснять. Я вылез из машины и Скиба газанув умчался дальше в город по Кокташскому шоссе.

Аккуратная калитка вхожу. Кругом тишина. Тропинка посыпанная мелким речным песком ведет внутрь поместья. Иду как по коридору с обоих сторон виноград. И спелые кисти уже висят в проходе. Но вот коридор кончился у белого небольшого здания. У здания на скамейке сидят двое мужчина и женщина. Конечно в мужчине я сразу узнал Астапова, тот же красный нос как картошка и безызменная кубанка на голове. Вот уж со своей кубанкой Астапов так и не расстается. Подхожу ближе. Да ведь это уже дряхлые старики. Что же осталось от них. Ведь Астапов был такой живой вертлявый мужчина, а здесь сидят какие то мощи. Здороваюсь. Астапов как то быстрее припомнил и узнал во мне старого своего товарища.

Да куда все девается. Ведь это они в войну отплясывали Лезгинку а сейчас видимо и ходить то тяжело. "Федосья Павловна" отрекомендовалась мне старушка. Полная до безобразия. Но это была она супруга Астапова. Отеклая что вдоль что поперек морщавая старуха. Вот так годы изменяют людей, до неузнаваемости. И опять разговоры, воспоминания. А разговором ох как много. Досидели до вечера. Поужинали я остался ночевать. И даже лежа в кроватях разговоры не кончились. Да поговорить было о чем. Одно только позабыл узнать. Ведь у них была дочка, замужем за летчиком. Где она об этом то я и не спросил.

А утром как старые знакомые попили чайку хотел Никита Николаевич сходить в магазин принести бутылочку но я его остановил. Ведь я не употребляю а вы уже наверно обойдетесь и без выпивки. Попив чаю распрощались и я пошел своей дорогой. Больше мне идти некуда предстоит только вокзал и дорога к дому. И все же хоть и в воображении но я много узнал о людях и о тех местах где прожил такие суровые военные годы.

Разобрался

О №246

Как то встретился мне Полетаев старший тот что живет в деревне. Разговорились и оказалось что он недавно приехал из Таджикистана. Ездил к своим детям в гости. И конечно меня заинтересовало как же выглядит сейчас наш Сталинобад. Он расстроился и это конечно понятно. Всюду идет огромное строительство. Конечно расстраивается и Душамбе. Но вот такой факт не мог уложиться у меня в голове. То что построили новый железнодорожный вокзал это ясно. А вот улица что идет от вокзала Тогда ее называли Лахути и вот эта улица по словам тоже Полетаева стала прямой как стрела и уходит по Путовскому спуску за озеро. Вот никак не мог себе представить. Как это смогли выпрямить такую улицу чтобы прямым исправлением попасть на Путовской спуск. Вот не укладается у меня в воображении этот факт. Но побывав у Тороповых в Ленинграде я нашел план Душанбе в "Атласе автомобильных магистралей".

Вот здесь то я и разобрался и уразумел. Оказывается Путовской спуск здесь ни при чем. Он как был так и остался и улицу не выпрямили. Та улица что шла от вокзала доходила до почтамта. А от почтамта шла улица Ленина а там за Путовским уже называлась улицей Кирова а здесь от почтамта улицу прорезали прямо к речке. Построили новый мост и эта прямая улица уходила за Дюшамбинку это уж там за Гисарским каналом. Вот теперь ясно прямая улица. А там за Дюшамбинкой улица делает поворот, мост через канал и выходит уж там но за озером, где по словам Полетаева построили дома отдыха, профилактории и большой сад. Ну это понятно. Все это теперь и для меня ясно. Ведь невестка говорила что от железной дороги до райцентра построили многоэтажные дома, там где при нас был пустырь и цыгане разбив шатры лудили и чинили железную посуду. Так вот как изменился наш Сталинобад. Смело шагнул через речку сварливую Дюшамбинку и освоил новые площади там за рекой. Да прошел бы по этим улицам посмотрел бы как похорошело Душамбе.

География

О №247

Вот уж и старость подобралась как то незаметно. Время свободного тало больше и невольно приходят в голову мысли из моей юношеской жизни. Учился я не очень то но старался всесторонне себя развивать. Любил я географию. Да и сейчас я не против полазить по картам. Любую страну найду в один момент так что карту мира я знаю прекрасно. Любил я географию и в юности. Так любил что часами просиживал над картами. Даже свою личную карту составлял и большую. Острова на них все как и положено горы, реки, ручьи, озера и конечно деревни с выдуманными названиями или позаимствованными из печати в частности из газет. Каждой деревне отводился земельный участок, и всех их связывал дорогами. Даже прокладывал железные дороги. И все это делалось аккуратно не торопясь, делая записи тщательно и аккуратно. Таких карт как сейчас помню было четыре и я их связывал мостами в единое государство.

Даже для всех друзей тогдашних моих я составлял биографию для каждого особую со всеми деталями. Ведь на это сколько было необходимо времени и я увлекался находил это время. Бывает так что я не шел на улицу, не шел гулять, а сидел над своими любимыми занятиями. Чертил, думал и сидел порой до позднего времени.

Кроме того любил также составлять карту большого города, с улицами и проспектами с садами и заводами, школами. Прокладал трамвайные автобусные по этим улицам. Тоже много времени уходило но я так увлекался что не замечал его. Да и сейчас не прочь бы заняться такой работой конечно пустой но интересной.

Да география это одна из многих наук на которых я себя развивал помимо тех знаний который мне прививали в школе да наверно все это не прошло бесследно кое какие знания остались на всю жизнь.

Нянька Нюшенька

О №248

Одно время нам захотелось пожить самостоятельно. отдельно от той большой семьи в которой оказалась и жена моя после замужества. А между прочим у нас уже был родивши сын. Родители были обескуражены таким решением и даже в виде протеста отказали нам в присмотре сына. Ведь мы обои работали и присмотр обязательно нужен. Но этот родительский протест нас не остановил. Лиза тогда работала в Райздраве, много ходила по колхозам в проверке существующих и в организации новых детяслей. В одном из таких походов она нашла девушку Нюшеньку которую и привезла с собою как няньку для сына. Девочка эта лет 14-15 из деревни не то Кадолинка не то Пакомка. Но девчушка эта оказалась способной и вполне устраивала нас сын получил надлежащий подзор и мы были спокойны. День когда мы на работе сын присмотрен, накормлен вовремя переодет в сухое белье. И мы были не деспотами. Придя с работы мы давали возможность Нюшеньке и отдохнуть. Она нашла себе подругу в поселке, Машу Украинкину. К ней Нюшенька и ходила каждый вечер когда ей разрешали отдохнуть от ребенка. Нюшенька с Машей подружили с моими братьями Сергеем и Зосимом. Говорят что у них якобы доходило дело и до сентиментальности, имели даже интимные связи. Насколько это достоверно мы конечно не знаем, это их личное дело. Так как судьба их сложилась в другом месте. Когда у нас миновала необходимость в няньке Лиза ее устроила в другую семью. Но ей там не нравилось и она даже признавалась что зря ушла от нас. Если бы не ушла то конечно не выгнали бы. Затем ее жизнь пошла своим руслом и мы об ней ничего не знали. Но уже находясь замужем и живя в Выборге Нюшенька приезжала нас навещать. У нас об ней сложились только хорошие отзывы.

Легенда о тропине

О №249

А вот и еще одно воспоминание в годы становления, когда пришли годы может период любви. Может познания и необходимость к общению с девушкой и тогда я сложил легенду которую я написал в тот период когда хотелось мне познать разницу телосложения своего и женского. Вот сейчас я и хочу пересказать эту легенду возникшую в те годы.

Рабочие близлежайших деревень ходили в наш поселок пешком. Тогда еще у нас не было автобусов, да и велосипеды еще в моду не входили. Вот из деревни Переходы была проложена тропинка по которой люди из деревни Переходы приходили в поселок и после работы возвращались домой. И вот я излюбовав эту тропинку решил поохотиться на девушек. Я ходил взад и вперед поджидая жертву. много попадало навстречу но шли компаниями и я конечно им шел навстречу с невинным видом. Конечно время выбрал такое когда рабочие должны возвращаться домой. И вот случай мне улыбнулся. Недалеко от опушки мне попала встречу девушка лет 29-22 конечно старше меня. Но это в данном случае к делу не относилось. Факт был в том что девушка была вполне сформирована и когда я с ней поравнялся рука как то сама выскочила вперед и я почувствовал в ладошке упругую девичью грудь. Дальше мое воображение записано так. За грудь я уцепился плотно так что когда девушка попыталась отстраниться и отшатнуться в сторону я грудь не выпустил. Девушка споткнулась и упала и утащила за собой и меня. Она упала между коряг и я полетел за нею и оказался наверху как то неожиданно так что своей тяжестью я еще девушку и придавил к земле. Что было дальше девушка и не предполагала. Но я оказался джентельменом и потискав обоими руками ее груди встал подал ей руку и помог ей подняться. Сказал до свидания и пошел домой. А девушка пошла своей дорогой видимо не веря своему счастью.

Комсомольцы тридцатых

О №250

Последние годы стало уже традицией встреча нынешних комсомольцев с ветеранами комсомола комсомольцами двадцатых-тридцатых годов. Конечно в нашем городе более старших возрастов а именно комсомольцев двадцатых годов нет или в крайнем случае таких не знаю. А вот комсомольцев тридцатых годов я кое кого знаю так как сам отношусь к этой плеяде. Ведь и я и Лиза были комсомольцами, в те далекие тридцатые годы. Как правило на этих встречах современной молодежи со старшими товарищами фигурируют Маша Орлова, конечно она за свою жизнь прошла большой путь была зам начальника политотдела, председателем горсовета. Женщина видная и нынешний комсомол это замечает поэтому на встречи и приглашает ее или еще теперь покойную Машу Давыдовну Коснеп(?) тоже видный был человек заведующая клубом. Бывали на этих встречах и Маша Коснеп в девушках Беженцева. Их я всех знаю хорошо. В последние два года в этих встречах стала принимать участие и Зина Соколова, теперь Федорова бывший начальник отдела кадров. Тоже видный человек, а в те далекие годы она ничем не отличалась была такая же рядовая комсомолка как и мы. Но почему мы в этих встречах не участвуем. Пусть я ничем не выдвигался и прожил всю жизнь в тени а вот Лиза ведь в те года была трактористом еще на фордзонах девушка а работала. Видимо об этом наш комсомол не знает ничего, а мы не заявляем об этом. Нам и так неплохо пусть распинаются Орлова и ей подобные. Но и Орлова долго не протянет говорят что стала серьезно болеть. Но мы не полезем в первые и видные ряды. Пусть все будет так как есть и сейчас. Постоим в тени посмотрим на дела современного комсомола. Ведь разница есть и огромная у дел теперешних комсомольцев и наших дел комсомольских в те ох как далекие теперь тридцатые годы. Но даже вспоминая о тех делах, становишься моложе и хотелось бы еще раз повторить в жизни те насыщенные комсомольскими делами годы. И может с теперешним разумом мы бы сделали еще больше полезных дел чем тогда.

Легенда о хуторе

О №251

Разные периоды пришлось мне пережить за свою жизнь. Был такой период когда люди почему то пошли жить на хутора. Как мне казалось хорошо жить вдвоем от городского шума, на лоне природы. И я мечтал о жизни на хуторе. В кругу своей семьи увядшим по горло в работе на земле и как бы это было хорошо. Имел бы я хутор где либо у речки на высоком берегу. Копался я бы в земле круглый год и земля мне за мой труд платила бы полностью. Посадил бы большой сад, в нем были бы все деревья фруктовые и кусты ягодные какие только растут в нашей местности и конечно пчелы. В огороде садил бы все необходимые овощи. А в поле картофель, пшеницу, овес, горох и даже лен. И возился бы я с этими работами круглый год. Делов хватило бы на всю семью. Начиная с весны пахота, сев, посадки, потом обработка, снятие урожая. А поздно осенью когда с полевыми работами было все покончено, молотил бы, обрабатывал лен, мял, трепал, чесал, прял, ткал. Делов хватало и мне и всей семье. Конечно все необходимые постройки у меня были сооружены имел двух а то и трех коров, обязательно пару лошадей стадо овец, свиней, кур, гусей. Так чтобы обеспечить семью продуктами питания на год. Но так чтобы были и излишки которые я смог бы сдавать государству или продавать на базаре. Ведь надо было семью одевать да и сколько продуктов надо купить спички, соль, сахар. Да мало ли что потребуется в хозяйстве. Скоту выгорожено специальное пастбище в кустах, и умная собака была за пастуха. Если овца выйдет за пределы пастбища собака ее вернет на место и покажет мне где овца пробралась через забор чтобы я лазейку залатал. Зима заготовка дров, поездки на мельницу и в город реализовывать излишки. Я даже составлял себе меню из производимых продуктов на лето, зиму весну и осень используя главным образом продукты которые сам производил. Мечта-мечта где ваша сладость. Хватит хоть того что я мечтал о хуторе, на самом деле не представлял этой жизни. Может не так там на хуторе и хорошо как мне думалось но думы мечты о хуторе одно время мною владели и настойчиво.

Худо одинокому

О №252

Жизнь сложилась так что нам месяцами пришлось жить в Ленинграде у дочки помогая воспитывать внучку. Первый год мы там прожили девять месяцев, приехали домой пожили три месяца и снова в Ленинград о опять надолго по-видимому опять на девять месяцев. Дома нам вроде и нечего делать, одна забота получить пенсию, да расплатиться за квартиру и свет. Вот такую поездку мы совершили и на этот раз. Так как Лиза свою пенсию еще может не получать до декабря, эту поездку я решил совершить один. И вот я дома. Один одинешенек. Вокруг никого даже соседей еще никого не встречал. Первые дни были в заботах ходил получать пенсию, и платить долги государству как уйдешь часов в 10 и вернешься к 2 часам конечно с непривычки усталый ляжешь отдыхать и валяешься остаток дня все приходишь в норму. Потом ходил к врачам. Затем за лекарством в аптеку и в собес насчет пенсии. Три дня продли вроде в труде не так замечал одиночество. Но вот все дела сделаны, сегодня первый день ничего не делаю. И вот уже сегодня я почувствовал как все же худо быть одинокому. Делать раз нечего да и не хочется. Фотографии в альбом поставил, начинаю готовиться к отъезду. Можно бы сходить к брату, ведь он сегодня дома. Но лень никуда идти не хочу. Хочу побыть дома, а дома оказывается одному тоже не сладко. Слово сказать перемолвиться не с кем. Ох как худо одинокому. Невольно приходится думать, а если бы остаться одинокому и надолго. Наверное не вынес бы. Не пережил бы, что чем бы я занимался неделями и месяцами когда вот один день и тот такой длинный что не знаешь как его и скоротать. Нет уж не дай бог быть одинокому. Пожалуй такого лиха никому не пожелаешь. Приходит на ум сетование Гаври что ему после смерти матери было очень тоскливо одному. Теперь понятно почему он нашел себе женщину, хотя и пьют напару все же не один. А я то пьянствовать не могу. Заливать тоску алкоголем это не для меня, и какой же выход. Ехать к сыну или дочке стать для них обузой тоже не хочется. Видимо один выход уйти из жизни а как это делается не по желанию, чтобы было если бы как захотел так бы и было. Нет все же ох как плохо быть одинокому.

Тяжелая женщина

О №253

Вторую зиму нам предстоит коротать в Ленинграде. Вроде мы там и нужны к нам все относятся хорошо. Но наблюдая со стороны все больше убеждаешься какой все же тяжелый характер у дочки. С нами с родителями видимо не позволяет ей быть грубой. Но при разговоре с мужем или с дочкой она всегда говорит на повышенных тонах. И этого сама она не замечает хотя я ей не раз уже делал по этому поводу замечания. Но стоит Володе ей в чем то возразить она еще громче заявляет "а чего ты кричишь, чего ты орешь". Видимо со стороны заметнее и за собою трудно увидеть когда ты голос повышаешь. И вообще какие то отношения с Володей не дружелюбные. Как только у них все обходится ладно по видимому Володя что и я привык к оскорблениям. Считает это в порядке вещей. Но на мой бы характер я бы не потерпел этих Люсиных издевательств. Назвать мужа полудурком, идиотом ей ничего не стоит. А как это выглядит со стороны выглядит неприлично. Даже если занимается с дочкой проверяет у нее домашние уроки то всегда на повышенных тонах. Если нервы не в порядке, так надо хоть немного контролировать за собою. Вовремя удерживать от вспышек. А то что получается на дочку кричит, обзывает сама нервничает но ведь и у ребенка есть нервы и Люся не задумывается что она и ребенку играет на нервах. Не раз доводит ее до слез. А нужно ли это мне кажется лишнее. Когда Наташа делает уроки со мною у нее все получается хорошо особенно математика уж трудные примеры у не получаются прекрасно а с мамой иногда так разнервничается что не может от 31 - 4. И это все нервы. Вот так живешь и переживаешь как приходит с работы Люся или в выходной она полными днями или вечерами просто тиранит если не Володю так Наташу. У меня лично не хватает терпения, и чтобы не вмешиваться, чтобы не мешать им я просто ухожу или на кухню или в ванну чтобы не слышать этих обзываний этих истерических подчас воплей. Почему с соседями она говорит спокойно, почему с нами тоже все в порядке. И зачем выходила замуж чтобы терзать мужа. Это никуда не годится и я все больше и больше прихожу к заключению что хотя она мне и дочка но тяжелая женщина.

Музыканша

О №254

Когда внучке было пять-шесть лет было очень интересно особенно Люсе приучать ее к труду. Устроили в музыкальную школу. Сначала дело шло вроде и ничего. Наташа была заинтересована музыкой. Купили пианино пусть девочка развивается. Люся настойчиво и сейчас продолжает приобщать Наташу к музыке. Хотя самой Наташе видимо музыка уже и поднадоела. У нее сейчас новое увлечение бассейн купание а мать не дает никаких скидок и продолжает мучить Наташу музыкой. Вечерами часами просиживает у пианино, и наверно больше в игре интересуется Люся чем Наташа. Внучка выполняет только желание матери, а сама нисколько не вникает в разные бемоли и бесоли. А я лично тоже против музыки. Ведь музыкантшей Наташе не быть, а сейчас только время тратится попусту. Не лучше ли было бы оставить музыку и дать больше времени учению пожалуй было бы лучше. И учеба пошла бы успешнее. А то эти ноты и раз и два отвлекают Наташу от учения и не поэтому ли Наташа не может усидчиво почитать. Даже такое интересное занятие как чтение что-то ее не особенно интересует и причиной тому я считаю музыка. Люся и сама понимает что Наташа музыкантшей не будет, а вот все продолжает платить ежемесячно двенадцать рублей а спрашивается зачем. Пускает деньги на ветер все равно пользы то мало от музыки, даже я считаю вред. Ребенку сейчас некогда поиграть в куклы, а ведь она девочка и в куклы поиграть хочется, а ее мать вместо кукол усаживает за пианино и журит и журит без конца что Наташа не может усвоить то или другое сочинение заданное на дом. Обидно смотреть как Люся муштрует Наташу у пианино, сама нервничает и заставляет нервничать дочку играет расшатывает девочке нервы а зачем я не понимаю. Как вы хотите я остаюсь при своем мнении из Наташи музыкантша не получится, хоть лопните как бы вы ни злились что у нее за пианино ничего не получается так ведь это вполне нормально. Нет усердия и интереса к музыке так зачем же ее мучить, истязать ведь все равно из моей внучки Наташи музыкантши не получится. Бросьте мучить. Пусть лучше учится.

Легенда о квартире

О №255

Если бы невестка с согласия конечно жены пустила на проживание в нашу временно пустующую квартиру квартиранта. Она планировала для этого кандидатом на квартиру Лиду, какую то вроде Юрину свояченицу. Я бы поступил решительно. И приехав нежданно дождался бы ее возвращения с работы и предложил немедленно освободить квартиру. Забирай свои шмотки и иди к своим родителям у тебя в поселке есть брат, есть сестра, в крайнем случае иди к той тетке которая тебя сюда вселила но немедленно освободи. Спекулировать квартирой я не собираюсь а за 10 рублей чтобы потом выбросить сотню на ремонт нет никакого резона. Такого нажима она конечно не ждала и сразу заговорила о плате. Мол она сейчас уплатит столько сколько я спрошу. Но меня не собьешь с пути по которому я пошел и я отказался от всяких уплат. На ее вопрос переночевать хоть эту ночь я бы заявил что сейчас же расплата и натурой. Она вроде не поняла и я пояснил. Ляжешь спать я ночью приду к тебе за расплатой. К удивлению моему она не стала ждать ночи и предложила произвести расчет сейчас же. Ну что ж раз на это ты согласна так раздевайся. Я думал что хоть этим я ее введу в замешательство, но не тут то было. Она отошла к дивану и стала сбрасывать одежду. Только спрашивала: "Рубашку снимать", "а лифчик" но я непреклонно велел все раздеть вплоть до чулок. И вот передо мною стояла обнаженная женщина. Но это расстояние не давало возможности мне разглядеть фигуру и я стал просить подойти ближе и еще ближе. Только когда она приблизилась на метр я смог рассмотреть. Фигура ничего. Все вроде на месте. Схватил привлек к себе, она не сопротивлялась и здесь я щипал и щупал определяя ее тугое тело, упитанное и плотное как у девушки. Груди большие упругие, соски как из амбразуры устремлены вперед. В общем общупал всю с ног до головы, и она все молчала, и только когда я определил что она готова к связи я ее разложил на диване.

Городская проблема

О №256

Самая главная проблема нашего городишки это неудачное расположение на местности. Что за причина была тому что они поселок не разместили на пять-шесть километров южнее, теперь уже не узнаешь. Ведь всю жизнь поселок, а вот уже и город живет без воды. Те ручьи которые раньше служили ребятам для купания так загрязнены что и близко к ним не подойти запах ужасный. А если бы как я сказал сдвинуть город на юг он разместился бы как раз на берегу Полонки куда сейчас устремляются по выходным все молодые и пожилые жители из желания искупаться побыть на лоне природы. Кто имеет свой транспорт едут на машинах, мотоциклах, велосипедах. Кто пользуется железной дорогой или автобусом который в выходной день специально ходит и возит людей к месту купания. Но многие энтузиасты идут и пешком. Но здесь опять та же проблема если бы город разместился бы на берегу Полонки то разве можно гарантировать по-видимому и Полонку бы загрязнили.

Значит не предки виноваты, а мы теперешние ее обитатели что не смотрим в будущее и портим все прелести природы. А теперь еще это главнейшая проблема чтобы отвести сточные воды, устроить дорогостоящие отстойники а речки все же надо оздоровлять. Конечно это запущенное дело не так то просто решить и где городишко найдет средства чтобы построить эти сооружения. Ох как жалко и природу и условия в которые привели наши правители. И конечно тех кто загрязняет ручьи может в живых нет, а новые руководители видимо об этом мало думают. И остается этот вопрос неразрешимой проблемой.

Первая проблема

О №257

Наш городишко как и многие другие на Руси расположены на железной дороге и вот именно ж.д. и встала в городе проблемой. Город разделен все той же ж.д. на две части и связь осуществляется только по пешеходному мосту или по единственному переезду. Но так как ж.д. работает круглосуточно и частенько переезд закрыт то идут маневры, то прибыл поезд и не умещается на станционных путях поэтому растянулся чуть ли не до входного семафора, закрыв собою проезд по переезду. И скопляется автотранспорт у шлагбаумов с обоих сторон часами простаивает ждет когда же дадут проезд по переезду. А машин скопляется все больше и больше и сколько бы сделали эти машины для народного хозяйства, если бы не стояли в очереди на преодоление этого узкого места. Ну разве это не проблема. Проблема да еще и какая номер 1.

Казалось бы чего проще в каких то пятидесяти метрах под ж.д. полотно протекает ручей и там сооружен мост. А если этот мост расширить и сделать проезжим для автомашин. Это же сколько сэкономится времени у автомобилистов. Трудоемкая работа. Да дорогостоящая но все же необходимая. Только советские местные власти не могут договориться с администрацией ж.д. как это сделать. А делать надо во как Москва все семь холмов перерыла проездом для метро, а здесь каких то 50 метров. С улицы Калинина под ж.д. и сделать проезд вокруг мастерских с выходом на Крестьянскую улицу. Вполне это сделать можно только некому видно этим делом заняться. Руководители района погрязли в текущих делах и им нет дела что машины простаивают у переезда часами. А зря надо бы найти время и по серьезному решить эту уже наболевшую проблему в нашем городе. Давно пора разрешить эту задачу и отодвинуть проблему с переездом на задний фланг.

Вторая проблема

О №258

Общество охраны природы сейчас проводит огромную работу по сохранению природы в первоначальной стадии. А общество охраны памятников ведет работу по сохранению памятников для потомства. К сожалению у нас в поселке эти общества или не существуют или если есть бездействуют. А работы для них ох как много. Все ручьи которые протекают в черте городка осквернены отходами вот и надо добиваться чтобы их очистить. А пруд под народным названием барский это же народное достижение, это памятник народному труду и до чего его довели. Превратили в болото да еще и в какое смрадное вонючее. Пройдут годы пруд зарастет сравняется с берегами и придут геологи и найдут большие запасы нефти. Да-да ибо нефтью которую сбрасывают в ручей предприятия жел. дор. поступают сюда в пруд и здесь оседают. именно нефть превратила в мертвую пустыню этот пруд. А ведь было время здесь ловили карасей, купались, а сейчас даже комар не селится в болоте бывшего пруда.

Вот о сохранении пруда стоило бы подумать помещик руками крепостных соорудил такой водоем. А мы теперешние жители и не подумали о сохранении его. А казалось бы чего проще пожарной команде для запаса воды для тушения пожаров которых не дай бог, этот пруд вот как пригодился бы. Почему бы им не заняться его очисткой. Наконец можно мобилизовать молодежь через райком комсомола и наконец сейчас в городе много организаций у которых есть всевозможная техника и если их привлечь и бросить всю технику на один день пруд будет спасен. Нужна только инициатива и забота руководителей. А прежде всего в верховьях ручья надо соорудить такие очистные сооружения чтобы ни один грамм нефтепродуктов не попал в ручей. Чтобы не приплыл в пруд. Чтобы в нем была чистой вода как это было при помещике. Неужели мы такие бессильные что не сможем это провернуть. Проблема, да проблема но вполне разрешимая и выполнимая наконец поделить пруд на участки и каждая организация свою долю работы выполнит. И будет для детей снова место для купания.

Третья проблема

О №259

Нам предстояло поехать на собрание районного актива в железнодорожный клуб. Время подходило и надо было торопиться. Председатель райсовета предложил поехать на машине мол это очень быстро. И мы поехали и убедились что не всегда на машине бывает быстро. В клуб надо ехать через переезд железной дороги который в городе существует единственный. И когда мы подъехали к переезду там уже стояло несколько десятков машин так как шлагбаум был закрыт и по переезду туда и сюда сновал маневровый паровоз. Время шло машин набиралось все больше и больше, а шлагбаум все не открывается. Ехать в обход через Суки или Чертены нельзя там такие дороги что можно застрять очень и очень плотно. Председатель нервничает а что же из этого машины стоят и сзади уже набралось десятка два машин.

В общем на собрание мы тогда опоздали, и как это местные власти не додумаются ликвидировать этот переезд чтобы машины у него не простаивали часами. Конечно дело большое, потребует расходов но дело стоящее. Через ручей расширить проезд под мост с выходом на улицу Калинина а начало сделать у мастерских пути. Подумаешь 100 метров туннеля вон Москва все семь холмов раскопала и вдоль и поперек - дальше копают. И здесь расходы быстро бы окупились. Ведь стоит об этом подумать.

Да и еще много проблем в городе которые надо решать но у властей не доходят руки. Работают за зарплату а не улучшение быта народа. Да хватит об этом пусть уж на этом и закончим перечисление проблем в городе, а надо бы поговорить еще о кладбище, о железной дороге, о бане. Да и много ли еще о чем.

Концовка

О №260

Эту повесть уж слишком я и затянул. Уж несколько лет как я над ней работаю.

Вроде уж собрал все мелочи. Да где их все соберешь. Станешь думать и передумывать и вновь сплывают пылинки о которых не написал. Ну да ладно. Хватит надо кончать с этой повестью. Ведь писана она в тяжелых условиях мало того что использовались свободные минуты когда я оставался один и никто мне не мешал. Так еще и зрение подвело так испортилось что стало тяжело писать. Иногда пишешь просто наугад. А от напряжения еще и голова разболится и бывает что никакими таблетками не успокоить.

В общем время ушло для моего сочинения. А как еще хочется выложить мысли на бумагу. Но об этом позднее а пока ставим точку и пишем

КОНЕЦ

наверх | содержание

© 1978-1980 Н.Ф.Васильев
© 1991-2004 В.В.Васильев ("расшифровка", компьютерный набор и компоновка)


Created by Vlad Vasiliev on 6 Mar 2004
Last modified on 7 Mar 2004


Хостинг от uCoz
UCOZ Реклама
Оборудование медицинское каталог производство медицинской. . можно ли пить кофе при похудении